страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

ДУХ СВЯТОЙ

Сошествие Святого Духа на апостолов - первый вздох человечества Божественным Духом

Сошествие Святого Духа есть первый вздох человечества Божественным Духом. Припомните пророчества Иезекииля о поле, полном костей человеческих (Иез. 37, 1-14). Помните, как по слову его соединялись кости с костями, как они покрывались потом жилами, плотью и кожей,- но духа еще не было в них. И сказано было Иезекиилю: "изреки пророчество духу". И он изрек пророчество,-"и вошел в них дух, и они ожили" (Иез. 37, 9). Это поле костей есть образ падшего человечества, которое, в удалении от Бога, не имело в себе жизни и не имело духа, как говорит апостол. Но Господь не оставлял его и готовил к оживлению разнообразными промыслительными действиями. Ко времени явления Христа Спасителя оно, можно сказать, совсем было готово принять новую жизнь, походило на труп цельный, в котором кости соединены с костями и покрыты жилами, плотью и кожей, только духа не было в нем. В Евангелии говорится ясно, что время оживления его уже настало; оставалось немногое: не Было Духа Святого,- отчего? - ибо Иисус не был прославлен. Но вот Господь воскрес, вознесся на небеса во славе; Божественный Дух сошел, и человечество ожило, вдохнув Его. Апостолы, или вся собравшаяся в Сионской горнице Церковь, были только устами, которыми приняло человечество этот первый вздох Духа Принятый в дыхании воздух обыкновенно проходит в легкие, из большого канала во все более мелкие, пока дойдет до последних пределов. Таким образом, приемники живительного воздуха- легкие, а способ сообщения его живительности есть само дыхание, вдох и выдох. Так и по отношению к Духу Святому: дохнув однажды Божественным Духом, род человеческий дышит Им с тех пор непрестанно. Легкие, в которых это совершается, есть святая Церковь; каналы в легких - это Божественные таинства ее и другие освятительные действия; колебание груди-это годовое движение всех священнодействий Церкви, например, Великий пост со всем чином своим, потом пятидесятидневные празднества, потом опять пост, и опять светлые дни, и так далее, точь-в-точь - колебание груди. Так дышит Христова Церковь, или все и повсюду верующие христиане. А так как христианство - в человечестве, то все человечество и дышит в нем, хоть и не все причастно животворным действиям этого Божественного дыхания.

Причина этому та, что в одной части человечества повреждена: органы дыхания, другая часть не подвергает себя влиянию этого благотворного дыхания. Ибо как для того, чтобы человек имел полное дыхание, необходимо, чтобы каналы его легких не были повреждены и засорены, так и для того, чтобы Божественный Дух оказывал Свое полное действие, необходимо, чтобы органы, Им Самим учрежденные для сообщения Себя, были целы, то есть чтобы все Божественные таинства и священнодействия сохранялись в том виде, как они установлены святыми апостолами, по внушению Духа Божия. Где учреждения эти повреждены, там дыхание Божественным Духом не полно и, следовательно, не имеет полного действия.

...Однако не будем обольщать себя тем, что мы обладаем здоровыми орудиями дыхания Божественным Духом, то есть истинными священными таинствами и настоящим устроением Церкви. Без дыхания Божественным Духом нет жизни. Церковь дышит этим Духом; и все мы должны дышать Им. Уста, которыми приемлется Божественный Дух, или отверзается сердце для принятия Его, есть живая вера. Соприкосновение с Ним есть участие в таинствах и священнодействиях по уставу святой Церкви; усвоение Его есть действия по Его внушению, выражаемому в требованиях совести и в заповедях евангельских. Кто живет так, тот дышит Духом и оживляется Им. Верное же свидетельство одуховления есть молитва, которую справедливо называют дыханием Духа. Кто хорошо, собранно и тепло молится в церкви и дома, тот дышит Духом. Епископ Феофан Затворник (114, 92-94).

Дух Святой является в виде языков, по родству со Словом; и в виде огненных языков (Деян. 2, 3-4). (Почему, думаешь?) Или по причине очищения (ибо по Писанию известен и огонь очистительный, что желающие могут везде увидеть), или по существу своему: "потому что Бог наш есть огнь поядающий" (Евр. 12, 29) нечестие. ...Является в виде разделенных языков, по причине разных дарований. В виде языков нисшедших, в значение Царского достоинства и почивания в святых; ибо и Херувимы есть Божий престол. Является в горнице (если только не почтут меня чрезмерно пытливым) в значение восхождения и возношения от земли тех, которые примут Духа; ибо и над водами есть некие Божии горние чертоги (Пс. 103, 3), в которых прославляется Бог. И Сам Иисус посвящаемых в высшее служение приобщает таинству в горнице, показывая тем, что нужно и Богу снисходить к нам (как, насколько известно, Он и снисходил к Моисею), и нам восходить к Нему, и что таким образом, при слиянии достоинства, должно происходить общение Бога с людьми. Пока же пребывают они в собственном достоинстве,- Бог в достоинстве высоты, а человек низости, до тех пор благость несоединима, человеколюбие несообщимо, и между ними-великая и непроходимая пропасть, которая отделяет не богатого только от Лазаря и от вожделенных недр Двраамовых, но сотворенное и преходящее естество от несотворенного и постоянного. Святитель Григорий Богослов (114, 103-104).

"Сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых" (Мф. 19, 28). Находим, что это исполнилось на земле, после того как Господь вознесся на Небо; потому что надвенадцать апостолов ниспослал Он Духа Утешителя и святую силу, и она, снизойдя, осенила их и воссела на престолах разумов их. Когда же видящие их стали говорить: "они напились сладкого вина" (Деян. 2, 13), Петр уже начал судить их, говоря: "Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас... вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили" (Деян. 2, 22-23), и вот творит Он здесь чудеса, расторгает камни гробниц "и воскрешает мертвых. Ибо написано: "в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчество вать сыны ваши и дочери ваши" (Деян. 2, 17). И таким образом многие были оглашены Петром и приступили к покаянию; почему, и настал новый мир, избранный Богом.

Так открылось начало суда, так открылся новый мир; ибо здесь дана им власть воссесть и судить в этом мире. Правда, они будут восседать и творить суд в пришествие Господне, при воскресении мертвых; но это же совершается и здесь; потому что Дух Святой X) восседает на престолах разумов их. Да и венцы, какие приемлют христиане в будущем веке,-невещественные. Кто утверждает последнее, тот говорит худо. Напротив, в этом являет Себя преоб разующийся Дух. Апостол Павел говорит о небесном Иерусалиме, что "он-матерь всем нам" (Гал. 4, 26), это и мы исповедуем. В одеяние же, какое носят на себе христиане. Сам Дух облекает во имя Отца и Сына и Святого Духа, вовеки. Преподобный Макарий Египетский (116, 279-280).

Что значат слова евангелиста: "не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен" (Ин. 7, 39)? Как не было еще Духа в людях святых, когда о Самом новорожденном Господе читаем в Евангелии, что Духом Святым Его познал Симеон, познала и Анна-вдова пророчица, познал сам Иоанн, Его крестивший; многое изрек исполненный Духом Святым Захария;

Духа Святого приняла и Мария, чтобы зачать Господа? Не другого Духа имели и пророки, предвозвестившие пришествие Христово. Но будущему времени предоставлен был такой образ даяния, каткого прежде не было: об этом здесь и говорится. Ибо прежде нигде не читаем, чтобы люди, собравшись и получив Святого Духа, говорили на языках всех народов. Этого Духа послал Он свыше в день Пятидесятницы. И мы уверены, что всякий из нас и ныне получает этого Духа; только какого размера сосуд каждый приносит к источнику, такой и наполняет. Если же, скажут, этот Дух получают и ныне, то почему никто не говорит на языках всех народов? Потому, что уже сама Церковь говорит языками всех народов, то есть, распространившись по народам, она говорит на всех языках Кто не в этой Церкви, тот и ныне не получает Святого Духа. А ты, скажешь, говоришь ли на всех языках? Точно говорю, потому что всякий язык-мой, то есть принадлежит тому телу, членом которого я стал во Христе. Церковь, распространенная по народам, говорит на всех языках. Церковь есть тело Христово; в этом теле ты-член; а когда ты член того тела, которое говорит на всех языках, то веруй, что и ты говоришь на всех языках.

Итак, получили и мы Святого Духа, если любим Церковь, если связаны любовью, если имеем имя кафолическое и веру. Верим, что поскольку кто любит Церковь Христову, постольку имеет и Святого Духа. Имей любовь, и будешь иметь все. А любовь принадлежит Святому Духу по слову апостола: "любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 5, 5).

Почему же этого Духа, Которым излита любовь Божия в сердца наши, Господь благоволил даровать после Воскресения? Что обозначал этим? Господь не блага всего мира обещал нам, когда сказал: "кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того... из чрева потекут реки воды живой" (Ин. 7, 37-38). Он обещал жизнь вечную, где нет места никакой боязни, никакому смущению, откуда не прейдем, где не умрем, где не оплакивают покойников и не ожидают наследников. Вот что обещал Он любящим, пламенеющим любовью Святого Духа, а потому и благоволил даровать Духа только после Своего прославления: чтобы мы явили в своем теле жизнь, которой теперь не имеем, а ожидаем в Воскресении. Блаженный Августин (116, 94-95).

Когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов, то прежде всего будем помнить, что сошествие Его не надо представлять подобным сошествию или пришествию человеческому. Дух Святой как Бог-вездесущ: Ему неоткуда нисходить и некуда приходить: Он и без того везде есть и все наполняет. Сходить, приходить-могут только существа ограниченные, а не Бог. Все эти выражения, как замечает святитель Иоанн Златоуст, употребляются о Боге по необходимости,- ибо на языке человеческом нет слов для выражения Божеских действий, каковы они сами в себе и все эти выражения означают не что другое, как новое явление силы Божией, особенное откровение Его присутствия. Где открывается сила Божия, где Он ощутимо являет Свое присутствие, туда, по нашему слабому понятию и еще более слабому выражению, Бог как бы приходит. Сошествие Святого Духа на апостолов, собственно говоря, есть не сошествие к ним Бога-Духа, а явление силы Его в них, открытие в них Его особенного присутствия.

Равным образом, когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов и начал в них действовать, то не должно думать, чтобы Он не действовал прежде в роде человеческом. Дух Святой, как премудро воспевает Церковь, был всегда, есть и будет. Он был в ветхозаветных патриархах-Адаме, Ное, Аврааме и других, был в пророках, был во всякой душе чистой; всякий праведник имел Его; без Него никогда не совершилось ни одного истинно доброго дела. . Несмотря, однако же, на такое всегдашнее пребывание Духа Божия в святых Божиих, не должно думать, чтобы по тому самому сошествие Его на апостолов не было чем-либо особенно важным. Нет, оно чрезвычайно важно, чрезвычайно благодетельно для всего рода человеческого по следующим причинам. В предвечном совете Божием о спасении погубленного грехом рода человеческого положено, чтобы Сын Божий, явившись в определенное время на земле, искупил Своею смертью людей от вечной гибели и, по совершении этого величайшего дела, вознесся на Небо, чтобы там наслаждаться Божественной славой. Почему Промысл не благоволил, чтобы Сын Божий оставался до самого скончания времен на земле, чтобы видимо управлять Своею Церковью, Которой Он есть Глава и Господь,- о том мы с полной уверенностью не можем сказать ничего: ибо сам апостол говорит только, что "небо должно было принять" Спасителя "до времени совершения всего" (Деян. 3, 21), а почему так, не говорит ничего. Для нас в этом отношении довольно помнить слова Спасителя к ученикам,, скорбевшим об Его отшествии: "лучше для вас, чтобы я пошел" (Ин. 16, 7) и, помня их, верить, что действительно лучше, чтобы Спаситель наш был на Небе, а на земле с нами был Дух Святой. Итак, поскольку пребывание Спасителя на земле должно было быть кратким, то в том же предвечном совете Божием положено, чтобы по отшествии Спасителя на Небо, пришел Дух Святой, что-бы, так сказать, заняв Его место, совершить то, что Им начато, сделать апостолов способными к проповеданию Евангелия всему миру, расположить сердца людей к принятию их проповеди, научить их живой вере в заслуги Искупителя, сообщить им новые духовные силы к исполнению нового закона благодати, короче говоря: усвоить роду человеческому те божественные дары, которые приобретены для него страданиями Сына Божия. Поэтому сошествие Святого Духа на апостолов есть как бы торжественное освящение новой, всемирной, вечной Церкви, такое освящение, после которого Освятитель уже начал в ней действовать видимо постоянно.

А из этого само собой откроется, как важно и благодетельно для всего рода человеческого сошествие Святого Духа на апостолов. Если бы Он не сошел на них, то дело Спасителя рода человеческого осталось бы незавершенным. Апостолы пребыли бы неспособными проповедать Его всему миру. Мир не знал бы о своем Спасителе. Не было бы в мире христианской веры, и праотцы на ши и все мы остались бы во тьме идолопоклонства. рительно предсказаны Пророками, чтобы люди, зная, на что на деяться, тем тверже надеялись, так и сошествие Святого Духа было предсказано неоднократно.

Так, еще за 600 лет Бог, утешая, по случаю голода, народ изра ильский через пророка Иоиля, говорил, что Он не только подаст им хлеб насущный, но и в последние дни, то есть во дни пришествия Мессии, изольет от Духа Своего на всякую плоть (Иоил. 2 22-28). Подобное этому говорил Бог и через пророка Иезекциля (Иез. 36, 26). Но современники этих пророков ждали хлеба земного и мало заботились о пище духовной, утешительное предсказание не тронуло сердец, преданных страстям.

Иоанн Предтеча, по долгу призвания своего, приготовляя иудеев к встрече Мессии, готовил их и к принятию Духа Святого. Неоднократно объявлял он им, что после его крещения водою, вскоре откроется Крещение Духом Святым, и что последнее Крещение несказанно важнее первого (Мф. 3, 11). Но и это возглашение не произвело в сердцах, иссохших от страстей, жажды Духа Святого. Никто и не спросил, что это за Крещение, где и как обрести Его.

Сам Спаситель по временам указывал на будущее пришествие Святого Духа. Так, Никодиму, приходившему к Нему ночью для научения. Он прямо сказал, что для получения Царства Божия непременно должно возродиться от Святого Духа. Но этот учитель Израилев так мало знал о Святом Духе, что, как известно, подумал, что ему говорят о новом рождении из утробы матери (Ин. 3, 3-5).

Потом Спаситель в последний день праздника кущей (в который, между прочими обрядами, возливалась на алтарь вода из Силоамского источника) всенародно в храме проповедовал, чтобы всякий, кто жаждет, шел к Нему, потому что верующий в Него сделается сам источником воды живой. Это, как замечает Евангелист Иоанн, говорил Он о Святом Духе. Но едва ли кто истинно понял Его; ибо между слушателями произошел спор о Его лице,- и больше ничего (Ин. 7, 37-43).

Сами Апостолы, питая надежду на земное царство Мессии, мало думали (если только думали) о Святом Духе. И Спаситель, видя их неспособность, не говорил им о Нем или говорил весьма мало. Но когда наступило время Ему разлучиться с учениками, в последней беседе-в навечерие Своей смерти, для утешения их Он не только открыл, что они вскоре получат Святого Духа, но и раскрыл благотворные свойства будущего Утешителя. Оттого, говорил Он,- что Мне должно оставить вас, "печалью исполнилось сердце ваше. Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду. Утешитель не приидет к вам" (Ин. 16, 6-7),-"Дух истины, Который от Отца исходит" (Ин. 15, 26). Правда, Я "еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину" (Ин. 16, 12-13). Он научит вас всему, "и будущее возвестит вам" (Ин. 16, 13), напомнит вам, о чем Я говорил с вами. Он уже не оставит вас, а пребудет с вами вовек.

Ничего не может быть яснее этого предсказания, и ученики, повидимому, успокоились. Но ужасная смерть Иисуса Христа, кото рой они при всех предсказаниях никак не могли согласовать со своей надеждой Его земного царства, совершенно затмила в уме их обещание Спасителя: никто не думал об Утешителе; все только плакали и сокрушались! Воскресение Иисуса Христа рассеяло облако печали, но не оживило желания пришествия Святого Духа. Ученики снова начали мечтать о земном царстве; они спрашивали: "не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю"? (Деян. 1,6); а о том, не в это ли время придет Дух Святой, никто и не думал спрашивать.

Спаситель, видя крайнюю невнимательность учеников, снова обратил их мысли и желание на Святого Духа, а чтобы они тем усерднее ожидали Его, предсказал, что Он придет "через несколько дней" (Деян. 1, 5).Наконец, перед самым Вознесением на небо, Он запретил им и отлучаться из Иерусалима до Его пришествия,-привязал их, так сказать, как малых детей, к тому месту, где должен был сойти на них Дух Святой.

В самом деле, благословение, которым Господь осенил учеников Своих, возносясь на Небо, как будто сообщило совершенно новое направление их уму и сердцу. Утешитель, которого прежде так мало ожидали, сделался единственным предметом их мыслей и желаний. Никто и не думал оставлять Иерусалим, даже не расходились по домам, а пребывали все вместе. Всех было сто двадцать человек (в том числе и Пресвятая Дева), но душа была одна, сердце было одно. К крепкому единодушию присоединилась крепчайшая молитва. Несмотря на обещание Спасителя послать вскоре Святого Духа, они непрестанно молились о Его сошествии:

молились потому, что не считали себя достойными столь великого дара; ибо познали, что без молитвы не бывает ничего важного;

молились, поскольку самое стремление души к Святому Духу было уже чистейшей молитвой.

Когда апостолы таким образом, посредством единодушия и молитвы, неприметно для них самих, приближались и возвышались к Святому Духу, наступил пятидесятый день после иудейской пасхи, день весьма торжественный, для празднования которого многие из набожных иудеев стекались в Иерусалим со всего света. Предметом празднества было воспоминание синайского законодательства: ибо в пятидесятый день по исходе израильтян из Египта дан был им закон на горе Синайской, дан, как известно, среди громов, молний и бурь. Сверх того, в этот же самый день по закону приносились в жертву Богу начатки от жатвы, которая в Палестине оканчивается во время нашей весны.

Все иудеи по закону и усердию спешили во храм, но апостолы не сочли нужным идти в храм, оставленный навсегда самим Господом,-пребывали в своем домашнем храме. Но священный день не мог не возбудить в их сердце святых чувств. Воспоминание сошествия Божия на гору Синайскую невольно возбуждало надежду, не сойдет ли в этот же самый день и обещанный Утешитель. А та кая надежда еще более возжигала сердца молитвой. Сто двадцать чистейших голосов неслись к Небу! Сто двадцать чистейших сердец отверзлись для Утешителя! Огонь божественный уже начина, возгораться в них. Дух Святой уже подвигся в основании их существа; не мог долее скрывать невидимого Своего присутствия,- ц сила благодати, через молитву, пробилась сквозь силы видимой природы.

Вдруг услышали шум, какой бывает во время бури, от сильного порыва ветра. Шум происходил с неба, но вскоре проник и наполнил чистейшим веянием всю храмину, в которой находились ученики. В то же мгновение среди храмины, в воздухе появилось множество языков огненного цвета; носясь над головами учеников, они опустились на них и опочили. "Если бы,- говорит святитель Кирилл Иерусалимский,- кто увидел апостолов в это мгновение, то мог бы подумать, что на их главах огненные венцы" (Оглашение 17).

Бурное дыхание было ближайшим предвестием, а явление огнецветных языков-видимым знамением пришествия Святого Духа. Будучи Духом чистейшим, бестелесным, Он избрал чувственное знамение, чтобы тем ощутительнее явить Свое присутствие. "Ибо,- рассуждает святитель Григорий Богослов,- как Сын Божий явился на земле видимо, то и Духу Святому надлежало явиться видимо" (Беседа 44). Так и прежде, когда Он сходил на Иисуса Христа в Иордане, Он избрал знамением Своего явления образ голубицы.

Нет сомнения, что Дух Святой не напрасно избрал теперь эти а не другие знамения: у Премудрого ничего не бывает без цели. Какая же цель была? Огонь, по изъяснению отцов Церкви, выражал то действие, которое Дух Святой должен был произвести и в апостолах, сделав их пламенными ревнителями веры, и в целом мире, попалив терние нечестия. Языки выражали дар слова, сообщенный провозвестникам Евангелия. Огонь и буря показали, что законодательство Нового Завета ничем не хуже Ветхого, которое дано было среди огня и бури, а кротость огня, почивавшего на апостолах, в сравнении с жестокостью огня синайского, который сжигал и умерщвлял, являла, что Новый Завет исполнен милости и благодати, недостававших Ветхому.

Бурное дыхание и видение огненных языков продолжалось недолго, может быть, несколько мгновений, но Дух Святой навсегда наполнил собою души и сердца апостолов. О, кто изобразит, какое дыхание, какой огонь был в этих сердцах! Как они очищались, претворялись, обожались! Это было истинно новое, лучшее творение! В это мгновение сделано более, нежели во все пребывание учеников с Иисусом Христом,-более дано, более принято. Можно сказать, что весь мир, сам Иисус Христос действием Святого Духа как бы преобразился теперь в уме апостолов: отныне они уже никого не знали по плоти, между тем как прежде Самого Иисуса Христа понимали по плоти (2 Кор. 5, 16). Может быть, если бы спросить самих апостолов об этом состоянии, то они сказали бы не более того, что сказал святой Павел о своем пребывании в раю:

"в теле ли-не знаю, вне ли тела-не знаю: Бог знает" (2 Кор. 12,2)! За первым чудом последовало другое, большее. Умея до сих пор говорить только на одном природном языке - еврейском и притом на самом простом наречии его, галилейском, апостолы и прочие верующие вдруг начали говорить на всех известных тогда языках. Еще некому было слушать их, но они все говорили и не могли не говорить: Дух Святой двигал уста, а слова лились сами собой, как вода льется из источника. Так и у святого Давида, когда на него сходил Дух Святой, изливалось из сердца его слово благое, язык становился тростью книжника-скорописца (Пс. 44, 2). Каждый говорил то, что Дух Святой давал ему провещать; податель был один, а дары различны: море благодати, смотря по свойству сердец, так сказать, разлилось на источники-быстрые, медленные, шумные, тихие, более или менее глубокие, но во всех сердцах-живые, светлые.

Апостолы вещали "о великих делах Божиих" (Деян. 2, 11),- то есть о беспримерных совершенствах Божиих, чудных делах Промысла, которые открылись теперь для них во всей полноте и свете. Кто бы не желал знать, что именно и как они вещали? Видеть, так сказать, первые опыты огненного вещания их? Но Промысл скрыл это от нас. Это было вещание для них самих, их благодарственная молитва. Для нас они начали вещать после, и вещание их пронеслось по всей вселенной (114, 84-88).

Мы видели действие Духа Божия, слышали голоса людей духовных; посмотрим теперь на действия мира, вслушаемся в голоса людей плотских.

Шум бурного дыхания, вероятно, слышен был не одними верующими, слышны были, конечно, на некоторое расстояние и голоса ста двадцати человек, которые гремели во славу Божию. Потому многие из иностранных иудеев, пришедших на праздник, немедленно стеклись к апостольской храмине.

Все изумлялись, во-первых, тому, что слышали апостолов, славословящих Бога на языках иноземных, между тем как молитвы обыкновенно совершались на священном еврейском языке; во-вторых, тому, что никогда не слыхали о столь высоких истинах, о столь святых чувствах. Но всего более изумлялись оттого, что каждый-римлянин, грек, африканец, индус-слышал свой природный язык, тогда как каждому было известно, что говорившие были все галилеяне, люди совсем незнакомые с иностранными языками. От удивления переходили к ужасу, ибо все видели необыкновенное, слышали чудесное, а никто не мог объяснить того, что видели и слышали. "И все изумлялись и дивились, говоря между собою... что это значит?" (Деян. 2, 7, 12).

Но скоро нашлись люди, которые вздумали (как это нередко и бывает) объяснить другим то, чего они сами совершенно не понимали: что тут, говорили, удивительного? это действие вина заставило их забыть приличие, и вот они молятся на простонародных языках, тщеславятся их знанием. А иные, насмехаясь, говорили: "они напились сладкого вина" (Деян. 2, 13).

При всей нелепости этой клеветы, в ней есть нечто, стоящее благочестивого внимания. И апостол Павел противопоставляет Святому Духу это состояние, когда говорит: "не упивайтесь вином... но исполняйтесь Духом" (Еф. 5, 18). Не напрасно это противопоставление. И Давид говорит, что праведники "насыщаются от тука дома" Божия (Пс. 35, 9). Не напрасно и это выражение. А невеста-верующая душа, описываемая Соломоном, говорит, что она введена была даже "в дом пира" и просит других подкрепить ее вином (Песн. 2, 4-5). Тут еще более тайны. Что же все это значит? Вероятно то, что исполненный Святым Духом бывает вне себя, и в действиях его, и в самом виде открывается нечто странное, выходящее из обыкновенного порядка; похожее на то, что усматривается в человеке в состоянии опьянения. Так, святой Давид, исполненный Духа Божия, с царским венцом на голове, подобно младенцу, скакал всенародно пред ковчегом завета (2Цар. 6, 16).

Но плотские люди не знают другого восторга, кроме чувственного; упоение Святым Духом, святой восторг от преизбытка благодати чужд для них; они судят по своему опыту - и богохульствуют!-насмехаясь, говорят: "они напились сладкого вина".

Так и весь мир заблуждается, когда берется судить о действиях святых Божиих, когда подводит их под свои правила, под свой, так называемый, порядок, а в самом деле беспорядок вещей. Прочтите жизнеописания святых, и вы увидите, что многие из них почитались людьми странными, лишенными если не ума, то благоразумия. Уже смерть открывала общее заблуждение и показывала всем, что их "весь мир не был достоин" (Евр. 11, 38).

Таким образом, при самом сошествии Святого Духа снова подтвердилось слово Спасителя, что мир "не знает Его" (Ин. 14, 17). Он и никогда не узнает Его. Но вместе с этим оправдалось и то, что Дух Святой, "придя, обличит мир о грехе"

(Ин. 16, 8).

Слыша хулу иудеев, Петр с прочими апостолами стал перед ними и произнес обличительное слово. Кратко и просто было это обличение, но поскольку устами Петра вещал Дух Святой, то слова его проникали сердца слышавших и победили их упорство. Выслушав его, повествует святой Лука, "они умилились сердцем" и сказали: "что нам делать, мужи братия?" (Деян. 2, 37).

"Покайтесь,- отвечал святой Петр,- и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа", и вы не только будете прощены, но и сами "получите дар Святаго Духа"; ибо обетование Святого Духа дано не нам одним, и "вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш" (Деян. 2, 38-39).

После этого иудеи немедленно покаялись, уверовали, окрестились,-и новая Церковь из ста двадцати выросла до трех тысяч человек. Так окончилось это событие - полным торжеством Святого Духа над неверовавшими! Иннокентий, архиепископ Херсонский (114, 88-89).

Господь Бог обещал через пророков послать Святого Духа Своего, и это обещание несколько раз исполнил: ибо не однажды, но несколько раз в различных видах Дух Святой являлся в мире. Так, Он являлся в виде голубином, при крещении Христовом;

в светлом облаке, во время Преображения Иисуса Христа; в бурном дыхании ветра, как свидетельствует святой Лука: "И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились" (Деян. 2, 2); наконец, по свидетельству того же евангелиста,- в огненных языках. Для чего, спросишь, в столь различных видах? Для многих назидательных для нас причин.

Во-первых, Дух Святой явился в виде голубином потому, что Святая Церковь именуется в Писании голубицею (Песн. 2, 14), и что голубь есть не хищная птица, но простая, не имеющая в себе никакого зла. Потому и жилищем Святого Духа бывают только такие люди, которые имеют сердце простое и смиренное, а не коварное и лукавое. Далее Дух Святой явился в виде голубином и для того, чтобы научить нас богомыслием возноситься на высоту и водворяться с Богом. Кто непрестанно стремится в селения небесные и восклицает с псалмопевцем: "кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы" (Пс. 54, 7), того Дух Святой таинственно переносит на крыльях Своих в небесные селения.

Во-вторых, Дух Святой явился в облаке на Фаворе, так точно, как и в Ветхом Завете Он явился в облаке Моисею, ибо написано:

"сошел Господь в облаке" (Исх. 34, 5). Из облаков изливается дождь, орошающий и оплодотворяющий землю; так и Дух Святой, по словам апостола, изливает дождь Своей благодати на сердца наши: "любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 5,5). В облаках рождаются молнии и громы, из них исходят молниеносные и огненные стрелы: подобно сему действует Дух Святой в устах учителей церковных, ибо как молния светом своим прогоняет тьму, и как гром устрашает людей, так, исполненные Святого Духа, учители церкви проповедью своей разгоняют темные грехи и устрашают грешников, напоминая нам вечные мучения, ожидающие всех, служащих греху.

В-третьих, Дух Святой явился в бурном дыхании ветра. Ветер имеет силу отделять плевелы от пшеницы; так Дух Святой отделяет плевелы, то есть грешников, от праведников, которые именуются чистой пшеницей. Чистой пшеницей был Ной и его семейство, а все современники их были плевелами, и Дух Святой отделил плевелы от пшеницы, то есть спас Ноя с семейством его и погрузил всех прочих в волны потопа. Чистой пшеницей был Лот и его семейство; а содомляне были плевелами, и Дух Святой отделил от доброго семени, извел из Содома Лота и его семейство, а со домлян погубил огнем и серой. Ветер имеет такую силу, что не только отделяет плевелы от пшеницы, но вырывает с корнем высокие деревья, цветущие финики, благовонные кипарисы, васанские дубы и ливанские кедры, подобно этому Дух Святой ниспровергает и искореняет напыщенных, горделивых и высокомерных людей, которых пророк уподобляет высоким деревьям: "Видел я нечестивца грозного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветвистому дереву; но он прошел, и вот нет его; ищу его и не нахожу" (Пс. 36, 35-36). Наконец, ветер имеет еще и такую силу, что проникает в расселины и пещеры подземные, очищает в них воздух от тлетворных паров, и иногда, не находя выхода, движет и колеблет землю; так Дух Святой, проникая в сердце человеческое, очищает его благодатным веянием своим от губительных страстей, воздвигает его от греховного сна, и обновляет "дух правый" в человеке (Пс. 50, 12).

Наконец, Дух Святой явился в виде огненных языков для того, чтобы дать апостолам слова огненные: ибо слово Божие именуется в писании огнем (Апок. 11, 5). Еще же и для того, чтобы показать, что Он есть тот же самый Бог, Который в Ветхом Завете показался Моисею в купине огненной, вывел Израиля из Египта столпом огненным, явился ему на дымящемся Синае и Даниилу на престоле огненном. Равным образом, через это явление в виде огненных языков Дух Святой показал Свое Единосущие со Христом, Сыном Божиим, Который придет некогда на землю также, в огне, судить живых и мертвых, как предсказал псалмопевец: "пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря. Он призывает свыше небо и землю, судить народ Свой" (Пс. 49, 34), и как свидетельствует апостол Петр: "небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят" (2 Пет. 3, 10).

Дух благой и истинный! Приди ныне с высоты Своей святой и вселись в нас, отними от нас сердце каменное и даруй нам сердце плотяное, и благодатным веянием Твоим истреби в нас тлетворные страсти и дух правый обнови во утробах наших, и, облагодатствованные Тобою, мы единодушно воскликнем: "Видехом свет истинный, прияхом Духа небеснаго", Ему же с Отцом и Сыном подобает честь и поклонение вовеки.

Святитель Димитрий Ростовский (113, 400).

Почему Дух Святой сошел на апостолов в день Пятидесятницы? Почему именно в этот день, а не в какой-либо другой угодно было Богу ниспослать Пресвятого Духа на апостолов? Причина этого заключается в таинственном сближении прообразования с прообразуемой истиной. Закон Моисеев был, по намерению Божию, преобразовательной тенью закона духовного, христианского: закон имел-говорит апостол,-"тень будущих благ, а не самый образ вещей" (Евр. 10, 1).

О даровании человеческому роду этого второго завершительного закона ясно и неоднократно предсказано было через пророков Иеремию (Иер. 31, 33), Иезекииля (Иез. 11, 20) и Захарию (Зах. 3 7). Вспоминая об этом, апостол Павел пишет: "пророк, укоряя их, говорит: вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их" (Евр. 8, 8-9). "Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их" (Евр. 8, 10). "Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более. Говоря "новый",-прибавляет апостол,- "показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению" (Евр. 8, 12-13). Значит, существенное отличие этого нового закона от прежнего будет состоять, вопервых, в том, что он свойства совершенно примирительного между Богом и человеком, ибо Бог обещает в нем забыть все их неправды и беззакония и стать для них Отцом, а их назвать своими людьми, между тем, как прежний закон был свойства обличительного и обвинительного: "Но мы знаем,- говорит апостол, - что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен перед Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех" (Рим. 3, 19-20). Во-вторых, в том, что он, по выражению апостола, написан "не чернилами, но Духом Бога живаго, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца" (2 Кор. 3, 3),-в самих мыслях и чувствах; ибо в пророческом слове сказано: "Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом" (Иер. 31, 33).

Когда же удобнее можно было написать этот новый закон в мыслях и сердцах людей, как не в тот самый день, который ознаменован был изречением древнего законодательства, чтобы показать и взаимное отношение этих двух законов между собой, и относительную их разность, и влияние на судьбу человечества? Так именно премудрый и всеблагой Бог и поступил, ниспослав в этот день Духа Своего Всесвятого на апостолов, и в лице их на всех верующих во Христа, которые сделают себя чистым сосудом для приятия этой высокой святости. И как при древнем законодательстве были на горе Синайской, на которую сошел Господь, огонь разгоревшийся, "громы и молнии, и густое облако" (Исх. 19, 16- 18), так и при изречении нового закона Духом Святым сначала было внезапно бурное дыхание, потрясшее и наполнившее весь дом, где собрались апостолы, а вслед за тем явились нисходящие с неба "языки, как бы огненные", которые "почили по одному на каждом из них" (Деян. 2, 2-3) и сообщили им способность говорить разными, до сих пор неведомыми им языками. Таким образом, древняя пятидесятница освятилась и утвердилась новым явлением силы и славы Божией. Арсений, митрополит Киевский (114, 96-97).

"Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово" (Деян. 10, 44).

В новоустроенной церкви в доме Корнилия, когда она едва только огласилась словом Божиим, приготовила духовные жертвы Богу, воскурила фимиам молитвы, вдруг открывается величественное явление, не менее чудесное, чем при освящении храма Соломонова: тогда "сошел огонь с неба и поглотил всесожжение и жертвы, и слава Господня наполнила дом" (2 Пар. 7, 1); теперь Дух Святой сошел на всех, слушавших слово, и открылся в них чудесным даром языков. Не большая ли здесь слава Господня, чем в древности? Но чем она больше, тем удивительнее то, что слава эта открылась среди язычников, недавно приступивших к вере, и притом открылась прежде Крещения. Почему так? Можно бы ответить, что здесь действовал Тот, Кто духовные дарования разделяет "каждому особо, как Ему угодно" (1 Кор. 12, 11), и не подлежит законам, предписанным для нас; потому Он мог, как после, так и прежде Крещения, подавать чрезвычайные дары Свои, когда находил это нужным по Своему Божественному усмотрению. Но в настоящем случае нельзя и нам не видеть особенностей цели, для которой Дух Божий открылся в доме Корнилия таким, а не другим образом. Последствия, и особенно объяснение апостола Петра (Деян. 11, 15-17), показывают, что Господь хотел при этом отнять всякое недоумение у верующих из иудеев относительно прав язычников в царстве Христовом, и потому предварил чрезвычайным Богоявлением самое священнодействие Крещения, чтобы показать, что верующие язычники имеют право не только на Крещение, но и на приятие чрезвычайных дарований Святого Духа. Иначе сомневавшиеся в возможности крестить язычников без обрезания усомнились бы и в возможности возложить на них руки после Крещения, когда низводится на крещенных Дух Святой (Деян. 8, 17). Здесь, можно сказать, Небесный Царь заранее приложил Свою печать (печать Дара Духа Святого) к хартии, чтобы без всякого сомнения написано было на ней рукописание завета Христова. "И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святаго Духа излился и на язычников, ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога" (Деян. 10, 45-46).

Событие было для иудейских христиан столь неожиданно и столь важно, что они пришли в такое же изумление, как те, которые были свидетелями действий Святого Духа в день Пятидесятницы, и подобно им могли вопрошать: "что это значит?" (Деян. 2, 12). Это сошествие Святого Духа и было сходно с первым сошествием на апостолов в день Пятидесятницы. Апостол видит здесь крещение Святым Духом; и дар, данный веровавшим язычникам, называет равным тому, который дан первенцам Христовой Церкви (Деян. 11, 15-17). То же свидетельствовал он на Соборе Иерусалимском, когда говорил: "Сердцеведец Бог... не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их" (Деян. 15, 8-9). Что это значит?-Отвечаем словами апостола: "но это есть предреченное пророком Иоилем: И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть" (Деян. 2, 1(5_17). Это слово пророческое еще более поясняется событием в Кесарии: здесь видим, что излияние Святого Духа в полном смысле простирается на всякую плоть, не только обрезанных, но и необрезанных (Деян. 10, 44-46). Что это значит? Дом Корнилия, наполнившись верующими и огласившись славословиями на разных языках, изобразил то же самое, что и Сионская горница с собранием ста двадцати первенцев новозаветного царства благодати, изобразил вселенскую Церковь, в которой отныне еще более и скорее прежнего будут собираться верующие из всех стран и от всех народов мира. Воскресное чтение (114, 337-338).

Дух Святой преисполнял человеческое естество Господа Иисуса, как об этом было предсказано Пророком: "помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих" (Пс. 44, 8); или, как Сам Господь, через Пророка, говорил о Себе: "Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим" (Лк. 4, 18; Ис. 61, 1); Дух Господень действовал в восприятии Сыном Божиим нашего человечества (Лк. 1, 31). Дух Божий сошел на Иисуса Христа во время Его Крещения на Иордане, в виде голубя (Лк. 3, 21),-и исполненный Духа Святого, Он "возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню" (Лк. 4, 1). Все дела и чудеса, какие совершал Он, совершал Духом Святым (Мф. 12, 28). О Своем Божественном учении Господь говорит:

"Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь" (Ин. 6, 63). И Своим избранным ученикам и апостолам Иисус Христос неоднократно обещал ниспослать от Отца Святого Духа. Он говорил: "Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам" (Ин. 14, 26). "Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне" (Ин. 15, 26).

Теперь, приступая к изображению обещания Господня о ниспослании Святого Духа на апостолов, евангелист Лука показывает и то, что этот обещанный Дух Святой есть Тот Самый, Который преисполнял человечество Господа Иисуса и в Нем действовал; дал Господь этим "Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал" (Деян. 1, 2); этого Духа Господь, перед вознесением Своим на Небо, обещал вскоре, "через несколько дней", ниспослать апостолам (Деян. 1, 5); этот Дух, по обещанию Господа, должен был их научить всему, что им нужно было знать, напомнить им все, что говорил Иисус (Ин. 14, 26); и в то же время, перед самым Вознесением Своим на небо. Господь дал апостолам повеления по отношению к ожиданию сошествия Святого Духа (Деян. 1, 4-5). Евсевий, архиепископ Могилевский (114, 29-30).

Явление Божества или Его силы в огне и пламени бывало и во времена ветхозаветные. Так, Господь явился Моисею в объятой огнем, но не сгоравшей купине. Гора Синайская, когда сошел на нее Господь для провозглашения десяти заповедей, пламенела огнем (Исх. 19, 18; Евр. 12, 18). В том и другом случае явление Бога в огне свидетельствовало о Его неприступном величии и святости и располагало зрителей к благоговению и страху. Огнем Господь казнил жителей Содома и Гоморры (Быт. 19, 24); Надава и Авиуда, положивших в кадильницу огонь чуждый, не с жертвенника, вопреки повелению Господню (Лев. 10, 2); Корея и его соумышленников (Чис. 16, 35) и роптавших в пустыне израильтян (Чис. 11, 1). Во всех подобных случаях смертоносная сила огня свидетельствовала, что нельзя безнаказанно оскорблять Бога нечестием, неповиновением Его святой воле и гордостью, ибо Он есть "огнь поядающий" (недостойных и грешников), "Бог ревнитель" (Втор 4, 24), не оставляющий без отмщения уничижающих Его, что "Страшно впасть в руки Бога живаго!" (Евр. 10, 31). Во время странствования евреев в пустыне Господь по ночам шел впереди их в столпе огненном и светом указывал им путь (Исх. 13, 21). Огонь чудесный нисходил от Бога на жертвы Аарона (Лев. 9, 24), Давида (1 Пар. 21, 26), Соломона (2 Пар. 7, 1), Илии (3 Цар. 18, 38). Прикосновением огня к устам Исаии Господь очистил его и сделал его способным очищенными устами возвещать народу израильскому грозные суды Божии и утешительные обетования (Ис. 6, 5-9). Во всех этих случаях огонь служил знамением и проводником благодати Божией, просвещающей, милующей, освещающей и очищающей.

Нельзя не признать некоторого соответствия между огненными явлениями силы Божией в Ветхом Завете и сошествием Святого Духа в виде огней. Подобно этим явлениям оно свидетельствовало о страшной и вместе благотворной силе Святого Духа.

Огни, сошедшие на апостолов, не попалили, не убили их - они безвредно опустились на них и опочили: тем не менее они были знамением той страшной силы Святого Духа, оружием которой явились теперь апостолы. Господь Иисус Христос в одно из своих явлений апостолам по воскресении дунул на них и сказал: "примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся" (Ин. 20, 22-23). Не страшная ли сила сообщена апостолам в полномочии удержать грехи? Удерживать грехи - значит объявлять их непрощенными, и следовательно, заслуживающими осуждения от Бога; а что не прощено на земле, то не прощается и на небесах: приговор о грешнике, произнесенный земным судией человеческой совести, утверждается Судией Небесным. Отчего же приговор этот получает столь страшную силу? Оттого, что произносящий его облечен силою Святого Духа:

"примите Духа Святаго". И вот сей самый Дух, которого лишь начатки сообщены апостолам дуновением Христовым, торжественно сходит на них в виде огненном и творит их орудием своей не только благотворной, но и страшной силы. Хотите ли видеть опыты этой страшной силы? Вспомните пример Анании и Сапфиры, дерз нувших солгать в лице апостолов самому Святому Духу; этот грех не был прощен им апостолом Петром, и суд Петра явно был судом Божиим: грешники тотчас пали бездыханными, и это страшное событие навело ужас на всех верующих, ибо служило для всех видимым знамением силы Святого Духа (Деян. 5, 1-11).

Поистине, Дух Святой есть огонь поедающий; но Он же есть огонь, обладающий животворной силой. Не столько на страшную, сколько на животворную, благодатную силу Его указывает сошествие Его в виде огней. Мы можем судить о ней по сравнению с действиями вещественного огня. Вещественный огонь светит и освещает предметы. И Дух Святой озаряет людей светом истины и ведения, ибо Он есть Дух истины, Дух премудрости и разума. Он или непосредственно открывает истину тем, которые приняли помазание от Святого, то есть от Него Самого, и потому знают все, что нужно для спасения (1 Ин. 2, 20), и не дадут себя в обман сеятелям лжи; или научает истине через писанное слово Божие, изреченное по Его же внушению святыми Божиими (2 Пет. 1,21). Огонь согревает; и Дух Святой согревает своею благодатью холодные к добру сердца человеческие. Всякая душа, согретая Его благодатью, живится Им, и проявляет свою духовную жизнь в любви к Богу, ибо "любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым" (Рим. 5, 5); в теплой молитве к Богу с неизглаголанными воздыханиями" производимыми в ней Духом Святым (Рим. 8, 26); в слезах умиления (Зах. 12, 10); в любви, радости, мире, долготерпении, милосердии, ибо все это есть плоды Духа (Гал. 5, 22). Без Духа Святого, без Его животворной силы, мы были бы мертвы духовно.

Огонь проникает во внутренность вещества: и Дух Святой нисходит в глубину человеческого сердца и обновляет его Своею благодатью. Он творит в нас сердце плотяное, мягкое (Иез. 36, 26- 27), и в самом сердце начертывает законы для нашей деятельности (Иер. 31, 33), а не предписывает их только внешним образом,- и этим делает их гораздо более удобными к исполнению, чем были для ветхозаветных верующих законы, начертанные на скрижалях каменных. Огонь очищает благородный металл, отделяя его от неблагородных примесей. И Дух Святой попаляет в человеке все нечистое и восстанавливает в нем чистый образ Божий. Все силы духа Он переплавляет, как серебро и золото (Мал. 3, 3). Как же Он делает это? Он или ввергает человека в печь внешних скорбен и испытаний, или проводит его через внутренние искушения; и в том и другом случае воспитывает в нем дух смирения и самоотвержения, способный противостоять всем внушениям духа злобы и ветхого человека.

Огонь имеет свойство стремиться вверх: и воспламененная Святым Духом душа чистотою возвышается, то есть очищенная от всех земных пристрастий, она легко и свободно своими помышлениями и расположениями возвышается горе, к своему Небесному Отцу, в Нем одном ищет для себя света, радости и успокоения от тревог греха и житейской суеты.

Таковы благотворные действия Святого Духа, сколько можно судить о них по сравнению с действиями вещественного огня, в виде которого Он сошел на учеников Христовых. И смотрите, как этот вещественный огонь просветил, очистил, освятил апостолов и укрепил их к прохождению их великого служения. До сошествия Святого Духа апостолам недоставало ясного знания тех великих истин, о которых они должны были проповедовать. Сколько ни наставлял их Спаситель, они многого не понимали в Его учении так, они не вмещали учения Спасителя о Его духовном Царстве, не хотели верить словам Его, что Ему надлежит пострадать и умереть для спасения людей. Они были уверены, что Он пришел на землю не страдать и умирать, а устроить славное земное царство;

не считали грехом желать истребления самарян огнем небесным. Но, озарившись светом невещественного огня-Духа Святого, они стали распространять такие понятия о Мессии и Его Царстве, чище и возвышеннее которых быть не могло; преподавать правила нравственности, бесконечно превышающие все когда-либо бывшие нравственные учения человеческие, и вообще явились столь сильными в разумении истины и в слове, что перед ними преклонилась вселенная. На этих простых и некнижных людях (Деян. 4, 13) сбылись слова Христовы: "Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся вам" (Лк. 21, 15). Огонь Святого Духа обновил и преобразил апостолов и в нравственном отношении. И до сошествия Святого Духа они имели достойные нравственные качества: они были простосердечны, чужды лукавства и лицемерия, с открытой душой внимали учению Спасителя, из любви к Нему оставили все и последовали за Ним. Но при всем том им еще многого недоставало в нравственном отношении: сердца их были доступны честолюбию и своекорыстию,- между апостолами возможны были споры о первенстве (Мк. 9, 34; 10, 35-37); им недоставало мужества и самоотверженности, необходимых для распространения Евангелия и для перенесения скорбей и гонений со стороны враждебного Христу мира;

все они, несмотря на любовь к своему Учителю и Господу, оставили Его и разбежались, когда наступила опасность, а один из них даже отрекся от Него. Совсем иными являются апостолы по сошествии Святого Духа. Огонь Святого Духа попалил в их сердцах остатки ветхого человека, истребил в них всякое самолюбие и воспламенил их столь великой любовью к Христу и ревностью о спасении ближних, что для славы имени Христова и для спасения ближних они решаются на все жертвы и скорби: "терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне" (1 Кор. 4, 11-13). И за все эти страдания и труды они не ждут себе награды на земле: они живут упованием воздаяния на небесах.

Таково могущественное действие Святого Духа над умами и сердцами апостолов. Огни, в виде которых Он сошел на них, были знамением озарения их умов, светом истинной веры, возжжения в их сердцах крепкой любви и надежды.

Знаменательно самое очертание, в виде которого явились таинственные огни. Это были языки огненные. Они знаменовали дарованную способность говорить на разных неведомых им иностранных языках. Евреи по племени, галилеяне по месту рождения, апостолы умели говорить только на языке еврейском, и притом на худшем наречии его-галилейском. Теперь же эти евреи стали возвещать великие дела Божии (Деян. 2, 11) на многочисленных языках и наречиях. Для чего это чудо? Для того, чтобы торжественным образом засвидетельствовать, что истина евангельская должна быть проповедана всем народам, всему человечеству. До сих пор только один народ был хранителем истинного богопочтения, и язык еврейский, пока с него не переведены были священные книги на греческий, был единственным языком истинной веры; на нем одном прославились великие дела истинного Бога, хотя Бог этот есть Бог всей земли, всей вселенной. И вот наступило время призвания к истинной вере всех народов, к освящению всех языков словами Евангелия Царствия Божия, исповеданием Святой Троицы. "Идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Мф. 28, 19), заповедал Господь Иисус апостолам. Началом этой всемирной проповеди послужил день Пятидесятницы. Это был один из трех праздников, когда в Иерусалим собирались богомольцы из иудеев и прозелитов (обращенных из язычников) из всех стран. Тут были, кроме жителей Иудеи, пришельцы с дальнего востока (парфяне, мидяне, еламиты и месопотамцы), из Малой Азии (фригийцы, памфилийцы, каппадокийцы и понтийцы), из Южной Аравии, из Африки (египтяне, ливийцы, киринейцы), из Европы (римляне). И вот на языках всех этих стран раздалось из уст апостолов благовестие Царствия Божия, исповедание чудных дел Божиих, и раздалось не бесплодно. Его не поняли иудеи, не знакомые с иностранными языками, и над ними глумились; но в иудеях, пришедших на праздник из языческих стран, в прозелитах оно возбудило благоговейное изумление. Нет сомнения, что многие из них тут же обратились к Христу; теперь они пойдут обратно на родину и здесь слышанное и виденное ими в Иерусалиме возвестят не одним единоверцам, но и язычникам, и таким образом положат основание церкви из язычников и подготовят успехи проповеди самих апостолов среди язычников. Епископ Виссарион. Сборник для любителей духовного чтения (114, 100-103).

Утешая учеников Своих, Господь говорил, что для них лучше, чтобы Он взошел на небо, ибо, взойдя, Он пошлет вместо Себя Утешителя Духа (Ин. 16, 7). Нисшел Дух Святой и пребывает в Церкви, совершая в каждом верующем дело Христово. Всякий христианин причастник Духа. Это так необходимо, что кто Духа не имеет, тот и не Христов. Присмотрись же хорошенько-есть ли в тебе Дух благодати? Ибо он не у всех остается, а бывает так, что и отходит. Вот приметы: сначала находит дух покаяния и учит христианина обращению к Богу и исправлению жизни; дух покаяния, совершив свое дело, передает христианина духу святости и чистоты, которому преемствует, наконец, дух сыноположения. Свойство первого - трудолюбивая ревность; свойство второго - теплота и сладкое горение сердца; свойство третьего-чувство сыновности, по которому исходит из сердца воздыхание к Богу: "Авва, Отче" (Рим. 8, 15). Смотри, на какой из этих ступеней находишься. Если ни на какой, прими заботу и попечение о себе, Епископ Феофан Затворник (107, 157-158).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение