страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

КРОТОСТЬ

Кротость - признак великой силы

Подвижник (Христов) как можно более должен быть исполнен кротости, потому что он или приобщился или желает приобщиться Духа кротости, а приемлющий в себя этого Духа должен уподобляться Приемлемому. Святитель Василий Великий (8, 353).

Блажен человек, который (подражая Господу) с кротостью несет на себе до конца иго Владыки Христа (25, 191).

Приобретайте кротость, потому что кроткий украшен всяким добрым делом. Кроткий, если и обижен - радуется; если скорбен - благодарит, и гнев укрощает любовью (25, 16).

Кроткий, принимая на себя удары, остается тверд; во время ссоры спокоен; в подчинении доволен, не уязвляется гордыней, в унижениях радуется, заслугами не превозносится, не кичится, со всеми живет в мире. Преподобный Ефрем Сирин (25, 17).

Нет ничего могущественнее кротости. Как вода погашает сильно горящее пламя, так и слово, сказанное с кротостью, утишает гнев, воспламененный сильнее огня в печи. От кротости происходит двоякая польза: и сами мы обнаруживаем в себе кротость, и, успокоив раздраженный дух брата, спасаем от потрясения его рассудок (38, 634).

Тогда особенно и нужно показывать кротость, когда мы имеем дело со злобными и враждебными; тогда и открывается ее сила, тогда и сияют ее действенность, достоинство и польза (39, 370).

Каким образом мы можем стяжать кротость? Если будем постоянно размышлять о своих грехах, если будем скорбеть и плакать (42, 398).

Великое нужно старание, чтобы знать, в чем состоит кротость. Старание необходимо потому, что с кротостью смешивается малодушие. Каждому нужно смотреть, чтобы, предаваясь пороку, не приписывать себе добродетели (43, 418).

Всякий кроткий склонен к человеколюбию и не может перенести пренебрежения к находящемуся в нужде, считая бедность других несчастьем для себя (46, 387).

Бог не столько любит род человеческий за девство, за пост, за презрение имущества, за готовность простирать руку нуждающимся, сколько за кротость и достойные нравы (46, 387).

Много добродетелей, необходимых христианам, но больше всех - кротость, потому что только сияющих ею Христос называл ревнителями Божиими (46, 390).

Хотя бы ты творил чудеса, хотя бы воскрешал мертвых, хотя бы делал что-нибудь другое подобное... никогда не будут удивляться тебе в такой мере, как видя тебя кротким, добрым, обходительным (46, 484).

Кротостью называется не только то, когда кто-нибудь переносит обиды от сильных людей, но когда уступает, будучи оскорбляем и людьми, которые считаются низшими (46, 531).

Не будь кроток с одним и дерзок с другим, будь кроток со всеми, будет ли то друг или враг, великий человек или малый... Святитель Иоанн Златоуст (46, 532).

Кротость есть устроение души, которая и в чести, и в бесчестии пребывает одинаковой (57, 88).

Кротость есть подательница радости, подражание Христу, свойство ангельское, узы на бесов и щит против огорчения (57, 158).

Кротость есть утверждение терпения... мать любви, начало духовного рассуждения (57, 158).

Кротость ходатайствует об отпущении грехов, она дает дерзновение на молитве, становится вместилищем Святого Духа. Преподобный Иоанн Лествичник (57, 158).

Истинно кроткий не может перенести только преступление Божиих заповедей ни в каком человеке. Но и при этом он плачет о преступающих эти заповеди и грешащих, и так же искренне, как если бы сам грешил. Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 205).

Господь требует уподобления детям - не возвращения в детский возраст, но отречения от злобы, чтобы в нас была детская простота. Преподобный Исидор Пелусиот (116, 67).

"Се, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы" (Мф. 12, 18-21, Ис. 42, 1-4).

Этим пророк прославляет кротость и неизреченное могущество Христово, открывает великую и широкую дверь язычникам, предсказывает несчастья, которые постигнут иудеев, и показывает единомыслие Христа с Отцом... Если Христос избран Богом, то Он нарушает Закон не как противник или враг Законодателя, но как согласно с Ним мыслящий и поступающий. Потом, возвещая о кротости Его, говорит: "...не воспрекословит, не возопиет". Христос желал исцелить их больных, но когда они отвергли Его, то Он и не противодействовал им. Далее, показывая Его силу, а их слабость, говорит: "...трости надломленной не пере ломит". Ибо легко было Христу переломить их всех, как трость, и притом уже надломленную. "И льна курящегося не угасит". Здесь изображает воспламенившийся гнев иудеев и силу Христову, могущую укротить этот их гнев и весьма легко погасить его. А это показывает Его великую кротость. Что же? Всегда так будет? И Он до конца будет терпеть злоумышляющих и неистовствующих против Него? Нет! Но когда совершит Свое дело, тогда и начнет доказывать, ибо это выражается словами: "...доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы". Так, как и Павел говорит: "...готовы наказать всякое непослушание, когда ваше послушание исполнится" (2 Кор. 10, 6). Что же значат слова: "...доколе не доставит суду победы"? Когда совершит все Свои дела, тогда произведет месть, и месть совершенную. Святитель Иоанн Златоуст (115, 512).

Господь наш был укоряем, но Сам не укорял; тем учит нас кротко и терпеливо обходиться с врагами нашими, укоряющих не укорять и злословящих не злословить, но или молчать, или без гнева и с кротостью отвечать праведное. Если Господь наш, и безгрешный, укоряемый, не укорял, тем более мы, рабы его и грешники, должны делать это и Господу нашему подражать (104, 904).

Как огонь огнем не гасится, так и гнев гневом не побеждается, но еще больше разжигается. А кротостью часто и самые свирепые враги преклоняются, умягчаются и примиряются (104, 904).

Ненавидь вражду, а не человека; истребляй ненависть его, которая любовью и терпением истребляется. Думай о нем не как о враге твоем, но помышляй, что он брат твой, создание Божие, человек, по образу Божию созданный, Кровию Сына Божия искупленный, к тому же блаженству вечному призванный, диаволом подстрекаемый, а не сам собою он гонит тебя; и ты на этого врага возлагай вину. Не рассуждай о том, что он тебе делает, но рассуждай, что тебе с ним нужно делать, и что закон Христов велит, и как бы с ним помириться. Молись Тому, Который велел любить врагов, чтобы дал тебе духа любви и кротости побеждать природную злобу. Святитель Тихон Задонский (104, 1223).

Праотец Христов святой Давид, указывая последующим родам нрав свой, каким он был в царствовании, и называя незлобие первой добродетелью, говорит: "Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего" (Пс. 100, 2); говорит о себе, что он не любил людей злобных и гнушался ими: "Не сидел я с людьми лживыми, и с коварными не пойду", "тайно клевещущего на ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю" (Пс. 25, 4; 100, 5) Но о святой Давид! Кто же был другом твоим, кого возлюбил ты, с кем был в приятельском общении? Отвечает Давид: "Непорочность и правота да охраняют меня" и "кто ходит путем непорочности, тот будет служить мне" (Пс. 24, 21; 100, б). Мы видим, кто был любезен святому Давиду: тот, кто был незлобивым, непорочным. То же говорит ныне через Духа Святого в сердцах верующих и Сын Давидов, Христос, Спаситель наш: только незлобивые и правые, нескверные, ходящие по пути непорочному прилепляются ко Мне, только их люблю, с ними имею дружеское общение, с незлобивыми, с непорочными. К ним говорит Он в Евангелии: "Вы друзья Мои" (Ин. 15, 14) (103, 773).

Человек не возбуждается гневом и яростью сам по себе, если кто-нибудь не прогневает его. Побуждается же к этому или лицемерными друзьями, или явными недругами своими, оскорбляющими и преследующими его, которые или обижают его словом, осуждают и опорочивают, или же делом оскорбляют его. Из-за этого в человеке естественно вызываются гнев и ярость, и он, в свою очередь, платит жестокими словами и мстительными делами. Они становятся зверями по отношению друг к другу: и обижающий терзает, как бы зубами, злыми словами и делами, и мстящий терзает, воздавая злом за зло и обидой за обиду. И тот, кто может с Божией помощью укротить этого зверя - гневную ярость - как в себе, так и в ближнем своем, тот добрый подвижник и храбрый борец.

Для укрощения этого лютого зверя - природной ярости и гнева - нужна великая сила, великая крепость, которая содержится не во власах Самсоновых и не в броне и оружии, а в самом кротком и незлобивом терпении: терпя - победишь, не злобствуя - укротишь.

...Спросим премудрого Соломона, кого он назовет самым крепким и сильным? Он же отвечает нам, что нет никого крепче и сильнее, чем человек кроткий и терпеливый: "Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города" (Притч. 16, 32), то есть терпение и укрощение гнева сильнее, чем храбрость витязей. Почему же долготерпеливый лучше и сильнее, чем крепкий, и укрощающий гнев лучше овладевающего городами? Потому, что терпеливый укрощает в себе и в ближнем своем зверя, сугубую ярость. Сначала - в себе, а потом - в ближнем, ибо никто не может укротить ярящегося противника, пока не укротит себя самого. Никто не может уничтожить чужую гневную страсть, пока сам не искоренит ее в своем сердце, и не одолеет ничьей злобы, если прежде всего сам не сделается незлобивым. Но гораздо труднее борьба и подвиг усмирения своего зверя, своей ярости, чем чужой. Укрощение чужой ярости есть дело искусства, а укрощение своей - дело крепкой и сильной души. Чужая ярость возбуждается случайно, своя же - природна, естественна, а для того, чтобы преодолеть что-либо естественное, нужна несравненно большая сила, чем для того, чтобы победить какого-либо врага. Многие победили целые царства, а себя одолеть не могли. Достоин всякого осмеяния Александр Великий, который, завоевав столько царств, покорив Азию и Африку, не только не мог укротить собственной ярости, но, будучи сам побежден ею, умертвил во гневе ближайших и расположенных к нему друзей: Филота, Клита и Калисфена. Потому "долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города", что он прежде всего побеждает в себе страсть гнева, а затем и укрощает ярость ближнего своей кротостью.

...Восхищенный в духе на Небо, святой Иоанн Богослов видел престол Божий и сидящего на нем Бога в неизреченной Славе, держащего в Своей деснице книгу неведомых Божественных таин, запечатанную семью печатями. "И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее? И никто не мог, ни на небе, ни на земле". И начал плакать святой Иоанн: "Я,- говорит он,- много плакал". Почему? Потому что "никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее". Тогда один из старцев, сидящих вокруг престола Божия, утешает плачущего Иоанна: "Не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее" (Апок. 5, 2-5).

Услышав эти слова: "...вот, лев", обратим к Нему мысли наши и посмотрим, каков этот лев? И вот видим мы вместе со святым Иоанном, хотя и не столь быстрым и ясным умственным оком, что "посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю. И он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле. ...Тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем... и поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу" (Апок. 5, б-9). Оставив изыскание о книге и печатях, мы будем говорить только об Агнце.

Не удивительно ли то, что сказано было: "...вот, лев", а увидели мы не льва, а Агнца; назван "львом", а имеет образ агнца? И затем: образ агнца, а сила льва: "вот, лев... победил".

...Подумаем об этом объяснении силы, какую имеет терпеливая кротость и незлобие. Образ Агнца запечатлен кротостью, но имеет силу льва. Кто достоин принять книгу таин Божиих с дарами и печатями? Тихий Агнец. Кто достоин быть хвалимым и поклоняемым Небесными Силами? Беззлобный Агнец. Кто силен победить страшных и лютых зверей, исходящих из моря, от земли и из бездны? Кроткий Агнец: "Агнец победит". Кто господствует над дольним и горним? Терпеливый, закланный Агнец, ибо "Он есть Господь господствующих и Царь царей" (Апок. 17, 14).

Этот Агнец, увиденный Богословом в Апокалипсисе, является образом кротости и вместе непобедимой силы Самого Агнца Божия, вземлющего грехи мира, Христа, Спасителя нашего.

Все эти упомянутые добродетели: кротость, смирение и незлобие, можно считать за единое, ибо кротость ходит вместе со смирением, как говорит Господь: "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11, 29). "На кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом" (Ис. 66, 2). А незлобие не отстает от них и, как дружественное им, обретает вместе с ними благодать у Господа, приближаясь к Нему, как сказал и Давид от лица Самого Господа: "Непорочность и правота да охраняют меня" (Пс. 24, 21). Однако каждая из этих добродетелей имеет особое истолкование своей силы.

Кротостью обозначается удержание гнева, укрощение ярости. Кротким называется тот, кто, будучи кем-либо опечален и имея возможность отомстить, не мстит, не гневается и, оскорбляемый, не оскорбляет.

Смирение есть искреннее сознание своего ничтожества, презрение самого себя. Смиренным называется тот, кто, зная свою немощь, греховность и непотребство, не превозносится в уме своем, считает себя ниже всех и, хотя бы он преуспел в какой-либо добродетели, однако, исполненный страха Божия, называет себя рабом непотребным.

Незлобием называется или чистая совесть, неповинная ни в каком зле, или сердечная простота, украшенная праведностью, или незлопамятство, невоздаяние злом за зло. Святитель Димитрий Ростовский (103, 864-865).

Состояние души, при котором устранены из нее гнев, ненависть, злопамятство и осуждение, есть новое блаженство; оно называется кротостью (108, 531).

Будучи землей, я вместе с тем и лишен владения этой землей; похищают ее у меня различные страсти, в особенности... лютый гнев, я лишен всей власти над собой. Кротость возвращает мне эту власть (108, 521-522).

Что такое кротость? Кротость - смиренная преданность Богу, соединенная с верой, осененная Божественной благодатью (111, 190).

Враг... старается поколебать самое основание молитвенного подвига - незлобие и кротость... Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 356).

Поведали об авве Иоанне Персиянине: когда пришли к нему злодеи, он принес умывальницу и умолял их о позволении умыть им ноги. Злодеи устыдились, начали просить у него прощения и раскаиваться в своих намерениях. Отечник (82, 301).

Пришли разбойники в монастырь одного старца и сказали ему: "Мы пришли взять все, что есть в твоей келлии". Он же сказал: "Что вам угодно, чада, то и берите". Итак, они взяли все, что нашли в келлии, и ушли. Но они забыли кошелек, который был там спрятан. Взяв его, старец погнался за ними, крича:

"Чада! возьмите, что вы забыли". Удивившись терпению старца, разбойники возвратили все и раскаялись, сказав друг другу: "Это человек Божий". Древний Патерик (72, 51).

САМОУНИЧИЖЕНИЕ

"Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится"

(Мф. 23, 12)

Бог ничего так не любит и так не желает видеть в нас, как искреннее сознание своей ничтожности и полное убеждение и чувство, что всякое добро в нас, в нашей природе и нашей жизни происходит от Него одного как Источника всякого блага, и что от нас самих не может произойти ничего истинно доброго - ни помысел добрый, ни доброе дело. Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 19).

Когда будешь позван куда, не садись на первое место (Лк. 14, 8). Обобщив это, получим: всегда и везде держись самой последней части. В этом простом правиле сокращенно выражено все богатое содержание смирения. Возьми его, сядь и рассмотри все возможные случаи твоей жизни и наперед избери себе во всех их последнюю роль. Это будет практикой смирения, которое от внешних дел мало-помалу перейдет внутрь и положит там осадку смирения как-основу." Время возрастит это семя среди той же практики, и смирение преисполнит наконец всю душу и тело и все внешние дела. Что же будет? А то, что величие нравственное будет сиять на челе твоем и привлекать всеобщее уважение; и исполнится над тобою: "ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет" (Мф. 23, 12). Но не это имей в виду, практикуясь в смирении, а само смирение. Оно само с собою приносит в душу ублажающее благонастроение. Куда придет смирение, там все внутренние тревоги прекращаются и все внешние невзгоды не производят поразительных впечатлений. Как волна, не встречая препятствия, без шума и удара разливается в безбрежном море, так внешние и внутренние скорби не ударяют в смиренную душу, а проносятся как бы поверх, не оставляя следа. Это, так сказать, житейское преимущество смиренного; а какой свыше свет осеняет его, какие утешения посылаются, какая широта и свобода действия открывается! ...Поистине, смирение одно совмещает все. Епископ Феофан Затворник (107, 436-437).

Брат сказал авве Сисою: "Я замечаю за собой, что память о Боге всегда со мной". Старец ответил ему: "Не самое важное дело, что ты размышляешь о Боге; важно увидеть себя ниже всей твари" (79, 50).

Женщина, больная раком, зная по слухам об авве Лонгине, искала его. Он жил к западу от Александрии. Когда пришла женщина, блаженный Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам Лонгин, она спросила: "Авва! где живет Лонгин, раб Божий?" Старец сказал ей: "Чего ты хочешь от этого обманщика?" Женщина сказала ему о своей болезни. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее: "Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может помочь тебе". Женщина поверила слову старца, пошла и тотчас исцелилась. После того, рассказывая некоторым об этом и описывая старца, она узнала, что исцелил ее сам авва Лонгин. Достопамятные сказания (79,136-137).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение