страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

МИР (3)

"Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу"

(Иак. 4, 4)

Слово "мир" имеет два значения в Священном Писании.**

1. Словом "мир" обозначается все человечество в следующих и подобных им выражениях Писания: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него" (Ин. 3, 16-17). "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Ин. 1, 29).

2. Словом "мир" обозначаются те люди, которые ведут греховную жизнь, противную Божией воле, живут для времени, а не для вечности. Так надо понимать слово "мир" в следующих и подобных им выражениях: "Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир" (Ин. 15, 18-19). "Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек" (1 Ин. 2, 15-17). "Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу" (Иак. 4, 4). Блаженный Феофилакт Болгарский определяет мир так: Писание обычно называет миром житие грешных и пребывающих в грехе людей плотского мудрования, поэтому и Христос сказал ученикам Своим: "вы не от мира" (Ин. 15, 19). Они составляли часть живущих в мире людей, но, не пребывая в грехе, не были от мира (Толкование на Мф. 18 гл.). Большинство людей проводило и проводит жизнь греховную, мерзостную пред Богом, враждебную Богу; по этой причине и потому, что большинство врагов Божиих несоразмерно велико в сравнении с числом верных служителей Бога, большинство

* В теме "Мир (3)" слово "мир" рассматривается преимущественно в аскетическом значении как совокупность зла и страстей.-Ред.

** Епископ Игнатий (Брянчанинов) называет два значения слова "мир", имея в виду только "мир" в значении "космос". В церковнославянском языке (как и в русской гражданской орфографии до реформы 1917-1918 годов) это слово пишется через "и" десятеричное (мiр), в отличие от слова "мир" (ирини), где "и" восьмеричное. Например: "мир Мiрови Твоему даруй..." (из молитвы заамвонной).-Ред.

называется в Писании миром; относящееся к большинству приписывается всему человечеству. Так надо понимать слова евангелистов: "Был Свет истинный. Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли" (Ин. 1, 9-11). "Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы" (Ин. 3, 19). "Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого... Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их" (Лк. 6, 22, 26).

Не познало Спасителя большинство людей. Ненавидит и преследует злословиями и гонениями истинных слуг Божиих большинство людей. И так велико это большинство, что Слово Божие признало правильным приписать отвержение Богочеловека и гонение служителей Его всему человечеству. Что очень мало людей, живущих богоугодно, и очень много угождающих греховным и плотским похотениям своим, засвидетельствовал Господь:

"Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Мф. 7, 13-14; сравн.: Лк. 13, 23-24). "Оправдана премудрость" Божия весьма немногими "чадами ее" (Мф. 11, 19); немногие избранники познали ее, немногие отдали ей должную справедливость.

Истинные служители Истинного Бога! Изучите и узнайте установленное для вас Промыслом Божиим положение на время вашего земного странствования. Не попустите падшим духам обольстить и обмануть вас, когда они будут в приманчивой ложной картине представлять вам земное благосостояние и внушать желание его, стремление к нему, чтобы таким образом украсть и похитить у вас вечное сокровище ваше. Не ожидайте и не ищите похвал и одобрения от общества человеческого! Не ищите известности и славы! Не ожидайте и не ищите жизни бесскорбной, пространной, вполне удобной! Это-не ваш удел. Не ищите и не ожидайте любви от людей! Ищите всеми силами и требуйте от себя любви и соболезнования к людям. Довольствуйтесь тем, что немногие истинные служители Божии, с которыми по временам вы будете встречаться на жизненном пути, полюбят вас, с любовью и участием одобрят ваше поведение, прославят за вас Бога. Такие встречи не были часты и в цветущие времена христианства; в последнее время они сделались крайне редки. "Спаси, Господи, ибо не стало праведного, ибо нет верных между сынами человеческими. Ложь говорит каждый своему ближнему" (Пс. 11, 2-3).

Преподобный авва Дорофей превосходно объясняет слова святого апостола Павла: "для меня мир распят, и я для мира" (Тал. 6, 14). Монашествующим насущно необходимо знать это объяснение. Вот оно: Апостол говорит: "для меня мир распят, и я для мира". Какое между этим различие? Как мир распинается для человека и человек для мира? Когда человек отрекается от мира и делается иноком, оставляет родителей, имения, приобретения, торговлю, даяния другим и приятия от них, тогда распинается ему мир, ибо он оставил его. Это и значат слова апостола: "для меня мир распят". Потом он прибавляет: "и я для мира". Как же человек распинается для мира? Когда, освободившись от внешних вещей, он подвизается и против самих услаждений или против самого вожделения вещей, против своих пожеланий и умертвит свои страсти, тогда и сам он распинается миру и может сказать с апостолом: "для меня мир распят, и я для мира". Отцы наши, как мы сказали, распяв для себя мир, предались подвигам и распяли себя миру. А мы думаем, что распяли для себя мир, потому что оставили его и пришли в монастырь, себя же не хотим распять для мира, ибо любим еще наслаждения его, имеем еще пристрастия его, сочувствуем славе его, имеем пристрастия к яствам, к одеждам; если у нас есть какие-нибудь хорошие рабочие орудия, то мы пристрастны к ним и позволяем какому-нибудь ничтожному орудию производить в нас мирское пристрастие, как сказал авва Зосима. Мы думаем, что, выйдя из мира и придя в монастырь, оставили все мирское, но и здесь, ради ничтожных вещей, исполняем пристрастия мирские. Это происходит с нами от большого нашего неразумия: оставив великие и многоценные вещи, мы посредством каких-нибудь ничтожных удовлетворяем наши страсти. Каждый из нас оставил, что имел: имевший великое-оставил великое и имевший что-нибудь-и тот оставил, что имел, каждый по силе своей. И мы, приходя в монастырь, как я сказал, маловажными и ничтожными вещами питаем пристрастие наше. Однако мы не должны так делать, но как мы отреклись от мира и вещей его, так должны отречься и от самого пристрастия к вещам (Поучение первое). После этого объяснения понятна причина, на основании которой святой Исаак Сирин, писавший свои наставления инокам самой возвышенной жизни, то есть безмолвникам, затворникам и отшельникам, определяет мир так: мир есть общее имя для всех страстей. Если человек не узнает прежде, что есть мир, то он не сможет узнать и то, сколькими членами он удаляется от мира и сколькими привязан к нему. Находится много таких, которые двумя или тремя членами отрешившись от мира и в них отказавшись от общения с ним, возомнили о себе, что они чужды мира по всей своей жизни. Это случилось с ними оттого, что они не поняли и не увидели премудро, что они умерли для мира только двумя членами, а прочие члены их живут внутри плотского мудрования, принадлежащего миру. Впрочем, они не смогли даже ощутить страстей своих, не ощутив их, не могли позаботиться об исцелении себя от них. По исследованию (духовного) разума, для составления общего имени, объемлющего отдельные страсти, употребляется слово "мир". Когда хотим назвать страсти общим именем, именуем их миром, когда же намереваемся распределить их по частным названиям их, тогда именуем их страстями. Каждая страсть есть частное действие по началам мира (Кол. 2, 8). Где перестают действовать страсти, там остаются без действия начала мира. Страсти есть такие: вожделение богатства, стремление к собиранию разных вещей, телесное наслаждение, от которого блудная страсть; вожделение чести, от которого происходит зависть; желание начальствовать, кичение властью; украшение себя пышными одеждами и никчемными мелочами; человеческая слава, служащая причиной памятозлобия, страх телесный. Где эти страсти перестают действовать, там мир умер. И насколько некоторые из этих частей оставлены, настолько подвижник пребывает вне мира, который настолько же уничтожается, будучи лишен составных частей своих. Некто сказал о святых, что они при жизни были мертвы, ибо, живя во плоти, жили не для плоти. И ты всмотрись в себя, для каких из названных страстей ты жив? Тогда познаешь, насколько ты жив для мира и насколько умер для него. Когда поймешь, что значит "мир", тогда познаешь из вышеприведенных частных указаний, в чем ты связан с миром и в чем отрешился от него. Короче сказать: мир есть жизнь плотская и плотское мудрование (Святой Исаак Сирии, Слово 2). Мир есть блудница, привлекающая к своей любви тех, которые устремляют взоры к ней с вожделением ее красоты. Тот, кто хотя бы отчасти увлечен любовью к миру и опутан им, не может избавиться от рук его, пока мир не лишит его Жизни Вечной. Когда мир вполне обнажит человека и вынесут его из дома его в день его смерти, тогда познает человек, что мир-льстец и обманщик. Подвизающийся выйти из тьмы мира, пока находится еще среди него, не может видеть оплетений его. Мир держит в оковах не только учеников, чад и пленников своих-он и нестяжателей, и подвижников, и возвысившихся над ним начал уловлять на дела свои различным образом, попирает их и повергает себе под ноги" (Слово 21).

Основываясь на этих понятиях о мире, преподаваемых нам Священным Писанием и святыми отцами, мы повергаем перед возлюбленными братьями нашими, иноками, совет и убедительнейшее моление: убоимся служения миру! Этому служению могут подпасть даже подвижники, не внимающие себе строго. Это служение может совершаться при посредстве ничтожных пристрастий к ничтожным предметам. Примем все меры, все предосторожности к предохранению себя от любви к миру! Не сочтем маловредным никакого, будто бы ничего не значащего пристрастия! Не сочтем маловажным никакого, даже малейшего уклонения от Евангельских заповедей. Не предадим забвению грозного изречения, которым возгремел святой апостол Иаков: "Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто восхочет быть другом миру, тот становится врагом Богу" (Иак. 4, 4). Всякое пристрастие есть в духовном смысле прелюбодеяние для инока, который должен любовь свою всецело устремлять к Богу, как и псалмопевец говорит: "Любите Господа, все праведные Его" (Пс. 30, 24). "Удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого отступающего от Тебя" (Пс. 72, 27). При служении миру невозможно служение Богу, его и нет, хотя бы болезненному взору рабов мира оно и казалось существующим. Его нет! а то, что представляется, есть не что иное, как лицемерие, притворство, обман себя и других. Друг мира становится непременно, может быть незаметно для себя, злейшим врагом Бога и своего спасения. Любовь к миру вкрадывается в душу как вор, пользующийся мраком ночи-нерадением и невниманием к себе.

Любовь к миру способна совершать величайшие беззакония, величайшие злодеяния. Ужасный пример этого видим в иудейском духовенстве, современном земной жизни Богочеловека. Оно впало в любовь к миру: заразилось расположением к почестям, к славе, к похвалам человеческим; оно пристрастилось к сребролюбию и любви к имению; оно впало в сластолюбие и разврат; оно предалось грабительствам и всякого рода неправдам, а для того чтобы сохранить свое положение в народе, оно облеклось в личину строжайшего богоугождения, самого мелочного исполнения обрядовых постановлений и преданий старцев. Что было следствием любви к миру? Решительное отчуждение от Бога, перешедшее в ослепленную и исступленную ненависть к Богу. Иудейское духовенство противостояло с ожесточением Богочеловеку, когда Он явил Себя миру; оно противостояло Ему, имея полное убеждение в Его Божественности, как это засвидетельствовал Никодим, один из членов верховного иудейского собора- Синедриона (Ин. 3, 2). Иудейское духовенство решилось на богоубийство и совершило его, зная точно, что оно действует против Мессии, и в омрачении своем высказывая это сознание в тех насмешках, которыми оно осыпало спасительную для мира Жертву на её Жертвеннике-Кресте. "Других спасал, а Себя Самого не может спасти" (Мф. 27, 42),-говорили архиереи, книжники, старцы и фарисеи, не замечая того, что они произносят осуждение самих себя: они сознаются, что предали на распятие Того и поносят Того, Кто чудесным образом. Божественной силой и властью спасал других. (Что иудейский Синедрион совершил богоубийство при совершенном понимании дела, это засвидетельствовал и обратившийся в христианство иудейский священник Аффоний, современный Христу и Богоматери. Четии-Минеи. 15 августа, повествование об Успении Пресвятой Богородицы). Иудейское духовенство едва услышало весть о рождении Богочеловека, как возненавидело Его, приняло меры, чтобы избавиться от Него. Это ясно видно из Евангелия. Когда волхвы принесли в Иерусалим весть о рождении Царя Иудейского- Христа, тогда смутился иудейский царь Ирод, смутилась вместе с ним и вся иудейская столица (Мф.2, 3). Естественно было смутиться, замечает блаженный Феофилакт Болгарский, иудейскому государю вестью о рождении нового Царя Иудейского, который, следовательно, должен был завладеть его престолом и лишить власти или его, или его потомство. Но от чего было смущаться Иерусалиму при вести о рождении Мессии,- Иерусалиму, который в течение многих веков ожидал обетованного Мессию, своего Избавителя, свою Славу, Иерусалиму, вся религия которого состояла в вере в грядущего Мессию и в приготовлениях к принятию Его? Иерусалим смутился от того, что нравственность иерусалимлян была растленной. Столица поняла тонким чутьем, что новый Царь, Царь Правды, потребует отвержения безнравственности, потребует истинной добродетели, не обольстясь и не удовлетворясь добродетелью притворной, лицемерием. По причине любви к миру жителей Иерусалима, для них приятнее было вынести чудовище Ирода, чем Царя-Бога. Угадывая с верностью душевное отношение тирана, лицемера и лицедея, какими были и члены Синедриона, они при первом вопросе о месте рождения Мессии, решительно, не остановившись и не задумавшись, с точностью указывают Ироду место рождения Мессии, предают Мессию в руки убийцы. Христос рождается в Вифлееме Иудейском, говорят они и, чтобы усилить отзыв, добавляют: "ибо так написано через пророка", и объявляют поразительной точности пророчество (Мф. 2, 5-6). Противное этому расположение заставило бы их дать ответ уклончивый, скрыть место (о враждебном, убийственном расположении иудей-ского духовенства к новорожденному Младенцу-Господу смотри Четии-Минеи 29 декабря, в описании избиения вифлеемских мла-денцев). Евангелие приписывает любящим мир все злодеяния, совершенные людьми, начиная от убийства Каином Авеля (Мф. 23, 35). Миролюбцы, во время земной жизни Богочеловека, завершили свои злодеяния отвержением Христа и богоубийством (Мф. 23, 32), а в последние времена мира завершат принятием антихриста и воздаянием ему божеской почести (Ин. 5, 43). Страшна любовь к миру! Она входит в человека неприметным образом и постепенно, а войдя, делается его жестоким и неограниченным владыкой. Постепенно приготовились люди и стяжали душевное настроение, способное к богоубийству; постепенно они приготовляются, стяжают настроение и характер, способные к принятию антихриста (2 Сол. 2, 7-12).

Превосходно изложил суетность любви к миру и его пагубные последствия святой мученик Севастиан в словах к тем мученикам, которые любовью к родственникам и семейству поколебались в подвиге. Святой Севастиан говорил им: "О крепкие воины Христовы! Вот, великодушием вашим вы уже мужественно приблизились к торжеству, а ныне хотите уничтожить вечный венец ради ублажения ваших родственников! ...Те, которых вы видите плачущими, радовались бы ныне, если бы знали то, что знаете вы. Но они полагают, что только и есть та жизнь, которая в этом мире, и что после окончания ее смертью тела нет жизни для души. Если бы знали, что существует другая жизнь, бессмертная и безболезненная, в которой царствует непрестанная радость, то поистине они постарались бы с вами перейти к ней и, вменив ни во что временную жизнь, возжелали бы Вечной. Эта настоящая жизнь скоротечна и столь непостоянна и неверна, что никогда не могла сохранить верности даже своим поклонникам. Всех, надеявшихся на нее от начала мира, она погубила; всех желавших ее, обольстила; надо всеми гордящимися ею надругалась; всем солгала; никого не оставила не обманутым в надежде своей и не посрамленным в уповании, но вполне явила себя ложной. О, если бы она только обманывала, а и не вводила в лютые заблуждения! Горестнее всего то, что она приводит поклонников своих ко всем беззакониям. Она обольщает чревоугодников объядением и пьянством, сластолюбивых побуждает к прелюбодеянию и всякого рода осквернениям. Она учит вора красть, гневливого-приходить в ярость, лжеца-обманывать. Она разлучает мужа с женой, сеет вражду между друзьями, ссоры между кроткими, неправды посреди праведных, соблазны посреди братий. Она отнимает правосудие у судей, чистоту у целомудренных, разум у разумных, благонравие у нравственных. Вспомним и самые страшные злодеяния, к которым она приводит своих поклонников. Если брат убил брата, сын-отца, друг умертвил друга, то по чьему наущению совершились такие беззакония? по чьему мановению? при каких нужде и уповании? Не ради ли настоящей жизни, слишком любя которую люди ненавидят друг друга и причиняют друг другу зло, ища каждый для себя наибольшего благополучия? По какой причине разбойник убивает путешественника, богатый притесняет убогого, гордый обижает смиренного и всякий, повинный злу, гонит неповинного? Поистине, все это злое делают служащие этой жизни и желающие долгое время пребывать в ее любви и наслаждении ее любовью. Она, советуя все злое своим приверженцам и служителям, предает их своей дщери, от нее рожденной, вечной смерти, в которую низверглись первые люди по той причине, что, будучи созданы для Вечной Жизни, предались любви к временной, поработились чревоугодием, сластолюбием и похотением очей, а оттуда ниспали в ад, не взяв с собой ничего из земных благ. ...Действительно, безрассуден тот, кто боится потерять скоропреходящую жизнь для приятия другой, Вечной, в которой наслаждения, богатство, радости так начинаются, что никогда не оканчиваются, но пребывают бесконечными вовеки. Кто не любит этой присносущной жизни, тот напрасно губит и временную жизнь, впадает в вечную смерть, остается связанным во аде, где неугасимый огонь, постоянная скорбь, непрестанные муки, где живут злые духи... О, если бы можно было умереть среди этих страшилищ и мук! Но, что всего страшнее, там не перестают жить, чтобы умирать непрестанно; не уничтожаются до конца, чтобы без конца мучиться..." (Четии-Минеи, 18 декабря).

Правильная земная жизнь состоит в приготовлении себя во время ее к Жизни Вечной.

Братия! Совершим наше кратковременное земное странствие, занимаясь единственно богослужением, заимствуя от мира только необходимое. Апостол сказал: "Великое приобретение-быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу" (1 Тим. 6, б-9). К такому же нравственному бедствию, к какому приводит человека сребролюбие, приводят славолюбие и сластолюбие; из этих трех главных страстей состоит любовь к миру. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 301-312).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение