страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

ЗЛО

Наша воля свободна в выборе добра и зла

Наклонность к худому происходит не извне, по какой-либо понуждающей необходимости, но вместе с соизволением на зло является самое зло. Оно тогда приходит в бытие, когда избираем его. Само же по себе, самостоятельно, вне произвола, зло нигде не находится. Этим раскрывается самостоятельная и свободная сила, какую Господь даровал естеству человеческому для того, чтобы от нашего произволения зависело все доброе и злое. Святитель Григорий Нисский (18, 426).

Диавол никого не может ниспровергнуть. Такой власти он не имеет, потому что Господь пришел, восприняв на Себя человечество, и стер в прах могущество его. Но человек сам, своим похотением и сладострастием, сокрушает себя и падает. Преподобный Антоний Великий (82, 13).

Против воли человека Божия демоны пытаются посеять в нем греховные семена, но не могут привести намерения своего в исполнение. Они делают все, что могут, но человек Божий не оказывает им повиновения, потому что сердце его, пребывающее в воле Божией, не принимает воли демонов (82, 177).

Бесы наводят уныние на душу в предположении, не истощится ли ее терпение в продолжительном ожидании милости Божией, не оставит ли она самого жительства по Богу, признав его невыносимо трудным. Но полагаю, что если будут в нас любовь, терпение и воздержание, то демоны не успеют ни в каком намерении своем. Преподобный авва Исаия (82, 194).

Бог, Всесильный и Непобедимый, помогает тем, которые произволением своим хотят противоборствовать диаволу, и делает их победителями зла. А тех, которые не хотят противоборствовать диаволу и бороться с ним. Бог не принуждает, чтобы не разрушить свободной воли разумного естества нашего, которое Он создал по образу Своему, и не низвести нас в чин бессловесных животных. Преподобный Симеон Новый Богослов (60, 236).

Мы побеждаем или бываем побеждены не вследствие силы противников-демонов или слабости помощников-Ангелов, а по нашей воле. Когда те и другие склоняют нас на свою сторону: святые Ангелы к добру, а преступные демоны к злу, наша воля, наделенная свободой, избирает то, чего хочет, потому что ни Бог, почтивший нас свободой, не принуждает, ни диавол не имеет над нами принудительной власти. По своему решению мы или поступаем хорошо, или грешим... (46, 1015).

Успех брани с диаволом и властями тьмы зависит не от нашего естества, а от произволения души (41, 87).

Если человек не хочет зла, то душа свободна. А если он не делает зла, то и тело свободно; все зависит только от одной злой воли. Святитель Иоанн Златоуст (43, 639).

Испытавшие борьбу по внутреннему человеку не могут сомневаться, что враги непрестанно нападают на нас. Но они так противоборствуют нашим успехам, что только подстрекают, а не принуждают к злу. Впрочем, никакой человек не мог бы совершенно избежать греха, какой бы они ни захотели запечатлеть в наших сердцах, если бы им дана была власть насильно внушать и понуждать. Потому, как им дана власть подстрекать, так и нам дана сила отвергать или свобода соглашаться. Если же мы боимся их могущества и нападения, то должны просить покровительства и помощи Божией против них, о чем говорит апостол: "Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире" (1 Ин. 4, 4). Помощь Божия гораздо сильнее, чем нападки множества врагов. Ибо Бог есть не только Внушитель добрых мыслей, но и Покровитель и Помощник, так что иногда невольно, без ведома нашего, привлекает нас ко спасению. Итак, верно, что никто не может быть обольщен диаволом, если не захочет дать ему согласие своей воли... Итак... очевидно, что всякий согрешает оттого, что при нападении худых помыслов не отвергает их тотчас же. Ибо сказано: "противостаньте диаволу, и убежит от вас" (Иак. 4, 7). Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (авва Серен 53, 287).

Горе тому, кто, зная доброе, дает руку лукавому, потому что в день исхода примут его злые ангелы (26, 535).

Обратите внимание, возлюбленные, как усиливается все лукавое и порочное, как зло ежедневно преуспевает. Все это предвещает будущие смятения и великую скорбь, какая придет на все земные пределы. По причине грехов успевает лукавое, успевает по причине нашего нерадения. Будем же каждый день бодрственными, боголюбивые воители, победим врага (рода человеческого-диавола), христолюбцы. Изучим законы этой брани, она происходит невидимо. А закон этой брани-постоянное совлечение с себя земных хлопот. Если ежедневно имеешь перед глазами смерть, то не согрешишь. Если откажешься от суетных хлопот, то не обратишься в бегство на брани. Если возненавидишь земное и тленное, пренебрегая временным, то в состоянии будешь, как доблестный воин, получить победную награду. Ибо земное влечет к себе-вниз, и страсти во время брани помрачают сердечные очи, и потому лукавый воюет с нами и побеждает нас, исполненных земного и порабощенных пристрастием к земным заботам (27, 374).

Всякое зло дерзко входит в род человеческий через господство страстей (32, 224).

Как Бог всеми возможными средствами ведет нас к жизни, так сатана употребляет все способы умертвить нас (29, 335).

Но нет у диавола ничего столь вредного, от чего не нашлось бы у нас противодействующего средства. Нет такой тайной сети, о которой не имели бы мы сведения (29, 356).

Если же говоришь, что противная сила крепче и вполне обладает человеком, то в несправедливости обвиняешь Бога, Который осуждает человека за то, что он послушался сатаны. Преподобный Ефрем Сирин (30, 453).

Когда в дружине есть целомудрие, послушание, порядок и воинская доблесть, она делается страшной для противников... То же самое должно быть у нас в брани с демонами, однако же не бывает, потому что ополчаемся мы не против них друг с другом, но друг против друга с ними. Удивляться должно не тому, что нас побеждают, но еще больше тому, что, ничего не делая для победы, желаем победить. Преподобный Исидор Пелусиот (52, 403).

Но никто не думай о диаволе, будто он так силен, что может заградить путь к добродетели. Он прельщает и соблазняет нерадивых, но не препятствует и не принуждает (38, 223).

Пока диавол нападает извне, мы в состоянии противиться. Когда же откроем ему двери души и примем врага внутрь, то уже не сможем противиться ему. Он помрачит нашу память, как дымящийся светильник, и только уста будут произносить пустые слова (37, 369).

Демоны имеют себе помощников в самих людях, которым они строят козни, так что если бы последние не содействовали им, то большая часть их козней не имела бы никакого успеха. Святитель Иоанн Златоуст (46, 597).

Все время, когда мы подчиняемся и служим лукавому посредством злых дел, благой Бог не имеет части в нас, и мы не достойны (посещения Его) и Царствия Его. Так что мы ложно называем Его Богом и Отцом нашим, когда имеем диавола властителем над собою и богом своим, когда уподобляемся ему в злых делах наших (60, 251).

Нашими злыми делами питаются демоны и получают силу воевать против нас, а при нашем удалении от зла они истощаются от голода и бессилеют... Преподобный Симеон Новый Богослов (60, 186).

"Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение; когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся, и разделит похищенное у него" (Лк. 11, 21-22). Это иносказание объясняет, как Господом разоряется власть бесовская над душами. Пока душа в грехе, ею владеет свой злой дух, хоть не всегда явно показывает это. Он сильнее души, потому и не боится восстания с ее стороны, властвует и тиранствует над нею без сопротивления. Но когда Господь приходит в душу, привлеченный верой и покаянием, тогда разрывает все узы сатанинские, изгоняет беса и лишает его всякой власти над душою. И пока работает душа та Господу, бесы не могут воз-обладать над нею, ибо она сильна Господом, сильнее их. Когда же душа отшатнется от Господа, бес опять нападает и одолевает, и бывает ей, бедной, хуже, чем прежде. Это всеобщий невидимый порядок явлений в духовном мире. Если бы у нас открылись умные очи, мы увидели бы всемирную брань духов с душами: побеждает то одна, то другая сторона, смотря по тому, общаются ли души с Господом верою, покаянием и ревнованием о добрых делах или отстают от Него нерадением, беспечностью и охлаждением к добру (107, 362-363).

Во всяком человеке, нераскаянно живущем во грехе, живет бес, как в доме, и всем у него распоряжается. Когда, по благодати Божией, такой грешник приходит в сокрушение о грехах своих, кается и перестает грешить, бес из него изгоняется. Сначала он не беспокоит покаявшегося, потому что в нем на первых порах много ревности, которая, как огонь, жжет бесов и, как стрела, отражает их. Но потом, когда ревность начинает охладевать, подступает и бес издали со своими предложениями, забрасывает воспоминание о прежних удовольствиях и вызывает к ним. Не поостерегись только покаявшийся-от сочувствия скоро перейдет к желанию; если и здесь не опомнится и не возвратит себя в состояние прежней трезвенности, то падение недалеко. Из желания рождается склонение на грех и решимость: внутренний грех готов, для внешнего ожидается только удобство. Представься оно-и грех будет сделан. С этим вместе бес опять входит и начинает гнать человека от греха к греху еще быстрее, чем прежде. Это изобразил Господь притчей о вторичном возвращении беса в дом очищенный, подметенный (Мф. 12, 43-45) (107, 192-193).

Диавол приступает с искушением к Богочеловеку (Мф. 22, 35-46)-кто же из людей бывает от того свободен? Тот, кто ходит по воле лукавого; он не испытывает нападений, а только направляем бывает все на большее и большее зло. Коль же скоро кто начинает приходить в себя и задумывает начать новую жизнь по воле Божией, тотчас приходит в движение вся область сатанинская: кто с чем спешит, чтобы рассеять добрые мысли и начинания кающегося. Не успеют отклонить-стараются помешать доброму покаянию и исповеди; здесь не успеют- ухитряются посеять плевелы среди плодов покаяния и трудов по очищению сердца; не успевают духа внушить-покушаются добро покривить; внутренне бывают отражаемы-внешне нападают, и так до конца жизни. Даже умереть спокойно не дают; и по смерти гонятся за душою, пока не минует она воздушные пространства, где они витают и держат притоны. Как же ведь это безотрадно и страшно! Для верующего ничего тут нет страшного, потому что бесы только хлопочут около богобоязливого, а силы никакой не имеют. Трезвенный молитвенник стрелы из себя на них пускает, и они далеко держатся от него, не смея подступить и боясь испытанного поражения. Если же успевают в чем, то по нашей оплошности. Ослабеем вниманием или позволим себе увлечься призраками их-они тут как тут и начнут тревожить смелее. Не опомнись вовремя-закружат, а опомнится душа- опять отскочат, и издали подсматривают, нельзя ли опять как-нибудь подойти. Итак, трезвись, бодрствуй, молись-и враги ничего тебе не сделают. Епископ Феофан Затворник (107, 310- 312).

Чувственно пребывает сатана в человеке, когда существом своим вселится в тело его и мучит душу и тело... Нравственно пребывает сатана в человеке, когда человек сделается исполнителем воли диавола (109, 245).

Диавол, будучи творением и рабом Божиим, не столько искушает, сколько ему рассудится, не в такой степени озлобляет, сколько бы ему хотелось, но сколько дозволит и попустит ему мановение Божие (109, 373).

Если человек сам собой не дает повода сатане подчинить его своему влиянию, то сатана никак не может возобладать им насильно. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 59).

Побеждать в себе зло в самом начале

Обедаем ли мы, ходим ли, молимся ли, враг всегда стоит подле нас. Он не знает отдыха, даже во время нашего сна часто нападает, влагая нечистые помыслы и возбуждая наши страсти сновидениями. А мы, считая маловажным то, из-за чего он нападает, не бодрствуем, не трезвимся, не взираем на множество вражеских сил, не думаем, что это самое и есть величайшее бедствие, но среди стольких браней предаемся неге, как будто среди мира и тишины (43, 284).

Везде (диаволу) нужно только начало, это для него самое трудное. Когда же начало сделано, тогда он уже сам собою все подвигает вперед (45, 124).

Надо отражать (в себе) зло вначале; даже в том случае, если первые преступления (нравственного закона) не влекут за собою дальнейших, и тогда нельзя пренебрегать ими; если душа вознерадит, они доходят до большого (41, 856).

Зло, которое считают ничтожным, легко оставляют в пренебрежении, а оставленное в пренебрежении, оно усиливается, усилившись же, становится неизлечимым. Святитель Иоанн Златоуст (45, 127).

Диавол, когда ухватит кого отчасти, не довольствуется тем, но все простирается на худшее, пока не причинит греховной смерти. Преподобный Феодор Студит (69, 414).

При многом попечении и самого себя человек не может видеть, тем более не может видеть подготовленные сети врагов. Ибо враг, по своему обычаю, не всегда ведет с нами явную брань. Если бы так было, то нелегко многие из нас попадали бы в его сети... Но когда враг хочет ввергнуть кого-либо в большие грехи, то сперва побуждает его пренебрегать малым и тайным: прежде прелюбодеяния- допускать частые и сладострастные взгляды; прежде убийства-малый гнев; прежде помрачения мысли-малое развлечение и еще прежде этого представляет потребность тела как бы необходимою. Поэтому-то Господь, как все предведущий, как Премудрость Отчая, предупреждая коварства диавола, повелевает людям прежде времени отсекать поводы ко греху, чтобы, считая малое легко простительным, мы бедственно не впадали в страшные и великие согрешения. Преподобный Петр Дамаскин (62, 135).

Если враг будет внушать тебе такую мысль: есть покаяние, поэтому воспользуйся своей волей, то скажи ему: "Зачем разрушать построенный дом и снова строить его?". Преподобный Ефрем Сирин (26, 270).

Бес славил Спасителя, а Спаситель сказал ему: "замолчи и выйди" (Мк. 1, 25). Бесы никогда ничего не говорят и не делают с доброй целью, всегда у них что-нибудь злое в виду. Так было и здесь. Господь, не обличая козней их, одним словом решил: "замолчи и выйди". Не хотел Он долго вести речи с лукавым духом. Тут нам урок. Как только что хорошенькое удастся кому сделать, тотчас подседает бес и начинает трубить в уши: ты такой и такой. Не слушай и не входи в разговор с этим льстецом, а сразу, наотрез, скажи: "замолчи и выйди"; и след его провей воздыханием и самоукорением, и место его окади сокрушенной молитвой. Он хочет породить самомнение и самодовольство и из них потом раздуть самовосхваление и тщеславие-все такие помыслы и чувства, которые в духовной жизни суть то же, что воры в житейском быту. Как эти, забравшись в дом, обирают добро хозяйское, так и те своим укоренением в душе все доброе в ней уничтожают и вон извергают, так что ничего уже не остается, за что потом похвалил бы Господь (107, 253-254).

Вошел сатана в Иуду и научил его, как предать Господа; тот согласился и предал (Лк. 22, 3-4). Вошел сатана потому, что была отворена для него дверь. Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтобы отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится на сторону сатаны, в того он и входит; у кого, напротив, все это клонится на сторону Господа, в того входит Господь. Что входит сатана, а не Господь-в этом виноват сам человек. Не допускай угодных сатане мыслей, не сочувствуй им, не располагайся по внушению их и не соглашайся на них-сатана походит-походит около, да и отойдет: ему ведь ни над кем не дано власти. Если же завладевает он кем, то потому, что тот сам себя отдает ему в рабство. Начало всему этому злу-мысли. Не допускай худых мыслей и навсегда заключишь тем дверь души твоей для сатаны. А что мысли приходят недобрые-что же делать, без них никого нет на свете, и греха тут никакого нет. Прогони их-и всему конец; опять придут-опять прогони, и так всю жизнь. Когда же примешь мысли и станешь ими заниматься, то не дивно, что и сочувствие к ним явится, тогда они станут еще неотвязнее. За сочувствием пойдут худые намерения то на те, то на другие недобрые дела. Неопределенные намерения определятся потом расположением к одному какому-либо; начинается выбор, согласие и решимость-вот и грех внутри! Дверь сердца отворена настежь. Как только согласие образуется-вскакивает внутрь сатана и начинает тиранить. Тогда бедная душа, как невольник или как вьючное животное, бывает гонима и истомлена непотребными делами. Не допусти она худых мыслей-ничего бы такого не было. Епископ Феофан Затворник (107, 423-425).

Благодать Божия избавляет от власти зла

Душа может противиться греху, но не может без Бога победить или искоренить зло. Преподобный Макарий Великий (66, 188).

Только тогда мы можем победить диавола, если добродетельною жизнью приобретем содействие свыше (38, 649).

Каким же образом мы победим (демонов)? Если постараемся быть по произволению тем, что они есть по природе, то есть постараемся стать выше плоти и крови... (45, 198).

Мы имеем непобедимого Союзника-благодать Духа-и научаемся бороться не с людьми, но с демонами. Святитель Иоанн Златоуст (45, 198).

Не сможешь ты наступить "на аспида и василиска" (Пс. 90, 13), если, долгим молением упросив Бога, не получишь в помощь себе Ангелов, чтобы они, подняв тебя на руках, сделали тебя выше всякого земного мудрования. Преподобный Иоанн Карпафский (68, 83).

Желающий устоять против обходов диавола и сделать их безуспешными, сделаться причастным Божественной Славы должен со слезами и воздыханиями, с ненасытимым желанием и пламенной душою, ночь и день искать Божией помощи и Божественного заступления. Желающий же получить это должен очистить душу свою от всякого мирского сладострастия, от всех страстей и похотей. Святитель Феодор Эдесский (68, 335).

Душа, которая подчинилась диаволу, не может ничего более сделать, как только, познав, в какую ниспала глубину зол и как воля ее связана чужими узами, возопить, как из чрева адова, и призывать Бога, сходившего в преисподнюю, прийти к ней и освободить ее. Это одно может она делать, но разрешить себя от уз и бежать не может, как не может убежать тот, кто закован в железные кандалы и содержится в темнице под крепкими запорами. Может она призывать имя Иисуса Христа, да пошлет Он ей помощь; и когда укрепится таким образом, через призывание Иисуса Христа (ибо Он есть единственный Освободитель душ наших), и почувствует, что получила помощь от Бога, тогда может и убежать из-под ига диавола и уз греха. Но, убегая от диавола, ей следует прибегнуть к домостроителю благодати, то есть к духовному отцу, чтобы лукавый не нашел ее опять не охраняемою и не похитил. Отец духовный научит, о чем ей нужно заботиться, чтобы стать способною носить всеоружие Божие, то есть божественную благодать, и с нею противостоять всем козням диавола, всем этим началам, властям, миродержителям тьмы века сего, духам злобы. Ибо душа, соединенная с плотью, не может одна, голая, противоборствовать таким сильным и столь многим врагам, если не будет облечена во всеоружие Божие, как и воин, даже самый мужественный, не может без оружия противостоять врагам, нападающим с копьями, мечами и щитами, и если вы-ступит против них, тотчас будет поражен насмерть (60, 137).

Брань с демонами непрерывна, и воинам Христовым необходимо всегда носить оружие. Нет возможности иметь покой от этой брани ни днем, ни ночью, ни на одну минуту, но и когда едим, и когда пьем, и когда спим, или другое что делаем, можем находиться в самом жару брани. Враги наши бесплотны и всегда стоят против нас, хотя мы их и не видим; стоят и со всею зоркостью присматриваются, не окажется ли какой-либо член наш обнаженным, чтобы вонзить в него стрелы и умертвить нас. Тут невозможно укрыться в крепости и башне или спрятаться где-нибудь и отдохнуть немного. Нельзя ни убежать, чтобы избавиться от брани, ни взять на себя борьбу за другого. Каждому человеку самому необходимо вести эту брань и-или победить и жить, или быть побежденным и умереть. Рана же смертоносная есть грех, не оплаканный в покаянии и не исповеданный, а особенно отчаяние, если кто впадает в него, что, однако, состоит в нашей власти. Ибо если мы не ввергнем себя в глубину нерадения и безнадежности, то демоны совсем не могут сделать нам никакого зла. Но и когда раны приемлем от них, можем, если захотим, сделаться еще более мужественными и опытными в брани посредством искреннего покаяния. Быть пораженным и умереть, а потом опять восстать и вступить в брань-дело людей великой души и мужественных; и оно дивно и достойно великой награды. Ибо сохраниться от поражений-не в нашей власти, а восстать и с помощью Божией вновь вступить в борьбу со злом-в нашей власти, потому что если не отчаемся, то не пребудем в смерти, и смерть не победит нас. Мы всегда можем воскреснуть, прибегнув с покаянием ко Всемогущему и Человеколюбивому Богу. Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 238).

Пришел ты, злодей (диавол), знаю твои замыслы: пришел ты, завистливый, лишить меня вожделенного и вечного света. Как же, будучи тьмою, явился ты мне светом? Не обманешь этой лживостью. И за что ты всегда воздвигаешь на меня такую жестокую брань и явно, и тайно? В чем завидуешь благочестивым после того, как изверг ты из рая первого Адама-Божию тварь; грехом перехитрил мудрую заповедь и сладостной жизни предложил горькую снедь? Как мне убежать от тебя? Какое средство изобрести против страданий своих? Сперва неважными грехами, как ручей, впадаешь ты в сердце, потом открываешь себе широкую дорогу, а там уже входишь большою и мутною рекою, пока не поглотит меня твоя пасть, или бездна. Но отступи от меня дальше и налагай свои руки на те народы и города, которые не уразумели Бога, а я-Христово достояние, я стал храмом и жертвой, потом буду богом, когда душа вступит в соединение с Божеством (15, 26).

Если бы не связал я молчанием говорливого языка и уст, когда собирал воедино ум для общения с Богом, чтобы самыми чистыми помышлениями почтить чистого Царя (ибо одна умная жертва прекрасна), то никак не постиг бы ухищрений пресмыкающегося зверя или, конечно, не назвал и не признал бы их ухищрениями. Часто и прежде приходил он ко мне, то уподобляясь ночи, то опять под обманчивой личиной света. Ибо чем ни захочет, всем делается измыслитель смерти, этот, в похищении чужих образов, настоящий Протей*, только бы тайно или явно осилить человека, потому что грехопадения людей для него наслаждение. Но до сих пор никогда еще не видел я его таким, каким пришел он ко мне ныне, во время моих подвигов. Видя больше благоговения в душе моей, он воспылал сильнейшим пламенем гнева. Как тайная болезнь, скрывающаяся внутри неисцеленной плоти, оставленная на время недостаточным лечением и питаемая в невидимых полостях тела, не прекратившись еще в одном месте, прорывается в другом и снова угрожает больному опасностью; или как поток, преграждаемый твердыми плотинами, напирает и вдруг прорывается в другом месте-так жестока и брань противника. Если не страдал у меня от него язык, то вред приливал к чему-нибудь другому. Однако не овладел он мною, потому что пришел Христос-моя Помощь, Который спасал учеников от бури, Который освобождал многих от страстей и демонских уз, даровав благодать их воле. Между тем искушал меня завистник, как и прежде человекоубийственной хитростью уловил родоначальника нашего. Но Ты, Блаженный, удержи брань и повели мне, по утишении бури, всегда приносить Тебе Бескровные Жертвы. Святитель Григорий Богослов (15, 30).

* Протей-в древнегреческой мифологии-морское божество, принимающее разные образы, этим ускользая от ожидающих его пророчеств.

Духовные оружия в невидимой брани

Так как у нас борьба не с людьми, а со злыми духами, то и упражнение наше и воздержание должны быть духовные, потому что и оружия наши, в которые облек нас Христос,-духовны (37, 826).

Для диавола и для помыслов, от него влагаемых, ничто так не страшно, как мысль, занятая божественными предметами, душа, постоянно прилежащая к этому Источнику. Святитель Иоанн Златоуст (42, 23).

Ничто так не одолевает и не низлагает демонов, как покорность, послушание, смиренномудрие и искренняя любовь. Эти добродетели-стрелы в сердце врагу (27, 292).

Возьмите оружие постов, молитв и бдений, чтобы могли вы устоять и противостоять врагам... в тот день, когда восстанет на нас какая-либо из похотей, которую мы побеждаем этим оружием (31, 198).

Поскольку враг ни днем, ни ночью не прекращает брани, то да не застигнет он ума твоего не упражняющимся в изучении заповедей Божиих, да не посеет плевел своих. Преподобный Ефрем Сирин (25, 376).

Уму, научившемуся разумно избегать невидимых схваток или столкновений (с невидимыми врагами-демонами), не следует ни приступать к естественному рассуждению, ни что-либо другое делать во время нападения злых сил, но только молиться, утомлять трудами тело, тщательно пресекать вещественное мудрование и блюсти стены града, разумею: сторожевые душевные добродетели или способы хранения добродетелей, то есть воздержание и терпение (68, 269).

Против всех демонов должны мы выступать, со всеми воевать и всех поражать именем Господа нашего Иисуса Христа (69, 175).

Демонов сокрушает смиренномудрие, побивает-послушание, обращает в бегство-молитва, морит гладом-пост, низлагает- братолюбие и все прочее доброделание (69, 203).

Никто не избавится от сетей диавола иначе как через исповедание помыслов и желаний, с верой к руководителю своему, сопровождаемой смирением и послушанием. Преподобный Феодор Студит (69, 282).

Если желаем совершенно попрать демонов, то будем проявлять во всем смиренномудрие, отринув свою волю. Преподобный Нил Синайский (48, 390).

Святой Антоний увидел распростертыми все сети диавола. Вздохнув, он вопросил Бога: "Кто же избегнет их?". Бог отвечал ему: "Смирение избегает их", а что еще более удивительно, добавил: "Они даже и не прикасаются к нему"! Преподобный авва Дорофей (58, 41).

Брат спросил: "Авва! отчего демоны так сильно боятся тебя?". Старец отвечал:- "С того времени, как я стал монахом, я не допускаю гневу подняться до гортани моей". Исидор, авва скитский (82, 243).

Подвиг молитвы труднее всех прочих подвигов. Когда человек захочет излить перед Богом молитву свою, тогда враги, демоны, спешат воспрепятствовать молитве, зная, что никакой подвиг столь не опасен для них, как молитва, принесенная Богу от всей души... Во всяком другом подвиге, который возложит на себя монах, хотя бы он нес этот подвиг настойчиво и постоянно, он имеет некоторое упокоение, но молитва до последнего издыхания сопряжена с тяжкой борьбой. Авва Агафон (82, 60).

Если впадешь в малодушие-молись. Молись же со страхом и трепетом. Молись усердно, бодренно и трезвенно. Так подобает молиться тем более, что невидимые враги наши лукавы и неусыпны в коварстве: они особенно стараются помешать такому совершению молитвы. Авва Евагрий (82, 113).

Душа, от Духа Святого исполненная дерзновения и мужества, животворящим изображением креста и призыванием Иисуса Бога разрушает бесовские призраки и самих бесов обращает в бегство. Преподобный Никита Стифат (70, 109).

Демоны изнемогают, когда при исполнении заповедей уменьшаются в душе страсти; погибают, когда, в силу бесстрастия души, совершенно исчезают из нее, больше не находя того, чем держались в ней и чем воевали против нее. Преподобный Максим Исповедник (68, 181).

Если не будет испытывать отвращения человек к своему телу, как к врагу и супостату, чтобы ни в чем не угождать ему, то он не может освободиться от сетей вражьих. Диавол употребляет плоть, как сеть, для иноков, особенно юных. Изречения безымянных старцев (82, 373).

Без сокрушения сердца невозможно совершенно избавиться от зла. Преподобный Марк Подвижник (54, 52).

Может ли этот ангел тьмы покаяться потому, что Бог "долготерпелив и многомилостив: не до конца прогневается, ниже вовек враждует" (Пс. 102, 8, 9). Благодать Божия никогда вовеки не враждует, если увидит кого кающимся; но так как эта благодать покаяния была дарована только человеку, ради Христа воплотившегося, ангелу же тьмы дарована не была, то, при отсутствии благодати, он каяться не может. Святитель Димитрий Ростовский (113, 70).

"Сей же род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17, 21). Если сей род изгоняется молитвою и постом другого лица, то тем более войти не может в того, у кого есть собственный пост и молитва. Вот ограда! Хоть бесов бездна, и весь воздух набит ими, но ничего не смогут они сделать тому, кто огражден молитвою и постом. Пост- всестороннее воздержание, молитва- всестороннее богообщение; тот извне защищает, а эта изнутри устремляет на врагов огненное всеоружие. Постника и молитвенника издали чуют бесы и бегут от него далеко, чтобы не получить болезненного удара. Можно ли думать, что где нет поста и молитвы, там уже и бес? Можно. Бесы, вселяясь в человека, не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, исподтишка научая своего хозяина всякому злу и отклоняя от всякого добра, так что тот уверен, что все делает сам, а между тем только исполняет волю своего врага. Возьмись только за молитву и пост-и враг тотчас уйдет, и на стороне будет выжидать случая, как бы опять вернуться, и действительно возвращается, коль скоро оставлены бывают молитва и пост (107, 241-242).

"Легион имя мне, потому что нас много" (Мк. 5, 9). Духи не телесны, потому места собою не наполняют и не занимают, подобно телам. Этим объясняется физическая возможность пребывания многих духов в одном человеке. Возможность нравственная со стороны духов понятна из их безнравственности, или отсутствия всяких нравственных начал, а со стороны человека- из многостороннего соприкосновения его душевного строя с Мрачной областью нечистых сил. Но этим объясняется только возможность; действительность же вселения бесов подлежит условиям, определить которые не имеем возможности. Можем только сказать, что вселение духов не всегда бывает видимым, не всегда обнаруживается известными действиями бесноватых. Есть вселение духов необнаруживаемое, скрытое. Есть также власть духов над умами людей, помимо тела, когда они водят их, как хотят, через страсти, в них действующие, люди же думают, что они действуют сами, будучи посмешищем нечистых сил. Как же быть? Будь настоящим христианином, и никакая вражеская сила не одолеет тебя. Епископ Феофан Затворник (107, 272-273).

"Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить" (1 Пет. 5, 8). Этому супостату ничем более противиться не можете, как непрестанной молитвой. Молитесь всегда и будете ему противиться. Делайте руками и молитесь; так ум и сердце ваше занято будет, и не будет квартиры или места диаволу, и убежит диавол. Пребывайте умом и сердцем вашим на Небе и в вечности и не будете уловлены диаволом. Птица чем выше летает, тем безопаснее бывает, а когда вниз, на землю спустится, то или поймана, или подстрелена бывает. Так и человек. Святитель Тихон Задонский (104, 409).

Смертный грех решительно порабощает человека диаволу и решительно расторгает общение человека с Богом, пока человек не врачует себя покаянием (112, 352).

Чувство покаяния хранит молящегося человека от всех козней диавола: бежит диавол от подвижников, издающих из себя благоухание смирения, которое рождается в сердце кающихся (109, 163).

Падшие духи с ожесточением противодействуют всем Евангельским заповедям, в особенности же-молитве как матери добродетели (112, 354).

Враг... старается поколебать самое основание молитвенного подвига-незлобие и кротость (112, 356).

Правильности молитвы и преуспеянию в ней противодействуют наше поврежденное естество и падшие ангелы (112, 94).

Падшие духи, зная силу молитвы и ее благотворное действие, стараются всячески отвлечь от нее подвижника... (112, 99).

При усиленном нападении вражеском, когда ощущается ослабление воли и омрачение ума, необходима гласная молитва (109, 271).

Смиренная преданность воле Божией, сознание и готовность потерпеть все страдания, какие попущены Богом, совершенное невнимание и неверие ко всем словам, действиям и явлениям падших духов уничтожают все значение их попыток; попытки их (смутить человека) получают величайшее значение при внимании к ним и при доверии к бесам (112, 335).

Только исполняющий все без исключения заповеди Божии может устоять против врага. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (111, 81).

Авва Маркелл рассказал братии следующее. Однажды, когда встал он ночью на молитву, вдруг услыхал трубный звук и шум, как бы от воинской брани. Старец пришел в смятение и недоумевал: откуда несется этот трубный звук и какая брань может быть в пустыне? Когда он так размышлял, вдруг предстал перед ним бес и закричал: "Что задумался? Здесь и есть брань. Но если не хочешь, чтобы мы с тобой воевали, ступай и спи. С ленивыми мы не воюем, а только с постниками и бдящими в молитвах". Пролог в поучениях (81, 496-497).

Авва Ираклий поведал, что некий старец жил в идольском капище. Пришли к нему демоны и говорят: "Уйди из нашего места". Старец отвечал: "У вас нет места". Демоны начали разбрасывать его вещи, старец терпеливо собирал их. Тогда демон, схватив его за руку, потащил из капища. Когда он дотащил старца до дверей, старец другой рукой уперся в дверь и воскликнул: "Иисусе! Помоги мне!". Демон тотчас убежал, а старец начал плакать. Господь спросил его: "О чем ты плачешь?". Старец отвечал: "О том, что демоны нападают на человека и так поступают с ним". Господь сказал ему: "Ты был нерадив. Когда же ты взыскал Меня,-видишь, как скоро Я предстал тебе". Отечник (82, 246).

Побеждающий становится совершенным

Воин, если не будет обучен прежде долговременным упражнениям и испытан в трудах и битвах, доказав на опыте, что одерживает победы над врагами,-не прославляется. Тем более у Небесного Истинного Царя никто не удостоится принять небесные дары Святого Духа, если не будет предварительно упражняться в изучении святых заповедей и таким образом не примет небесного оружия благодати и не вступит в борьбу с духами злобы (67, 295).

Не приходи в малодушие, но мужайся, храня твердость мыслей, ибо мужественный, даже если он ранен, несомненно, победит. Преподобный Нил Синайский (48, 333).

Где не прекращается брань, там всегда есть опасность поражения. Как бы искусен кто ни был в брани, как бы мужественно ни сражался, как часто ни наносил бы противникам смертельные удары, если он находится среди битвы, то неизбежно иногда терпит и удары вражеского меча. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (авва Херемон) (53, 374).

Князь века сего... уготовляет великую славу и большую честь скорбями и искушениями, потому что вследствие их люди делаются совершеннейшими, себе же готовит большее и тягчайшее наказание. Преподобный Макарий Египетский (33, 386).

Диавол зол для себя, а не для нас; мы же, если захотим, можем приобрести через него много добра, конечно, против его воли и желания. В этом и открывается особое чудо и превосходство человеколюбия Божия (35, 175).

Когда лукавый устрашает и смущает нас, тогда мы вразумляемся, тогда познаем самих себя, тогда с великим усердием прибегаем к Богу (35, 176).

Как и в настоящей жизни не там, где находится солома, сено или песок, но там, где находится золото и жемчуг, собираются разбойники... так и диавол-именно там строит козни, где видит богатства, скопленные душою, и умножающиеся сокровища благочестия (37, 547).

Если те, которые подвергаются козням диавола, будут бодрствовать, то не только ничего не потеряют, но получат еще большее богатство добродетели. Святитель Иоанн Златоуст (37, 547).

Злые духи связываются в своих действиях по отношению к подвижнику Христову властью и мудростью руководящего им Бога... они не могут причинить ему того зла, какое бы желали. Наносимые ими напасти содействуют его преуспеянию (110, 25).

Зло в неведении своем содействуя по мановению Божию добру, не перестает пребывать для себя и для совершающих его тем, что оно есть,-злом (112, 147).

Не вступив в брань с духами и не выдержав ее, как должно, подвижник не может вполне расторгнуть общение с ними и потому не может достигнуть полной свободы от порабощения ими (112, 146).

Бог так чудно устроил дело спасения нашего, что зло, имея дурную цель и действуя с намерением повредить рабу Божию во времени и в вечности, способствует этим его спасению. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 144).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение