страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

ПОКАЯНИЕ

Ветхозаветные очистительные жертвы - прообраз Крестной жертвы Христа

Я иду тем же путем, которым некогда Моисей вел по пустыне из Египта народ израильский. Вспомнив его, я мысленно вступаю в его время и, как бы глядя на совершающееся теперь, иду за полком израильским. Вот я догнал его, когда он стоял на некоем месте, и смотрю, что делается. Совершают жертву: по повелению вождя Моисея и архиерея Аарона священник Елеазар закалает юнца в жертву за людские грехи (Чис. 19, 3). Присматриваюсь к церемонии, с которой они совершают свою жертву. Выпустив в сосуд кровь из заколотого юнца, они ее сохранили, а тело юнца сожгли в пепел вне стана, сожгли не на простых дровах, а на кедровых, и пепел потом также собрали в сосуд. После этого принесли воду из ключа и этой водой растворили пепел. Сделав это, люди пошли к той жертвенной святыне, а священник Елеазар со своими товарищами, взяв новые кропила, обмакивают их в кровь и пепел, растворенный водой, и кропят каждого. Таким образом люди очищались от своей нечистоты. Дивная церемония! Поскольку же все ветхозаветное было тенью и прообразом новоблагодатного, ищу, что предзнаменовали юнец, кедр, вода и пепел? Святой апостол Павел объясняет, что все это было .предзнаменованием Самого Христа, Спасителя нашего, который был жертвой Богу и Отцу для очищения грехов всего мира, который, будучи заклан, излил за нас Кровь и воду. Апостол говорит так: "если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел" (Евр. 9, 13-14). Теперь само обнаруживается ясное толкование. Юнец-Христос; кедровые дрова-Крест; телец сжигался вне стана и Христос пострадал вне Иерусалима, согласно апостолу: "и Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат" (Евр. 13, 12). Будучи заклан гвоздями и копьем. Он источил из Пречистых Своих ребер Кровь и воду; этой водою и Кровию очищаются и освящаются люди. Что же прообразовал пепел? Смерть и Воскресение, как Христово, так и наше. Как Христос был положен во гроб, как мертвый, вменен в прах земной, но как птица феникс* Он ожил из праха и воскрес из гроба, так и мы, превратившись после смерти в прах земной, снова оживем из праха и восстанем. Святитель Димитрий Ростовский (103, 220-221).

"Я соединился с Божеством Твоим, и сделался Телом Твоим чистейшим"

О как безмерно благоутробие Твое, Спаситель! Как Ты удостоил меня стать членом Твоим, меня, нечистого, погибшего и блудного? И как облек меня в светлейшую одежду, блистающую сиянием бессмертия и претворяющую в свет все мои члены? Ибо Пречистое и Божественное Тело Твое все блистает огнем Божества Твоего, растворившись и неизреченно смешавшись с Ним. Итак, Ты и мне даровал его, Боже мой, ибо эта нечистая и тленная храмина тела моего соединилась с Пречистым Твоим Телом, и кровь моя смешалась с Кровию Твоею. Знаю, что я соединился и с Божеством Твоим, и сделался Телом Твоим чистейшим, членом Твоим блистающим, членом поистине святым, членом светлым, прозрачным и сияющим. Я вижу красоту Твою, вижу сияние, как в зеркале, вижу свет благодати Твоей и изумляюсь неизреченному чуду света, прихожу в исступление, замечая себя самого, из какого каким-о чудо!-я стал, и

* Образ птицы феникса (финикс, фойникс), согласно др.-греч, мифологии многократно возрождающейся на протяжении своей жизни, употреблялся как прообраз Воскресения некоторыми из святых отцов, как, например, святителем Кириллом Иерусалимским: "Через каждые 500 лет, прилетая в страну египетскую... сделав из ладана, смирны и других благовонных веществ себе гнездо, и... вошедши в него, феникс явно умирает и согнивает. Потом из согнившей плоти умершего феникса рождается некий червь, а тот, выросши, преобразуется в птицу. Потом сказанный выше феникс, оперившись и став совершенным фениксом, каким был прежде, возносится в воздух таким же, каким умер" (Творения. Сергиев Посад, 1893, с. 262- 263).- Ред. страшусь, и стыжусь себя самого, и как бы Тебя Самого почитаю и боюсь, и совершенно недоумеваю в заботе о том, где бы мне сесть, и к кому приблизиться, и где склонить эти члены Твои, для каких дел и деяний мне употребить их-эти страшные и Божественные члены... Преподобный Симеон Новый Богослов (59, 123-124).

Без огненного очищения здесь- не спастись от огня вечного

Сердцем упражняйся в незлобии, а телом в чистоте, то и другое сделает тебя храмом Божиим. Преподобный Нил Синайский (48, 239).

"Всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится" (Мк. 9, 49). Перед этим Господь говорил о том, что должно быть готовым на всякого рода пожертвования и на всякие дела самоотвержения, лишь бы устоять на добром пути. Хоть бы жертвы эти были дороги нам, как глаз, или необходимы, как правая рука, надо принести их, не задумываясь. Ибо если пожалеешь принести такую жертву, а вследствие того увлечешься с правого пути на неправый, то принужден будешь в будущей жизни страдать вечно. Итак, принеси жертву, болезненную и скорбную, здесь, чтобы избежать мучений там. Без огненного очищения здесь нельзя спастись от огня вечного. Всякий, желающий спастись, должен быть осолен огнем, пройти огненное очищение. Все мы, по закону сотворения, должны принести себя в жертву Богу, но всякий из нас нечист. Надо, значит, очистить себя, чтобы стать жертвой, приятной Богу. Но стань себя очищать, отрывать страсти от души-станет больно, будто обожжешься огнем. Это действие внутреннего самоочищения похоже на действие огня, очищающего металл. Металл бесчувствен. Если бы дать ему чувство, то он и очищение и жжение чувствовал бы одновременно; это самое происходит и в самоочищающемся человеке. Пройдя это действие, он бывает как бы весь пережжен огнем. Очистительный огонь проходит по всем частям его, как соль проникает осоляемое тело. И только тот, кто подвергается этому действию, бывает настоящей богоугодной жертвой. Потому и необходимо всякому быть осоленным огнем, подобно тому как в Ветхом Завете всякая жертва осолялась прежде принесения ее во всесожжение. Епископ Феофан Затворник (107, 439-440).

САМООПРАВДАНИЕ

Оставив легкое бремя, то есть самоукорение, мы возложили на себя тяжелое-самооправдание. Авва Иоанн Колов (82, 288).

Отвергни оправдания и будешь спокоен в краткие дни твоего земного странствия. Преподобный Пимен Великий (82, 335).

Лучше всегда признавать себя виновным, чем себя оправдывать. Бог только тех оправдывает, которые признают себя грешниками, а тех, которые сами себя оправдывают, оставляет с их правдой. Если будем признавать себя виновными и грешными, тогда Бог благодатью Своею оправдает нас во Христе Иисусе. Хотя перед людьми мы можем быть не виноваты, но перед Богом всегда виновны. Поэтому лучше себя всегда и везде признавать виновными. Такое смиренное признание делает человека угодным Богу и людям. Святитель Тихон Задонский (104, 1647).

СОКРУШЕНИЕ

Прекрасно сердечное сокрушение, оно врачует человеческие души (25, 510).

Если хочешь, чтобы Бог даровал тебе слезы сокрушения и бесстрастие, непрестанно приводи себе на память свой гроб (26, 593).

Восстань, душа, состарившаяся в грехах, и обновись покаянием. Из сокрушения и слез раствори себе лекарство и лечи раны падшего образа (28, 323).

Принеси от души покаяние и несколько слез урони на уязвляющий тебя грех-и пагубная рана совершенно заживет. Но если один обычай влечет тебя к Врачу, то не получишь здоровья; только слезами и сокрушением врачуется болезнь (113, 558).

Диавол не дает нечестивым одуматься, пугая их покаянием. А покаяние, видя хитрость его, подходит с лаской и говорит: "Только вспомни о Боге, и я потружусь за тебя. Представь Его милосердие, и я буду ходатайствовать за тебя с воздыханиями. Слегка только воздохните, грешники, в покаянии-и сделаю вас Божиими слугами". И пророк Исаия сказал: "оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы" (Ис. 30, 15). Вот, говорит покаяние, приведу тебе и свидетельство (из слова Божия), только покайся. Если согрешивший воздохнет, то с воздыханием отойдет от него и бремя, возложенное змием; по облегчении же ума отгонит он от себя и мглу неведения, и око душевное сделается ясным, и скоро покаяние поведет душу к спасению. Тогда грешник не только будет воздыхать, но и с великой скорбью проливать слезы. Почему? Потому что душа, после долговременного разлучения с Богом, увидев Его, как Отца, побуждается к пролитию слез; оттого, что наконец увидела Родителя, проливает она слезы и преклоняет к себе Бога, ибо любит отеческое благословение и таким образом очищается от всего, до чего доведена была змием (113, 557).

Дождь и роса посылаются даром, но земледелец не должен поэтому спать и прекращать сеяние и возделывание земли. Исцеление для грешника всегда готово, однако мы не должны переставать молиться об оставлении грехов. Если земледелец не посеет, ему не поможет дождь; если грешник не будет молиться, его не исцелит и благодать. Как врач, так и Бог взывает: покажи мне рану твою и исцелю тебя. Он хочет видеть твое обращение и тогда излечит тебя. Преподобный Ефрем Сирин (113, 556).

Кающийся должен удалить себя от мира, жить вдали от других один, трудясь в безмолвии, оплакивая свои грехи, очищая ум от мыслей мира сего и наблюдая за собой, чтобы никому не досадить, никого не оскорбить, но себя смирять, оскорблять, непрестанно осуждать, укорять и обличать, пребывать в болезни сердечной, многом утеснении, в сокрушении сердца, умоляя Бога и прося у Него милости. Изречения безымянных старцев (82, 380).

Человек не может увидеть своих грехов, пока не разлучится с ними разлукой, исполненной труда и горести. Достигшие этого состояния обрели плач и молитву. Вспоминая лукавую дружбу свою со страстями, они не смеют воззреть к Богу и пребывают в постоянном сокрушении духа. Преподобный авва Исаия (82, 198).

Кающиеся должны горько плакать и совершать от всего сердца и все остальное, что свойственно покаянию. ...Покаяние требует, чтобы человек сперва возопил в себе и сокрушил свое сердце, потом стал добрым примером для других, а для этого сделал себя слышимым и объявил образ покаяния. Святитель Василий Великий (113, 555).

Пролей передо мною горькие и обильные слезы, и я соединю мои слезы с твоими: в соучастника и общника твоей скорби прими священника, как отца... Священник так сокрушается о грехах того, кого принимает по вере вместо сына, как скорбел Иаков, увидев одежду Иосифа... Поэтому на родившего тебя в Боге ты должен полагаться больше, чем на родивших тебя по телу. Смело открывай ему свои секреты, открывай ему тайны духа, как тайные раны врачу; он позаботится о твоем здоровье. Святитель Григорий Нисский (113, 556).

Вы, братия возлюбленные ... каясь и сокрушаясь, рассмотрите ваши грехи; сознайте тягчайшую вину своей совести, откройте очи сердца к уразумению вашего преступления... Чем больше мы согрешили, тем более мы должны оплакивать грех. Святитель Киприан Карфагенский (113, 555).

Как ... огонь с водою, так, думаю, невозможно совместить наслаждение (земными благами) с сокрушением, потому что они противоположны и взаимно исключают друг друга (35, 143).

Немаловажное дело и один день провести в сокрушении о грехах, устремить свой взор к высшей мудрости и дать душе хоть немного успокоиться от житейских забот (35, 814).

Но чрезмерное уныние (из-за грехов), нередко отнимая естественную рассудительность, может подавить душу и сделать ее неспособной ни к чему доброму (35, 834).

Велик огонь греха, но угасает от немногих слез, потому что слеза гасит пожар греховный (36, 372).

Восплачь о грехе, чтобы тебе не восплакать о наказании; оправдайся перед Судиею, прежде чем предстанешь перед судилищем (36, 373).

Для грешника нет большей пользы, чем всегда иметь в уме и перед глазами свои грехи и как можно чаще сокрушаться и испытывать себя. Ничто скорее этого не угашает гнев Божий-ни посты, ни бдения, ни что-либо иное в этом роде (40, 303).

Не говори только: "Я грешник", но и старайся избавиться от этого позора; не говори только, но и сокрушайся. Если ты сокрушаешься, то прилагаешь старание; если не стараешься, то и не сокрушаешься (43, 325).

Плачь и стенай, когда согрешишь, не о том, что будешь наказан, так как это ничего не значит, но о том, что ты оскорбил своего Владыку, Который так кроток, так любит тебя, так заботится о твоем спасении, что и Сына предал за тебя. Вот о чем плачь и стенай, и делай это непрестанно, потому что в этом и состоит исповедание (44, 512).

Кто любит Христа, как должно любить, тот сам не потерпит остаться без наказания, хотя бы Христос и простил его, ибо одно оскорбление Его составляет уже величайшее наказание. Не то прискорбно любящему, что за оскорбление любимого им терпит какое-нибудь зло, но всего более то, что оскорбил любимого... Так будем рассуждать и мы, горько плакать о том, что так неблагодарно оскорбляем Благодетеля своего! (113, 557).

Если плач Петра изгладил столь великий грех, то как тебе не загладить греха, если будешь плакать? Ибо отречение от своего Господа было преступление не малое, но великое и весьма важное и, однако, слезы загладили грех. Плачь же и ты о грехе своем, только плачь не просто и не для вида, но горько, как (плакал) Петр; изведи потоки слез из самой глубины души, чтобы Господь, умилосердившись, простил тебе прегрешение (113, 555).

Когда согрешишь, стенай не о том, что тебя накажут, но о том, что ты оскорбил Бога твоего, столь милосердного, столь любящего тебя и так заботящегося о твоем спасении, что Он предал ради тебя Сына Своего на смерть. Святитель Иоанн Златоуст (113, 555).

Без сердечного сокрушения невозможно освободиться от пороков. А сердце приводится в сокрушение трояким воздержанием: от сна, от пищи и от телесного покоя. Преподобный Нил Синайский (48, 239).

Кто не знает себя и не чувствует, в каком бедственном находится он состоянии, и не ищет этого, у того попусту пропадут посты и милостыни, какие он совершает. Ибо жертва, приятная Богу, есть только дух сокрушенный, и только за такую жертву подается отпущение грехов, и для такой жертвы бывают и посты, и молитва, и милостыня. Вот таинство христианской жизни и вот как должен поступать всякий христианин (60, 161).

Пусть кто-нибудь соберет все свое имущество и раздаст бедным, пусть постится, совершает бдения, спит на голой земле, творит молитвы день и ночь, но не взыщет от Бога стяжать себе сердце сокрушенное и смиренное... он не получит никакой пользы от своих трудов. Поэтому надлежит искать ту единую стезю, на которой можно стяжать сокрушенное и смиренное сердце, ибо кто стяжет такое сердце, тот будет шествовать по земле, как бы шествовал на Небе, в Царствии Небесном. Сокрушенные и смиренные сердцем и в последний час получают удостоверение, что они помилованы милостивым Богом, и уходят в иной мир, радуясь и веселясь. Так велик этот ни с'чем не сравнимый дар Божий. Он есть основание восхождения по лествице добродетелей и нисхождение дара чудотворений и знамений; есть воскресение душ, бывающее еще в настоящей жизни прежде Общего Воскресения тел; есть избавление, для которого Бог Отец дал Сына Своего, чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел Жизнь Вечную (60, 272).

От всей души взыщем умиленное сокрушение-царя добродетелей. Кто взыскивает его от всей души и от всего сердца, тот и находит. И лучше скажу: оно само идет и находит того, кто ищет его с усердием. И пусть имеет кто сердце, более твердое, чем медь или железо, или даже алмаз, как только придет оно, тотчас делает это сердце более мягким, чем воск. Ибо умиленное сокрушение есть некий божественный огонь, расплавляющий горы и камни, превращающий их в луга и сады. Оно изменяет души, приемлющие его, и бывает внутри их источником живой воды, которая непрестанно бьет ключом, течет, как из родника, и напояет души, приемлющие с теплой верой Слово Божие. Прежде всего оно смывает скверну грехов у тех, которые делаются причастниками его, потом... оно смывает и страсти... И не только это делает, но как некий пламень пробегает (по всему составу нашему), мало-помалу сжигает и опаляет эти страсти, как терния, и наконец совсем уничтожает их. Это умиленное сокрушение сначала делает то, что стяжавший его горит сильным желанием совершенно избавиться и очиститься от страстей, потом возбуждает желание тех благ, которые уготованы от Бога любящим Его. И все это делает божественный огонь сокрушения с помощью слез. А без слез ни в нас, ни в ком-либо другом никогда не бывало ничего такого и не будет. Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 269).

Святой Давид говорит: "Жертва Богу-дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь. Боже" (Пс. 50, 19). Это бывает, когда мы сокрушаемся печалью о грехах, имеем в сердце печаль, и эта "печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению" (2 Кор. 7, 10). Этого от нас требует Сам Бог: "Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему" (Иоил. 2, 13). Такой дух и сердце есть жертва, приятная Богу. Такое сокрушенное сердце Бог не уничижит. На такую жертву с высоты Своей призирает Бог и Своими милосердными отеческими очами смотрит на приносящего ее. Такую жертву принес апостол Петр, когда отрекся от Христа, "и выйдя вон, плакал горько" (Мф. 26, 75). Эту жертву и мы, христиане, должны приносить на жертвеннике нашего сердца, чтобы и на нас милосердием призрел Господь (104, 1929-1930).

Сокрушение открывает путь благодати (104, 1931).

Истинное сожаление и печаль по Боге состоят в том, чтобы христианин сокрушался и сожалел не из-за лишения Вечной Жизни и последующей казни в аду, но из-за того, что он Бога, Создателя, Искупителя и Промыслителя своего, Которого должен более всего почитать, любить и слушать, не почитал, не любил и не слушал, но больше, чем Бога, любил себя, мир и грех. Это истинная печаль по Боге. О том нужно печалиться христианину, что он не отдавал Богу должного. Имеющий такую печаль, хотя бы и Вечной Жизни и геенны не было, будет печалиться, плакать, и стыдиться, и сам себя упрекать (104, 1933).

Устное исповедание без сердечного сокрушения не приносит пользы (104, 1935).

Видел ли ты, что делает сын, когда своего отца, от которого рожден И которым воспитан, оскорбит ослушанием и грубыми поступками?

Обвиняет себя, плачет и сокрушается сердцем, и считает себя достойным наказания из-за того уже, что своего отца прогневал и оскорбил. Этот пример учит нас каяться и жалеть, что грехами прогневляем и оскорбляем Бога. Если сын по плоти, прогневав своего отца, жалеет, тужит и винит себя, тем более христианам нужно жалеть, сокрушаться, тужить и винить себя и признавать достойными наказания, если прогневают Бога, Небесного Отца, Который весь-одна Любовь, Благость и Святость. Святитель Тихон Задонский (113, 556).

Внимание и сокрушение духа-вот та клеть, которая дана в пристанище кающимся грешникам. Она-преддверие святилища. В ней будем укрываться и заключаться от греха (109, 265-266).

Чтобы покаяние было действительным, доставило нам спасение и вечное блаженство, надо стяжать в самих себе, в наших душах покаяние; надо, чтобы самый дух наш сокрушился и смирился от приятной Богу печали, рождающейся от сознания и ощущения своей греховности; надо извергнуть из себя самомнение, в каком бы виде оно ни присутствовало в нас (111, 379).

Если христианин будет стараться жить по заповедям и ежедневно проверять себя, то мало-помалу он стяжет сокрушение духа, которое еще далеко отстоит от покаяния-видения (111, 453).

Покаяние составляется из исполнения всех Евангельских заповедей. Евангельские заповеди можно исполнять точно и богоугодно только из сердца сокрушенного и смиренного. Дух жительства по Евангельским заповедям-покаяние. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (82, 413).

Брат безмолвствовал в монастыре и постоянно молился так: "Господи! Нет во мне страха Твоего; пошли мне или тяжкий недуг, или напасть, чтобы хоть таким образом окаянная душа моя пришла в страх Твой. Знаю, что грех мой сам по себе непростителен; много и тяжко согрешил я пред Тобою, Владыко, но ради милости Твоей, по святой Твоей воле, прости мне грехи мои. Если же и этого не может быть, то помучь меня здесь, чтобы здешними муками была несколько ослаблена мука будущая. Начни казнить меня отсюда, Владыко, казнить не в гневе Твоем, а в человеколюбии". Брат провел целый год, молясь таким образом в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. В то же время постоянно соприсутствовала в нем мысль: какое значение имеют слова Господа "Блаженны плачущии, ибо они утешатся"? (Мф. 5,4). Однажды, когда брат, объятый печалью, по обычаю сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился ему Христос, воззрел на него милостиво и сказал тихим голосом: "Что с тобою? О чем ты плачешь?" Брат отвечал Господу: "Господи! Я пал". Христос сказал: "Встань". Брат отвечал, сидя на земле: "Не могу встать, если Ты не прострешь руки Твоей и не поднимешь меня". Господь простер руку и поднял его. Явившийся опять сказал тихо: "Что ты плачешь, о чем скорбишь?" Брат отвечал:

"Господи! как мне не плакать и не скорбеть, если я так прогневал Тебя?" Тогда Христос простер руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его сердце, сказал: "Не скорби. Бог поможет тебе. Я уже не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил Кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние". Брат, придя в себя по окончании видения, ощутил сердце свое исполненным неизъяснимой радости и принял извещение, что Бог сотворил милость с ним. Прочее время своей жизни он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел к Богу в этом настроении исповедания. Отечник (82, 436-437).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение