страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона. Избранные статьи

Мякотин В.А.
Иезуиты в России

Иезуиты в России. В южных и западнорусских областях, принадлежавших польско-литовскому государству, И. появились очень скоро по утверждении ордена в этой стране. В 1569 г. И. впервые явились в Вильне, в следующем году здесь была открыта ими школа; в 1571 г. устроена была в г. Ярославле (в Галиции) Иезуитская коллегия, сделавшаяся центром католической пропаганды в этих областях. Правительство Стефана Батория особенно заботилось о распространении в русских землях И., видя в них наилучших помощников себе в деле ополячения и окатоличения православного русского населения. Взяв в 1579 г. Полоцк, Баторий основал здесь Иезуитскую коллегию, отдав в ее распоряжение все местные православные монастыри и церкви с их имениями; И. немедленно открыли здесь семинарию для воспитания юношества. Почти одновременно была открыта еще одна Иез. коллегия — в Люблине. Вместе с тем многие частные лица, между прочим и Ян Замойский, частью руководясь примером короля, частью поддаваясь общему, все усиливавшемуся в Польше течению католической реакции, приглашают к себе отдельных И. в качестве духовников, поручая им дело распространения католицизма как в высших кругах общества, так и в народных массах. Скоро И. стали во главе пропаганды католицизма, ведя ее путем школ, церковных проповедей и литературной полемики. Ввиду этого история их ордена в юго- и зап.-русских землях неразрывно сплетена с историей успехов здесь католицизма (см. Уния). Вплоть до конца XVIII века И. удержали в зап. Руси занятое ими еще при Батории положение и в их руках оставалось по преимуществу образование юношества.

Довольно рано начались и попытки И. проникнуть в Московское государство. Первый И., явившийся в Москву, был посол папы, посредник между Баторием и Иоанном Грозным, знаменитый Антоний Поссевин (см. Иоанн Грозный). Ему не удалось, однако, не только открыть пути другим И. в Москву, но и получить разрешение на постройку католических церквей в Московском государстве. Участие И. в деле Лжедимитрия также не принесло для них никаких реальных плодов: сев на московский трон, первый Лжедимитрий отказался впустить И. в свое государство. В правление царевны Софии в Россию прибыли два французских И., с грамотой от Людовика XIV, заключавшей в себе просьбу пропустить их в Китай. Натянутые отношения между Россией и Францией были причиной отказа в этой просьбе, но И. были приняты ласково; кн. В. В. Голицын считался их покровителем. После падения цар. Софии, новое правительство, по просьбе патриарха Иоакима, указом 2 окт. 1689 г. предписало жившим в Москве двум И. немедленно выехать за границу, дав им для ликвидации их имущественных дел всего двухдневный срок (П. С. З., № 1351). Разрешая в следующем году жить на Москве двум католическим священникам, правительство оговаривалось, что эти духовные лица ни в каком случае не должны быть И., которым в случае их появления грозила высылка (П. С. З. 1388). Тем не менее в последующие годы И. вновь проникли в Москву в довольно значительном числе и некоторое время жили здесь спокойно, не испытывая гонений со стороны Петровского правительства. Ревностная пропаганда католичества, начатая ими среди московского населения, обратила, в конце концов, на них внимание Петра, и указом 18 апр. 1719 г. И. были вновь изгнаны из России (П. С. З. 3356). Опять явились И. в пределах русского государства при Екатерине II, с присоединением, по первому разделу Польши, Белоруссии. В последней, составлявшей по орденскому делению литовскую вице-провинцию, насчитывалось в это время около 200 I, главою которых был ректор Полоцкой коллегии и вице-провинциал, Станислав Черневич. И. имели 6 коллегий (в Полоцке, Витебске, Орше, Мстиславле, Могилеве и Динабурге) и несколько миссий и резиденций в пределах Белоруссии. Первоначально Екатерина II смотрела очень подозрительно и враждебно на иезуитский орден и предписала белорусскому ген.-губернатору Чернышеву произвести перепись всех иезуитских заведений и тщательно наблюдать за членами ордена. Полное подчинение И. русскому правительству и обнаруженная ими готовность служить его видам изменили, однако, мнение Екатерины, и она не только разрешила дальнейшее существование И. в Белоруссии, но когда, 16 авг. 1773 г., последовало папское бреве об уничтожении иезуитского ордена, не дозволила его обнародования в своих владениях, благодаря чему орден продолжал существовать в России. Тщетны были старания папы убедить русскую императрицу признать его бреве; в ответ на эти убеждения Екатерина только расширяла права И. Так, им дозволено было открыть новициаты в Полоцке и Динабурге, избрать себе генерального викария (которым сделался Черневич, а по смерти его, в 1785 г., Ленкевич). Попытка римской курии уничтожить И. орден в Белоруссии через посредство еписк. Богуша-Сестренцевича, снабженного для этой цели особыми полномочиями от папы, окончилась полным неуспехом, так как, под давлением русского правительства, Б.-Сестренцевич не только не предпринял никаких мер против И., но даже торжественно разрешил им открытие новициата. При Павле Петровиче главное влияние на дела католической церкви в России получил сначала враг И. Богуш-Сестренцевич (см.); в 1798 г. был утвержден составленный им регламент для католических церквей и монастырей, предоставлявший епископам широкие права над монашескими орденами. Скоро, однако, И. восстановили и упрочили свое положение. Иезуит Грубер (см. соотв. статью), войдя в доверие имп. Павла, успел приобрести новые права для ордена и сломить Сестренцевича. Указом 18 окт. 1800 г. И. была передана католическая церковь св. Екатерины в Петербурге; вслед за тем находившееся при ней училище было преобразовано в Иезуитскую коллегию. Сестренцевич вынужден был подать в отставку и был выслан из Петербурга. Регламент 1798 г. был заменен другим, обеспечивавшим иезуитскому ордену почти полную независимость. Ордену позволено было умножать богоугодные заведения, при чем сенат, по мере открытия таких заведений, должен был возвращать ордену принадлежавшие ему ранее имения. Венцом yспехов И. было признание существования их ордена папой, вследствие собственноручной просьбы русского императора. Булла от 7 марта 1801 г., восстановлявшая И. (только в России), была получена в Петербурге уже при Александре I, но, после некоторого колебания, была обнародована правительством, причем И. было поставлено условие воздерживаться от пропаганды католичества. К этому времени число И. в России возросло до 244. — В первые годы правления Александра I, руководимые сперва Грубером, в 1802 г. избранным в генералы ордена, а после его смерти — Березовским, сильно расширили круг своих действий. Иезуитские миссии, с согласия правительства, рассчитывавшего найти в И. учителей и цивилизаторов населения, были учреждены в саратовских колониях, в Астрахани, в Риге, на юге России (где главным пунктом их деятельности стала Одесса), в Москве, наконец, в Сибири; число И. дошло до 349 человек. Указ 12 янв. 1812 г. возвел Полоцкую коллегию И. на степень Академии и присвоил ей преимущества, дарованные университетам; по части воспитания она подчинялась министру просвещения, а во всем остальном управлялась иезуитским генералом; наконец, ей непосредственно подчинялись все низшие иезуитские училища. Положения этого указа были подробно развиты в данной 1 марта 1812 г. Академии грамоте, устанавливавшей в ней три факультета: языков, свободных художеств (сюда входили философия, естественные и гражданские науки) и богословский (П. С. З. № № 24952 и 25019). Все преимущества положения И. были ими употреблены для той пропаганды католичества, которая им воспрещалась. Веденная в разных местностях и различных кругах общества, эта пропаганда имела наиболее успеха в высшем петербургском и московском обществе, где целый ряд лиц был обращен И. в католичество (напр. кн. Одоевский, кн. А. Ф. Голицын, кн. Голицына, гр. Растопчина, Ек. Толстая и др.). Это обратило на себя внимание правительства, а события 1812—13 гг. в Белоруссии и Польше показали, что И. не особенно удобны и в политических видах правительства. Указом 20 дек. 1815 г. И. были высланы из СПб. и им запрещалось впредь жительство в обеих столицах (П. С. З. № 26032); в иезуитских училищах могли с тех пор обучаться лишь католики. Иезуитское училище в СПб. тогда же было закрыто. Уже тогда решена была высылка И. из России, осуществившаяся 5 лет спустя. 13 марта 1820 г. государем был утвержден доклад министра духовных дел и народного просвещения кн. Голицына, предлагавшего выслать И., упразднить Полоцкую академию с подведомственными ей училищами и конфисковать движимое и недвижимое имущество И.; деньги должны были быть переданы в приказы общественного призрения, а недвижимые имения — в ведение казенных палат, с тем, чтобы последние управляли ими, не причисляя их к казенным имуществам и употребляя доходы в пользу римско-католического духовенства и на богоугодные предметы (см. Поиезуитские имения); в России могли остаться лишь те из И., которые вступали в другой орден или в ряды белого духовенства (П. С. З. № 28198).

Литература: Henri Lutteroth (H. Тургенев), "La Russie et les jesuites de 1772 a 1820" (Пар., 1843); Tolstoi, "Le Catholicisme Romain en Russie" (Пар., 1863—1864); Самарин, "Ответ иезуиту отцу Мартынову" ("День", 1865, 45—52); Морошкин, "Иезуиты в России" СПб., 1867—1870); "И. в Зап. России" ("Ж. М. Н. Пр.", 1871, № 8—12); Щебальский, "Виленский унив. и иезуиты" ("Наше Время", 1860, 3); Любович, "К истории И. в литовско-русских землях в XVI в." (Варш., 1888); А. Сапунов, "Заметка о Коллегии и Академии И. в Полоцке" (Витебск, 1890); A. F. Pollard, "The Jesuits in Poland" (Оксф., 1892).

Энциклопедический словарь. Брокгауза и Ефрона. - © 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт"
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение