страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Симеон Новый Богослов, преп. Главы богословские и созерцательные

1
Ни богомыслящему годится покаяние,
Ни кающемуся - богомыслие.
Ибо насколько отстоит восток от запада,
Настолько выше богомыслие покаяния.
Ибо как человек в болезнях и немощях пребывающий,
Или из в рубище одетых убогий и вопиющий о милостыне -
Так в покаянии сущий,
И покаяния дела поистине творящий, нарекается.
Богомыслящий же подобен есть в царском дворе воспитывающемуся,
В светлости наицарственнейшего одеяния,
И со своим сущим царем разговаривающему же самим всегда,
И от него ежечасно слышащему ясно,
Его повеления и воления.

2
Приложение внимания Богу,
Невнимания к иному всему причиной и ходатаем бывает -
Кроме самого Бога,
И множество осияния Его - совершенное ослепление,
И, выше чувства, сверхсовершенное чувство -
Всего, вне Его сущего, - бесчувствие.
Ибо чем и каким образом, и где, и что, и как, -
В чем оно есть - неведающее,
И распознать или уразуметь вовсе это не возмогающее -
Как чувство будет существовать,
И разве не более сверх чувства то?
Ум же в чувстве своей немощи,
Бесчувственным к тому, что выше чувства,
Не будет ли обретен?
Ибо "их же око не виде, и ухо не слыша,
И на сердце человеку не взыдоша",
Как чувству будут подвержены?

3
То, что выше чувства нам дарующий Господь,
Дает нам и выше чувства чувство другое,
Посредством Духа Своего,
Да те, что выше чувства, Его дары и дарования,
Сверхестественно, посредством всех чувств,
Ясно и чисто мы чувствуем.

4
Всякий, бесчувственный к Единому,
Ко всему бесчувственен есть.
Как и чувство имеющий к Единому - в чувстве всего,
И чувства всего вне есть.
В чувстве всего есть, и чувством этого не охватывается.

5
Глухой к Слову - глух ко всякому гласу,
И слышащий Слово - всех слышит.
Он, будучи глухим ко всякому гласу, всех слышит и никого,
Если только не в Слове единственных словеса творящих.
И не их, но Слово единственное в гласе безгласно вещающее.

6
Слышащий так, и видящий, и чувствующий, -
Знает глаголемого силу.
Неведущий же явлен есть,
Что отнюдь чувства души проясненные и здравые носит.
Так держа, еще не внял тому,
Что видящим выше был сотворен видимого творения,
И таинником зримого умом.
Но в чести будучи,
Сравнился и уподобился несмысленному и вьючному скоту.
И, уподобившись, пребывает таковым, -
Еще не возвратясь, не воззвавшись, -
Или в прежнее достоинство отведясь,
Сообразно дару домостроительства,
Владыки и Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия.

7
Внизу будучи, не пытай высших.
Прежде чем стать тебе высшим,
Да не восхлопочешь ты о нижних,
Да, подскользнувшись, от обоих не отпадешь.
Точнее же - не будешь погублен с нижними.

8
Подобно тому, как от нищеты последней царем,
В богатство возведенный и знаменитое достоинство,
Одеянием же от него светлым облеченный,
И пред лицом его стоять назначенный,
Сам - царя с желанием видит,
И, как благодетеля, превозлюбляет,
Одеяние же, в которое облекся, ясно уразумевает,
И достоинство познает,
И данное ему богатство постигает, -
Так и монах, истинно от мира и в нем вещей удалившийся,
И пришедший ко Христу,
Воззванный же ясноощутимо,
И к высоте духовного понимания,
Через заповедей делание возведенный, -
Самого Бога неложно зрит,
И бывающую в нем перемену ясно уразумевает,
Ибо видит всегда благодать Духа, осиявающую его,
Которая одеянием и называется, и царской багряницей,
Более, поэтому, он сам есть Христос,
Ибо в Него, в Него верующие, облекаются.

9
Небесным богатством обогатившийся, -
Пришествием, говорю, и виталищем сказанного,
"Я и Отец придем, и обитель у него сотворим", -
Во внимании души постигает преподобной,
Вкусил благодати,
И настолько, и как бы,
Разносит богатство по палатам сердца своего,
Словно друг с другом разговаривая с Богом,
Дерзав, -
Предстоит пред лицом в неприступном обитающего свете.

10
Блажен верующий этому,
Триблажен - тщащийся через деяние и подвиги святые,
Объять внимание сказанному.
Ангел - да не что более реку -
Достигший через понимание и внимание,
Высоты этого стояния,
И ближним Богу, словно Сын Божий, явившийся.

11
Тем же образом, что у берега моря стоящий,
Видит вод бескрайнюю пучину,
Край, однако, их объять не может,
Но часть, на которую зрит,
Так и в бескрайнюю пучину Божией славы,
Через понимание воззреть удостоенный и увидеть ее умно, -
Не насколько она есть,
Но, насколько доступно умным очам его души, видит.

12
Как у моря стоящий не только видит его,
Но и в воды его входит, насколько хочет,
Так и в свете Божием:
Хотящие из духовных - в участии,
Вместе и понимании,
Насколько через стремление понудились во внимании,
- Бывают.

13
Подобно тому, как в море у берега стоящий,
Пока вне вод, все зрит, и пучину вод уразумевает,
Когда же начнет входить в воды и в них погружаться,
Насколько сходит, настолько понимания внешних лишает себя,
Так и в Божьего света участии бывающие,
Насколько во внимании преуспевают божественном,
В невнимание более, соответственно, впадают.

14
Как в воды моря по колени или чресла входящий,
Все ясно, вне сущее вод, видит,
Когда же в бездну сойдет,
И весь под водой будет -
Уже из внешних видеть ничего не сможет,
Если не одно только то знать,
Что весь в глубине моря есть,
Так происходит и в преуспеянии духовном растущих,
И в совершенство внимания и понимания восходящих.

15
Всякий раз, когда в духовном преуспевающие совершении,
Отчасти просвещаются,
Как освещают ум,
Так славу Господа умно отражают,
И разума внимание, и откровения таин,
Вышней благодатью таинственно выказывают,
От сущих понимания,
На то, что выше сущих, возводя внимание.

16
К совершенству приближающиеся,
И уже видящие как бы отчасти,
Бескрайность и необъятность, его же видели бы,
- Уразумевая -
Изумляются.
Ибо насколько светом внимания проникают, -
Познание своего невнимания принимают.
Как только же неясно как-то являющееся им,
И как в зеркале показываемое,
И отчасти освещенное,
Умом зримое им дано будет увидеть, -
Более оно благоволило бы стать соединенным в участии с
освещающимся,
Все само охватывающее в себе самом;
И весь тот в глубине Духа,
Словно посреди бездны световидных вод бескрайних погублен бы
был,
Поскольку во всесовершенное невнимание,
Как бы выше всякого внимания бывая,
Несказанно восходит.

17
Прост будучи ум,
Точнее - от всякого понятия наг,
В простой погрузившись весь божественный свет,
Им накрываясь,
Не имеет иного,
Кроме того, в чем пребывает, обрести,
Да к его постижению был бы подвигнут.
Но остается в глубине Божьего света,
Вовне вовсе воззреть не допускаясь.
И это - "Бог свет есть", и свет предельнейший,
И присутствующим - всякого понимания успокоение.

18
Неподвижным, в то время, приснодвижимый ум,
И, по всему, беспонятийным становится,
Как только весь Божественным облаком и светом будет покрыт, -
Подлинно в понимании пребывает,
И почувствует, и вкусит, в нем же есть, благо.
Ибо не как глубина морских вод,
Так и глубина Святого Духа,
Но водой пребывает, живя, вечной жизни.
Все здешнее неуразумеваемое,
Неизъяснимое и необъятное,
В нем же ум, все видимое и мыслимое переступив, бывает,
И в одном этом недвижимо движится и обращается,
Живя в жизни выше жизни.
Свет сый в свете, и не свет в себе самом,
Ибо не себя тогда, но выше себя зрит,
И из тамошней славы понятию всему своему, изменяясь, не внимает.

19
Мертв и не мертв,
Меры достигший совершенства существует.
Живя, в Нем же пребывает, Богу,
Как не живя себе самому.
Слеп, как не естеством смотря,
Всякого естественного зрения выше став,
Как новые глаза, и лучшие,
Сверх тех, что естества, несравненно, приняв,
И выше естества видя.
Бездейственный и неподвижный,
Как все свое исполнив действие.
Беспонятийный, как в том, что сверх понятия, соединении,
Явившись и почив, -
Где не есть ума действие,
Или же к рассуждению или помышлению,
Или понятию отнюдь движение.
Ибо неуразумеваемое и невозможное,
Уразумевать или распознавать он не может,
И как бы в таковых успокаивается покоем тем,
Недвижимостью блаженного бесчувствия,
В чувстве утвержденном неизреченных,
Именно не бесполезно, наслаждаясь, благ.

20
Таковой меры совершенства достичь не удостоенный,
И в таковых владении быть благ,
Пусть себя одного винит,
И не говорит, оправдываясь,
Что то невозможная есть вещь,
Или, что бывает совершенство, но невнятно.
Но да знает, извещаясь Божественными Писаниями,
Что то вещь возможная и истинная,
Делом бывающая и внятно действующая.
Опущением же и бездействием в заповедях,
Сам себя каждый таковых, соответственно, лишает благ.

21
Многие читают Божественные Писания,
И читающееся слушают.
Малые же и читаемого силу и понятие,
Право познать могущие.
Те же когда невозможным быть,
Божественными Писаниями глаголемое объявляют,
Когда и неверным вовсе признают,
Или и переиначивают его зло,
И для настоящего времени говоримое,
К грядущему вывести судят.
О грядущем же реченное,
За как уже пришедшее и постоянно присутствующеевыдают.
И так нет ни суда правого у них,
Ни различения истинного в божественных и человеческих вещах.

22
Бог от начала два мира сотворил, видимый и незримый, -
Едино же царство зримых двух миров в Нем самом,
Образы носящее сообразно видимому же и умом зримому.
Таковым, соответственно, и два светят солнца,
Чувственное одно, и умное другое.
И то, чем является в видимом и чувственном солнце,
То в незримом и умном - Бог,
Ибо Солнце Правды и есть, и глаголется.
Так, стало быть, два потому солнца,
Одно чувственное, другое умное,
Как и два мира, как и глаголется.
И один из двух, беря чувственный мир и в нем всяческая,
Чувством этим и видимым солнцем просвещается,
Другой же, умный и то, что в нем,
Умным Солнцем Правды освещается и просветляется.
Чувственное - чувством, умное - Умным Солнцем,
Отдельно друг от друга просвещаются,
Никакого не имея друг с другом соединения или внимания,
Или сообщения воедино,
Ни умного к чувственному, ни чувственного к умному.

23
Единый из видимых и умом зримых всех,
Человек двояким создан Богом,
Тело имея из четырех составленное стихий,
Чувство и дыхание,
Через них же в этих стихиях оно участвует и живет в них.
Душу же - умную и нематериальную, и бесплотную,
Неизреченно с таковыми и непостижимо соединенную,
И срастворенную несмешанно и неслитно.
То есть человек один - живой, смертный и бессмертный,
Видимый и незримый, чувственный и мыслящий,
Смотрящий выше видимого творения, внимающий умом зримому.
Как, стало быть, в двух мирах два по действию разделяются солнца,
Так и для одного человека,
Одно тело, другое душу его освещает,
И от своего света участия каждое, им освещаемому,
По способности принять силе его,
Или богато, или скудно подает.

24
Чувственное солнце понимается, но не понимает.
Умное - и понимается достойными,
И всех видит, и более - видящих Его.
Чувственное ни говорит, ни речь кому дает.
Умное - и говорит со своими друзьями, и речь всем дарует.
Чувственное в чувстве сад осветив,
Теплотой лучей только влагу высушивает земли,
Но нисколько не и удобряет насаждения и семена.
Умное же оба в душе явным соделывает:
Сырость высушивает страстей,
И срамоту, что от них, вычищает,
И тучность в умную внедряет землю души,
Из нее же, насыщаясь,
Питаются помалу добродетелей насаждения.

25
Чувственное солнце восходит и просвещает мир чувственный,
И все, что в нем есть: людей, зверей, скотов и прочее,
Ради которых равный и свет равно дает.
Заходит же потом оно,
И темным оставляет место, его же освещало.
Умное - светит всегда и светило,
Все во всем для всех невместимо заключаясь.
От Им же созданных удалилось,
И Все от них, не отступая, отступает,
Во всем Все будучи для всех, и нигде,
Во всех Все видимых творениях, и Все их вне.
Все в видимых и Все в незримых,
И везде Все окружает,
И Все никак нигде.

Заимствовано с сайта Православного Патрологического Общества

 


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение