страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Статьи и публикации

Мария Шевардина. Личность апостола Павла

Апостольский век в истории Церкви является "веком особых служений", веком, когда происходило становление Церкви. Неудивительно, что многое из того, что являлось обычным для того века, ныне нам недоступно - как в силу того, что необходимости в "крайних мерах" уже нет, так и в силу того, что практически никто не способен воспринять те дары Духа, которые обретали первые христиане.

Однако есть то, в чем нынешнее время имеет несомненное сходство с веком особых служений. Это то, что сейчас в Церковь приходят и возвращаются те, кто-либо не был крещен, либо будучи крещен в детстве или в сознательном возрасте, уходил "в блуждание по пустыне". Это люди, как правило, с прошлым либо атеистическим, либо религиозно индифферентным, либо оккультным. Для них важным оказывается найти в истории Церкви пример, аналогичный своему.

Когда человек, обретя некое начало веры, впервые пристально заглядывает внутрь себя, и видит собственное богоборчество, осознанное или неосознанное, то велико оказывается искушение "спрятаться от Бога, подобно согрешившему Адаму" [1]. И именно здесь человеку очень важно увидеть, что его ситуация неуникальна, что и самое начало церковной истории знает и случаи подобные, да и гораздо более удивительные по тому, из какой пропасти извлекался Богом человек. Чтобы обрести уверенность в том, что "и так тоже можно спастись". Чтобы поверить не только в наличие греха в себе самом, но и в милосердие Божие. Да, нетрудно вспомнить и притчу о блудном сыне, и троекратное отречение Апостола Петра, да и массу других примеров - но пример Ап. Павла, на мой взгляд, гораздо более ярок.

Достаточно раскрыть Книгу Деяний, чтобы убедиться, что "и так можно":

"Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим" (Деян., 9:1-2).

Это тот человек, который стерег одежду забитого насмерть первомученика Стефана. Тот человек, о котором Деян. 8:3 говорит "терзал Церковь". Все же такое о себе из приходящих в Церковь не может сказать, думаю, практически никто.

И именно этот человек избирается Богом для того, чтобы стать наравне с Апостолом Петром одним из величайших зиждителей Церкви. Павел избран для особого служения: "Но Господь сказал ему [2]: иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми" (Деян. 9:15). Не таким ли особым оказывается избрание человека из атеистической или оккультной среды - когда внешних поводов к обращению подчас совсем не находится?

Еще одна особенность в том образе Апостола Павла, который изображает нам Св. Писание - это сочетание эрудированности и духовности. То, что многими считается несовместимым - уж если уверовал, то "оставь мертвым погребать своих мертвецов". Это почти та критика, которая в III веке была обращена к обучавшимся в языческих университетах христианам. И то, что сейчас дает повод многочисленным критикам метнуть в Церковь очередную стрелу с надписью "отсталость", "мракобесие", "ксенофобия". И, как следствие, отвратить от Церкви человека, который именно свою эрудицию и/или интеллектуальный багаж считает наиболее важным.

Тем не менее, сочетание эрудированности и личной духовности - один из тех факторов, который сделал проповедь ап. Павла успешной - причем успешной в самых разных аудиториях: в иудейской, римской, фессалоникийской, коринфской и др. Преимущество здесь в том, что человек оказывается не просто гибче, но и способнее. Не просто заговорить на одном языке с собеседником - а понять, как собеседник мыслит, что он хочет и что не хочет услышать.

Конечно, не все вновь приходящие представители "пятипроцентной группы" [3] станут апологетами. Но несомненная польза в том, что им также можно указать пример, в котором они могли бы "найти себя". И перестать бояться, что обладание интеллектуальным багажом поставит их перед альтернативой: либо моментально отказаться от этого багажа - либо "выйти вон". Что интересно - тот же пример может показать, что важно верно распределить приоритеты.

Глава седьмая "Послания к Римлянам" начинается с рассуждения, построенного по всем законам риторики. А оканчивается - "Бедный я человек!". Вот и ответ - ни эрудиция не мешает видению своих грехов, ни смирение не мешает пользоваться эрудицией. И духовная составляющая - также часть проповеди (1 Кор. 4:16; Фил. 3:17).

Августин Блаженный пишет: "Петр предшествовал, Павел же вскоре за ним последовал, - прежде нарицавшийся Савлом, а потом Павлом, претворивший в лице своем гордость в смирение, как и самое имя его (Paulus), то есть "малый, немногий, меньший", показывает это. Что же после этого апостол Павел? Вопросите его, он сам на это отвечает: "Я наименьший из Апостолов, - говорит он, - но я более всех потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною" (1 Кор. 15:9-10)". [4]

Наверное, при детальном анализе можно обнаружить еще немало типов людей, для которых личность ап. Павла и его служение могут быть не просто ориентиром, а примером именно личным. Но это уже слишком большая тема, чтобы ее можно было раскрыть в подобном сочинении.

Примечания
[1] Архим.Иоанн (Крестьянкин) "О малом доброделании"
[2] т.е. ап. Анании - прим. авт.
[3] т.е. интеллектуалы - прим. авт.
[4] Августин Блаженный "Апостолы Петр и Павел"

© Шевардина М.С., 2001

Книги Василия Ирзабекова



 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение