страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Феофилакт, блж. Толкование на второе послание Святого Апостола Иоанна

Содержание второго соборного послания святого апостола Иоанна

Апостол пишет это послание как старец (пресвитер) избранной госпоже и детям ее. Повод к посланию был следующий. Апостол видел, что дети госпожи той хорошо живут по вере, а между тем многие обманщики обходят и говорят, что пришествия Христова во плоти нет. Посему апостол пишет настоящее послание. В нем он, во-первых, хвалит детей госпожи той за то, что они хорошо ведут себя; потом учит, что таинство нашей веры не ново; снова убеждает к любви и к тому, чтобы они пребывали в преподанном им учении; наконец, учит, что кто говорит, будто Христос не пришел во плоти, тот антихрист, и заповедует, чтобы никто не принимал таких людей в дом и не говорил им приветствий, и затем оканчивает послание.

Оглавление второго послания святого апостола Иоанна

После вступления говорится о правой жизни в любви к Богу, при неизменном сохранении благочестивой веры; здесь же и о том, что еретика не должно принимать дом или приветствовать, чтобы не сделать греха. Обещание лично прибыть, в надежде быть полезным.

ТОЛКОВАНИЕ

Старец - набранной госпоже и детям ее, которых я люблю по истине, и не только я, но и все, познавшие истину, ради истины, которая пребывает в нас и будет с нами вовек.

Некоторые думали, что настоящее послание, как и следующее за ним, принадлежит не Иоанну-возлюбленному ученику Господа, но другому лицу, ему соименному; потому что в том и другом послании писатель называет сам себя пресвитером, и одно послание пишет к одной женщине, а другое - к Гаию, снова к одному, что не подходит посланию, называемому соборным; притом начало этого послания не такое, какое в первом послании. На это мы скажем следующее. В первом послании он не сделал такого начала, какое здесь, потому, что писал его не к определенному лицу или к церкви известного места (как сделал апостол Петр, определенно означив, что он пишет к иудеям, находящимся в рассеянии, и прежде него апостол Иаков), но обращался с речью ко всем вообще верным, собранным ли или находящимся в рассеянии, и потому опустил это начало. Здесь называет себя пресвитером, а не апостолом, ни рабом Иисуса Христа, как прочие апостолы. Не называет себя апостолом, быть может, потому, что он не первый проповедовал Евангелие в Азии, но после Павла, и не проходом, как тот, но постоянно оставаясь там. Не назвал себя рабом Иисуса Христа, потому что при сильной своей любви надеялся быть вне страха рабства. Пресвитером же (старцем) только он соизволил назвать себя или потому, что писал эти послания уже в старости или потому, что именем пресвитера обозначил свое епископство, так как в то время имя пресвитера обыкновенно употреблялось и о епископах. Пишет к верной женщине, и этим нисколько не унижает себя, потому что во Христе Иисусе не имеет различия ни мужеский пол, ни женский (Гал. 3,28). Пишет к одному Гаию, по примеру апостола Павла, который пишет к Титу, к Тимофею и к частному лицу - Филимону. Это о начале послания.

Подлинность этих посланий обнаруживается из образа выражения и прочего строя речи. Ибо и здесь писатель часто повторяет свою речь, говоря одно и то же об одном и том же, при малом к тому поводе, чтоб утвердить речь. О двух предметах просит апостол избранную ту: о том, чтобы она ходила в любви, и о том, чтобы отвращалась еретиков. Называет ее избранной (έκλεκτη) или по имени, или по любви к добродетели. Говорит, что любит ее по истине, и не только ее, но и всех единонравных ей, имеющих истину, утвержденную в самих себе. Говорит, что любит по истине, ибо можно любить притворно, одними устами, как сам он в первом послании (3,18) обличил некоторых верующих, но лицемерных. Сказав: которая пребывает в нас, прибавил: и будет с нами вовек. К этому опять присовокупил, что будет с нами благодать и милость, показывая, какие блага произрастают от совершенной любви.

Да будет с вами благодать, милость, мир от Бога Отца и от Господа Иисуса Христа, Сына Отчего, в истине и любви.

К словам: от Бога Отца и от Господа Иисуса Христа, прибавил еще: Сына Отчего. Ибо один только Бог в собственном смысле есть Отец Сына. Посему и Павел говорит: от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле (Ефес. 3,15). В истине и любви. Этими словами придает достоверность речи и указывает признак любви, о которой говорит. Мир - то есть мир истинный и твердый, а не по одному только виду.

Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца. И ныне прошу тебя, госпожа, не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга. Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его.

Поистине дело весьма радостное - найти человека, непреткновенно идущего поприщем веры во Христа по Его заповеди. Какая же это заповедь? Та, о которой Христос говорит в Евангелии: кто любит Меня, тот соблюдет заповеди Мои (Ин. 14,23). Отцом называет здесь Христа, потому что Он есть и отец тех сыновей, которые по домостроительству даны Ему Отцом, как сказано: вот я и дети, которых дал мне Бог (Ис. 8,18). Примечай и здесь подлинность настоящего послания. В этом случае оно согласно со сказанным в первом послании (5,2-3): знаем, что любящий Бога соблюдает заповеди Его. Ибо поступать по заповедям - то же, что соблюдать их. Добродетели деятельны, и бытие имеют тогда, когда совершаются. Посему, кто перестал ходить в добродетелях, тот и не хранит их. Ходящих сказано с мыслью указать на преуспеяние. Ибо чем более кто действует в добродетели, тем далее уходит вперед, тем больший приобретает навык к добру. Посему, думаю, сказано и сие: во что желают проникнуть Ангелы (1 Петр. 1,12). Ибо блага, дарованные нам вочеловечившимся Словом, столь велики, что и ангелам желательно получить хотя некоторое понятие о них. Ибо так нужно понимать проникнуть (παρακύψαι). Всякий благоразумный желает того, что не прекратится, но продолжится навсегда. И как неисчерпаемое нельзя всецело обнять, то желательно по крайней мере, насколько возможно, сделаться участником в нем. Не как новую заповедь. И это согласно с тем, что говорится в первом послании (2,7). Прибавляет и требование заповеди: чтобы мы любили друг друга. И объясняет о любви, что сущность ее заключается в хождении по ней, и заповедь о ней есть заповедь от начала, и дана не для чего иного, как для того, чтобы вы поступали по ней.

Это та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней. Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист.

Постоянно говорит об одном и том же. Заповедью о любви убеждает к единению, к тому, чтобы они не переходили к обольстителям. Которые уже ходят по миру и отвергают пришествие Господа во плоти. Говоря о хождении по заповеди, данной от начала, показывает, что мнение заблудившихся еретиков ново, и убеждает верных держаться этой изначальной заповеди, а не увлекаться обманом еретиков. Ибо и Христос Своим ученикам относительно обольстителей заповедал: многие придут под именем Моим, говоря, что это Я, не ходите вслед их (Лк. 21,8). Итак, всем, соблюдающим заповеди, повелевает не обманываться, но почитать антихристом того, кто скажет это. В греческом тексте сказано: не исповедающие Иисуса Христа грядущего (έρχόμενον), а не: пришедшего (έλθόντα), во плоти, из чего видно, что были некоторые, отвергавшие второе пришествие Христово. И Сам Господь, когда говорит, что многие придут под именем Его, говорит не о первом Своем пришествии, а о втором. Впрочем, совершенно справедливо, что отвергающие второе пришествие не признают и первого. Ибо если Господь приходил уже во плоти и обещал еще придти; то, очевидно, отвергающий второе пришествие отвергает и первое. Кто верует, что Господь приходил, тот с верой примет и обещание Его. А кто отвергает обещание, тому ничто не препятствует отрицать и первое пришествие. Посему-то, полагаю, и выразился апостол: грядущего, а не пришедшего, чтобы одним словом обнять отвергающих оба пришествия Господня.

Такой человек есть обольститель и антихрист. Для большей ясности, перед этим нужно подразумевать: кто не исповедует сего, а потом уже читать: тот есть обольститель и антихрист. Без этого добавления речь неполна.

Наблюдайте за собою, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, но чтобы получить полную награду. Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога.

Заповедует тем, кому пишет, остерегаться людей, отвергающих оба пришествия Господня. Представляет и причину, именно то, чтобы, приставши к ним, вам не потерять того, что вы сделали, но получить полную награду. Иной из такого рода людей, быть может, скажет: если я не верую в пришествие Христово во плоти но проведу жизнь в добрых делах, ужели с этими дела ми не могу стать вместе с благочестивыми? Ужели не могу получить награды за свои дела? Апостол вперед уничтожает такое возражение. Он говорит: кто отвергает пришествие Христа во плоти, тот пусть и не думает ни о получении полного воздаяния за дела, какое предлежит истинно верующим, ни о причтении себя к совершенно благочестивым. Напротив, всякий, преступающий заповедь Его, то есть Христа, пришедшего во плоти, и не пребывающий в учении Его, не имеет Бога. Ибо если на Того, Кто пришел научить людей совершенному богопознанию, смотрит с пренебрежением, то как может быть еще благочестивым, когда презирает Самого Учителя? Нет, такой человек - безбожник; равно как тот, кто тверд в учении Христовом, есть Божий и боголюбезен, и имеет в себе всю полноту Божества, то есть Отца и Сына и Святого Духа. Ибо Христос учит об Отце, когда говорит: все, что имеет Отец, есть Мое (Ин. 16,15); во многих местах учит о Себе Самом и об Отце, что один Отец, а другой - Сын; учит о Духе, когда говорит: Дух Святый, который от Отца исходит (Ин. 15,26); еще яснее, когда говорит: крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28,19). Если ученик Господа сказал здесь только об Отце и Сыне, а о Духе Святом умолчал, то этим нисколько не соблазняйся. Ибо здесь и следовало сказать только об этом, то есть об Отце и Сыне.

Пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына.

Пребывает в учении Христовом, то есть в евангельском, тот, кто мыслит в соответствии с ним, учит, действует, соображает с ним всю жизнь внутреннюю и внешнюю. А кто удаляется от него, тот безбожник. Ибо как тот, кто живет в точности по сему учению, усвояет себя Богу, подобно Аврааму, который посему и услышал от Него: Я Бог твой (Быт. 17,1); так тот, кто живет не по заповеди евангельской, живет без Бога, потому что сам удалил себя от Бога. Но тогда как сей, то есть отчуждавшийся божественного учения, живет без Бога, пребывающий в этом учении имеет и Отца и Сына. Об этом и Сын сказал: Мы придем к нему и обитель у него сотворим, то есть вместе с Отцом (Ин. 14,23). Ибо чрез соблюдение заповедей он сделал себя храмом и жилищем Божиим, и Бог вселился в него. Слова иметь Бога употребляются в двояком смысле. Говорится, что и все твари имеют Бога, как апостол Павел выразился: мы Им живем, и движемся, и существуем (Деян. 17,28). Так говорится в отношении к бытию. Опять, когда кто служит Богу добродетелями, говорится, что он имеет Бога. В этом значении и называется Бог Богом Авраама, Исаака и вообще боголюбезных евреев. К сказанному теперь надобно приставить: кто имеет Сына, тот имеет и Отца. Ибо видевший Сына, как Сам Он сказал, видел и Отца. Он же сказал: Я в Отце, и Отец во Мне (Ин. 14,9-10). Поэтому и отсюда познается единосущие Отца и Сына. А если кто скажет: в таком случае и тот, кто принимает учеников, имеет Отца и Сына, потому что сказано: принимающий вас принимает Меня, а принимающий Меня, принимает Пославшего Меня (Мф. 10,40); такой пусть знает, что он говорит худо и понимает неправильно. Ибо это сказано об учении. Кто добровольно принял апостолов и учение их, тот чрез них принял учителями и Отца и Сына. И иначе: пребывающий в учении имеет и Отца и Сына, а апостолы пребывали в учении, потому что и проповедовали его; посему принявший их, храмы Божий, чрез самое принятие их имеет пребывающего в них Сына и Отца.

Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в алых делах его. Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами, а надеюсь придти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна.

Тех, кому пишет послание, апостол предостерегает, чтобы они приходящего к ним без исповедания учения Христова не только не принимали под кров свой, но и не удостаивали приветствия, потому что приветствие от нас должно быть делаемо только тем, кои единонравны и единоверны с нами. Ибо кому мы должны молить благополучия, как не единонравным и единоверным с нами? Если же будем приветствовать нечестивых, что прилично только в отношении к единонравным и единоверным; то этим показываем, что мы в общении с ними, и что они уже увлекли нас в свое нечестие. Причиной, почему настоящее и следующее за ним послание изложены кратко, апостол поставляет то, что надеется придти сам и при личном свидании восполнить недостающее.

Приветствуют тебя дети сестры твоей избранной. Аминь.

Некоторые на основании этих слов думают утверждать, что послание сие писано не к женщине, а к Церкви. С тем, кто так думает, я нисколько не спорю.

Конец второго послания ап. Иоанна.

Блаженного Феофилакта Болгарского Толкования на Деяния и Соборные Послания Святых Апостолов. -М, 2000. [OCR 17.12.2001]
 


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение