страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Статьи и публикации

Диакон Андрей Кураев. Вера - это дар Господа

Интервью с известным богословом

Отец Андрей, я веду рубрику "Православие и молодежь". Возникает много вопросов. Вот один из них. Сектанты активно борются за души человеческие. Учитывая своеобразие нынешней молодежи, следует ли православию делать контршаги?

Я бы не назвал это контршагами, потому что нельзя исповедовать православие в пику кому-то. Православие самодостаточно, и тот дар, который оно несет людям, необходим вне зависимости от того, кто может этот дар украсть.

Означает ли это, что Православная Церковь должна дожидаться, пока душа человеческая "созреет" для веры? Или все-таки должно быть активное миссионерство?

Православная вера - это дар, который дается для того, чтобы быть переданным дальше, потому что Евангелие не ангелами разбрасывается с облаков, а Господь доверяет людям, вверяет Себя, Свою Плоть и Кровь, человеческой истории, человеческому произволу даже.

Что же касается миссионерства... Есть нечто соблазнительное в нашем способе рассказа свидетельства о христианстве. Когда я смотрю, что какой-то человек не воспринимает то, что я говорю, надо задуматься мне. Это - негативная реакция, реакция отторжения на меня или на Евангелие? Человек не соглашается со Христом или с моей манерой обращения? Ему, может быть, не понравилось выражение моих глаз или... объем моего живота. Поэтому не надо так стремительно отождествлять самого себя с верой Церкви. Почему это еще важно? Потому что часто священник приходит в школу, пробует с детьми заговорить, а контакта не получается. А потом сразу делает выводы: "Это погибшее поколение, конец света. Я им говорил, а они меня не слушали..." и т.д. И начинает на этом строить целую концепцию. Я против таких обобщений. Мне с молодежной аудиторией по большей части все-таки удается найти общий язык. Для того, чтобы в такой аудитории не родился протест, иногда требуется особое усилие. Не всегда этого опыта у нас хватает... Кстати, вот два исторических факта, которые стали для меня в этом плане своеобразной точкой опоры. Однажды архиепископ Никон Рождественский - это знаменитый монашествующий публицист начала XX века - послал свои записки с ощущениями надвигающегося конца света в Японию святителю Николаю Японскому, которого уже тогда очень почитал. И свт. Николай отвечает: "Владыка, это просто вы там, в центре газетных скандалов, так переживаете, но поверьте, что у России и человечества еще много столетий впереди, потому что сказано, что Евангелие будет проповедано всем народам... В православном понимании, а не сектантском. А поскольку в России-то православие малоизвестно, то что уж говорить о чужеземных далях?!". Проходит полвека, и другой миссионер - Серафим Роуз - с таким же ощущением конца света приходит к Иоанну Шанхайскому, и тот отвечает так же, как свт. Николай. Оказывается, реальные живые миссионеры более оптимистичны, чем те, кто живет вдали от людей и ...скорее осудительным взглядом смотрит на то, что происходит в миру.

Существует ли в Церкви проблема отцов и детей?

Несомненно существует. Помочь в решении этой проблемы может институт крестных восприемников при крещальной купели. К примеру родился ребеночек, его приносят крестить. Пока ребенок маленький, родители могут помимо его желания привести его в храм, сказав: "Стой здесь и все!". Но у детей есть "гадкая" привычка вырастать. И однажды, соответственно, он входит в подростковый возраст, когда начинает рвать и метать (долой семейные традиции!); естественно, подросток как бы самоутверждает себя за счет отрицания того, что для него привычно. Это: авторитет школы, семьи, и ему в этот момент нужны другие авторитеты. Молодой человек - не бунтарь вообще против всего. Он бунтует против чего-то и, напротив, удивительно легко соглашается с тиранией друга, спортивного авторитета, постороннего наставника и т.д. Подросток так создан, что ему нужен учитель, который бы взял его за руку - гуру, вождь, - и повел бы его дальше. И вот в эту минуту, когда родители для него не авторитет, и должны , я считаю, появляться крестные отцы.

Что такое крестный отец? С одной стороны, это человек, который всегда был где-то рядом с семьей, с другой стороны - никогда не ругался. Он заходит, может быть, на именины один раз в год, приносит подарки, но не ругается; пирожного не лишает, напротив - приносит, книжки покупает, игрушки... Т.е. с этим лицом у подростка только позитивные ассоциации. Вот тут крестный говорит: "А пойдем-ка мы в храм со мною. Не с папой и мамой, даже может быть в другой храм. Но со мной". И такое вмешательство крестного может помочь избежать перспективы, в которой конфликт родителя и ребенка дошел бы до точки разрыва, когда вера родителей, Бог отцов, могли быть поруганы в сознании ребенка.

Отец Андрей, есть мнение, что во многие молодые семьи православие входит на волне не покаяния, но моды (например, стало модно венчаться). Как к этому относиться?

Это было проблемой во все времена Церкви. Кого мы имеем право оттолкнуть от Церкви и имеем ли мы вообще такое право? Есть ли у нас в карманах ряс харизмометр, которым бы мы проверяли глубину веры, благодарность людей, которые участвуют в наших таинствах? Нет у нас такого прибора. Каждый раз для священника проблема: принять этих людей или не принять. Что же касается моды, то, во-первых, даже если бы это была мода, это было бы неплохо, потому что… пусть лучше мода на православие, чем на наркотики. Во-вторых… На самом деле сегодня религиозная мода другая. Это мода на гороскопы, оккультизм и т.д. Посмотрите, какие модные книжки продаются? Например, "Звенящие кедры России" - эротические сны господина Пузанкова, пишущего под псевдонимом Мегре, или же "Диагностика кармы" Лазарева. Вот это МОДНО! Далее. Нельзя забывать другой момент. Ради моды можно покрасить ногти в зеленый цвет, наверное. Но я не могу себе представить модника или модницу, которые ради моды стали бы стоять по четыре часа на всенощных. Причем не однажды, а ходить всерьез, воцерковляться.

Известно, что у молодежи есть своя система ценностей (рок-музыка, экстремальные виды спорта и т.д.), которая иногда вступает в противоречие с ценностями Евангельскими. Должны ли учитывать это миссионеры?

Да. Должны. А вот дальше все зависит от такта, который есть у этого миссионера. В. Розанов однажды очень тонко заметил: "Представьте себе, что православный миссионер пересекает пределы Российской империи и Китая, а на границе китайские пограничники его спрашивают: "Зачем ты к нам едешь?" А он в ответ цитирует правило какого-нибудь Собора: "Я приехал к вам, чтобы пояснить… Аще клирик сделает то-то, то он… и т.д." У православного миссионера в голове должна быть четкая иерархия, что главное, а что - служебное. И те или иные клавиши служебные нажимать в той или иной ситуации. А иногда, может быть, уместнее о чем-то умолчать. Апостол Павел приходит в Афины и говорит, обращаясь к языческим философам: "Афиняне, по всему вижу, что вы как бы особенно набожны…"

Это своеобразная дипломатия?

Да. Но с другой стороны, тот же апостол Павел говорит, что Христос для иудеев соблазн. Русские переводчики несколько смягчили смысл оригинала этого слова, а именно - "скандален", что происходит от санкритского глагола "скандать", что означает "подпрыгивать на месте". Такая мера оскорбленности. Т.е. иногда необходимо вести проповедь через скандал (есть такая миссионерская технология), как человеку одурманенному для того, чтобы привести его в чувство, нужно дать пощечину, когда он вне себя, в истерическом хохоте или рыданиях и т.д. Иногда человека необходимо вытолкать из храма, иногда лаже в физическом плане. "Ты не имеешь права здесь находится. Ты на самом деле, ну например, Агни-йога или толстовец. Ты вне христианства!"

…Вообще проповедь в молодежной аудитории нужно начинать с того, что православие можно подарить, а не отобрать!

Вы употребили термин "методика миссионерства". Это то, что нуждается в какой-то разработке или это должна быть духовная интуиция каждого миссионера?

У нас есть догмы, каноны, т.е. то, что не предоставляется сердечной интуиции человека, но при этом необходима рефлексия над 2000-летней миссионерской работой Церкви.

Подразумевает ли это издание новых книжек на тему миссионерства?

Да. Причем это может быть не одна книжка, а серия. Одна из моих любимых идей состоит в следующем. Православие зарождалось в городах. И в течение 1000 лет православие было религией горожан. Памятником той поры у нас осталось слово "поганый" (буквально с латинского "поганус" - сельский житель, а в переносном смысле - язычник). Затем христианство смогло совершить самый грандиозный прорыв в своей миссионерской истории. Оно вышло за пределы городов и обратилось к крестьянам. Оно воцерковило мир крестьян. В наших требниках появились молитвы на урожай, на освящение гумна и т.д. То есть то, что горожанину не надо, а крестьянину надо. Моя мечта состоит в том, чтобы этот опыт вернуть в город. В XIX веке православие оказалось религией крестьян, а города были "вольтерьянскими", вольнодумными. Сегодня появились крепкие христианские общины, состоящие в основном из интеллигенции. А давайте воцерковим теперь мир горожан! Есть молитва для освящения яблок. Давайте напишем чинопоследование на избавление от "компьютерных вирусов"!

Отец Андрей, существует понятие "бытовых" христиан. Я имею в виду то, что иногда отпугивает молодых людей в храмах, так называемых "бабушек", которые, бывает, грубо одергивают подростков, делая им замечания типа: "Не так стоишь! Не так крестишься! Не так свечу держишь!" Как к этому относиться?

Проблема эта очень болезненная, и решение есть только одно: настоятель храма должен не стесняться ставить своих "бабушек" на место, публично с ними говорить, как грех спрашивать на исповеди. "Не согрешила ли тем, что привязывалась к людям в храме и мнила себя настоятельницей, и начинала давать советы без желаний на то людей?.. Пока священники так не будут спрашивать на исповеди, эта "болячка" будет разъедать нашу церковную жизнь.

Вопросы отцу дьякону задавались Ю. Маркеевым на третий день научно-практической конференции "Тоталитарные секты - угроза XXI века"

© "Православное слово" (Нижний Новгород), 2001 г.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение