страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Ответы свт. Феофана Затворника на вопросы духовной жизни

ТАИНСТВА

О ТАИНСТВАХ

Благодатная сила на продолжение апостольского дела созидания Церкви подается через рукоположение архиереев и священников (46, с. 64). Возрождения ищешь? Взыщи его в Святой Православной Церкви. Она, и только она, породит тебя водою и Духом, в Таинстве Святого крещения. Дара Духа Святаго ищешь? Взыщи его во Святой Православной Церкви. Она, и только она, преподаст тебе его в Таинстве миропомазания. Согрешил? Каешься и ищешь врачевания душевных ран и разрешения уз совестных? Иди в Святую Православную Церковь. Она, и только она, в лице пастырей своих приявшая власть вязать и решить, разрешит тебя от грехов и исцелит раны души твоей врачевательными обязаниями. Нужду имеешь и ищешь преискреннейшего общения с Господом? Иди в Святую Православную Церковь. Она, и только она, дав тебе вкусить Тела и Крови Господа от жертвы Его, ею всегда приносимой, сделает, что ты будешь в Господе и Господь в тебе, по неложному Его обетованию (46, с. 239).

Крещение возрождает, Миропомазание укрепляет дарами возрожденный дух. Покаяние омывает, Тело и Кровь Христа питают, и всякое таинство свое духовное действие в нас совершает (59, с.52).

Таинство священства верх таинств благодатных: ибо без него остались бы недейственными и все другие таинства, и Церковь превратилась бы в безблагодатную (46, с. 240).

В смерти Его мы все умерли и в воскресении все воскресли. Благ же сих всякий причастником делается во святом крещении, где умирает для одной жизни и оживает и воскресает для другой (3, п. 535, с. 232 233).

Вера предшествует сему и сопутствует; но одна без крещения не усвояет искупительной силы крестной смерти Господа. И при крещении не одна она служит приятелищем такой силы, а вместе с покаянием и твердым решением жить прочее время свято. Когда же сие есть, тогда истинно приемлется сила искупления, и тут же крещаемый изъемлется из круга подлежащих вечной погибели и вносится в круг спасаемых (46, с. 196).

...Крещение и есть возрождение или новое рождение, поставляющее человека в обновленное состояние. Апостол Павел всех крещенных сравнивает с Воскресшим Спасителем, давая разуметь, что и у них такое же светлое в обновлении существо, каким явилось человечество в Господе Иисусе Христе, чрез воскресение Его в славе (Рим. 6, 4) (68, с. 19).

...Крещаемый... получает отпущение грехов и совсем умирает греховной жизни, а выникая из воды приобщается силы воскресения Христова и возрождается к новой духовной святой жизни. Крещеный не именем только, но существенно чист и свят (38, с. 422).

Крещение на нашем языке созвучно со крестом. Счастливое созвучие! Ибо хотя видимое действие крещения есть погружение, но существо его есть сораспятие Христу на внутреннем духовном кресте (43, с. 64).

Во святом крещении во Христа облекаемся. Это облечение есть таинственно-благодатное восприятие в духе первообраза. Затем следует перенесение всех черт Христа Господа на соответствующие члены естества нашего. В сем труд произволения, подвиг целой жизни, производство обновления... (41, с. 185 186).

Что не пошли в кумы ничего. Это было бы грешно, если бы через это не состоялось крещение... Но кум много в селе... (4, п. 606, с. 82). Крещенный, в чувстве силы о Господе, со смертельною ненавистью относится ко всякому виду греха. В этом существо нравственной смерти греху (39, с. 330 331).

Возложение рук Апостолы заменили потом миропомазанием, которое и предали преемникам своим, как таинство, дар Святаго Духа подающее верующим. Оно и действует теперь во Святой Церкви (46, с. 64).

...Иоанн Предтеча проповедует покаяние, Спаситель начал Свое служение благовестием покаяния, и первое слово из уст Апостолов, по принятии Святаго Духа, было: покайтеся (51, с. 181 182).

Познав свою грешность, не будь холодным ее зрителем, но старайся возбудить и соответственные ей спасительные чувства сердечного раскаяния (68, с. 154).

Что особенно делает необходимым Таинство покаяния, так это, с одной стороны, свойство греха, а с другой свойство нашей совести. Когда мы грешим, то думаем, что не только вне нас, но и в нас самих не остается следов греха. Между тем он оставляет глубокие следы и в нас, на всем, что нас окружает, и особенно на небе, в определениях Божественного правосудия (68, 160).

Как только вы сокрушились и раскаялись, прощение уже присуждается вам на небе, а в момент исповедания сие небесное решение объявляется вам (62, с. 387).

Помните, что в духовной жизни без покаяния ничего сделать нельзя. Чего бы кто не искал, начало всему да будет покаяние. Как без фундамента нельзя строить дома, и как не очистивши поля, нельзя ни сеять на нем, ни садить, так без покаяния ничего нельзя предпринимать в духовных наших исканиях (51, с. 45).

Покаялся, уверовал, положил работать Господу отвергшись всякого нечестия, всякой неправды, принял на то благодатные силы, работай же не жалея себя (46, с. 222).

...Всякий помысл, всякое пожелание, чувство и движение порочное и нечистое тотчас по сознании исповедовать Богу всевидящему с сокрушением духа и просить о том прощения и силы избежать впредь; равно как и очиститься в эту минуту от скверны (68, с. 262).

Плачет и жалеет изгнанник о родине; так и начавшим идти к очищению себя должно печаловать и сетовать и в слезах искать возвращения в рай чистоты (68, с. 200).

Безкровная жертва не новая, а та же, которая принесена на Голгофе. К сей последней она соприкасается, и восприяв силу ее, приводит ее в причащающихся. Жаждущий берет чашу, черпает ею воды из реки и напивается. Река приснотекущая и вечно живая Голгофская жертва; чаща, черплющая из нее Cвятое Tаинство Тела и Крови; черпание священнодействие; напоевание причащение, с верою и страхом, по должном приготовлении (66, с. 362 363).

Все с Господом сочетавающиеся, в Него облекающиеся, Его плотию и кровию питающиеся суть едино с Ним, Тело Его составляя. Тело же Его составляют потому, что суть от плоти Его и от костей Его (46, с. 108).

Таинство Тела и Крови есть Божественная для христиан пища и есть жертва. Причащаются на Литургии не все и не всегда, но жертва приносится от всех и за всех. Все потому и должны учавствовать в ней. Учавствуют же верою, болезненным сокрушением о грехах, самоуничиженным припаданием ко Господу, жрущему Себя, как агнца, за живот мира. Одно живое созерцание сего таинства сильно оживляет и возбуждает дух (68, с. 263).

Приступая к Святым Тайнам, приступайте в простоте сердца, с полною верою, что Господа приемлете в себя, и с соответственным тому благоговеинством. Чему быть на душе после сего, предоставьте сделать то Самому Господу. Многие наперед вожделевают получить от Св. Причастия то и то, а потом, не видя того, смущаются и даже в вере в силу таинства колеблются. А вина не в таинстве, а в этих излишних догадках. Ничего себе не обещайте, а все предоставте Господу, прося у Него одной милости укрепить вас на всякое добро в угодность Ему. Плод Причащения чаще всего отзывается в сердце сладким миром; иногда приносит оно просвещение в мыслях и воодушевление в преданности Господу; иногда ничего почти не видно, но после в делах обнаруживается большая крепость и стойкость в обещанной исправности. Замечу и здесь, что плодов от Св. Причастия ощутительных не видим мы оттого, что редко причащаемся. Положите себе, как можно чаще причащаться, и увидите плоды от сего таинства утешительные (36, с. 153)

...Господь источник жизни, оживляющий причащающихся Его, есть вместе и огнь поядающий. Достойно причащающийся вкушает жизнь, а причащающийся недостойно вкушает смерть. Хотя смерть эта не последует видимо, но невидимо всегда совершается в духе и сердце человека (68, с. 257). По браке муж жену имеет, в чувстве своем, частию себя самого; и жена в чувстве своем имеет себя привитою к мужу, так что самым делом выходит, что они оба плоть едина, то есть одно существо, одно лицо (38, с. 427).

Об елеосвящении священник правду говорит... Для отходящего не столько потребно елеосвящение, сколько исповедь и причащение. Елеосвящение идет больному, чающему выздоровления. Оно не есть напутствие на тот свет, а врачевание для сей жизни, чтоб пожил в покаянии (8, п. 1329, с. 85).

Маслом особороваться можно. Это Господнее врачевание. И больше ничего не загадывайте. Все упование конечно Господь. В Нем и успокойтесь, вопия: помилуй мя! (2, п. 318, с. 191).

Вы все болите. Спаси вас Господи! Что вы решили пособороваться, это очень хорошо. Таинство сие для христиан должно быть единственным врачебным способом при болезнях... (5, п. 881, с. 152).

ПРИЧАЩЕНИЕ

Исповедь и Святое Причастие неизбежно необходимы: одна возочищает, другая баня, пластырь и пища. Надо причащаться все четыре поста. Можно прибавить, причащаясь в Великий и Предрождественский по два раза... Можно и еще прибавить, но не слишком, чтобы не оравнодушиться (1, п. 185, с. 206).

Святое Причастие силу свою являет не от нашего достоинства, а по благости Божией. Готовность же к достойному Причастию исповедание грехов с крепкою решимостью не уступать греху и не опускать ничего хорошего, предлежащего к деланию. Эта решимость и ревность есть корень жизни и основа. Когда это есть, дом для Господа готов (1, п. 189, с. 227).

Чтобы не было в грех (Святое Причащение), надо грехи очистить покаянием и приступая приступать с верою и страхом, в сокрушении сердца, без мечтаний о каких-либо преимуществах пред другими не причащающимися, а всегда со смиреными и самоуничиженными чувствами. Главное иметь желание и ревность угождать Богу, а не себе. Ибо и добро делая, можно себе угождать (2, п. 343, с. 212).

...Старайтесь довести свое говение до того, чтобы оно удовлетворяло вас... Что касается до чаще, то не надо учащать, потому что частость эта отнимет не малую часть благоговения к сему величайшему делу... разумею говение и Причащение. Я, кажется, уже писал вам, что довольно поговеть и причаститься в каждый большой пост из четырех (3, п. 500, с. 177).

Достойным вполне причастником никто почесть себя не может. Все успокаиваются на милости Божией... Господь любит причащающихся и милостиво снисходит недостаткам в должном настроении души. Потом само причащение мало-помалу и исправит сии недостатки (4, п. 607, с. 83).

Что испытываете нападки и особенно, когда поговеть решаетесь, это вражья уловка. Он силится сам или отклонить от говения, или испортить его. Но когда сопротивлялись и не уступали... то это знак победы, а не поражения, и не только не мешает приступлению к таинствам, напротив, служит лучшим украшением сего дела Божия, т. е. Причащения (4, п. 682, с. 140).

О частом причащении ничего нельзя сказать неодобрительного... Но мера в месяц однажды, или два раза самая мерная... (4, п. 757, с. 254 255). Причащение великое благо. И вы хорошо бы сделали, если бы устроили почаще причащаться, не только в посты, но и между постами (8, п. 1276, с. 45).

Слава Богу, что причастились. Что в чувстве не засвидетельствовалось благотворное действие сего Таинства, это надо приписывать нездоровью, и вследствие того, может быть, недостатку духовного напряжения. Но действие таинств не всегда отражается в чувстве, а действует сокровенно... (8, п. 1376, с. 123).

ПОКАЯНИЕ

Вычищается все запачканное отвращением от него и безжалостным к себе противодействием ему, с верою, упованием и любовию к Господу. Бывают сии расположения в такой силе, что в одно мгновение все вычищают. Так было с разбойником на кресте (1, п. 187, с. 220 221).

Сколько бы ни было грехов и как бы велики они ни были, все простит Господь кающемуся и искренно положившему не поблажать более себе, а напротив, стоять добре, хоть бы из-а того угрожала смерть. Если недостает такого упования на Спасителя, молиться надо Ему же, и подаст... Кто искренно раскаялся, и разрешение получил от Господа чрез духовного отца в Таинстве... и затем самим делом вступил на добрый путь и идет им, на того Господь благоволительно взирает, не поминая его прежнего нечествования (1, п. 200, с. 253).

Разрешение в Таинстве покаяния есть настоящее разрешение, кто бы ни совершал его. Ибо слушает исповедь Сам Господь ушами духовного отца, и разрешает Он же устами духовника... (3, п. 480, с. 131 132).

Рукописание всех грехов всех людей Господь Спаситель вознес на теле Своем на крест и там разодрал его. Приложение к каждому сего действия беспредельного милосердия Божия совершается в Таинстве покаяния, и бывает действительно. Получивший разрешение от духовного отца обезвиненным состоит пред лицем правды Божией (3, п. 481, с. 132).

Слабость веры и скудость упования помилования производятся врагом нашим. Грехи наши без его внушения не бывают. Из них он устрояет между нами и Богом преграду. Раскаяние и исповедь разоряют эту преграду. Зная силу сего таинства, что оно уничтожает все его труды и хлопоты о погибели грешащих, он всячески старается пресекать плодотворность его, и или совсем от него отклоняет, или наводит неверие в силу его и безнадежие получить прощение чрез него (3, п. 481, с. 133).

Важно внимание к движениям сердца и очищение их покаянием всякую минуту. Сие паче творите. При сем Господа зреть, и в памяти смертной быть се важные дела! (4, п. 742, с. 233).

Кающемуся двери рая отворяются и объятия Отца Небесного простерты к нему (5, п. 803, с. 89 90).

Настоящее же дело покаяния завершается разрешением духовного отца (5, п. 817, с. 104).

Отца Илариона вам нечего бояться. Он не судья, а только свидетель и оправдатель... А что стыдно, то ведайте, что чем стыднее будет, тем лучше (5, п. 822, с. 109).

К жене, захваченной в грехе, Господь говорит: Ни Аз тебя осуждаю, не послабляя грешности, но давая весть покаянию. Она видимо каялась, и Господь сказал: Иди и отселе ктому не согрешай (Ин. 8, 11). Тут вся суть покаяния... Грешник говорит: "Согрешил, не буду". Господь говорит: Хорошо, и Я тебя не осуждаю, только смотри больше не греши (6, п. 966, с. 78).

В покаянном псалме святого Давида слова: "слуху моему даси радость" значат: ухо души моей да услышит слово Твое: отпущаются тебе грехи твои. В душе пронесется такое слово... Та же мысль и в словах: "воздаждь ми радость спасения Твоего..." (6, п. 1034, с. 192).

Дело покаяния просто: один вздох и слово: "Согрешил, не буду!" Но этот вздох должен пройти Небеса, чтоб стать ходатаем у престола Правды; и это слово должно изгладить из книги живота все письмена, коими означены там грехи наши. Где же возьмут они такую силу? В безжалостном самоосуждении и в горячем сокрушении. Вот сюда и да будет устремлено все наше покаянное рвение: умягчите и сокрушите сердце свое и потом, в час исповеди, не устыдитесь открыть все, что стыдит вас пред лицем Бога и людей. В деле говения самым трудным представляется нам идти на дух и открыться духовному отцу своему; на деле же это должно быть самым отрадным действием. Не отрадно ли покрытому ранами получить исцеление? Запятнанному всякою нечистотою быть омыту? Связанному узами получить свободу? Но в этом и состоит сила священнического разрешения на исповеди. Приходим в ранах, отходим исцеленными; приходим нечистыми, отходим убеленными; приходим в узах, отходим свободными. Таково обетование Божие: глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися! Оправдишися несомненно; но пржде глаголи беззакония свои без утайки. Ведай, что только открытая рана врачуется, только обличенная нечистота омывается, только указанная уза разрешается. Блюди убо, да не неисцелен, неубелен и неосвобожден отыдеши! (67, с. 97).

Кто познал грех свой, сознал себя в нем виновным, оплакал его и стал гнушаться им тот уже внутренно, настроением сердца изрек пред Богом: "Виновен! Не буду!" Такой бывает готов пред целым светом исповедывать, а не пред одним только духовным отцем. И вот где корень целебности покаяния в сердечном сокрушении о грехах, с омерзением к ним! Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Умягчи же сердце свое, расплавь его сокрушением, и оно само извергнет из себя все нечистое; а исповедь попалит все то огнем стыда и Божия разрешения (67, с. 99).

ИСПОВЕДЬ

...Не переменяйте духовника... хоть бы он лежал на смертном одре и был в памяти... и тогда можно исповедываться и исповедание сие ни на йоту не теряет силы своей (1, п. 50, с. 47).

На исповеди не надо ограничиваться тем, что спрашивает духовник, а, по ответе на его спросы, и свои за собою замечания по делам совести высказать (3, п. 534, с. 232).

У подножия креста обновите веру вашу в домостроительство нашего спасения, дивное и предивное, оживите упование спасения собственно вашего, в силу сего домостроительства, вами приемлемого и совершаемого в том, что от вас требуется, и укрепитесь в решении ходить в воле Того, Кто за нас Себя предал, в такой непоколебимости, чтоб пребывать в ней, хоть бы угрожала смерть (4, п. 641, с. 113).

Чтобы исповедь шла и совершалась более удовлетворительно, попробуйте записывать все, что лежит на совести, и приступив к духовному отцу, попросите его пересказать ему все по записи... После сего, если он пожелает еще о чем-либо спросить вас, спросит, или вы сами предложите ему это сделать. Действуя так, вы всегда будете отходить от аналоя, как скинувшая с себя все вяжущее из одежды (3, п. 386, с. 28 29).

Священник на духу нехорошо поступил. Но и вам можно было попросить его подождать минутку. Однако ж не смущайтесь. Что не сказали, не есть утайка греха, потому Господь и те грехи не поставит так, чтоб следовало считать вас недостойно причастившеюся, ради вашего намерения исповедать все. В другой раз не поблажайте священнику... и расскажите все, расскажите и то, что хотели сказать, и не могли (8, п. 1419, с. 157 158).

Различать надо простое пересказание всего бывшего на душе, что в монастырях откровение помыслов, и исповедь таинственную... Последняя требуется, когда что совесть тяготит. Предметно это определить нельзя: дело очень субъективное. Все прочее можно только пересказывать и совещаться... У святителя Димитрия на это повседневная исповедь... и в молитвах на сон есть подобное. Впрочем получить таинственное разрешение всегда для души лучше. Мысли, на которых останавливалось внимание, тоже можно не пересказывать, смотря по предметам. Особого обсуждения требуют мысли, чувства коснувшиеся, еще более, вызвавшие сочувствие, еще более те, которые пошевелят и согласие... (4, п. 752, с. 249).

Больше сокрушения о грешности надо, чем перечисления грехов, хоть и это необходимо. Больше молитвенных воздыханий из сердца, чем прочитывания молитв, хоть и это нужно. Суетливость изгнать надо из души и водворить там благоговеинство пред Богом. Водворивши это благоговеинство, так потом с ним и оставаться (5, п. 853, с. 130 131).

...Вопрошение и совет, и открытие помыслов врагу страшны (5, п. 914, с. 194 195).

Для исповеди записывать грехи хорошее правильцо. Навыкайте вот чему: всякий раз, как прорвется недобрая мысль, чувство, желание, слово, дело... тотчас кайтесь Господу, Вездесущему и Всевидящему, с сокрушением и решением быть впредь осторожнее (6, п. 955, с. 48).

ЕПИТИМИЯ

За пресечение чтений из Святого Писания вам следует епитимия. Но ее можно отложить, принимая во внимание ваше желание исправиться. Ведь не нужно много читать... Довольно (для вас) прочитывать то, что положено в Святой Церкви, т.е. Евангелие и Апостол на каждый день (2, п. 297, с. 155).

У Господа своя на всякого согрешившего налагается епитимия, которая состоит в том, что Он кающегося тотчас принимает в милость, но прежнего не ворочает ему тотчас, а ждет, как пойдет сокрушение и смирение. Если кто безжалостно помучает себя, то скоро возвращает, а если поблажку себе дает, то не скоро (2, п. 315, с. 185).

Вы имеете епитимию. В точности исполняйте ее без опущения. И другое все подгоняйте к ней (2, п. 354, с. 223).

Накладаю на вас епитимию: извольте класть три земных поклона утром и столько же вечером, говоря: прости мне Господи, неразумную печальницу о дочери, что поперечу Твоим определениям. И это делайте, пока пройдет скорбь, и будете благодушно смотреть на смерть дочери (8, п. 1273, с. 42).

Епитимия?! Это самим вам следовало сделать... Теперь же, когда неисправность исправлена, она уже не ко времени... (4, п. 615, с. 89).

ДУХОВНЫЙ ОТЕЦ

Как новорожденному дитяти нельзя жить без матери, которая печется о нем, лелеет его, пестунствует, так и новорожденному в духе и обратившемуся существенно нужны на первый раз пестун и пестунство, руководитель и руководство (50, с. 3).

У начавшего внутри туман, как от испарений смрадных, от страстей и... из испорченных сил. Он есть у всякого, более или менее густой, судя по предшествовавшей испорченности. В тумане же этом как хорошо и верно различать предметы? Блуждающему в тумане нередко и малый ряд травяников кажется лесом или деревнею, так и начавшему в духовной деятельности неизбежно видится многое там, где ничего нет на самом деле. Вразумить и разъяснить, в чем дело, может уже только опытный глаз (68, с. 196).

Руководитель у вас есть ваш духовный отец. Его Бог вам дал; к нему и обращайтесь, и его во всем слушайтесь. Рад вашему ему послушанию, Бог по вере вашей будет внушать ему, что для вас наиболее пригодно... Его слово заповедь, а мое совет (1, п. 132, с. 139).

Руководитель столб на дороге, а дорогу проходить надо всякому самому, и тоже смотреть и под ноги и по сторонам. Старец Паисий Величковский... всю жизнь искал руководителя и не нашел. Но жил вдвоем-втроем, и взаимным советом руководились (1, п. 188, с. 222).

Не всякий истинный отец для всякого ученика и не всякий истинный ученик для всякого отца (50, с. 23).

Обращаться за советами то туда, то сюда неодобрительно. Всем советник, Богом определенный, духовник, которым обычно бывает приходской священник (3, п. 370, с. 3).

Просите прощения всех грехов. Это благо для вас изречет ваш духовный отец. Рассмотрите всю жизнь свою, проверьте для себя все грехи свои, по указанию заповедей и чистосердечно исповедайте их духовному отцу, с сокрушением и слезами и обетом вперед удерживаться от всякого греха, большого и малого... (3, п. 371, с. 4).

Решайте все с духовным своим отцом и попросите его быть к вам строгим. Это вам заповедь неотложная (3, п. 371, с. 5).

Духовник скорее может быть руководителем. И его лучше не переменять (3, п. 489, с. 157 158).

Духовного отца своего не судите строго, не зная, наверно, почему он так невнимательно к вам держал себя (4, п. 694, с. 153).

...Не переменяйте духовника... Хоть бы он лежал на смертном одре и был в памяти... и тогда можно исповедываться и исповедание сие ни на йоту не теряет силы своей. Когда сам он не отказывается, зачем отходить от него. Поговорить? Да уж, чай, все десять раз переговорили... Теперь уж как вам, так и ему довольно по одному слову сказать. Так вы знаете друг друга. Когда же окажется нужда поговорить, тогда он не откажется сказать должное, хоть с роздыхом (1, п. 50, с. 47).

Если есть у вас там доверенное лицо духовное, лучше всего духовник, то поверяйте ему все в вас происходящее или все изменения в сознании и сердце, чтоб не прокрался враг, одевшись в светлую призрачную одежду. Чужой ум лучше разсудит... и укажет куда метит враг... и избавит от беды.., а свой может увлечься и ступить на не правую стезю (4, п. 697, с. 158).

Вы духовник. Купите нож острый-острый, положите его у себя перед глазами, и почаще посматривайте на него, приводя всегда на память закон, по коему духовнику положено отсекать язык, если он откроет кому исповедуемые ему грехи, или каким-либо намеком даст догадаться о них. Я имею основание думать, духовники исполняют это... Не помнят такие, какое от сего зло, т. е. от того, если распространится мысль, что духовники не скромны: исповеди пойдут не полные, а там и совсем прекратятся (5, п. 916, с. 198).

Что вы не смотрите сурово на исповедующихся, это ничего, <это> в порядке. Но шуточного в обращении ничего не допускайте... Будьте радушны, приветливы и словом, и взглядом, и обхождением... но без шуток. Иначе они подумают, что даете поблажку. Любите учеников своих, так должно. Но нет ли плотской любви? Сами смотрите... и не допускайте ей быть. Кажется, это различить не совсем трудно. Что вечером отворенною имеете дверь для имеющих нужду в вашем слове, это хорошо. Я слышал, что в Оптиной Пустыни духовник подолгу двери не затворяет... и к нему прибегают иногда в полночь. Те послушники, что почти каждый день ходят, если приходят по духовным нуждам пусть ходят. Но говорите с ними всегда только о духовных вещах и, сказав должное, отпускайте. Оставшись сами, Богу исповедуйтесь во всем, и испрашивайте Его вразумления на всякие случаи (5, п. 924, с. 208).

...Можно ли переменить духовника? Кабинетно отвечаю: кто же вяжет? Дело это дело совести; пред кем раскрывается душа, к тому и иди всяк. Видите, какое скорое и гладкое решение! А на деле может быть встретятся препятствия, тоже совестные, и не малые. Не перепрыгнешь, как ни разбегайся. Духовник многолетний брошен. Ведь этого не утаишь?! А заметивши, он почувствует, что его бьют по ланитам. Чья совесть потерпит это? Стало быть и о перемене нечего помышлять. Спрашивается: как же быть? Другой слаще говорит и душа к нему льнет. Вот этого-то я и не умею решить. Разве вот как? Отделить духовника от советника. Тот, кто получше говорит, пусть будет советник; а духовник духовником. Сами извольте это дело порешить (4, 751, 247).

Правду говорит Н., что ныне нет настоящих руководителей. Однако ж с одним Писанием и отеческими уроками оставаться не следует. Необходимо вопрошение. Паисий Нямецкий так решил: два или три единомысленных пусть составят союз, и друг друга руководят или друг друга вопрошают, ведя жизнь во взаимном послушании, со страхом Божиим и молитвою, в умеренной строгости аскетической (5, п. 917, с. 200).

...Тот духовный отец есть губитель души и убийца, который гасит дух ревности различными послаблениями или индульгенциями, или успокоивает и усыпляет стоящих в охлаждении, ибо один путь тесный и прискорбный (68, с. 265).
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение