страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

ЗЛО

Зло не особая сущность, но состояние души

Зло не живая и одушевленная сущность, но состояние души, противоположное добродетели, происходящее в беспечных вследствие отпадения от добра. Поэтому не доискивайся зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый да признает себя самого виновником собственного злонравия. Святитель Василий Великий (4, 29).

Зло не от Бога и не в Боге, его не было в начале и нет у него какой-либо сущности, но люди сами, с утратою представления о добре, по своему произволу стали примышлять и воображать не сущее. Святитель Афанасий Великий (2, 133).

Веруй, что зло не имеет ни особой сущности, ни царства, что оно не безначально, не самобытно, не сотворено Богом, но есть наше дело, и дело лукавое, и произошло в нас от нашего нерадения, а не от Творца. Есть зло по отношению к нашему восприятию и по самой природе. Зло по природе зависит от нас самих: несправедливость, невежество, лень, зависть, убийства, отравы, обманы и тому подобные пороки, которые оскверняют душу, сотворенную по образу Создавшего ее, помрачают ее красоту. Злом называем мы и то, что для нас тягостно и неприятно, как, например, болезнь и язвы телесные, недостаток в необходимом, бесславие, потерю имения, лишение родных, что благой Господь посылает для нашей пользы. Богатство отнимает Он у тех, кто плохо им пользуется, подвергаясь другим порокам. Болезни посылает тем, для кого полезнее иметь узы, чем беспрепятственно стремиться к греху. Смерть приходит, когда кончится срок жизни, от начала назначенный каждому по праведному суду Бога, Который предвидит, что для каждого полезно. Голод, засуха и чрезмерные дожди-это общие бедствия для городов и народов, наказывающие за чрезмерное развращение. Как врач благодетельствует несмотря на то, что причиняет боль телу, потому что борется с болезнью, а не с больным, так и Бог благ, когда частными наказаниями устраивает спасение в целом. Святитель Григорий Богослов (113, 112).

Многие, по своим ошибочным мнениям, считают вредом (и злом) для нашего достоинства разное: одни-бедность, другие- болезнь, или потерю имения, или злословие, или смерть, и непрестанно об этом сокрушаются и плачут. Но никто не плачет о живущих нечестиво и, что всего хуже, часто даже называют их счастливыми, а это бывает причиной всех зол. Святитель Иоанн Златоуст (37, 476).

"Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12, 21). Нет ни одного зла существенного: всякое существо само по себе есть добро, и зла как такового-если определить, в ком бы оно могло быть вмещено,- нет на свете. Оно всегда есть в вещи доброй, как грех в человеке, и всегда в вещи доброй происходит не по естеству вещи, но по случаю, по отклонению от существа, от настоящего порядка-такие заблуждения и есть зло...

Добро и зло нельзя определить чувствами. Не можем мы их ни увидеть, ни услышать, ни обонять, ни вкусить, ни осязать. Ибо добро и зло не есть вещи телесные и видимые. Добро есть действие, сходное с истиной закона, а зло-противоположное ему. Их можно понять одной только мыслью, одним разумом. Чем мысль просвещеннее, чем разум основательнее, тем понятие о добре и зле менее погрешительно. И следовать чувствам в этом случае-значит просвещенную мысль приводить в замешательство и разум сводить с настоящего его пути.

Отчего же в мире многое кажется вредным, например змеи, ядовитые травы, болезни, или непостоянным, когда обогащаются грешники, нищенствуют и страдают праведники, счастье переходит от одного к другому, приходят безвременные непогоды; много как будто случайного, когда, например, человек случайно убивает человека или и самого себя, когда внезапно бессильный совершает большое дело или, напротив, храбрый нечаянно ослабевает,-откуда все это?

Искать оправдания на все эти случаи есть ничто иное, как хотеть точно узнать тайную Божию волю, по которой Он все совершает, однако можно подыскать несколько достоверных ответов. Во-первых, при всяком событии, которое нам кажется противным порядку и вредным, или и при всякой такой же вещи нужно без сомнения помнить, что это сделалось не случайно, не безрассудно, но по великой надобности и по правде, хотя мы ее не знаем, но Бог знает и по своей мудрости все устраивает. Например, то, что был продан Иосиф, кажется нам незакономерным, но если смотреть со стороны Божией, оно очень обусловлено, как то показало самое событие. То же самое казалось и при распятии Сына Божия. И такие видимые непорядки Бог попускает потому, что и те, которые совершили беззакония, заслужили это своими грехами, и чтобы это же их злое дело обратить в добро. Во-вторых, Он попускает, к примеру, многим праведникам быть в бесчестии, в нищете и скорбях, а вместо того дает им спокойную совесть, терпеливый дух, надежное сердце, богатство благодати, а грешникам попускает быть в благоденствии и почете, не давая, напротив, никакого внутреннего утешения. В-третьих, Бог насылает болезни, непогоды, бесплодия с двояким намерением: или чтобы нас такими несчастиями смирить и возвратить к Своему дому, или чтобы праведно наказать нас за грехи. В-четвертых, то, что звери и змеи вредят человеку, можно считать виной греха, по которому отнята почти вся власть, которая прежде была дана человеку над землей, да еще и то сказать можно, что человеку дан разум, с помощью которого он может без вреда миновать всякого зверя. Так, например, есть многие животные, которые без всякого разума узнают, что им полезно есть и что вредно; как же можно жаловаться человеку, если он, имея разум, от своего безумия повредится? А к тому же почта все вредные вещи другим вещам полезны и содействуют благоустройству мира. В-пятых, наконец, поистине можно заключить, что все вещи и все Дела совершаются Богом весьма закономерно, полезно и с надлежащей целью, хотя нам иногда кажется иначе. Поистине мы не можем понять всех Божиих тайн, да и не нужно любопытствовать о них; довольно знать,что все делается праведно. Платон, митрополит Московский (105, 223-226).

"Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимства, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство" (Мк. 7, 21-22). Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид, в каком они исходят, есть помышление злое. Первое семя зла-приходит на мысль сделать то и то. Отчего и как приходит? Часть этих помыслов можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от непроизвольного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое; с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: "а, вот что надо сделать!" Тут происходит то же, что, например, при голоде: почувствовавший голод чувствует позыв на пищу; с позывом приходит на мысль и самая пища; отсюда решение-достать то или это и съесть. Третья, может быть, еще большая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух., и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассеивает вокруг себя воздействие на людей, с которыми соприкасается. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где готовность принять ее, там искра внедряется, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не чем-либо другим можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся злые помышления среди занятий, решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает различия в том, как поступать со злыми помышлениями. Закон один: пришло злое помышление-отбрось, и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее; а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание, и решение, и средства явятся... Вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям-трезвение и бодрствование с молитвою. Епископ Феофан Затворник (107, 291-293).

Зло, будучи недостатком добра, может относиться только к ограниченным разумным тварям, в которых добро ограничено... Бог-бесконечен, и добро Его бесконечно. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (109, 82).

"Побеждай зло добром"

(Рим. 12, 21)

Зло не уничтожает зла. Но если кто делает тебе зло, тому ты делай добро, чтобы добрым делом уничтожить злобу. Преподобный Пимен Великий (82, 345).

Если кто-нибудь станет тебе строить козни и делать зло, будь выше этих стрел, потому что не переносить зло, а делать зло-вот что действительно значит страдать от зла (37, 740).

Божие Домостроительство таково, что чем нам вредят, то самое служит к нашей пользе (43, 420).

Ты потерпел какое-нибудь зло? Но если захочешь, оно вовсе не будет злом. Возблагодари Бога, и зло обратится в добро. Святитель Иоанн Златоуст (45, 555).

Бесы боятся, если увидят, что кто-нибудь, будучи подвергаем оскорблению, бесчестию, ущербам, всяким другим неприятностям, скорбит не о том, что подвергся этому, но о том, что не перенес этого мужественно, ибо понимают, что он вступил на истинный путь и имеет твердое желание ходить по заповедям Божиим. Авва Зосима (68, 106).

Будь мудр: молчанием загради уста клевещущих на тебя. Не оскорбись, если кто будет говорить худо о тебе-это действие нечистых духов, старающихся устраивать препятствия человеку к получению духовного разума. Преподобный Антоний Великий (82, 28).

Ум, если не стяжает здравие и не сделается чуждым злобы, не может сделаться зрителем Божественного Света. Зло, подобно стене, стоит перед умом и делает душу бесплодной (82, 212).

Кто страшится геенны, тот да извергает из сердца все виды злобы, чтобы не пало на него от Господа грозное определение отвержения! Брат! Внимай сердцу твоему, бодрствуй над ним, потому что неимоверная злоба врагов соединена с неимоверным коварством... Преподобный авва Исаия (82, 233-234).

Законодатель обоих заветов один. Но Закон иудеям, как необузданным, запрещал только дела. А Евангелие, преподавая нам учение, как умудренным, преграждает и самые мысли, от которых рождаются действия, как источник зла, не только наказывая строго грехи совершенные, но и полагая надежные преграды их свершению... Господь говорит: "Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому" (Мф. 5, 38-40). Закон мерою наказания полагает равенство страдания, позволив обиженным делать столько же зла, сколько сами потерпели, чтобы предотвратить злое дело опасением потерпеть то же самое... А Евангелие кротостью страждущего препятствует пороку простираться далее... (Отмщение) было не прекращением прежних дурных дел, но вызовом новых, более ужасных, когда один раздражался и делал зло вновь, а другой усиливался отомстить за старое и не знал никакого предела во зле. Отмщение служило не концом, но началом больших бед, когда обидчик и мститель впадали в непримиримый раздор, и что было премудрого в законе, что законодатель установил к предотвращению грехопадения, то принуждали сделаться поводом ко греху. Столько породилось зла, что Евангелие, угашая его, как огонь, в начале, остановило это нарастание зла. Преподобный Исидор Пелусиот (115, 589).

"А Я говорю вам: не противься злому" (Мф. 5, 39), иначе- отдай себя в жертву своенравию и злобе людской. Но так и жить нельзя? Не беспокойся. Кто эту заповедь дал. Тот же есть и Промыслитель и Попечитель наш. Когда с полной верой, от всей души пожелаешь так жить, чтобы не противиться никакому злу, то Господь сам устроит для тебя образ жизни, не только сносный, но и счастливый. К тому же на деле бывает так, что противление больше раздражает противника и побуждает его изобретать новые неприятности, а уступка обезоруживает его и смиряет. От того бывает, что претерпи только первые натиски злобы-люди сжалятся и оставят тебя в покое. А противление и месть разжигают злобу, которая от одного лица переходит на семью, а потом из поколения в поколение. Епископ Феофан Затворник (107)

Истинный враг наш-диавол, который и людей учит, чтобы нас гнали. И потому по большей части он является причиной озлобления нашего, а не люди. Он нас через людей гонит и озлобляет, и его надо ненавидеть, а людям соболезновать, что его слушают (104, 384).

Разбойникам, убийцам, блудникам, мытарям и всяким грешникам кающимся отворяются двери Божия милосердия, а злобным-закрываются, ибо нет в них истинного покаяния, без которого нет доступа к престолу благодати. Злоба есть великий грех, который ими обладает и недействительным делает их покаяние. Ибо покаяние не истинное, но притворное, ложное, и не иное что, как прельщение или умягчение грызущей совести, если кающийся от греха чистосердечно отстать не хочет (104, 798).

Ты своей гибелью гибели ближнего ищешь и потому не со Христом, но против Христа, Который и тебе и ближнему твоему так желает спасения, что и Кровь Свою за это пролил. И тем самым ты показываешь, что являешься единомышленником с тем злобным духом, который тебя и твоего ближнего, и всех людей всяким образом хочет привлечь к гибели. И, как кажется, горше делаешь, чем демон. Ибо демон на демона не восстает, но все они только на человека вооружаются и хотят его погубить, а ты на подобного себе человека восстаешь и брата твоего погубить хочешь, который того же Творца и Господа признает, как и ты; того же отца по плоти Адама имеет и того же естества, как и ты; тем же Христом искуплен от диавола и ада, как и ты; тою же банею Крещения омыт, как и ты; к той же Вечной Жизни призван, как и ты. Однако в огне гнева твоего кричишь: "Я сам погибну, а его допеку!" (104, 801).

Злоба такова, что если кто ее в самом начале не пресечет, то она безмерно усиливается, как огонь, нашедший сухие материалы, говорит Златоуст (104, 801-802).

Мерзкий и достойный смеха грех есть злоба. Прочие грехи или некую корысть, или сладость согрешающему доставляют. Вор крадет, чтобы душу насытить, блудник блудодействует, чтобы плоти угодить; злобный без этого всего злобится. Он грешит и мучится, беззаконнует и терзается, мстит и отмщение терпит. Так злобному самая злоба его есть наказание и бич. Если бы можно было посмотреть в сердце злобного человека, то не иное что явилось бы там, как адское мучение. Потому бывает, что злобные люди темнеют и иссыхают: злоба, как яд, съедает плоть их (104, 804).

Сделанного оскорбления не возвратить, а месть немалого труда требует, да и то, может быть, не удастся. Ибо часто бывает, что хотящие мстить не только желаемого не получают, но и в большие беды впадают, и нечаянно падают в яму, которую роют для ближнего. Так, Аман сам погиб на том дереве, которое было приготовлено неповинному Мардохею (Есф. 7, 10). Святитель Тихон Задонский (104, 805).

Господь воспретил мщение, которое было установлено Моисеевым Законом и которым за зло воздавалось равным злом. Оружие, данное Господом против зла,-смирение. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (108, 511).

ДИАВОЛ. ДЕМОНЫ

О падении Денницы, источнике и силах зла

Глава и князь царства тьмы, составленного из падших духов,- падший херувим, он-начало, источник, полнота зла. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 320).

Диавол пал по собственному своему произволению, потому что он имел свободную жизнь и ему дана была власть или пребывать с Богом, или удаляться от Благого. Гавриил-Ангел и всегда предстоит Богу. Сатана-ангел и совершенно ниспал из собственного своего чина. И первого сохранило в горних произволение, и последнего низринула свобода воли. И первый мог стать отступником, и последний мог не отпасть. Но одного спасла ненасыщаемая любовь к Богу, а другого сделало отверженным удаление от Бога. И это отчуждение от Бога есть зло. Святитель Василий Великий (113, 139).

Из ангельских сил начальник надземного мира, которому Бог поручил хранение земли, не был создан злым по естеству, но был благ и создан для блага и не имел в себе от Создателя ни малейшего следа зла. Но он не вынес озарения и чести, которую даровал ему Создатель, а по свободному произволению обратился от естественного к противоестественному и вознесся против Бога, Творца своего, пожелал восстать против Него и первым, отступив от блага, впал во зло. Творец создал его светом и благом, но он по свободной воле сделался тьмою. Им отторгнуто, ему последовало и с ним ниспало бесчисленное множество подчиненных ему ангелов. Таким образом, они, имея одинаковое с Ангелами естество, сделались злыми по произволению, самовольно уклонившись от блага к злу. Преподобный Иоанн Дамаскин (113, 139).

Разумному естеству была дарована свобода и соединена с силой, изобретающей вожделенное, чтобы имела место произвольность. Добро не было чем-то вынужденным, но вменялось в заслугу свободной воле. И поскольку это свободное движение позволяет осуществлять свою волю, нашелся некто (Денница- высший ангел), во зло употребивший свободу и, по выражению апостола, сделавшийся "изобретательным на зло" (Рим. 1, 30). Он-то, поскольку и сам сотворен Богом, нам брат, а поскольку самовластно отказался от причастности к добру, открыл вход злу и, став отцом лжи, поставил себя в ряду наших врагов во всем, в чем только наша свобода желает добра. Поэтому и для прочих возник повод к утрате благ, что и случилось потом с природой человеческой. Святитель Григорий Нисский (19, 48).

Самый первый светоносец, превознесшись высоко,-когда, отличенный преимущественной славой, возмечтал о царственной чести великого Бога,-погубил свою светозарность, с бесчестием ниспал сюда и, захотев быть богом, весь стал тьмою. Так он за превозношение низринут со своего небесного круга (113, 140).

Бог Слово не истребил диавола единым движением воли, которым создал целый мир и которым мог бы погубить и его, если бы захотел, ибо трудно укрыться от разгневанного Бога. Однако оставил врага моего и попустил ему быть среди добрых и злых, и воздвиг между ними жестокую брань, чтобы как враг подвергался и здесь ужасному позору, сражаясь с теми, которые немощнее его, так и подвизающиеся в добродетели всегда прославлялись, очищаясь в жизни, как золото в горниле. Впоследствии, может быть и скоро, когда вещество сгорит и наступит огненное воздаяние, понесет наказание этот неукротимый, уже во многом заранее смиренный в мучимых служителях своих. Ибо такова казнь породившему зло. Святитель Григорий Богослов (14, 238).

Если же кто скажет: почему Бог не уничтожил древнего искусства, то (ответим, что) и здесь Он поступил так, заботясь о нас... Если бы лукавый овладевал нами насильно, то этот вопрос имел бы некоторую основательность. Но так как он не имеет такой силы, а только старается склонить нас (между тем как мы можем и не склоняться), то зачем устранять повод к заслугам и отвергать средство к достижению венцов? Бог для того оставил диавола, чтобы те, которые были им уже побеждены, низложили его самого. Святитель Иоанн Златоуст (35, 174).

Демоны тоже не в таком состоянии созданы, из-за которого называются демонами. Ибо Бог не сотворил ничего злого. Добрыми созданы и они, но, ниспав от небесной мудрости и обитая около земли, прельстили язычников привидениями; нам же, христианам, завидуя, препятствуют нашему восхождению на Небеса, чтобы мы не взошли туда, откуда они ниспали. Поэтому нужно и молиться много, и подвизаться, чтобы, приняв от Духа дар "различения духов" (1 Кор. 12, 10), можно было узнать... как каждого из них можно низлагать и изгонять. Преподобный Антоний Великий (66, 19).

Такое множество злых духов наполняет этот воздух, который разливается между небом и землей и в котором они летают в беспокойстве и непраздно, что Провидение Божие для пользы скрыло и удалило их от взоров человеческих. Иначе от боязни нападения или страха перед личинами, в которые они по своей воле, когда захотят, преобразуются и превращаются, люди поражались бы невыносимым ужасом до изнеможения, будучи не в состоянии видеть их телесными очами, и ежедневно становились бы злее, развращаемые их постоянными примерами и подражанием. Между людьми и нечистыми воздушными властями существовало бы некоторое вредное взаимодействие и гибельный союз. Те преступления, которые совершаются ныне между людьми, скрываются или ограждаются стеной, или расстоянием, или стыдливостью. А если бы люди постоянно видели их, то возбуждались бы к большему безрассудству, неистовству страстей, потому что не было бы промежутка времени, в который видели бы их удерживающимися от этих злодеяний, поскольку ни усталость, ни занятия домашними делами, ни забота о ежедневном пропитании не удерживают их, как иногда заставляют нас даже невольно удерживаться от дурных намерений. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (53, 313).

Прежде видимой и разумной твари, то есть человека. Бог сотворил невидимую тварь духов, которые называются Ангелами. Один из этих светлых духов, с некоторыми подчиненными ему духами, имел дерзость выйти из послушания всеблагой воле Бога, Творца своего, и так лишился дарованного ему света и блаженства, и сделался злым духом (113, 235). Они настолько укоренились во зле, что стали совершенно неспособны полюбить добро и раскаяться в грехе (113, 235).

Знания естественного диавол может иметь не меньше и даже, может быть, больше, чем человек, поскольку, по тонкости своего существа, видит в природе многое, чего дух человека, заключенный в теле, не видит. Филарет, митрополит Московский (113, 235).

Отвергающие бытие падших духов непременно вместе с этим отвергают и христианство... Если нет падших духов, то вочеловечение Бога не имеет ни причины, ни цели (110, 4).

Слово Божие и содействующий Слову Дух открывают нам при посредстве избранных сосудов своих, что пространство между небом и землей, воздух, поднебесная служит жилищем для падших ангелов, низвергнутых с Неба (110, 132).

Вступая подвижничеством в мир духов для приобретения свободы, мы встречаемся, во-первых, с духами падшими, хотя втайне руководит нас... и борется за нас божественная благодать, данная нам при святом Крещении, без которой борьба с духами и освобождение из плена их невозможны. Однако сначала мы бываем окружены ими и, находясь по причине падения в общении с ними, должны насильственно для себя и для них исторгнуться из этого общения (110, 52).

Падшие духи так ненавидят род человеческий, что если бы им было попущено невидимо удерживающей их десницей Божией, то они истребили бы нас мгновенно (110, 46).

Если бы мы находились в чувственном общении с демонами, то они в короткое время окончательно развратили бы людей, непрестанно внушая зло, явно и непрестанно содействуя злу, заражая примерами своей постоянно преступной и враждебной Богу деятельности, тем удобнее они могли бы совершить это... что падший человек естественно влечется к злу (110, 12).

Телесные чувства служат как бы дверями и вратами во внутреннюю клеть, где пребывает душа... Эти врата отворяются и затворяются по мановению Бога. Премудро и милосердно пребывают эти врата постоянно закрытыми в падших людях, чтобы заклятые враги наши, падшие духи, не вторглись к нам и не губили нас. Эта мера тем необходимее, что мы, по падении, находимся в области падших духов, окружены ими, порабощены ими (110, 14).

Повреждение людей заключается в смешении в них добра со злом; повреждение падших духов заключается в полном преобладании зла, при совершенном отсутствии добра. Способности падших духов... превосходнее способности падших людей, которые связаны в своих начинаниях... тяжестью и плотностью своего тела (110, 23).

Демонам... предоставлено пребывать на земле со времени их... падения до кончины мира; всякий легко может представить себе, какую опытность в творении зла стяжали они... при их способности и при постоянной злонамеренности, нисколько не растворенной никаким благим стремлением или увлечением (110, 24).

Общение со святыми Ангелами несвойственно нам по причине (падения)... Нам свойственно по той же причине... общение с духами отверженными, к разряду которых мы принадлежим душой... Духи, чувственно являющиеся людям, пребывающим в греховности и падении...-демоны, а никак не святые Ангелы... (110, 9).

Общее правило для всех людей заключается в том, чтобы никак не вверяться духам, когда они явятся чувственным образом, не входить в беседу с ними, не обращать на них никакого внимания, признавать явление их величайшим и опаснейшим искушением (110, 11).

Одно средство спасения от духов заключается в том, чтобы решительно отказываться от видения их и от общения с ними, признавая себя неспособными к такому видению и общению (110, 46).

Учение об... осторожности и о спасительной недоверчивости к явлениям духов принято всей Церковью; оно есть одно из ее нравственных преданий, которое все чада должны хранить тщательно и неупустительно (110, 46-47).

Ясные признаки пришествия к нам и действия на нас падшего духа суть внезапно являющиеся греховные и суетные помыслы и мечтания, греховные ощущения, тяжесть тела и усиленные скотские требования его... пришествие к нам падшего духа всегда сопряжено с ощущением нами смущения, омрачения, недоумения (112, 334-335).

Для того чтобы противостать духам злобы и победить их благодатию Божией, надо знать с точностью, кто они, надо знать с точностью образ борьбы с ними, знать условия победы и поражения (112, 319).

Бог, предоставляя на произвол падшим ангелам вожделенное им пребывание во зле... не перестает пребывать их верховным, полновластным Владыкой... они могут совершать только то, что Богом попущено будет совершать им. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 320).

Однажды братия пришли в монастырь аввы Антония, чтобы посоветоваться с ним о привидениях, которые являлись им, и спросить его, с правой ли стороны эти видения или от диавола. Братия, отправляясь в путь, взяли с собой осла, который по дороге умер. Когда они пришли к старцу, то прежде чем успели что-нибудь сказать ему, он спросил: "Отчего осел ваш умер на дороге?". Братия отвечали: "Откуда ты знаешь это, отец?". Старец сказал: "Демоны поведали мне". "А мы и пришли,- сказали братия,-посоветоваться с тобою о подобном. Нам являются привидения, которые иногда говорят, по-видимому, правду, но мы боимся быть обманутыми". Тогда старец сделал им увещание, чтобы они нисколько не внимали этим привидениям, потому что они-от диавола. Отечник (82, 36).

Общее правило для всех-никак не увлекаться явлением из мира духов, признавать всякое такое явление тяжким искушением для себя. Ангелы являются одним святым, и одни святые, просвещаемые божественной благодатью, свободно различают святых Ангелов и демонов. Демоны, являясь людям, часто принимают образ святых Ангелов, окружают себя всевозможною благовидностью, чтобы тем удобнее обольстить, обмануть и погубить неопытных, самонадеянных, глупо-любопытных. Великое бедствие-вступить в общение с демонами, принять на себя впечатление от них, даже подчиниться одному влиянию, которое, если привлечено собственным произволением человека, имеет особенное действие. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (82, 36).

Невидимая брань

Диавол, ниспадший из своего небесного чина за гордость, непрестанно старается увлечь в падение и всех тех, кто от всего сердца желает приступить к Господу, тем же самым путем, каким и сам ниспал, то есть гордостью и любовью к суетной славе. Этим-то борют нас демоны, этим-то и другим подобным думают они отдалить нас от Бога. Сверх того, зная, что любящий брата своего любит и Бога, они влагают в сердца наши ненависть друг к другу-до того, что иной видеть не может брата своего или сказать ему слово. Многие совершали истинно великие подвиги добродетели, но по неразумию своему погубили себя. Может случиться и с вами, если, например, охладев к деланию, вы будете думать, что обладаете добродетелями. Ибо вот вы уже и ниспали в эту болезнь диавольскую, думая, что близки к Богу и пребываете в свете, тогда как на самом деле находитесь во тьме (66, 31).

Да откроет Господь очи сердец ваших, чтобы вы видели, как многочисленны козни демонов и как много зла причиняют они нам каждый день. И да дарует вам сердце бодренное и дух рассуждения, чтобы вы могли принести себя Богу в жертву живую и непорочную, остерегаясь зависти демонов, их скрытых козней и их злых советов во всякое время и прикровенной злобы, лжи, хульных помышлений, которые влагают они каждый день в сердце: гнева и клеветы, на которые подучают они нас, чтобы мы Друг на друга клеветали, только самих себя оправдывая, других же осуждая; чтобы злословили друг друга или, говоря сладким языком, скрывали в сердцах наших горечь; чтобы осуждали внешность ближнего, сами изнутри уподобившись хищникам; чтобы спорили между собою и шли наперекор друг другу в желании поставить на своем и показаться более достойным. Всякий человек, который услаждается греховными помыслами, падает Произвольно, когда радуется тому, что посылается от врагов, и когда думает оправдать себя только видимыми делами, будучи внутри жилищем злого духа, который научает его всякому злу. Тело такого человека наполнится постыдной нечистотой, ибо им овладевают демонские страсти, которые он не отгоняет от себя. Демоны-не видимые тела, но мы бываем для них телами, когда души наши принимают от них темные помышления, ибо, приняв эти помышления, мы принимаем самих демонов и делаем их явными в теле (66, 29).

Не переставайте противиться злому духу, ибо когда человек приступает к добрым делам и к прекрасному подвигу, приближается и этот дух, чтобы войти с нами в часть или чтобы совсем отклонить нас от добрых начинаний. Он не терпит, чтобы человек поступал праведно, и противится всем, которые желают быть верными Господу. Многих он совсем не допускает к добродетели, в дела других вмешивается и губит плоды их, научая совершать добродетели и творить дела милосердия, примешивая к ним тщеславие. О таких люди думают, что они обогащены плодами, тогда как они совсем их не имеют, а похожи на ту смоковницу, о которой думали, что на ней много сладких плодов, когда смотрели на нее издали, подойдя же ближе, ничего не нашли на ней. Бог иссушает их за то, что не находит на них никакого доброго плода, а не только лишает несравненной сладости Своего Божества. Преподобный Антоний Великий (66, 35).

Во всем, чем мы стараемся угодить Богу, бесы выкапывают нам три ямы. Во-первых, борются, чтобы воспрепятствовать нашему доброму делу... Этому искушению сопротивляются тщание и память о смерти. Во-вторых, если они в этом побеждены, стараются, чтобы сделанное было не по воле Божией... Этому искушению сопротивляются повиновение и послушание... А если бесы и в этом не получают успеха, тогда, тихо приступив к душе нашей, ублажают нас, как живущих во всем богоугодно... Этому сопротивляется постоянное укорение самого себя (57, 176).

Иногда бесы отступают и сами собой, чтобы ввергнуть нас в беспечность. Потом внезапно нападают на бедную душу, расхищают ее и до такой степени приучают к порокам, что она... уже сама себя обманывает и себе противоборствует (57, 186).

Бесы часто возбраняют нам делать легчайшее и полезное, а между тем побуждают предпринимать труднейшее (57, 206).

Ничто столько не доказывает победы над бесами, как лютые брани, которые они против нас воздвигают. Преподобный Иоанн Лествичиик (57, 226).

Диавол как раб и тварь Владыки не сколько ему угодно искушает и не в той мере, в какой сам хочет, наводит скорби, но сколько попускает ему Владыка (33, 386).

Сатана немилосерд и человеконенавистен, поэтому не ленится нападать на всякого человека, но, по-видимому, не на всякого человека наступает он с одинаковым усилием (33, 118).

Сатана весьма желает себе покоя и простора в душе и скорбит, когда душа не слушается (33, 136).

Если бы дозволено сатане было нападать, сколько хочет, то истребил бы всех. Преподобный Макарий Египетский (33, 193).

В какой мере приближаемся мы к Богу, в такой все более и более озлобляются на нас демоны (49, 36). Враги, зная, что Господь обетовал нам великие блага, весьма гневаются на нас из зависти, ополчаются срамными и подлыми страстями и стараются до крайности расслабить людей, стремящихся к добродетели (49, 215).

У диавола, этого виновника и вместе живописателя порока, та цель, чтобы каждого человека ввергнуть в тяжкую и безутешную печаль, сделать его далеким от веры, от надежды, от любви Божией (49, 222).

Очень завидуют демоны человеку молящемуся и употребляют всякие хитрости, чтобы расстроить такое намерение его. Поэтому не перестают возбуждать посредством памяти помыслы о разных вещах и посредством плоти приводить в движение все страсти, чтобы только помешать прекрасному течению молитвы... Преподобный Нил Синайский (67, 228).

В том и состоит вся брань души, чтобы не удалить ум от Бога, не останавливаться и не соглашаться с нечистыми помыслами и не обращать внимания на то, что изображает в сердце этот достойный всякого порицания древний живописец (смертоносец)- диавол (43, 964).

Конечно, не следует уклоняться от борьбы, но не следует и напрашиваться на нее. Тогда и для нас победа будет славнее, и для диавола поражение унизительнее (46, 774).

Хотя страждущие от злоумышленников и делаются славнее, но это зависит не от намерения злоумышляющих, а от мужества подвергающихся злу. Поэтому последним определяются и готовятся награды, а первым-наказание за злобу (38, 479).

Не только делающие зло, но и одобряющие их подвергаются одинаковому с ними или даже более тяжкому наказанию... (38, 845).

Демоны, раз овладев душою, обращаются с нею так гнусно и оскорбительно, как свойственно лукавым, страстно желающим нашего позора и гибели. Сняв с нее все одежды добродетели, одев ее в рубище порочных страстей... и наполнив ее всякой свойственной им нечистотой, они непрестанно хвастаются наносимыми поруганиями. И не знают никакой сытости в этом гнусном и непотребном обращении с нею, но как пьяницы, чем сильнее напиваются, тем более разгорячаются... так и они тогда особенно неистовствуют и сильнее, и свирепее нападают на душу, когда наиболее повредят ей, поражая и уязвляя ее со всех сторон и вливая в нее свой яд. И не отстанут прежде чем приведут ее в одинаковое с собою состояние или увидят, что она уже отрешилась от тела. Кто так жесток и суров, кто так слабоумен и бесчеловечен, что не захочет душу, терпящую столько позора и вреда, освободить по мере сил от этого греховного неистовства и насилия, но оставит ее страдать без внимания? (35, 55).

Всегда нужно помнить о Суде Божием-и все зло угаснет (44, 519).

Когда истребится зло, тем более прекратится смерть, потому что не может сохраниться река, если иссякнет ее источник, или созреть плод, если засохнет корень. Святитель Иоанн Златоуст (44, 408).

Брань с теми, которые предали себя миру, враг презирает- отчасти потому, что весьма многие из них произвольно стремятся к поражению, уловляемые в грех удовольствиями, и доставляют противнику нетрудную победу над собой. Отчасти же потому, что внешне несколько противящиеся греху, легко отвлекаются от борьбы и, постоянно поражаемые, несут на себе позорные знаки одержанной над ними победы. Святитель Василий Великий (8, 344).

Мы должны знать, что не все демоны возбуждают все страсти в людях. Но ко всякому пороку подстрекают известные духи. Иные подстрекают услаждаться нечистотой и скверной похоти, иные располагают к богохульству, иные к гневу и ярости, иные располагают к печали, иные внушают утешаться тщеславием и гордостью. И всякий всевает в сердце человеческое ту страсть, какою сам преимущественно недугу ет. Но не все вместе внушают свои пороки, а попеременно, смотря по тому, как будет благоприятствовать время или место, или восприимчивость человека. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (53, 291).

У всегда воюющих против нас бесов есть обычай: посильным для нас и исполнимым добродетелям полагать преграды, а к непосильным и безвременным... влагать сильное стремление... Но мы да разумеем, что хорошо все, совершаемое в свое время и в своей мере, все же безмерное и безвременное-вредно. Святитель Феодор Едесский (68, 322).

Когда демоны влагают гордый помысел, чтобы увлечь человека в возношение, тогда он должен приводить себе на память прежде сказанное ими скверное и низлагать гордый помысел, и приходить к смирению. И наоборот: когда влагают что-нибудь скверное, подвизающийся вспоминает прежний гордый помысел и низлагает этот; и так, содействием благодати, делает то, что они низлагают друг друга воспоминанием, чтобы никогда не прийти в отчаяние от скверного, ни в безумие от самомнения. Но когда враги возвышают его ум-прибегает к смирению, а когда смиряют его-возносится к Богу надеждой, чтобы никогда не пасть, сделавшись дерзновенным, и, наоборот, убоявшись, не отчаяться до последнего издыхания. Преподобный Петр Дамаскин (62, 171).

Памятуй о смерти и не возносись, ибо еще немного-и сойдешь во гроб. Какую пользу принесут тебе злые дела? Преподобный Ефрем Сирин (25, 195).

Если ты борешься и побеждаешь, то не тщеславься и не надейся на себя, но будь осторожен, ибо враг готовит для тебя брань гораздо более опасную. Преподобный авва Исаия (34, 208).

Одна из козней сатаны-в иные времена добровольно уступать место и прекращать обычные свои действия с тою целью, чтобы возбудить самомнение в подвижниках. Преподобный Макарий Египетский (33, 440).

Демоны, борющие при недостатке добродетели, научают блуду и пьянству, сребролюбию и зависти, борющие при добродетелях-научают самомнению, тщеславию и гордости... (68, 280).

Когда же демоны увидят, что мы презираем вещи мира сего, не желая за них ненавидеть людей и отпасть от любви, тогда воздвигают на нас клевету, чтобы мы, не перенеся огорчения, возненавидели клеветников (68, 226).

На высоких молитвенников нападают демоны, ввергая в их ум простые помышления о вещах чувственных и тем отвлекая их от молитвы; на прилежных к познаниям-на более долгое время задерживая в них страстные помыслы; на подвизающихся в деятельной жизни-склоняя их грешить делом. Всяким способом со всеми борются, окаянные, чтобы отдалить людей от Бога. Преподобный Максим Исповедник (68, 194).

Диавол с большей яростью нападает на учителей, потому что если они погибнут, то и все стадо рассеется. Когда он убивает овец, он только уменьшает стадо, а если поражает пастыря, то наносит вред всей пастве, достигая, таким образом, с меньшим трудом большего и в одной душе губя все. Святитель Иоанн Златоуст (42, 621).

Преследуй сам себя (свое самолюбие и всякую самость ради исполнения воли Божией), и враг твой изгнан будет приближением твоим (56, 17).

Человек да не прекращает брани до самой смерти; пока есть в нем дыхание, да не предаст души своей поражению-даже во время самого поражения (56, 42).

Не ослабевайте и не трепещите от вражеских ополчений, не впадайте в безнадежность, если и случится вам на время поскользнуться и согрешить (56, 43).

Лучше быть нам осужденными за некоторые дела, а не за оставление брани. Преподобный Исаак Сирин (56, 42).

Как демоны признают весьма важным для себя скрыть себя от человека, так для человека очень важно понять, что они- начальные делатели греха, источник наших искушений, а не ближние наши, не мы, когда проводим жизнь в служении Богу, не какой-нибудь случай (108, 159).

Искушая нас извне, демоны злодействуют и внутрь нас. Когда удалимся в уединение, начнем заниматься молитвой, они возбуждают в нас разнообразные греховные пожелания... Делают они это с той целью, чтобы мы, приведенные в недоумение и уныние, как не видящие никакой пользы от молитвенного подвига и уединения, оставили их (108, 159).

Князь тьмы... приставляет к человеку одного из лукавых духов, который, повсюду следуя за человеком, старается вовлечь его во всякий вид греха (112, 322).

Падший ангел, присужденный пресмыкаться по земле, употребляет все усилия, чтобы и человек постоянно пресмыкался по ней (112, 323).

Падение человека совершилось при посредстве деятельного, опытного познания зла; падение человека заключается в деятельном, опытном познании зла, в усвоении себе зла (109, 363).

Смущение, недоумение суть верные признаки помыслов, ощущений и явлений бесовских. Но и по этим признакам может познать искусителя только обучившийся... различению добра и зла (110, 49).

Человек участвует в падении отверженных ангелов и если последует злым внушениям, приносимым ими и возникающим из падшего естества, то делается подобным демону (110, 50).

Вращающееся пламенное оружие (Быт. 3, 24) в руках воздушного князя... есть власть демонов вращать умом и сердцем человека, колебля и разжигая их различными страстями (110, 160).

Люди имеют возможность переходить от плотского мудрования к духовному, падшие духи лишены этой возможности (111, 80).

Не имея возможности совершать плотские грехи телесно, (падшие духи) совершают их в мечтании и ощущении, они усвоили бесплотному естеству пороки, свойственные плоти... (111, 81).

Разнообразные воспаления крови от действия различных помыслов и мечтаний демонских и являются тем пламенным оружием, которое дано при падении нашем падшему херувиму (Быт. 3, 24), которое он вращает внутри нас, возбраняя нам вход в таинственный Божий рай духовных помышлений и ощущений (109, 214).

Демоны, имея доступ к нашим душам во время нашего бодрствования, имеют его и во время сна. И во время сна они искушают нас грехом, примешивая к нашему мечтанию свое мечтание (112, 347).

С иноками, твердо противостоящими отверженным духам и брани, не видимой чувственными очами, в свое время, не иначе как по попущению... Бога, вступают духи в борьбу открытую (112, 335).

Преуспевшим в самомнении демоны начинают являться в виде ангелов Света... мучеников... в виде Божией Матери и Самого Христа... Обещают им венцы небесные, этим возводят на высоту самомнения и гордыни (112, 347).

Власть демонов и страстей над человеком усиливается унынием. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 406).

Зло является в личине добра

Враг наш очень искусен, он не связывает нас теми узами, которые нам не угодны, а, напротив, налагает всегда такие узы и сети, которые мы принимаем с великим удовольствием, ибо знает, что изволение наше сильнее нас (25, 287).

Нечистый дух изворотлив и многообразен... Мудрого уловляет мудростью, крепкого-крепостью, богатого-богатством, благообразного-красотой, красноречивого-красноречием (25, 43).

О как коварен умысел лукавого и князя мира сего! Он останавливает всех на временном и тленном и заставляет забыть о вечных благах, но никто этого не замечает. Преподобный Ефрем Сирин (27, 19).

Христианин должен знать: искушение диавола бывает двух родов. Птицу, свободно летающую, чтобы найти пищу, обманывает птицелов, расстелив на земле сети и положив поверх них приманку. Птица слетает вниз, чтобы поклевать, запутывается в сетях и попадает в плен. Приходит птицелов, берет ее в руки и делает с нею что хочет. Так и диавол: зная, что ум человеческий находится в непрестанном движении, невидимо подкрадывается к человеку, кладет перед помыслом его какую-нибудь сласть, как приманку, а под сластью простирает, как сеть, грех, который есть вместе и рука диавола, невидимая и скрытая (потому что без греха нельзя диаволу схватить душу человека). Когда же успеет он приманить душу приманкой сласти, тогда опутывает ее сетями и схватывает. Первым делом его бывает завязать ей глаза, то есть омрачить ум, чтобы она не увидела света и пути и не убежала. Это со всем тщанием делает он до тех пор, пока она привычкой к сласти и долговременным пребыванием во грехе совсем не предастся в волю его и не сделается во всем ему подручной и возлюбленной рабою. После этого она и сама не захочет уже убежать от господина своего, к которому привыкла и который утешает ее и насыщает всякими сластями, пока совсем не растлит ее нечистыми и зловонными яствами. Когда же увидит, что она совсем растлилась, тогда направляет ее на всякого рода непотребства, грехи и злодеяния. Но птицелов не может стянуть птицу с воздуха на свою приманку, а диавол, если найдет дущу обнаженною от благодати Божией, может подвигнуть стремления и пожелания души на сласть и склонить ее на свою волю. Поэтому и сказал я, что искушения диавола бывают двух видов: первое-приманка сластью, какую кладет он перед помыслом, а другое-раздражение похотей, которым понуждает он душу пожелать сластей и склоняет ее на свою волю. Преподобный Симеон Новый Богослов (60, 136).

Противьтесь диаволу и старайтесь распознать его козни. Горечь свою он обычно скрывает под видом сладости, чтобы не быть узнанным, и обольщает разными мнимостями... чтобы прельстить сердца ваши хитрым подражанием истине... К этому направлено все его искусство, чтобы всеми силами противиться всякой душе, служащей Богу. Многие и разные влагает он страсти в душу для погашения божественного огня, в котором вся сила. Особенно же борет тела покоем и тем, что с этим соединено. Когда же увидит наконец, что всего подобного остерегаются и ничего не принимают от него и никакой не подают надежды когда-нибудь послушать его, со стыдом отступает от них. Вселяется в них Дух Божий. Когда же вселится в них Дух Божий, то даст им быть покойными или вкушать покой во всех делах их и сладким делает для них несение ига Божия. Преподобный Антоний Великий (66, 44).

О, как хитер опутывающий нас своими узами! Мы и не чувствуем, как опутаны ими. О, как искусен налагающий на нас оковы! Мы и не замечаем их. Приятны нам стрелы его, когда умерщвляет ими душу; связанный и окованный грешник безмолвствует и остается спокойным. Какое тонкое лукавство у нашего противника, налагающего на нас узы! Мы и связаны, и свободны. Вдали от истины удерживается узами дух наш, но, будто ничем не связанный, свободно стремится к пороку. Связан он для любви, но не связан для ненависти. Связан и встречает препятствия для добра, но беспрепятственно делает зло. Эти узы, какие носим на себе, так же хитры и лукавы, как и наложивший их на нас: дают нам свободу идти ко лжи, но мешают приближаться к истине (29, 332).

Если враг свяжет кого-нибудь насильственными узами, ум тотчас разорвет их и избавится от них. Поэтому враг связывает каждого тем, чем тот услаждается и прохлаждается, ибо во власти нашего ума снять с себя эти узы. А теперь мы, связанные, радуемся этому и, уловленные, кичимся, потому что связанный завистью, если не связан прелюбодеянием, считает себя ничем не связанным; и связанный ябедничеством, если не связан воровством, считает себя свободным. Каждый не знает своих уз и не ведает сетей, разложенных ему (26, 347).

Все усилия противника состоят в том, чтобы суметь отвлечь ум от памяти о Боге, от страха и любви к Господу, употребив для этого земные приманки или какими-нибудь благовидными мыслями отвратить ум к мнимым благам от блага истинного, то есть от любви к Богу. Преподобный Ефрем Сирин (27, 339).

Диавол не допускает, чтобы зло стало явным, но множеством злых (людей) прикрывает гнусность зла; иначе, если бы злому пришлось жить между многими добродетелями, он лучше увидел бы свою наготу (41, 816).

Таковы ухищрения врага: он возводит лестью на большую высоту, чтобы низвергнуть потом в бездну (38, 131).

Таковы козни диавола: когда он найдет послушных себе, то, обольстив их кратковременными удовольствиями, низвергнув в самую глубину зла и покрыв стыдом и бесчестием, оставляет их в этом низком положении на жалкий позор (38, 156).

Диавол имеет обыкновение вовлекать неосторожных в обман даже и при посредстве того, что часто приносит пользу, если это полезное получает не должное применение (37, 575).

Враг доставляет то простор, то скорби: он испытывает, к чему склонен человек, туда и сам вторгается. Святитель Иоанн Златоуст (46, 447).

В средство погубления человеческого рода употреблена была падшим ангелом ложь. По этой причине Господь назвал диавола ложью, отцом лжи и человекоубийцей от начала (Ин. 8, 44) (108, 231).

Диавол любит злодействовать тайно, любит быть непримеченным, непонятным... будучи обличен и объявлен, оставляет добычу свою, уходит (112, 150).

Духи злобы с такой хитростью ведут брань против человека, что приносимые ими помыслы и мечтания душе представляются как бы рождающимися в ней самой, а не от чуждого ей злого духа, действующего и вместе старающегося укрыться (110, 7.)

Падший ангел старается обмануть и вовлечь в погибель иноков, предлагая им не только грех в разных видах его, но и предлагая несвойственные им возвышеннейшие добродетели (112, 54).

Демоны, принося мнимодуховные и высокие разумения, отвлекают ими от молитвы, производят тщеславную радость, услаждение самодовольство, как бы от открытия таинственнейшего христианского учения (108, 213).

Мнение составляется из ложных понятий и ложных ощущений" по этому свойству своему оно вполне принадлежит к области отца и представителя лжи-диавола. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (108, 247-248).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение