страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Ответы свт. Феофана Затворника на вопросы духовной жизни

ЧЕЛОВЕК

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Когда надлежало сотворить человека, то не земле дается повеление: "Да изведет", а в тайне Пресвятой Троицы произносится: "Сотворим!" (64, с. 108).

Бог создал нас и образом Своим почтил, чтобы мы жили в Боге, были в живом с Ним союзе. В раю так и было. Падение прародителей расторгло сей союз (1, п. 89, с. 74).

Тело есть ближайшее орудие души и единственный способ обнаружения ее во вне в настоящем мире. Это первоначальное его назначение. Посему самим устройством оно совершенно приспособлено к силам души (56, с. 325 326).

Отчего производят человека от животных обезьяны? Оттого, что не различают в человеке души от духа (1, п. 106, с. 100).

...Когда мы настоим на различии духа от души и, характеристику человека перенесем в дух, тогда вся теория Дарвина падает сама собою. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходит он, яко духовное лицо в животном теле с его животною жизнью и душою (1, п. 106, с. 100).

О свободе... Как ни будь сильны побуждения, все решение дела принадлежит лицу действующему, и всякий сознает момент, когда он внутри произносит: так и так надо сделать. В этом и есть существо свободы. И этого никакая сила исторгнуть не может (1, п. 137, с. 152).

...Побуждение не есть необходимость делать, а предложение дела. Дело предлагается, душа обсуждает сделать ли, и решает делать или нет. Этого решения у души вынудить никто не может. Сама решает. Сюда и Божеская сила не заходит и никаким мановением свободы души не связывает... Побуждений может быть много и самых сильных и понудительных, а решение всегда от воли души зависит (1, п. 140, с. 164).

Ум есть меч обоюдоострый, правду и режет и подрезывает (2, п. 209, с. 8).

...Дух орган Богообщения, Бога сознающая, Бога ищущая и Богом живущая сила (53, с. 418).

Образ Божий состоит в естестве души, а подобие в свободно приобретаемых ею богоподобных качествах (25, с. 146).

Бог являлся прародителям и подтвердил все сие своим Божественным Словом, наказав им Его Единого знать, Ему Единому служить, в воле Его Единого ходить (36, с. 72 73).

Бог создал человека для блаженства и именно в Нем, чрез живое с Ним общение. Для сего вдунул в лице его дыхание Своей жизни, что есть дух, как уже поминалось. Существенное свойство духа сознание и свобода, а существенныя движения его суть исповедание Бога, Творца, Промыслителя и Воздаятеля, с чувством полной от Него зависимости, что все выражается в любительном к Богу воззревании, непрестанном к Нему внимании и благоговейном пред Ним страхе, с желанием творить всегда угодное пред Ним по указанию законоположницы совести, и с отрешением от всего, чтоб Единаго Бога вкушать и Им Единым жить и услаждаться (36, с. 72).

Все твари Свои любит Бог, но преимущественную любовь являет к человеку. В творении Образом Своим Божественным его почтил и над всеми тварями господином поставил (38, с. 143).

ГРЕХОПАДЕНИЕ

...Преступив заповедь <прародители> повредили и разстроили естество наше, которое расстроенным и поврежденным передали и потомству своему, то есть всему роду человеческому (36, с. 69).

После того, как в услаждении осквернено сердце, в желании оскверняется воля, в решимости, чрез изобретение средств, становится причастником сей скверны и рассудок; в деле, наконец, и самые силы тела проникаются грехом: и стал весь человек грешен (56, с. 156).

Разрешенные грехи и не повторенные не помянутся на Суде (1, п. 34, с. 36).

Какие грехи уже исповеданы и разрешены, о тех говорите: "Было, но каялась и получила разрешение" (1, п. 113, с. 114).

Грех исповеданный, орошенный <слезами>, возненавиденный изглаждается из всех книг, в кои вписывается, из книги правды Божией, из книги естества нашего, из книги соприкосновенностей наших с видимым и невидимым миром. Таким образом, он уже не помянется на Суде. Имея сие в виду, надо, не умаляя чувства грешности, провевать 1 всегда при сем душу свою благонадежием спасения. Грехи наши Господь все вознес в теле Своем на древо и там рукописание их разодрал (1, п. 118, с. 122-123).

...В каком бы виде ни проявлялось дурное, как только оно замечено, надо вставать и бороться. Вот главные приемы борьбы: сознать врага в появившейся дурноте, разсерчать на него и, напрящись, гнать его, призвав Господа Спасителя на помощь, и затем повторять сии акты, пока не исчезнет дурное и душа не успокоится... Требуются энергия, мужество и терпение (1, п. 185, с. 207).

Сокрушение сердечное и самообличение безжалостное всегда нам к лицу, однако ж и меры не надо забывать (1, п. 199, с. 249).

В прежнее наше возстание от сна греховного благодать ощутительно действовала в вас и не давала вам замечать трудов возстановления. Теперь будет иначе... Ваш собственный труд должен предшествовать, без сочувствия, деспотически и благодать проявлять будет свое действие, когда утомитесь от труда и не будете знать, что делать.. (2, п. 354, с. 223).

Прощение грехов дается не по нашим заслугам, а по милости человеколюбивого Бога, всегда готового прощать, как только кто обратится к Нему с раскаянием. И делает недостойным прощения не великость и множество грехов, а одна нераскаянность. Как только вы сокрушились и раскаялись, прощение уже присуждается вам на небе, а в момент исповедания сие небесное решение объявляется вам. Рукописание всех грехов всех людей Господь Спаситель вознес на Теле Своем на Крест и там разодрал его. Приложение к каждому сего действия безпредельного милосердия совершается в Таинстве покаяния и бывает действительно. Получивший разрешение от духовного отца обезвиненным состоит пред лицем правды Божией. Слабость веры в сие и скудость упования помилования производятся врагом нашим. Грехи наши без его внушения не бывают. Из них он устрояет между нами и Богом преграду. Раскаяние и исповедь разоряют эту преграду. Зная силу сего таинства, что оно уничтожает все его труды и хлопоты о погибели грешащих, он всячески старается пресекать плодотворность его и или совсем от него отклоняет, или наводит неверие в силу его и безнадежие получить прощение через него (3, п. 387, с. 30).

Святитель Тихон уверяет, что враг, когда склоняет на грех, внушает: не бойся, Бог милосерд, а когда доведет до греха, тогда мутит и крушит душу страхом, внушая: нет тебе спасения (3, п. 387, с. 31).

Господь от грешников отвращается, когда грешат и пребывают в грехе, не думая исправиться. А когда они обращаются к Нему с покаянием и желанием исправиться и обещанием и подступают к сему; тогда Господь оставляет всех праведных и обращается к грешникам, обращающимся к Нему, и милует их (3, п. 468, с. 111).

Вдруг падение редко бывает, обыкновенно же оно смала начинается с помыслов, легких сочувствий и медления в помыслах... большего и большего... до вожделения греха... после которого грехопадение не замедлит (3, п. 447, с. 123-124).

Где души грешников, не успевших оправдаться здесь? В каком-либо месте, определенном для них Праведным Судиею. По смерти бывает частный суд, на котором определяется участь грешников... Но окончательное решение их участи последует на всеобщем Страшном Суде. До того они только ждут сего страшного момента... ужасаются и страдают от того (3, п. 479, с. 129-130).

Грехи признаются заглаженными противоположными добрыми делами или соответственным покаянием (3, п. 479, с. 130). Грехи ваши велики, и очень велики. Но нет греха, побеждающего милосердие Божие. Прощение грехов дается не по нашим заслугам, а по милости человеколюбивого Бога, всегда готового прощать, как только кто обратится к Нему с раскаянием. И делает недостойным прощения не великость и множество грехов, а одна нераскаянность (3, п. 481, с. 132).

Грехи под действием разрешения 1 духовного отца тотчас прощаются. Но след их остается в душе, и он томит. По мере подвигов в противлении греховным позывам следы сии изглаждаются, и вместе с тем и томление то умаляется. Когда изгладятся совсем следы, тогда и томлению конец. Душа будет в уверенности отпущения грехов (3, п. 499, с. 174-175).

Скажу вам, когда начинается грешность. Вот как идет искушение: 1) Представляется в мыслях худое, или глаз увидит что и виденное пробуждает мысли подобрые! Это есть прилог или приражение. Тут нет грешного, ибо и то и другое невольно нападает. Если вы тотчас, как только сознаете, что это худое, воспротивитесь ему и к Господу обратитесь, вы сделаете должное подвиг духовный. Но если вы не воспротивитесь, а станете думать и думать, не сопротивляясь и не ненавидя, не отвращаясь, то это уж не добре. Душа пошатнулась. Тут нет еще греха, но шаг ко греху сделан... Но если кто займется помыслом этим и станет думать о нем и думать, то он сделает второй акт грехопадения. 2) Внимание к злому помыслу или собеседование с ним. Тут нет еще греха, как я сказал, а полагается ему начало. 3) Третий момент в грехопадении сочувствие худому помыслу, приятно думать, и самое дело приятно. Тут больше греха, но еще нет его. Это нечистота. И бывает, сочувствие вырывается вдруг непроизвольно. 4) Четвертый момент в грехопадении есть склонение воли, пожелание дурное, хотя еще не решительное. Тут грех есть, ибо есть дело произвольное. Чувствами не всегда можно владеть, но пожелания в нашей власти. Однако ж все это еще не настоящий грех, а только преддверье к нему. 5) Пятый момент согласие на грех или решение согрешить. Тут грех настоящий, только внутренний. За этим не замедлит явиться и 6) грех делом... И се настоящее падение, пагуба души, потеря благодати, подпадение под власть врага. Так вот... гоните помыслы, не вступая с ними в разговоры, подавляйте тотчас сочувствие, уничтожайте пожелания... Тут все борьба. И бывает, что помысл, сочувствие и пожелание все в один момент произойдут... Ничего... В таком случае они все стоят будто прилог... И борьба все удобно прогонит их (4, п. 629, с. 101-103).

Сочувствие, оставляемое непрогнанным, означает согласие на нечистоту. Согласие внутренний грех, очищаемый исповедью (4, п. 661, с. 125).

Чувство грешно, когда соизволяют на него, удерживают и разжигают его; а когда оно невольно врывается в душу, душа не хочет его и напрягается вытеснить его, тут нет греха, а есть борьба добрая. Бывает, что вместе с чувством возникает и сочувствие вдруг; душа же, как только заметит, вооружается против него, тут нет греха. Грешно сочувствие, когда попускается ему царить в душе, зная, что оно дурно. Грешное дело так идет: мысль, чувство и сочувствие, соизволение, решение или избрание, и дело. Кто прогонит мысль... чист остается. С чувства и сочувствия начинается грешность по мере соизволения. Где нет соизволения, там нет греха (6, п. 970, с. 86).

Добрый ответ будет иметь тот, кто хоть сознает много грехов, но имеет удостоверение, что раскаяния ради они прощены... Это удостоверение предел покаянных трудов на земле.. (6, п. 1034, с. 192).

ТЕЛО

Тело надо держать постоянно в струнку, как солдат на параде, никак не позволяя себе распускать членов, не только при хождении и сидении, но и при стоянии и лежании (2, п. 312, с. 176).

...Тело надо стеснить малоспанием и малоястием и преутруждением. Кто из отцов наших имел успех без стеснения плоти?.. Пока будете покоить тело, не ждите ничего доброго (2, п. 315, с. 182).

Плоть надо умучить голодом, малоспанием, трудом молитвенным, удалением от соблазнов и винопития (2, п. 354, с. 222).

И плотское одуховлять подобает благодарением, мерною мерностью, и духовным осмыслением (4, п. 654, с. 121).

Старцы древние писали, что они сурово относились к телу: не его убить имея в виду, а через умерщвление плоти умертвить страсти (4, п. 694, с. 154).

Не убивать тело призваны, а только не творить плоти угодия в похоти (Рим. 13, 14). Закон разумное содержание тела без поблажек (4, п. 702, с. 165).

Подвиги телесные тем сподручны нам, что тело ко всему может привыкнуть. Пока не привыкнет, кричит, а когда привыкнет, замолчит. Вот и предел трудов над телом. Тело раба послушная, но надо его вышколить. Ну школьте, только в меру (4, п. 735, с. 223).

Плоти угодий не творите и в малом. Посильное самопринуждение и лишение себя чего-либо, плоти приятного есть то же, что подкладывать дров в печку (5, п. 761, с. 13). От колебаний нашей жизни нельзя нам освободиться при обычном течении ее. Неизменяемость дар Божий, свойством же она есть и бывает Единого Бога, которым (свойством) по милости Своей Он иногда на время делится с нами. Нельзя ничего поверить нам навсегда, с глада съедим, т. е. затщеславимся и тем и себя и дар сгубим. Проявляет Свое доброе в нас Бог, чтоб не отчаявались, и опять скрывает его, чтобы не тщеславились и не возносились (5, п. 787, с. 48).

Особенно надо плоть утончить постом, бдением и трудом телесным и постоянно держать ее в напряжении, как солдат на разводе. Да разсеяния бегать, празднословия и смеха, и чтения пустого... (5, п. 898, с. 169).

Смирение плотию да приведет нас к смирению духом, а сие да станет глубоким бассейном к принятию со всех сторон стоков благодатных... (6, п. 1007, с. 148).

Положим, такое различие... что для работ умовых нужны образы; они и есть в Писании о Боге Самом и всех вещах божественных. И воображение есть способность умовая знательная. Воображение способность формировать и удерживать образы есть способность чернорабочая... самая низшая! Уж поэтому не след ему позволять являться со своими образами в высшую область, какова молитва... Умосозерцательная деятельность высока.., а духовная, в молитве проявляющаяся еще выше... Куда туда поспеть воображению... Вот где прилично: "Друже, како вшел еси семо 1?!!" (7, п. 1063, с. 24-25).

Здравые понятия большой капитал в жизни (8, п. 1401, с. 141).

Пока человек держит еще здравые понятия, на него можно еще действовать; а когда он потеряет их и примет превратные, на них нечем действовать, потому что против здравых понятий у них есть нездравые, которые однако ж нравятся им лучше, потому что потворствуют их чувственным страстям (8, п. 1411, с. 150).

ДУХ И ДУША ЧЕЛОВЕКА

...Душа составляет низшую сторону тамошней внутренней жизни, а высшую составляет дух, иже от Бога, богоподобная, равноангельская сила, которая и составляет характеристическую черту человека (1, п. 106, с. 98).

Обычно мы говорим: душа-душа. А по существу дела следовало бы говорить: душа-дух, или дух-душа. Принимая слово душа яко дух-душа, я никак не скажу, что она одного происхождения с душею животных, ибо дух от Бога, а принимая ее отдельно от духа, говорю так. Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти 1. Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? Оно было живое тело, было животное в образе человека с душею животною. Потом Бог вдунул в него Дух Свой, и из животного стал человек Ангел в образе человека. Как тогда было, так и теперь происходят люди. Души отраждаются от родителей или влагаются путем естественного рождения, а дух вдыхается Богом, Который везде есть. И не понимаю, чем тут смущаться?! Да вы когда говорите, что человек есть животное, мясо ли одно разумеете или всю животную жизнь? Конечно, всю животную жизнь, и с душею животною. А прибавляя к сему: разумное, что означаете? То, что хотя человек тоже с одной стороны, что животное с душою животною; но с другой он несравненно выше животного, ибо имеет разум noаj что совершенно соответствует слову дух. Сказать: животное разумное есть то же, что сказать животное одуховленное (1, п. 106, с. 98).

Святые отцы различают дух, душу и тело: Антоний Великий, Исаак Сирианин, Ефрем Сирианин и другие. Они не говорят, какого свойства суть души наши. Но сопоставляя то, что пишет святой Антоний о родах живых тварей, нахожу, что, по его разуму, душа наша одной природы с душою животных. ...По святому Антонию душа наша одного ранга с душою животных. Что нас отличает, это есть ум, что я называю дух. ...Все, что он говорит об уме, я отношу к духу... и выражаю то почти теми же словами, утверждая вместе с ним, что тот и есть настоящий человек, кто живет по духу, что святой Антоний выражает: по уму (1, п. 106, с. 98-99).

...Душа существо духовное не есть проявление другой какой силы, как радуга, а есть самостоятельная, особная личность, свободно-разумная, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом, почтившим ее в сотворении образом Своим (1, п. 140, с. 160).

У животных есть душа, но животная. А у человека душа человеческая, высшая, как и сам человек. Животным свой чин, а человеку свой. Творения Божии так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов, и, кроме их, имеет свои силы, его классу присвоеные и его характеризующие (1, п. 140, с. 162). В человеке надо различать душу и дух. Дух содержит чувство Божества совесть и ничем не удовлетворимость. Оно есть та сила, которая вдохнута в лице человека при сотворении. Душа низшая сила, или часть той же силы, назначенной на ведение дел земной жизни. Она такая сила, как душа животных, но возвышенная ради сочетания с нею духа. Дух из Бога, сочетавшись с душою животных, возвел ее на степень души человеческой. И стал человек двояк: одно тянет его гореa, другое долу. Когда человек в своем чине держится, то он живет духом, то есть страхом Божиим водится: и совесть слушает, и горнего ищет. А когда он поддается влечениям души дольней, то выходит из своего чина, и то, чего хочет дух, думает достать среди тварей. Этого ему не удается, и он томится и крушится. Дух тут как пленник в узах находится в услужении у варваров, страстей похотных. Сам он не удовлетворяется и страсти делает неудовлетворяемыми, сообщая им безграничный разлив. Отчего животные потребности у животных все в своей мере, а у человека, когда он предается чувственности, чувственные потребности предела и меры не имеют? Эту безмерность сообщает им дух, попавшийся в плен к ним; а дух сею безмерностию чает затушить свою жажду безконечного, по образу коего создан, и в коем едином благо его (1, п. 140, с. 162-163).

О чем не стать рассуждать всегда придешь к тому заключению, что человек обладает духом, которого истинная жизнь есть жизнь в Боге. Там только он находит покой, там его рай и обетованная земля (8, п. 1462, с. 213).

Что главное у человека, тело или душа? Душа главное. Когда душа жива, и человек жив. А когда умирают, что умирает, душа или тело? Тело, а душа остается жива (1, п. 177, с. 199). У нас две гири дух и плоть, одна другую перетягивает. Плоть на пагубу, дух на спасение... Касается же сие и пищи, и сна, и других льгот. Сделайте, чтобы плоть чувствовала, что на ней тяжелая рука. Как только ослабнет плоть, чувство духовное оживет. Очень много в сем отношении значит не давать разваливаться, держать в струнку все члены через внутреннее напряжение мускулов. Это сильно поддерживает бодренность духа, и помогает душе стоять в трезвенном настроении (1, п. 185, с. 210).

...Естество души и Ангела не может быть вещественно. Но иное дело естество, иное образ бытия. Кто не хочет принимать душу без оболочки, тот пусть допускает сию оболочку, но мимо естества души, которое должно быть духовно. Допустив оболочку тонкую, эфирную, получит форму и останется доволен (2, п. 205, с. 4).

...Сие ведайте, что все, по нужде делаемое, без сочувствия, не вредит духу (2, п. 260, с. 100).

Есть естественная душевность и телесность, и есть не естественная. Последняя вся выражается в страстях. Погашая и искореняя страсти, будете очищать душевно-телесность и возвращать ее в естественный чин. Она тогда одухотворится. Все сие строит Божия благодать, при усилиях и наших. Главное: себя не жалеть... (2, п. 291, с. 148).

Дух наш возстановляется благодатию Божиею в силе противостоять влечениям к земле со стороны души и тела. Он и восстановлен уже в христианах. Но невнимание к нему и к делу его делает то, что земное успевает увлекать нас и как туманом заслонять небо. Лучший способ как подкреплять дух наш, в его борьбе с душею и телом при влечениях к земному, есть память об исходе и о последующем за ним Суде и предрешении участи нашей (2, п. 344, с. 212).

Мы все и по назначению своему должны быть храмами... Миряне, суетясь, забывают сие или заглушают в себе, а иноки и инокини на то и вступают в особый род жизни, чтоб явить такое апостольское о нас определение (2, п. 368, с. 239).

...И станете вы храмом, где обитает Бог... Стены у сего храма вашего терпение, престол благодарное Богу сердце, песни все религиозные чувства к Богу: вера, упование, преданность в святую волю Его и всякая молитва; регент в сем хоре благоумный дух, слагающий песни и выполняющий их в непрестанном богомыслии... (2, п. 368, с. 239).

...Пребывание души с Господом или посещение Господом души, в чем все существо внутреннего делания, не от нас зависит. Господь посещает душу, она и бывает с Ним, и играет пред Ним, и согревается Им. Как отойдет Господь, душа пустеет, и совсем не в ее власти воротить к себе Посетителя душ. Но отходит Господь, пытая душу, а бывает, что отходит наказывая, не за внешние дела, а за что-нибудь душею внутри принятое. Когда отходит Господь, пытая душу, то, когда она закричит, Он скоро ворочается. А когда отходит наказывая, то не скоро, пока не осознает душа греха, и не раскается, и не оплачет, и епитимии не понесет (3, п. 506, с. 185).

Страх Божий, смирение, внимание к себе и к Господу, неугасимая ревность о спасении, себя нежаление и подобное, суть несомненные признаки, что душа жива, и благодать Божия с нею (3, п. 521, с. 213).

Какою видится ваша душа? Если вы не колеблетесь в вере, и держите на душе твердое желание и искание спасения, то несомненно душа ваша стоит на стороне света (4, п. 663, с. 127).

Надобно душу питать истинами, назначив каждый день свое время для молитвенного углубления в христианские таинства... Дело все в том, чтоб истина воспринята была сердцем, исполнила его и разогрела. Это значит, что душа вкусила истину; если вкусила, то и попиталась (4, п. 706, с. 178).

Кому за душою вашею смотреть, кроме вас же самих? Делайте вечером пересмотр дневных движений сердца и строго судите себя. За неисправности штраф налагайте на себя и исполняйте его (4, п. 714, с. 196).

Душа, не испытанная скорбями, никуда негожа (4, п. 745, с. 237).

Святой <Иоанн> Златоуст говорит, что оно <тело> на земле душевно, потому что оживляется только душею. А по воскресении будет духовно, потому что будет жилищем не одной души, но души, исполненной Духа. И на земле, говорит он, душа имеет Духа, но Он не всегда присущ ей, потому что отгоняется иногда нечистыми мыслями, чувствами и делами; а там Он преисполнит ее всю. Потом, прибавляет святой <Иоанн> Златоуст: а может быть, духовным оно названо, по воскресении, потому, что будет легче, тоньше, подвижнее.. (4, п. 745, с. 238-239). Бог судит душу по тому, что от нее самой зависит, а не по тому, в чем она не властна. В сердце держите намерение не отходить от Господа, и Он примет сие за дело (4, п. 746, с. 239).

Я... держусь той мысли, что тогда, как душа разстроивается, по причине разстройства ее органа тела, дух остается цел, и он зреет там глубже сознания, все более и более, в том направлении, в каком застало его разстройство то (4, п. 753, с. 251).

Что душа восприимчива это хорошо, но в меру надо вложить (5, п. 772, с. 30).

Дух бодр, плоть же немощна. Но так бывает, что когда дух бодр, то немощь плоти властного влияния не имеет. Дух бодр есть ревность о спасении, коренная сила, содевающая спасение наше в том, что требуется при сем с нашей стороны (5, п. 815, с. 102).

Перемены в духе наша общая участь. Терпеть надо, предавая участь свою в руки Божии. Об одном да будет забота, чтоб всегда с Господом быть. Во всех случаях прямо к Нему обращаться, Ему открывайте тяготы души своей, и молитесь, да избавит, аще волит (5, п. 865, с. 140).

...Без памяти Божией, без страха Божия, без чувства к Богу сделать душу довольною нельзя (5, п. 901, с. 173).

Можно думать (и я так думаю), что душа и Ангел духовны по естеству, но облечены тонким эфирным телом, а чтобы они по естеству были тело, так думать нельзя (5, п. 909, с. 187).

Мысль, что когда кто живо представится и стоит пред оком ума, то это значит, что он просит помолиться, есть истинная мысль... И так делать хорошо... Есть общение душ, и душа душе весть подает (6, п. 965, с. 76).

Бывает и здесь на земле проявления сочувствия душ, по коему душа душе, по поговорке, весть подает. Подобные сему взаимодействия можно допустить и у живых с умершими, или с отшедшими. В письмах о том, "Что есть духовная жизнь", указывается всемирная стихия эфир. По ней действия душ одной на другую могут проходить, как электрический ток по телеграфной проволоке. Препарат телеграфный тут есть сердце... (6, п. 975, с. 99).

Где находятся души до рождения? Души не предсуществуют. А как они начинают быть, не ведаю. Я различаю в человеке дух и душу. Душа такая же, как у животных, и получается естественным путем от родителей, как души всех животных из земли, из некоей мировой души сначала, а потом естественным путем. Однако ж душа не делается чрез то вещественною. Дух вдыхается Богом, как вначале. Ибо продолжение тварей есть повторение их начала. Все, что есть в человеке, устремляющего его от земли, принадлежит духу. О сем напечатанные письма трактуют, о значении, т. е. духа, а не о происхождении. Лучшее решение есть: душа является на свет, как и весь человек так, как Бог то ведает (7, п. 1121, с. 110).

...Ангелы и души имеют по творению тонкую оболочку, или тело, посредством коего состоят в общении с телесным вещественным миром (7, п. 1217, с. 255).

Душа не от тела имеет бытие, а получает его вместе с телом, и для того, чтобы жить с телом. А смерть придет разлучить их. И дивно, как душа будет жить без тела, привыкши с телом жить. Разлучение души с телом есть наказание, и оно должно быть чувствительно. Святые, по причине тесного общения с Господом, или мало, или совсем не ощущают сего неудобства (8, п. 1221, с. 5).

Вечером надо душу вычищать от всего и упразднять, чтобы она осталась пустою с одним Господом. И тако отходить ко сну. Без этого же не отходить, а потрудиться над собою (8, п. 1456, с. 194).

...Душа, существо духовное, не есть проявление другой какой силы, как радуга, а есть самостоятельная, особная личность, свободноразумная, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом, почтившим ее в сотворении образом Своим. Потому это желательно, что в этом положении основа веры и жизни... (8, п. 1462, с. 210).

...У животных есть иное похожее на действия нашей души, а у нас иное, похожее на действия животных... У животных есть душа, но животная. А у человека душа человеческая, высшая, как и сам человек. Животным свой чин, а человеку свой. Творения Божии так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов, и кроме их имеет свои силы, его классу присвоенные и его характеризующие. В мире, или его составе надо различать, кроме стихий, еще систему сил, расположенных лестницей от низших к высшим идущей. Низшая сила есть та, которая действует в мертвой природе, и которой высшие изделия суть явления химических сочетаний и кристаллизаций (напр., снежинки-разводы на окнах зимой и под.). Выше этой стоит сила растительная, которая в своей власти держит и кристаллизующую силу и силу химических сочетаний. Выше растительной силы стоит животная, которая в своей власти держит и растительную силу, и кристаллизующую, и силу химических сочетаний. Выше животно-душевной силы сила человеческого естества, которое содержит все силы низшие его в своей власти, и ими действует. Что же дивного, что в нас есть нечто схожее с животными. Есть схожее и с растениями: ибо питание и ращение тела есть растительное дело; но что же из этого вывесть? Ничего нельзя, кроме что всякому свой чин. В человеке надо различать душу и дух. Дух содержит чувство Божества совесть и ничем неудовлетворимость. Он есть та сила, которая вдохнута в лицо человека при сотворении. Душа низшая сила, или часть той силы, назначенная на ведение дел земной жизни. Она такого же чина, как и душа животных, но возвышена, ради сочетания с нею духа. Дух из Бога сочетавшись с душою животных возвел ее на степень души человеческой. И стал человек двояк. Одно тянет его горе, другое долу. Когда человек в своем чине держится, то он живет духом, т.е. страхом Божиим водится, и совести слушает, и горняго ищет. А когда он поддается влечениям души дольней, то выходит из своего чина, и то, чего хочет дух, думает достать среди тварей. Этого ему не удается, и он томится, и крушится. Дух тут как пленник в узах, находится в услужении у варваров, стастей похотных. Сам он не удовлетворяется, и страсти делает неудовлетворимыми, сообщая им безграничный разлив. От чего животные потребности у животных все в своей мере: а у человека, когда он предается чувственности, чувственные потребности предела и меры не имеют? Эту безмерность сообщает им дух, попавшийся в плен к ним; а дух сею безмерностию чает затушить свою жажду безконечного, по образу Коего создан, и в Коем едином благо его (8, п. 1462, с. 211-213).

Что душа?.. Что остается... между телом и духом, принадлежит душе и составляет ее жизнь (39, с. 421).

...В душу вложены потребности, и на удовлетворение их дарованы силы с предуказанием в них и способа удовлетворения (39, с. 421).

Что увидел глаз, образ того сейчас снимается воображением и слагается в память, как в какой архив (56, с. 250).

Потребность или страсть, будучи возбуждена, невольно наводит мысль на предметы, коими может быть удовлетворена, как бы приковывает к ним внимание, равно и наоборот образ предмета страстного растревоживает страсть (56, с. 251).

Есть приставник от сатаны около грешника, который ходит за ним и омрачает его, набивая голову страстными образами (56, с. 258).

Само движение мыслей исходит из души и ведется по законам ее (36, с. 19).

Разсудок строит наведения, составляет понятия, суждения и умозаключения или, иначе, делает обобщения, определяет и развивает мысль (56, с. 229).

Дух, всегда нам присущий, как существенная сила, сам Бога созерцая, яко Творца и Промыслителя, и душу манит в ту невидимую и безпредельную область (36, с. 38). Память с воображением целые истории составляют на соблазн, к ним подседает враг, и от этого устрояется целое полчище, противоборствующее добрым целям исправляющего и преуспеть ревнующего (52, с. 174).

Прочное умиротворение мыслей есть дар Божий; но дар сей не дается без усиленных собственных трудов. И одними своими трудами вы ничего не достигнете и Бог ничего вам не даст, если не потрудитесь всеусильно. Таков закон неотложный (36, с. 176).

И явился человек в мир, обладатель тройственной жизни: духовной, духовно-телесной или душевной, и телесной (51, с. 195).

Дух, сочетанный с телом, поставлен в великом мире Божием быть жрецом; чтоб не только самому жить в Боге, но и все вещественное ввести чрез себя в общение сей Божественной жизни (51, с. 195).

Когда пресеклось живое общение с Богом, пресекся приток и божественной силы. Дух, себе оставленный, не мог уже быть властителем души и тела, но был увлечен и сам завладел ими. Над человеком возобладала душевность, а через душевность телесность, и стал он душевен и плотян (36, с. 74).

Дух чистый Богодвижен. Внутренно приемлет он мановения Божии, и соответственно им устрояется и действует (51, с. 196).

Чувствуете разсеяние мыслей поберегитесь. Это очень опасно. Враг хочет загнать вас в какую-нибудь трущобу и там убить. Мысли блуждать начинают от умаления страха и охлаждения сердца (4, п. 732, с. 221). ...Ко вниманию всегда надо прилагать разсуждение, чтобы обследовать как должно происходящее внутри и требуемое внешностию. Без разсуждения и внимание ни к чему. Где взять разсуждения? В совести, просвещенной ведением Божественной воли, сказанной в Евангелии и Посланиях Апостольских (5, п. 764, с. 17).

Чтоб мысли не блуждали, надо возыметь такое чувство, чтобы быть неисходно в сердце с Богом... и сторонним помыслам места не будет (5, п. 800, с. 86).

...Старица правду говорит, что для удержания ума от блуждания хорошо воображать предмет образно... Это можно... Но к одному образу привязываться нет резонов. Господь теперь во славе, сидит одесную, и все святые окрест Его. И так можно воображать. Но лучше без образов обойтись, ибо воображение грубая сила. Лучше в одной вере стоять, что Господь близ, чем воображать. Старица привыкла, и образ Распятого Господа слился у нее с сердечною молитвою, в которой все дело. Что старица углубляется в молитву до забвения всего, это истинно, и есть милость Божия, ради ее смирения, без коего не дано было бы сие... (5, п. 896, с. 165-166).

Разум это созерцание... Молитва внутренняя не бывает без созерцания, которое, собственно, есть предзрение Бога пред собою выну. Его также и с богомыслием сочетавают. Он есть явленных нам Богом святых Своих таин миробытия, мирохранения, промышления, воплощенного домостроительства 1, спасения каждого и кончины всего, просматривание, иногда с разсуждением и размышлением, а иногда и просто (6, п. 1006, с. 146). Богомыслие есть углубленное размышление о домостроительстве спасения, или вообще, или о каком-либо одном предмете, входящем в состав его. Как проснетесь тотчас обозрите все от сотворения до второго пришествия, суда и решения участи всех. Это скоро... И держите молитву, пока уберетесь. Потом берите один предмет и углубитесь в него, пока он обымет сердце... И в сем объятии творите потом молитву... И так весь день... перемешивайте богомыслие с молитвою... (6, п. 1044, с. 209).

Никто, кроме Господа, не может научить истинному познанию себя (46, с. 300).
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение