страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Ответы свт. Феофана Затворника на вопросы духовной жизни

ЧЕЛОВЕК

СВОБОДА ВОЛИ

Все доброе созидается в нас взаимодействием свободы и благодати. Обще это так выражется: начни трудиться над чем-нибудь и трудись... Увидит Бог, что искренно желаешь искомого, и даст то... Хочешь приобресть молитву... трудись в молитве... и Господь даст молитву... Хочешь избавиться от гневливости, трудись над сим... и Бог, видя твое усердие, даст тебе безгневие... Человек сам собою ничего не созиждет в себе доброго, если не придет благодать и благодать не дает ничего человеку, если человек сам не трудится... Заучите сей пунктик (6, п. 957, с. 57).

...Побуждение не есть необходимость делать, а предложение дела. Дело предлагается, душа обсуждает, сделать ли и решает делать или нет. Этого решения у души вынудить никто не может. Сама решает. Сюда и Божеская сила не заходит, и никаким мановением свободы души не связывает. Прародители пали. Почему? Нашли, что лучше будто не исполнять заповеди, и нарушили ее. Змий предлагал. Ева рассуждала и нашла, что он не худо предлагает, и по этому своему смышлению решила сорвать плод и вкусить. Решения этого никто не вынуждал. Тоже и духи пали, конечно, вследствие разсуждения и своеличного решения, что лучше не слушать Бога, а жить по своему смышлению. Разсудили так и отпали от Бога. Решения этого никто не вынуждал. Так и всякая душа действует. Побуждений может быть много и самых сильных и понудительных, а решение всегда от воли души зависит. Она может решить и наперекор всем понудительным побуждениям. Возьмите мучеников! Предлежат орудия мучений, обещается покойная жизнь, иногда сбоку стоят мать и отец и уговаривают бросить несколько ладана в жаровню пред идолом, иногда же кроме этого и жена молодая, любимая, и еще с ребенком. Сколько понуждений! А мученик решает совсем наперекор им. Не свободен ли он?! И тот, кто падает падает по свободному решению. Сознавши, таким образом, что свободное решение всегда от нас, вы должны положить, что всеведение Божие не имеет на него определяющего влияния. Да этот вопрос давно решен, и очень удовлетворительно. Именно Бог предвидит, потому что видит свободныя решения воли. Эти решения составляют предмет всеведения, и составляют его в том виде, в каком являются, именно, как свободные решения (8, п. 1462, с. 214-215).

О свободе. Как ни будь сильны возбуждения, все решение дела принадлежит лицу действующему; и всякий сознает момент, когда он внутри произносит: так и так надо сделать. В этом и есть существо свободы. И этого никакая сила исторгнуть у души не может (8, п. 1465, с. 221).

Вы атаковываете свободу, будто все строится так, что хочешь не хочешь, а делай. Стоит только повнимательнее просмотреть дела свои, хоть в один день или полдня, и увидите, что все мы сами делаем, и делаем потому, что так хотим. Кто вас привел на Вышу? Связанным приволок кто, или сами решились и приехали? То, что вы называете понуждением, есть побуждение, без которого свободные дела не делаются. Но побуждение не есть необходимость делать, а предложение дела. Дело предлагается, душа обсуждает, сделать ли и решает делать или нет... Сама решает... Не все, что предвидит Бог, то и определяет. Богословы различают в Боге определение и попущение. Что определяет Бог, то так и бывает, как Он определяет, а что попущает, то может и не быть так, как бывает, хотя Бог предвидит бывание того. Таково падение прародителей и духов. Они свободно пали, хотя Бог предвидел то. Со стороны Божией все сделано, чтоб не пали. Ясно сказал прародителям: не ешьте. И последствия указал. Подобное сему надо предполагать и у духов падших. Не послушали, кто виноват? Зачем попустил Бог? Затем, что иначе надлежало отнять свободу, или уничтожить в мире свободную тварь. Но без этого мир был бы гораздо ниже, чем теперь есть. И попустил Бог пасть, устроив образ возстания от падения. Мы идем к возстанию путем борьбы с противностями. Таков закон! И все, которые следуют ему, венчаются успехом. Извольте действовать по прописанному вначале. Когда возродятся сомнения и упорно будут стоять, садитесь и опишите их подробно. Я уверен, что они тут же будут разсеиваться. У вас все здраво. Враг всевает пустые призраки (8, п. 1462, с. 213-216).

ВОЛЯ ЧЕЛОВЕКА

Отречение от своей воли можно на каждом шагу делать... Это внутреннее дело. Положите не поступать по требованию тела... в угоду ему, а не по нужде... и найдете опыты отречения от своей воли в каждую минуту... Только опять не смущайтесь неудачами... Пусть они есть... Только не отлагайте постоянного намерения идти наперекор телу и в большом и в малом (4, п. 591, с. 70).

Присмотритесь еще внимательнее, и вы различите в себе, под этим смятением поиышлений, в уме, в воле постоянную заботу об устроении своего быта, которая непрестанно точит душу, как червь, гонит человека-труженика от одного дела к другому, устремляя его все вперед и вперед, по недовольству ничем обладаемым, и, при производстве одного, всегда представляя сотни других дел, будто бы неизбежных (13, с. 37).

СОВЕСТЬ

Совесть называют практическим сознанием. В сем отношении можно сказать, что она есть сила духа, которая, сознавая закон и свободу, определяет взаимное отношение их (56, с. 266).

Совесть нам дана затем, чтоб судить нас самих; если она судит других, надобно сказать, что она не свое дело стала делать (56, с. 272).

Выставляем то слабость, то неведение, то обстоятельства, то соблазны, примеры, число участников, и чем-чем не оправдываем себя! (56, с. 272).

Дело совести, как законодателя, показывать законы, по коим должно действовать существу разумносвободному, и склонять к тому волю его силою своего обязательства (56, с. 267). ...Закон есть неотложный ничего не допускать против чего возстает совесть... В совести Сам Бог говорит. Следовательно, ее надо слушать паче всего... А что Бог говорит, известно из укора совести (1, п. 117, с. 120).

Что значит иметь совесть чистую в отношении к вещам? Не злоупотребляйть ими, а пользоваться разумно, храня их сколько можно долее. Это монастырское правило (1, п. 113, с. 114).

...Сожжение совестию внутреннее дело... Сама совесть никогда не сгорает; но душа может дойти до такого нечувствия к ее внушениям и обличениям, что совести будто нет, сгорела (47, с. 325).

Сожженная совесть ничего не чует... грешит с сознанием, и горя мало. То страшное дело! Но вы хорошо делали, что скорбели и себя окаявали, Бог примет сие за исповедь... А когда скажете духовнику, то и совсем конец... и мир (6, п. 1003, с. 141).

Уже по тому самому, что грешник отделился от Бога, должно ожидать, что совесть у него не может быть исправна; ибо, если она есть, то голос Бога в душе (законодатель), то око Его (свидетель), то наместница Его правосудия (судия и воздаятель); то при отпадении от Него все сии Божественные, так сказать, наития на нас чрез дух должны ослабеть и умалиться в числе и силе (56, с. 267).

У человека, к Богу обратившегося и возстановившего благодатное с Ним общение, совесть заблуждающаяся вразумляется, искаженная исправляется... (56, с. 275).

Духовная немощь очищается исповедью, в коей полагается и начало врачевания ее. Врачевание же самое продолжается... доканчивается потом подвигами против нее (немощи). Кончится врачевание, когда страсть станет противною и перестанет влещи1. Пока сия процедура совершается, борющийся состоит в милости Началовождя, хотя раны получает чувствительные, падает и встает. Милость сия отступает только тогда, когда пал кто и не встает валяется. А если пал и тотчас встает и опять берется за оружие, чтоб противоборствовать, милость не отходит. Сим растворяйте совести своей горечь (1, п. 88, с. 71).

Совесть исповедью и сокрушением умиряется в связи с епитимиею (6, п. 980, с. 108).

Совесть видит нашу неправость и безпокоит. Она права. Не следовало себя связывать: то и то буду делать в видах подвижничества, когда не было уверенности одолевать себя всякий раз. Например: положили не пить чаю, а потом выпили чашечку. И безпокоитесь. Дело не велико выпить чашечку, но велико то, что совесть оскорблена и что допускаются дела, нарушающие прежние решения ваши. Этим разоряется внутренний строй и образуется навык не внимать совести, когда она указывает должное. А тут... и безстрашие придет и совершенное равнодушие к богоугождению... (2, п. 316, с. 186).

Как бы мы ни прятались со своими худыми делами, им, независимо от нас ведется запись, которая в свое время и предъявлена будет. Что ж это за хартия, на которой пишется эта запись? Совесть наша (43, с. 390).

Подвизайтесь неленостно так, чтобы совесть ни в чем не обличала... Покой совести есть первое условие мирных отношений к Богу, и эти последние составляют условия преуспеяния духовного во внутренней жизни (3, п. 534, с. 231).

Совесть да будет чистою всегда. Но совесть надо просветить словом Божиим, а то она часто безпокоит за то, за что не следует вступаться. Для того читать надо Евангелие и оттуда почерпать правила, какими потом должна руководиться совесть (2, п. 327, с. 200).

СМЕРТЬ И ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА ПОСЛЕ СМЕРТИ

...Все под Богом, и кто знает как придет Ангел с позывом на тот свет (1, п. 49, с. 46).

Горе наше по отшедшим увеличивается обманчивым представлением их по смерти! Воображаем их, как лежат в гробе, как в сырую и мрачную опущены землю... А на деле ведь так бывает, что как душа вышла из тела, так идет особо от тела. Там ее, в той особности и воображать надо, в месте светле и прохладне. А мы себя терзаем почти что попусту (1, п. 90, с. 77). Детки ваши все пошли в рай. В этом и сомнения быть не может. А если б остались живыми, то уверенность в этом не могла бы иметь места (1, п. 92, с. 80).

...Господь избавляет вас действительною светлою участью детей от встречи участи их худшей и непоправимой (1, п. 92, с. 80).

Но и Бога бойся и заповеди Его храни. Ныне-завтра смерть. А там отчет. Почаще думай об этом и будешь хранить сердце от дурных чувств и расположений... (1, п. 144, с. 168-169).

Скрепите сердце и мужайтесь. Ведь сестра-то сама не умрет, тело умирает, а лице умирающее остается. Переходит только в другие порядки жизни. Вот и вы, когда она отойдет, туда переходите вниманием. В теле, лежащем под святыми и потом выносимом, ее нет. И в могилу не ее прячут. Она в другом месте. Так же жива, как теперь. В первые часы и дни она будет около вас. И только ни проговорить, да увидеть ее нельзя, а то тут... Поимейте сие в мысли (1, п. 159, с. 180).

Мы остающиеся плачем об отшедших, а им сразу легче: то состояние отраднее. Те, кои обмирали и потом вводимы были в тело, находили его очень неудобным жильем. То же будет чувствовать и сестра. Ей там лучше, а мы убиваемся, будто с нею беда какая случилась (1, п. 159, с. 181).

У отшедших скоро начинается подвиг перехода чрез мытарства. Тут нужна ей помощь! Станьте тогда в этой мысли, и вы услышите вопль ее к вам: "Помоги!" Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю самое действительное засвидетельствование любви будет, если с минуты отхода, души вы, оставя хлопоты о теле другим, сами отстранитесь, и уединясь где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии и новых неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу ей о помощи, в продолжение шести недель, да и далее (1, п. 159, с. 181).

Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая... Там лучше тебе будет, чем здесь. Так не ужасайся, видя приближающуюся смерть. Она для тебя дверь в лучшую жизнь. Ангел-Хранитель твой примет душу твою и поведет ее путями, какими Бог повелит. Грехи будут приходить. Кайся во всех. И будь крепкой веры, что Господь и Спаситель все грехи кающихся грешников изглаждает (1, п. 159, с. 182).

...Умершие живы; живы и ваши родители. Они только отлучились от вас и стали жить в другом месте. Туда же и вы в свое время перейдете, и увидитесь. Разлука у вас только временная. Потому и говорю, что не поскорбеть нельзя, только немножко, как скорбят, когда выезжают из дома в школу... Умерших мы воображаем такими, какими они были, когда лежали на столе в гробу... и затем, как они в могиле, и даже причитываем: "как тебе там темно, как тебе тесно, как тебе там сыро...". А между тем тут совсем нет тех, кого оплакиваем. Они в другом месте, и даже около нас, только в другом совсем виде. Они и общение с нами продолжают, прямо с душею, а мы того за хлопотами не чуем. Так вместо скорби, безполезной для родителей ваших, и вредной для вашего здоровья, извольте, воображая их живыми, вести с ними душевную беседу. И это не всегда будет мечта, а иногда будет сопровождаться действительностью, ибо они бывают с вами (1, п. 177, с. 199-200).

Очень много зла от мысли, что смерть за горами. Извольте приблизить ее, и помните, что ей и из-за гор ничего не стоит прискочить... Пересмотрите-ка все роды внезапных смертей и решите, какой из них не может повториться и над вами, сейчас же, когда вы читаете эти строки? От беспечности нет мысли возбудительнее, как мысль о внезапной смерти. Но ни одна мысль также не бывает дальше от нас, как эта (1, п. 185, с. 210).

Болезнь прямо приводит к памяти смертной; но можно и без того ухитриться прививать к мысли память о смерти (2, п. 252, с. 81).

Умирать собираться надо каждый день и час... А кто собирается умирать видит ли он близость смерти, или нет, надо совесть очистить от всех дел неисправных (2, п. 318, с. 190).

По сознанию, сколь великое для нас благо в том, что Бог открыл нам о геенне. Если и зная, что есть геенна, мы так безпечно грешим, что было б, если бы не знали о том? Теперь все же иной грешит-грешит и призадумается (2, п. 345, с. 213).

...Надо знать меру: не убиваться и не забывать тех понятий о смерти и умерших, которые даются нам христианством. Умерла! Не она умерла, умерло тело, а она жива, и так же живет, как и мы, только в другом образе бытия. Она и к вам приходит и смотрит на вас. И, надо полагать, дивится, что вы плачете и убиваетесь, ибо ей лучше. Тот образ бытия выше нашего. Если б она явилась и вы попросили ее войти опять в тело, она ни за что не согласилась бы. Зачем же вам вступать с нею в такое разногласие? Желать того, что ей противно? Какая тут будет любовь (2, п. 349, с. 216-217).

Я всегда был той мысли, что по умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, и не заунывные песни петь, а служить благодарственный молебен (3, п. 373, с. 6-7).

Отшедшие быстродвижны как мысль (3, п. 373, с. 7).

Страх смерти спасительный страх; но у вас спасительность сия уничтожается отсутствием упования спасения. Надежда на Господа Спасителя, не уничтожая страха смерти, уничтожает убийственную его болезненность, растворяя отрезвляющее его действие на душу, преданность в волю Божию. Думайте чаще о смерти и о всем что сопутствует ей и что последует за нею и от всего заимствуя себе уроки, питайте свою сердечную преданность в волю Божию (3, п. 386, с. 29).

Господь и на Страшном Суде будет не то изыскивать, как бы осудить, а как бы оправдать всех. И оправдает всякого, лишь бы хоть малая возможность была (3, п. 392, с. 38).

Дорого благословение отходящих... Благословение не потому сильно, что слышится, а потому что усердно изрекается (3, п. 393, с. 39).

Сердечное поминовение главное с нашей стороны, а со стороны Божией Церкви безкровная жертва. Вместе они делают полное дело поминовения (3, п. 424, с. 67).

Кладбище!.. Что за нужда о нем хлопотать? Где ни похоронят все одно. Душе же какая помощь от места похоронения тела?.. (3, п. 433, с. 75).

К готовому смерть никогда не приходит рано (3, п. 436, с. 78).

Вы собираетесь в дальний путь туда, откуда нет возврата. Никому не миновать сего пути. Но как минута, когда прикажут вступить в него, неизвестна, а известно только, что она может настать каждое мгновение, то лучше всего думать, что вот-вот надо будет отправляться во свояси и всегда держать себя готовым к тому... (3, п. 450, с. 92).

Главное же дела благочестия, правды и любви с самоотвержением и искреннее покаяние, восполняющее все недостающее в сих делах и заглаждающее все противоположное им, при полной вере в Господа Спасителя и во все домостроительство спасения (3, п. 467, с. 110).

Умирающие вне веры и Церкви похожи на самоубийц... О самоубийцах Церковь не молится, ибо они умирают в смертном грехе неразрешеном, не очищенном покаянием... Горько это слышать любви вашей о родителях своих... но к ним можно приложить, что положено о младенцах, умерших без крещения. Последние предаются безпредельному милосердию Божию (3, п. 479, с. 129).

Чистилище есть пункт веры католической. Это место, на котором неочистившиеся грешники здесь очищаются. Очищение совершается мучениями, соответственно грехам. В него поступают все, в которых есть какая-либо нечистота греховная. В Православной Церкви нет такого учения, а есть верование, по коему умершие с покаянием и причащением, но не успевшие понести исправительных подвигов или епитимий восполняют сие молитвами о них Церкви и милостынями за них, и конечно своими там молитвами. Они живут в надежде и не страдают, не в муках суть. Это похоже на чистилище, но не то же. Что мытарства? Это образ частного суда по смерти, на коем вся жизнь умирающего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами (3, п. 479, с. 130).

Видеть, как отходят из сей жизни, есть самая лучшая наука жизни... (3, п. 491, с. 163).

Держите мысль и чаяние смертного часа... и словами почасту говорите: "вот-вот идет..." Кто? Ангел смерти... схватит душу и унесет туда, откуда нет возврата (4, п. 697, с. 158-159).

Страх смерти и мысли об ней есть великая подпора бдительности над собою (4, п. 708, с. 182).

Смерть есть великое, еже о нас, таинство. Оно просветлено Христовою верою, но все есть нечто сокровенное (4, п. 748, с. 243).

Тело умрет, а душа жить будет. И ей без тела еще лучше будет, чем с телом. Вышедши из тела, к вам прилетит... и будет ласкать вас. Она будет говорить душе вашей: "Ах! мама, как мне хорошо! Бросай скорее землю и переходи ко мне!". Она не будет в состоянии понять вашу скорбь, когда ей лучше, а вы скорбите (5, п. 857, с. 134). Смерть на уме!.. Это и всегда спасительно, и изстари советуется, как благо плодородное (5, п. 867, с. 142).

...Напоминание о смерти... Этим же чего смущаться? Ныне-завтра придет; и смущением не отстраним ее. Почему и положено для нас помнить час смертный, и быть всегда готовым для него. Это должно быть главным нашим делом. И молиться каждодневно и даже каждочасно: "Христианския кончины живота нашего безболезнены, непостыдны и мирны, и добраго ответа на страшном судилище Твоем, Господи, сподоби мя" (5, п. 868, с. 142).

На деле же смерть дверь в отечество для блаженной жизни (5, п. 941, с. 232).

Участь отшедших не считается решенною до всеобщего Суда. Дотоле мы никого не можем считать осужденным окончательно, и на сем основании молимся, утверждаясь надеждою на безмерное милосердие Божие (6, п. 948, с. 25).

Спрашиваете, почему мы поминаем усопших? Потому, что так заповедано нам делать. А что заповедано видно из того, что в Церкви Божией не было времени, когда бы не творилось это поминовение... Отшедшие живы, и общение у нас с ними не пресекается. Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным, или другим; так молимся и об отшедших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или грешным. Это долг любви братской. Пока последним Судом не разделены верующие, все они, и живые и умершие, единую Церковь составляют. И все мы взаимно друг к другу должны относиться, как члены одного тела, в духе доброхотства и любительного общения, и живые и умершие, не разгораживаясь пополам умиранием (6, п. 948, с. 25). Усопшие не вдруг свыкаются с новою жизнию. Даже и у святых некое время держится земляность. Пока-то она выветрится, требуется время большее или меньшее, судя по степени земляности и привязанности к земному. Третины, девятины и сорочины указывают на степени очищения от земляности (6, п. 948, с. 25-26).

Хорошо, что любите память Божию... прилагайте к ней еще и страх благоговейный. Память смерти не подавляет и не угрюмость наводит, а только возбуждает сторожевую бдительность над собою. Юношеской веселости она не дает неудержимого разлива... и всему простору чувственности полагает меру и запоры (6, п. 969, с. 84).

Что отшедшие живы, только другою жизнию живут сознательно, пребывают в общении между собою по тамошним условиям и порядкам, и на нас посматривают и к нам приходят, слышат наши молитвы о них, и о нас молятся, и делают нам внушения, все по тамошним законам и порядкам, а не как вздумается, это должно считать положительно верным, хотя ничего определенного по всем этим пунктам сказать не можем (6, п. 975, с. 99).

...Будущий рай, не со вне навевающий блаженство, а внутри его устрояющий, как неистощимо бьющий ключ радостей и утешений (6, п. 976, с. 100).

Умершему дают в руки крест. Тут большой смысл! Сила победная! Но ведь рука сия уже не поднимется на поражение... и крест силен там другой. Кто в продолжении жизни вообразил в себе самом крест подвигами и делами самоотвержения, тот сам есть крест победный (6, п. 1015, с. 161).

Немощность напоминает о смерти, но не пророчит о часе ее. Принимая однако ж напоминания, не непристойно готовиться к ней... Блаженна память об исходе; она с памятию о Господе крепкая основа христианскому благонастроению духа (6, п. 1049, с. 215).

Что будет на том свете, увидим. Все соберемся в одно место и не дивно, что получим возможность увидеть друг друга (8, п. 1272, с. 41).

Что мытарства? Это образ частного суда по смерти, на коем вся жизнь умирающего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами. Грехи признаются заглажденными противоположными добрыми делами или соответственным покаянием... Мытарства проходят все умершие в жизни неоправдавшиеся грешники. Совершенные только христиане не задерживаются на мытарствах, а прямо светлой полосою восходят на небеса (3, п. 479, с. 130).

Мытарств никто миновать не может. Они лежат по дороге на небо, но иные души проходят их, как молния (8, п. 1273, с. 42).

Предсказания уж сколько раз бывали, что вот-вот конец лета. И все невпопад. Спаситель сказал, что никто не знает времени. Нечего потому гадать и смущаться гаданиями других. Что будет второе пришествие, то несомненно. И то несомненно, что оно будет внезапно, при всех предзнаменованиях великих. Остается нам только ожидать непрестанно Господа и готовиться к сретению, не гадая о времени (8, п. 1299, с. 62).

Дочь умерла, хорошая, добронравная. Надо говорить: слава Тебе Господи, что убрал ее поскорее, не дав ей впутаться в соблазны и обольстительные утехи мира. А вы скорбеть зачем Бог избавил ее от этих увлечений и взял ее в Царство Свое святое чистою и непорочную. Выходит, лучше бы, если б она выросла, пустилась во вся тяжкая, что ныне очень недивно, особенно для таких симпатичных, какою, как говорите, была почившая. Вот мудреная мать, жалеющая, что дочь спасена, а не погублена (8, п. 1272, с. 41).

Это не неожиданное несчастье, а общий всех нас удел. Скорбна разлука, но она не без конца... Нынче-завтра и мы туда же пойдем. Скорбна безвестность положения отшедшего, но вера, что отшедший переходит в руки Божии, разгоняет всякий при этом мрак. У Господа праведного никакое добро не забывается... Когда отходит кто к Господу, Господь ищет не того, чтоб осудить, а чтоб оправдать. Об усопшем больше молитесь. Ему паче всего теперь нужна молитва. Молитва и пред Богом ходатаица, и прямо действует на отшедшую душу, воодушевляя ее, согревая и укрепляя (8, п. 1348, с. 102-103).

Об участи покойного кто из смертных может произнести решительный приговор. Но в духе веры нашей не можем не питать упования, что милостивый Господь сотворит с ним милость Свою (8, п. 1369, с. 119).

Неожиданная смерть. Потому хоть печальная, неизбежна, но не чуждая утешений христианских. Зрелый плод! Прямо к столу Господню. Будем молиться об ней. Но не скорей ли от нее получим молитвенную помощь! Мы, христиане, не к безвестному течем. Почему, если не тяготят кого смертные грехи, несомненно веруем, что двери царствия отверсты ему. Если же к этому присоединить и кое-какое добро и кое-какие жертвы Господа ради; то тем более сомнение не должно оставаться о блаженстве участи отходящих (3, п. 393, с. 38-39).

СЕРДЦЕ

Здоровье и нездоровье тела, живость его и вялость, утомление и крепость, бодрость и дремота, затем, что увидено, услышано, осязано, обоняно, вкушено, что вспомянуто и воображено, что обдумано и обдумывается, что сделано, делается и предлежит сделать, что добыто и добывается... что благоприятствует нам или неблагоприятствует лица ли то или стечение обстоятельств, все это отражается в сердце и раздражает его приятно или неприятно (36, с. 26-27).

...Когда сердце питает добрые расположения, оно полно бывает ярко горящих свечей, и с неба видных, и привлекающих Божеское благоволение (1, п. 203, с. 258).

Дух веры, упования и преданности в волю Божию, вот что надо возгревать в сердце (2, п. 250, с. 79).

Для того, чтоб ум держался на одном при употреблении краткой молитвы, надобно свесть его вниманием в сердце; ибо, оставаясь в голове, где происходит толкотня мыслей, он не успеет сосредоточиться на одном... Когда внимание сойдет в сердце, то привлечет туда в одну точку все силы души и тела... Это сосредоточение всей человеческой жизни в одно место тотчас отзывается там особым ощущением; сие ощущение и есть начало будущей теплоты.. (2, п. 244, с. 64).

Как понимать выражение сосредоточить ум в сердце? Ум там, где внимание. Сосредоточить его в сердце значит установить внимание в сердце и умно зреть пред собою присущего невидимого Бога, обращаясь к Нему со славословием, благодарением и прошением, назирая при том, чтобы ничто стороннее не входило в сердце. Тут вся тайна духовной жизни (4, п. 584, с. 61-62).

А так как это сердце разумно, то оно созерцает светящегося в нем Бога, и так как Бог есть блаженство, то оно и блаженствует в Нем (30, с. 1105). Главное же сердце сделать чистым. Нечисто оно от самолюбия, в коем живут и действуют все страсти... (3, п. 489, с. 160).

Как жжет сердце гнев! Как терзает его ненависть! Как точит злая зависть! Сколько тревог и мук причиняет неудовлетворенное и посрамленное тщеславие! (36, с. 29).

Сердце держите, чтоб оно было непричастно сластям века сего чарующим и одуряющим (2, п. 262, с. 104).

Смотрите, как спешно делается дело, которое нравится, к которому лежит сердце! А пред тем, к которому не лежит сердце, руки опускаются и ноги не двигаются (36, с. 27-28).

...Предмет, павший на сердце, спешнее и всестороннее обсуждается. Мысли при этом роятся сами собою, и труд, как бы ни был долог, бывает не в труд (36, с. 28).

Надо в сердце породить и утвердить чувство к Богу... или всякий раз порождать, когда страх, когда упование, когда любовь, когда благодарение... Внимание все на этом остановится, и прочие помышления сами собой отпадут. Чувство же к Богу благодать Божия производит (4, п. 617, с. 91).

Сердцем распоряжаться никто не властен. Оно живет особою жизнью. Само по себе радуется, само по себе печалится. И тут с ним ничего не поделаешь. Только Владыка всяческих, все содержащий в деснице Своей, властен входить в него и влагать в него чувства, не соображаясь с натуральным течением его изменений (8, п. 1229, с. 11). Учитесь в пустыне устроять пустынь в сердце,.. чтобы была только чистая атмосфера и светлое солнце, т.е. сердце чисто и память Божия. А под ногами земля твердая... крепкая решимость спасаться и благоугождать Господу (4, п. 676, с. 136).
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение