страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Феофилакт, блж.
Толкование на первое послание к Фессалоникийцам Святого Апостола Павла

Главы: I II III IV V

Глава первая

Павел и Силуан и Тимофей.

Апостол Павел в письме к фессалоникийцам ставит наряду с собой и Тимофея. Между тем, в Послании к Ефесянам он не делает этого, хотя Тимофей и был им известен. Мне кажется, это потому, что он имел намерение немедленно послать его к ефесянам, почему и излишне было писать послание от лица того, кто должен был доставить его. Здесь же не так: Тимофей недавно возвратился из Фессалоник-, поэтому справедливо ставит его наряду с собой. Но впереди Тимофея он помещает Силуана, вероятно, потому, что этого по смирению требовал сам Тимофей, подражая учителю Павлу, который причисляет к себе своих учеников. Здесь Павел не называет себя ни апостолом, ни рабом, как обычно делает это в других посланиях, потому что фессалоникийцы были новообращенные и еще не узнали его близко. Поэтому и не следовало напоминать им о своем достоинстве.

Церкви Фессалоникской.

Хотя фессалоникийцев было немного и они еще не соединились тесно между собой, однако он называет их церковью, ободряя самым именем: так как имя церкви по большей части означает множество.

В Боге Отце и Господе Иисусе Христе.

Так как были церкви эллинские и иудейские, то он, отличая эту церковь от тех, говорит, которая есть в Боге Отце. Великое достоинство - быть в Боге. Ибо если кто раб греха, тот не в Боге. Заметь: предлог в (εν) относится и к Отцу, и к Сыну.

Благодать вам и мир от Бога, Отца нашего, и Господа Иисуса Христа.

Желает им, чтобы все более и более они преуспевали в дарах Божиих, но имели бы и мир, не гордясь друг перед другом.

Всегда благодарим Бога за всех вас.

Тотчас за похвалой следует хвала Богу. Ибо тем, что благодарит Бога за них, он показывает, что они исполнили все, чем прославляется Бог. Но вместе с тем учит и смирению, так как Богом все совершается.

Вспоминая о вас в молитвах наших.

Что он благодарит Бога - это следствие их добродетелей; а что вспоминает их в молитвах - это по своей любви к ним.

Непрестанно памятуя.

Не только, говорит, в молитвах поминаю вас, но и во всякое другое время. Это - доказательство его горячей любви.

Ваше дело веры.

То есть вашего постоянства. Ибо дело веры в том, чтобы твердо стоять, а не на словах только хвалиться верой.

И труд любви.

Какой труд любить? Просто любить - нет труда; но любить истинно-труд великий. Ибо если кто-нибудь все переносит для любимого человека, как же это не труд? А фессалоникийцы действительно много пострадали из любви к Павлу, как это можно видеть из книги Деяний (Деян.17:5).

И терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа.

Много, говорит, вы перенесли продолжительных испытаний, и перенесли, подкрепляемые надеждой. Ибо с полным убеждением верили приготовленным наградам: так как Бог допустил им в начале подвергнуться испытаниям для того, чтобы кто не сказал, что проповедь утверждается просто и лестью, но чтобы видно было, что тут действовало не человеческое убеждение, а сила Божия, покоряющая души.

Пред Богом и Отцем нашим.

Можно понимать это двояко: или вспоминая пред Богом и Отцом нашим; или разуметь дело веры, которое пред Богом. Значит, не думайте, что вы трудитесь бесполезно; напротив, все - пред Богом, и Он воздаст награду.

Зная избрание ваше, возлюбленные Богом братия.

Вспоминаем, говорит, вас, потому что знаем, что вы избраны Богом: ибо вы предпочтительно пред многими другими избраны за веру. Откуда же это видно, святой Павел? Слушай, говорит, что следует далее.

Потому что наше благовествование у вас было не в слове только.

Из того, говорит, видно ваше избрание, что Бог прославил проповедь среди вас. Ибо мы не просто так проповедовали, но были и знамения, потому что Бог благоволил, чтобы вы уверовали как избранные Ему и предуставленные.

Но и в силе.

То есть в знамениях, бывших ко благу людей благомыслящих и к наказанию неблагомыслящих.

И во Святом Духе.

Или в мудрости духовной, а не внешней; или в том, что Дух Святый подаваем был уверовавшим.

И со многим удостоверением.

То есть в бедствиях и страданиях. Как знамение и Подаяние Святого Духа были для полного убеждения уверовавших, так и страдания за проповедь составляют большое подтверждение ее.

Как вы сами знаете, каковы, были мы для вас между вами.

Вы, говорит, свидетели того, как мы обращались среди вас и с какой великой готовностью проповедовали: но и это для вас. Поскольку вы избранные, то мы так ревностно и трудились для вас. Ибо чего кто не потерпит за возлюбленных Божиих? Здесь он касается и своих подвигов, хотя прикровенно, так как желает сначала похвалить их.

И вы сделались подражателями нам и Господу.

Укрепляет их как похвалой, так и напоминанием о том, что они не уступили ему в опасностях. Смотри, какая похвала - сделаться сразу подражателями учителю, и не только ему, но и Господу! Как же они стали подражателями Господу? Тем, что и Он Сам, претерпевши великие страдания, радовался: ибо Он для того и пришел добровольно, чтобы сказать Отцу: прославь Сына Твоего (Ин.17:1).

Приняв слово при многих скорбях с радостью Духа Святаго.

Вы приняли слово не просто при скорбях, но и при многих, то есть с опасностями. И это можно видеть в Деяниях Апостолов. Однако эту скорбь, именно опасности, вы принимаете с радостью. Объясняя, как можно радоваться в скорби, сказал: с радостью Духа Святаго. Дух не дал вам страдать: страдание было в них, как в телесных, а радость подавалась от Духа. Ибо как отроки были орошаемы в огне Духом прохлаждающим, так и вас в опасностях радовал Дух, указывая вам на будущее воздаяние. Смотри: тогда кто-либо делается подражателем Господу, когда переносит опасности с радостью Святого Духа.

Так что вы стали образцом для всех верующих в Македонии и Ахаии.

Хотя Павел пришел к ним после других, однако, говорит, вы так просияли, что сделались учителями принявших веру прежде вас. И в этом подражание Павлу, так как и он пришел последним, но превзошел всех. Смотри же, не сказал: вы будете образцом для тех, кто уверует, но: вы для верующих уже стали образцом, как должно веровать, - именно с теплотой и готовностью на опасности. Ахаией он называет Грецию.

Ибо от вас пронеслось слово Господне.

Слава о вашей добродетели сделала то, что проповедь стала известна всем и вы показали себя учителями всех. Выражение пронеслось - говорит как бы о трубе, громко звучащей и слышимой на большое расстояние.

Не только в Македонии и Ахаии, но и во всяком месте прошла слава о вере вашей в Бога.

Ваш пример, говорит апостол, наполнил словом и учением Македонию и Грецию, и всякое место удивлением, что в такое короткое время вы показали такую веру. Как бы говоря о чем-то одушевленном, апостол употребил слово: прошла.

Так что нам ни о чем не нужно рассказывать.

Настолько сильна и действенна слава о вашей вере, что люди и не ждут, чтобы мы сказали, что-нибудь о вас; напротив, всякий раз, как мы начнем говорить, чтобы и их привести к подобному же соревнованию, они предваряют нас своими рассказами о ваших подвигах.

Ибо сами они сказывают о нас, какой вход имели мы к вам.

То есть что наш приход к вам был соединен с тысячей смертей, и, однако, ничто вас не возмутило против нас. Напротив, и сами вы, подвергшись из-за нас опасностям, не отвергли нас, а обращались с нами так, как будто насладились бесчисленными благами. Это был вторичный вход. Ибо апостол, отправившись из Фессалоник в Берию, был преследуем, а пришедши оттуда к фессалоникийцам, так был принят ими, что они готовы были положить за него души свои.

И как вы обратились к Богу от идолов, чтобы служить Богу живому и истинному.

То есть вы обратились легко и с большей готовностью. Здесь же очень кстати вставил и увещание, искусно напомнив им, от чего и к чему они перешли и чтобы достойно сего и жили.

И ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева.

И это - особенность того же метода; потому что в виде повествования учил ждать Сына Божия. Ибо самое лучшее утешение для скорбящих - то, что Страдавший воскрес и находится на небе, что Он придет и избавит нас, скорбящих, от грядущего гнева, то есть от наказания, как действительно благоугодивших Ему верой и непорочной жизнью. А причиняющих нам скорбь он не пощадит. Так как бедствия над головой, а блага в будущем, то апостол приписывает им великую веру, как ожидающим и твердо надеющимся на будущее.

Глава вторая

Вы сами знаете, братия, о нашем входе к вам, что он был не бездейственный.

Велики, говорит апостол ваши подвиги: только и мы пользовались не человеческим словом, и не был наш вход бездейственным, то есть без опасностей и искушений, и вообще без неприятностей. Ибо, как много раз сказано, опасности укрепляют веру; без них она была бы тщетной.

Но, прежде пострадав и быв поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим подвигом.

Избежав опасностей в Филиппах, мы Снова у вас впали в другие опасности. Смотри, как опять все приписывает Богу, сказав: дерзнули в Бог нашем, то есть одушевляемые Им.

Ибо в учении нашем нет ни заблуждения.

То есть наше учение - не обман. Ибо обманывающие не подвергают себя опасностям, а скорее вдаются в роскошь: я же подверг себя опасностям. Отсюда, таким образом, ясно, что мое учение не обманывает, и что не за человеческие дела я принимаю на себя опасности, а за божественные и непреложные.

Ни нечистых побуждений.

То есть я не учу чему-нибудь нечистому, как учат маги и волшебники.

Ни лукавства.

Ни стремления к возмущениям и переворотам, как делают последователи Февды.

Но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим.

Бог, говорит, удостоил нас и избрал, чтобы вверить нам Евангелие: Он не избрал бы, если бы не признал нас достойными. Посему мы и остаемся такими достойными, какими избраны были Им для столь великой проповеди.

Угождая не человекам, но Богу, испытующему (δοκιμάζοντι) сердца наши.

То есть мы делаем все это не для того, чтобы угодить вам, но желая угодить Богу, Который испытывает тайны (ибо δοκιμάζειν теперь это означает), или потому, что Он постигает сердца и дает венцы. Никакой обманщик, лукавый и нечестивый человек не может Ему угодить.

Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете.

Так как он пред этим похвалил их, то чтобы похвала не сделалась подозрительной, он говорит: никогда я не льстил вам (что свойственно обманщикам), и теперь не льщу.

Ни видов корысти: Бог свидетель!

И не по страсти к деньгам мы проповедовали. Того, что я не льстил вам, и вы свидетели, а что я не корыстолюбив - Бог свидетель; ибо вам это неизвестно.

Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других.

Не сказал: мы терпели бесчестие, или: не пользовались честью, чтобы не показалось им это упреком, но: мы не искали почестей, хотя этого действительно и требовала проповедь. Ибо, если царских послов мы удостаиваем большой чести, то гораздо более должны почитать посланников Божиих. Посему, как же мы будем делать что-либо ради славы, когда в качестве учителей мы не желали почестей ни от вас, ни от других?

Мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы.

Или: в чести, славе и довольстве; или: мы могли брать от вас и питаться, и быть вам в тягость. Ибо достоинство наше этого требовало, чтобы брать от вас. >Но были тихи среди вас.

Тихи, то есть кротки, необременительны. Или: тихи (ν"πιοι) среди вас, то есть незлобивы, нечестолюбивы. Ибо незлобивый ничего такого не помышляет. Выражение среди вас имеет такой смысл: в обращении с вами я был такой же, как и вы, будто не получил высшего назначения.

Подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими.

Здесь апостол показывает свою нежную любовь. Льстит ли кормилица ребенку? Ищет ли она денег от малюток? - Так и учителю должно быть кротким и любить тех, которые оскорбляют его, как и кормилица любит своих детей, хотя бы они и били ее.

Так мы, из усердия (ίμειρόμενοι; у блж. Феофилакта: όμειρόμενοι) к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши. 'Όμειρόμενοι υμών, то есть привязанные к вам, и заботящиеся о вас, из όμοΰ (вместе) и εϊρω (соединяю). (Далее блж. Феофиилакт говорит: некоторые прочитали: ίμειρόμενοι, то есть желающе, но это неверно). Посему, не только, говорит апостол, мы не брали ничего от вас, но восхотели, то есть сильно желаем истощить для вас даже души свои, если нужно будет. Посему подавать благовествование - дело драгоценнейшее, но отдать душу - гораздо труднее и есть дело необыкновенной любви, - таков его вывод.

Потому что вы стали нам любезны.

Чтобы не показалось, что он ведет речь обо всем этом потому, что трудился для них, и поэтому должен пользоваться почетом от них, говорит: делаю это не по чему другому, как по любви. Ибо я не ищу вознаграждения, но делаю все ради самого долга.

Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедовали у вас благовестие Божие.

Не сказал: помните благодеяния наши, но труд, и не просто, а и изнурение, то есть труд с большим старанием. И не только днем, но и ночью. Вот каково усердие и какова забота, - чтобы не соблазнить кого! Словами чтобы не отяготить никого из вас показывает, что фессалоникийцы находились в бедности.

Свидетели вы и Бог.

Бог - достоверный свидетель, но так как людям неизвестно, свидетельствует ли об этом Бог, призывает во свидетели и тех, к кому обращено слово.

Как свято.

Все что должно исполняя, ибо это значит свято, вместо выражения: со страхом Божиим.

И праведно.

То есть ни у кого не вымогая денег - απαιτούντες χρημάτων άπαιτ"σεσι. [1]

И безукоризненно.

Не оскорбляя и не давая повода к соблазну.

Поступали мы перед вами, верующими.

Тогда как у неверных апостол назывался безбожным и обманщиком, пустословом и совершенно безрассудным.

Потому что вы знаете.

Опять называет их свидетелями - знак, что он говорит без всякой надменности.

Как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали.

Удивительно, как он никого не оставил без утешения, но каждому высказал то, что нужно! Просили же о том, чтобы мужественно переносили все. Следовательно, я, говорит, не искал славы. Выше апостол уподобил себя кормилице, теперь уподобляет отцу, показывая свою любовь, власть и свою простоту. Ибо какой отец держит себя гордо пред детьми?

И умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу.

Умолять (в славянском тексте - свидетельствовать) - это уже знак очень строгого наставления. Следовательно, я, говорит, не льстил. После того как сказал: как отец, прибавил и слово: умоляли ("свидетельствующе"). Ибо не строго, говорит, но как отцы (свидетельствующе) поступать достойно Бога. Смотри, как он, повествуя о прежде случившемся, учит и убеждает. Ибо, если Бог призывает нас в Царство, то должно переносить все.

Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, - каково оно есть по истине.

Здесь апостол хвалит и фессалоникийцев. Нельзя сказать, говорит он, что мы одни поступаем во всем безукоризненно, а вы показали нечто несообразное с тем, чему я вас наставлял; ибо вы слушали нас не с таким расположением, с каким слушают людей, но внимали нам так, как будто наставлял вас Сам Бог. Слышанным словом Божиим апостол называет проповедь, в которую веруют чрез посредство слышания. Как веровать в Того, о Ком не слышали? (Рим.10:14).

Которое и действует в вас, верующих.

Откуда видно, что вы приняли проповедь мою, как слово Божие? Из действий, говорит, ваших, то есть она обнаруживается в делах. Если бы вы не так приняли ее, то не перенесли бы так мужественно стольких испытаний. Ибо, как сам апостол перенесенными опасностями доказывает, что он не льстец и не обманщик, так и их мера открывается из того, что они перенесли бедствия.

Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее.

Чтобы кто-нибудь не понял под церквами в Иудее синагог иудейских, то он поэтому прибавил: во Христе Иисусе, чтобы яснее показать, что говорится о церквах верующих.

Потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев.

Утешение великое! Ибо, если иудеи, ревнители отеческого закона, уверовавши однажды, столько потерпели, то сколько более должны вы? Немалое доказательство истины Евангелия в том, что иудеи охотно страдают за то, что прежде сами преследовали.

Которые убили и Господа Иисуса.

И что удивительного в том, что они оскорбляли своих соплеменников, когда они и Господа убили? Смотри, какое утешение - быть общником Христу в страданиях! Поэтому и Павел всегда в искушениях указывает это.

И Его пророков. [2]

Но скажет кто-нибудь, что они Господа не узнали. Что же? Разве они не узнали собственных пророков, книги которых они носят повсюду? Как же они убили и их? Отсюда очевидно, что они ничего не делают как ревнители истины, но скорее неистовствуя против истины.

И нас изгнали.

Апостолов, учителей ваших. Поэтому вам, ученикам, должно все переносить, имея пред глазами эти примеры.

И Богу не угождают.

Ибо, как могли угодить Тому, Чьего Сына они убили, а прежде еще убили и пророков?

И всем человекам противятся, которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись.

Ибо, если должно проповедовать спасение всей вселенной, -а они противятся этому, то они общие враги вселенной. Только чрезвычайной зависти свойственно препятствовать общему спасению.

И через это всегда наполняют меру грехов своих.

Это, говорит, древним пророкам, потом Христу, а наконец и нам делали они и делают, чтобы показать, что спешат достигнуть полной меры грехов, крайнего их предела.

Но приближается на них гнев до конца.

То есть для них уже не будет более того, что было прежде, не будет возвращения из плена и не овладеют они своею землею, но до конца, так и останется на них гнев Божий. Слово гнев (ή όργ") с артиклем показывает, что они заслужили его, что он предназначен и предсказан. Утешив фессалоникийцев указанием на то, что они имеют многих соучастников в искушениях, теперь утешает также указанием на то, что притеснители их будут наказаны.

Мы же, братия, быв разлучены с вами на короткое время.

Здесь апостол говорит о любви. Выше он сказал: как отец детей (ст. 11) и: как кормилица (ст. 7), а здесь быв разлучены (в славянском тексте - осиротевше), что свойственно детям, ищущим родителей. Это для того, чтобы мы поняли из этого, как он сильно любил их. Но в то же время намекает и на печаль, в которой он находился по причине разлуки. И нельзя сказать, говорит, чтобы мы оставались в разлуке долгое время, напротив, сравнительно короткое и малое, так что можно считать почти за один час.

Лицем, а не сердцем.

И притом не сердцем, говорит, мы разлучены были, а лицем. Но и нося вас. постоянно в сердце, мы испытываем скорбь, что лишены возможности видеть вас телесно. Заметь и то, что у сильно любящих есть потребность лично видеть любимых, от чего их любовь еще более усиливается.

Тем с большим желанием старались увидеть лице ваше.

Больше всего заботился видеть оставленных на короткое время. Обрати внимание на любовь: не для чего-нибудь другого, говорит, желаю прибыть, как для того, чтобы видеть ваше лице.

И потому мы, я Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана.

Что ты говоришь? Сатана возбраняет? Именно так; ибо это не было дело Божие. В Послании к Римлянам говорит, что Бог воспрепятствовал (Рим.1:13 и 15:22); и Лука говорит, что Дух воспрепятствовал им (Деян.16:6); и в Послании к Коринфянам говорит, что это было дело Духа (2Кор.1:22). Здесь же просто, что это дело сатаны, который наводит сильные и внезапные искушения, конечно, по попущению Божию. Смотри, как он гордится своею любовью, показывая, что он любил их больше всех, почему и говорит: я Павел, то есть хотя и другие со мной желали придти к вам, но я даже и решался.

Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы?

Это ли не слова пламенеющих нежнейшей любовью матерей, разговаривающих с малыми детьми? Ему недостаточно было слова венец, чтобы показать свою пламенность, но он присовокупил и похвалы. Ибо на вас, говорит, я надеюсь, что ради вас сподоблюсь великого дерзновения пред Христом, и радости ради того самого, что вы и ныне есть, и тогда будете для меня венцом похвалы, то есть венцом блестящей славы.

Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его?

Что же? Фессалоникийцы ли одни твоя надежда, святой Павел? Нет, не они одни. Поэтому и сказал: и вы, показывая, что были и другие.

Ибо вы - слава наша и радость.

Как славно привести такую церковь ко Христу, и притом столь благоискусную!

Глава третья

И потому, не терпя более, мы восхотели остаться в Афинах одни.

То есть: избрали и предпочли.

И послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия и сотрудника нашего в благовествовании Христовом.

Такова забота святого апостола Павла об учениках, что когда он сам был удерживаем какими-нибудь стеснительными обстоятельствами, то посылал других навестить своих учеников. Это же сделал и тогда, послав Тимофея. И говорит о нем с такой похвалой, не столько его возвышая, сколько воздавая им честь тем, что столь необходимого в такое время он отвлек для них от дела служения сотрудника благовествования.

Чтобы утвердить вас и утешить в вере вашей.

Так как фессалоникийцы смущались тем, что учитель их подвергался искушениям, то они имели нужду в утверждении и утешении, чтобы не отстать от веры. Ибо немалое смущение для учеников составляют искушения учителя, подобно тому, как для воинов раны вождя.

Чтобы никто не поколебался в скорбях сих.

Апостол указывает здесь, какую пользу имело принести им утверждение от лица святого Тимофея. Это, говорит, чтобы не приходили в смятение, то есть не падали духом и не расслаблялись в виду моих искушений. Ибо диавол, когда улучит благоприятное время для искушения, колеблет нетвердых напоминанием прежнего покоя, чтобы они отстали от того, что было причиной скорбей. Некоторые же говорили, что σαίνεθαι "колебаться, смущаться" - поставлено вместо ταράττεσθαι - "возбуждаться" - метафора, взятая от собак которые, когда ласкаются, машут хвостами.

Ибо вы сами знаете, что так нам суждено.

Да слышим, что христианам суждено скорбеть: ибо не об одних апостолах он сказал сие. Итак, когда мы на то назначены, то что нового, если мы испытываем скорбь? Поэтому мы должны оставаться невозмутимыми не только от прошедших искушений, но и будущих. Это нам более должно быть свойственно.

Ибо мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете.

Великое утешение для учеников в том, когда учитель наперед сказал им о скорбях. Ибо впоследствии они не смущались их, как неожиданных. Поэтому и Христос говорил апостолам: Я сказал вам о том прежде, нежели сбылось, дабы вы поверили (Ин.14:29). Не это только Павел сказал им, а и многое другое, что также сбылось.

Посему и я, не терпя более, послал.

О Павел! если ты предсказал им, что будешь терпеть скорбь, и что им не следует тревожиться за эту скорбь, то зачем ты снова посылаешь? Оказывается, что ты еще не вполне доверяешь им. По великой любви, говорит, делаю это. Ибо любящие опасаются и за то, что безопасно. Вместе с тем и искушений было много, и чрезмерное множество бедствий устрашило меня. Потому и не сказал: заметив в вас нечто, я послал, но не терпя более, что происходит от любви.

Узнать о вере вашей.

Здесь некоторые спрашивают: почему тот, кто восходил до третьего неба, кто слышал неизреченные глаголы (2Кор.12:6), не знает, что происходило с фессалоникийцами, но посылаете Тимофея узнать о вере их? Можно сказать, что не все знали и святые, жившие до Христа и после Христа. Ибо и Елисей не знал о жене Сонамитянке (4Цар.4:8). И Илия думал, что он остался один, между тем как было еще семь тысяч других (3Цар.19:10). И прежде их Самуил получает наставление не обращать внимания на лицо старшего брата Давидова (2Цар16:7). Так и апостолы не знали всего. И это было по особенному попечению Божию, чтобы ни сами они не превозносились, ни другие не думали о них слишком много, и чтобы последующие христиане не могли говорить, что они совершали подвиги добродетели, будучи выше людей, а поэтому сами предались бы беспечности; напротив, чтобы мы знали, что и они не всегда надеялись на помощь Божию, но совершали подвиги собственными трудами.

Чтобы как не искусил вас искуситель.

Я, говорит, не предполагал, что вы поколебались, разве только потому, что подверглись искушениям. Видишь ли, что смущение в скорбях есть дело диавола, и в особенности когда одни соблазняются вследствие того, что другие испытывают несчастие. Так он поступил с Иовом, смутив его жену тем, что тот страдал. Впрочем, диавол искушает, не зная, одолеет ли, что видно из примера Иова; однако, будучи бесстыдным, он нападает, и если видит какую-нибудь слабость, остается и выжидает; если же видит силу, - отступает.

И не сделался тщетным труд наш.

Если бы они уклонились, о Павел, что тебе? Твой труд не останется без полной награды у Бога. Однако, говорит, по причине сильной любви, я считал бы труд мой потерянным.

Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и принес нам добрую весть о вере и любви вашей.

Я, говорит, ожидал того, а случилось противоположное. Обрати внимание на великую радость Павла! Не сказал: весть, но: добрую весть. Столь великим благом считал он твердость их в вере. И радовался их любви, потому что она была знаком их веры.

И что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас.

То есть вспоминаете о нас с похвалами и одобрением. Послушайте, ученики, и научитесь всегда сохранять добрую память о своих учителях. Ибо этим вы доставите пользу самим себе, а не им. Весьма великое утешение и радость для фессалоникийцев составляет то, что Павел знает, что он любим ими, - это еще более воспламенит в них любовь.

То мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия.

Удивительное дело! Павел изъявляет им благодарность за то, что они не поколебались. Мы, говорит, не чувствуем более скорбей, но утешились не в одной какой скорби, но во всякой. Ибо радость о вас стала противовесом всех нужд наших.

Ради вашей веры.

Вы, говорит, подкрепили меня. Между тем в действительности было наоборот: он сам, не уступая искушениям, укрепил их, а похвалу им воздает. Ибо вы, говорит, не дали мне чувствовать моих искушений.

Ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе.

Не сказал: мы утешились, но: мы живы, показывая тем, что преткновение их он считает смертью для себя, а преуспеяние их, стояние и утверждение во Христе - жизнью.

Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом нашим.

Такова, говорит, наша радость о вас, что мы не в силах даже достойно благодарить Бога за вас. Ваше преуспеяние мы считаем даром Божиим. Ибо не человеческой душе и не человеческому усилию свойственно такое высокое чувство. Вот почему, обязанные благодарить Его, мы не находим достойной благодарности.

Ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лице ваше.

Заметь усиление в выражении! Всеусердно молясь о том, чтобы видеть их, подобно тому, как земледелец, слыша, что возделываемое им поле изобилует плодами, нетерпеливо желает видеть его собственными глазами.

И дополнить, чего недоставало вере вашей.

Если выше засвидетельствовал их стояние, то каким образом теперь говорит: чего недоставало вере вашей? Не всем учением они воспользовались, и им недоставало, может быть, сведений о воскресении и о другом подобном. Также много было лжеучителей, поэтому и сказал: чего недоставало. Там, где он опасался за самую веру, говорит: послали Тимофея, чтобы утвердить вас (ст. 2); А здесь говорит: дополнить, что более относится к учению, чем к утверждению. Ибо несовершенным мы называем то, чему недостает немногого.

Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам.

Если уже в послание апостол влагает свою молитву, то этим показывает, что он и у себя молился о том, чтобы увидеть их. Вместе с тем и оправдывает себя, что он находится вдали от них не по нерадению, как бы так говоря: Сам Бог да прекратит искушения, отовсюду препятствующие нам идти к вам прямой дорогой.

А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем.

Видишь ли неудержимый порыв любви в том, что он молится о них, чтобы Господь исполнил и преисполнил их в любви. И не только друг ко другу, но и ко всем. Ибо в том и обнаруживается любовь к Богу, что она стремится обнять всех. Если же ты одного любишь, а другого нет, то это любовь человеческая.

Какою мы исполнены к вам.

С нашей стороны, говорит, она уже есть; просим, чтобы на будущее время была и с вашей стороны. Нас имейте мерой и образцом любви.

Чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его. Аминь. [3]

Апостол показывает, что любовь приносит пользу им самим, а не тем, которых любят. Да преисполнит, говорит, вас Господь любовью, чтобы утвердить сердца ваши. Под Господом разумей Духа, как и истолковал это Василий Великий. Ибо кто другой утвердит непорочными пред Богом и Отцом в пришествие Христово, как не Дух всецело? Не сказал: утвердит вас, но: сердца. Ибо из сердца исходят злые помыслы (Мф.15:19). Можно быть злым, не делая никакого зла, как то: быть завистливым, коварным, злопамятным, держаться превратного учения. Итак, тогда, действительно, непорочен человек, когда он очищает свое сердце; тогда он имеет и святость. Ибо, хотя святостью, главным образом, называется целомудрие, как и нечистотой - блуд и прелюбодеяние, но вообще всякий грех есть нечистота, а всякая добродетель - святость. Апостол желает, чтобы они были непорочными пред Богом и Отцом, как теперь (это и есть настоящая добродетель пред Богом, а не пред людьми, так как человеческое суждение шатко), так в пришествие Христово: ибо и Он нас будет судить пред лицем Отца Своего. Итак, да будете, говорит, непорочны, как и все святые.

Глава четвертая

За сим, братия, просим и умоляем вас Христом Иисусом, чтобы вы, приняв от нас, как должно-вам поступать и угождать Богу, более в том преуспевали.

После того как я сказал вам, говорит, о том, что прилично слушать, далее послушайте о том, что всегда необходимо слушать. За сим это и значит, то есть всегда и непрестанно. Смотри, какое смирение: не считает себя достойным веры, даже и в предметах увещания, но от Христа предлагает слово, говоря: Христос вас увещевает чрез меня. Слово приняв относится не к словам только, но и к делам: ибо и делами он учил. О чем же мы умоляем? Чтобы вы более преуспевали, то есть чтобы вы старались делать больше того, что требуют заповеди, и восходили бы выше постановлений. Подобно тому, как земля производит не только то, что в нее брошено, так и душа не должна останавливаться на постановлениях, но восходит выше.

Ибо вы знаете, какие мы дали вам заповеди от Господа Иисуса. [4]

Повеление касается таких вещей, которых должно избегать, совершение которых влечет за собой наказание, а не совершение нисколько не заслуживает похвалы. Между тем, есть некоторые дела, которые не должно повелевать; то есть не навязывать с угрозой, а предоставлять их на волю слушателей, как, например, раздаяние имущества и девство. Кто может вместить, говорит Господь, да вместит (Мф.19:12). Вероятно, Павел о некоторых делах дал им повеление с большей угрозой. Поэтому он и не излагает этого здесь, а только напоминает им. И опять от имени Христа. Не мои, говорит, повеления, но Христа; так что Его послушаетесь, или отвергнете.

Ибо воля Божия есть освящение ваше.

То есть целомудрие. Везде он заповедует об этой добродетели, и в Послании к Тимофею (1Тим.5:22), и к Коринфянам (1Кор.6:6), и к Евреям (Евр.12:14). Ибо особенно сильна страсть и требует поэтому многих и постоянных лекарств.

Чтобы вы воздерживались от блуда. [5]

Много различных видов этой страсти, о которых и говорить несносно, а потому просто сказал: от всякого блуда.

Чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести.

Сосудом называет тело. Когда мы воздержанны, - и тело бывает чисто, и мы владеем им; когда же оно нечисто, грех владеет им. Ибо, что он повелевает, то тело и делает, как раб. Собственно, тогда оно бывает в чести, когда бывает целомудренно. Таким образом грех - бесчестие. Обрати внимание на слово соблюдать. Оно показывает, что целомудрие требует обучения и подвига. Где же манихеи и маркиониты, жалующиеся на природу?

А не в страсти похотения.

То есть не в желании, заключающем в себе страсть. Ибо есть и бесстрастное желание, каково желание божественных дел. Или, что все, возбуждающее похоть, он называет страстью похотения, как то: роскошь, богатство, праздность и нерадение, - каждая из них может быть названа страстью похотения. Таким образом, если мы желаем быть целомудренными, то мы не должны дозволять себе никакой страсти, возбуждающей похоть.

Как и язычники, не знающие Бога.

Те, которые не знают Бога, не имеют надежды и на воздаяние. Поэтому все делают в свое удовольствие.

Чтобы вы ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстолюбиво.

Выше апостол говорит о блуде вообще, теперь говорит о прелюбодеянии, которое справедливо называет лихоимством и преступлением. Ибо каждому Бог дал жену и положил пределы природе, разумея сожитие с этой одной женой. Поэтому-то корыстолюбие относится к этому делу, то есть преступному сожитию; а именно против брата.

Потому что Господь - мститель за все это, как и прежде мы говорили вам и свидетельствовали.

Не подумай, говорит что я говорю это только относительно братьев; нет, не должно иметь жен и других людей, и просто незамужних, и жен общих. Ибо за все это наказывает Господь: не безнаказанно мы делаем это, понесем гораздо большее наказание, в сравнение с удовольствием, которое получаем теперь от этого. Смотри: сначала апостол умолял, потом пристыдил, сказав: как и язычники, затем посредством доводов показал гнусность этого порока, назвав его лихоимством; наконец, он устрашает и напоминает им, что об этом они часто слышали от него.

Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости. Итак непокорный непокорен не человеку, но Богу, Который и дал нам Духа Своего Святаго.

После того как сказал, что ты наносишь обиду брату, и указал, что Бог отомстит, теперь распространяет мысль свою, показывая, что, хотя бы это потерпел и неверный, все-таки виновный понесет наказание. Ибо не за него отмщая, накажет тебя Бог, а за Самого Себя, Он призвал тебя для того, чтобы ты был чистым, и ты оскорбил своею нечистотой Того, Кто дал тебе Святого Духа. Поэтому-то, осквернишь ли ты замужнюю твою рабу или царицу, вина одинакова: ибо ты Бога Одного оскорбляешь. Хотя бы ты и блудодействовад (а не прелюбодействовал), все-таки Бог отомстит, потому что ты осквернил Его Духа. Или еще иначе: Бог, видя, что в таких делах мы оказываем больше презрения Ему, чем людям, отомстит за Себя. Пред людьми мы стараемся, чтобы они не увидели нас своими глазами, а Богу оказываем презрение, несмотря на то, что Он видит.

О братолюбии же нет нужды (έχετε) [6] писать к вам.

Апостол не говорит уже о любви ко всем, но о любви к братии. Самим опущением он увещевает уже, достигая двух целей: во-первых, это дело так необходимо, что ему нечего и учиться, ибо всякому известно, что оно имеет особенную важность для всех. Во-вторых, этим он больше вразумляет их, побуждая, чтобы они не оказались ниже того понятия, какое он имел о них, считая их уже исправившимися.

Ибо вы сами научены Богом любить друг друга.

Смотри, как восхваляет он их, говоря, что Сам Бог учит их этой добродетели. Это же сказал и пророк: будут все научены Богом (Ис.45:3; Иер.31:54).

Ибо вы так и поступаете со; всеми братиями по всей Македонии.

Не просто говорит: вы от Бога научены, но: я знаю об этом из ваших дел. Упомянул Македонию потому, что Фессалоники - главный город Македонии.

Умоляем же вас, братия, более преуспевать и усердно стараться о том, чтобы жить тихо, делать свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедывали (παρηγγείλαμεν [7]) вам.

Что вы братолюбивы, я знаю; о том мы и молим, чтобы вам более преуспевать в братолюбии и быть более щедрыми. Здесь может быть остановка (пауза в чтении текста), а потом читай с нового начала: чтобы жить тихо. Или: и усердно стараться о том, чтобы жить тихо, делать свое дело. Этими словами показывает, что они ленивы, занимаются тем, чем не следует, и беспокойны. Сказав же: и работать своими собственными руками, апостол пристыжает тех, которые оставляют телесные подвиги и ищут духовных. Скажите, неразумные: совершает ли кто-нибудь руками пост? или возлежание на голой земле? Нет. Между тем он говорит о труде телесном, который скорее есть духовный, о том, чтобы давать другим от своих трудов, именно бедным. А так как бедность произошла от разграбления имений, то он и учит их трудиться, чтобы можно было подавать милостыню. Если же он заповедует тем, у которых было разграблено имущество за Христа, то тем более другим.

Чтобы вы поступали благоприлично перед внешними и ни в чем не нуждались.

То есть чтобы вы не вели себя непристойно, прося милостыню у неверных. Хорошо апостол сделал это, чтобы не огорчить их. Ибо, говорит, если верные соблазняются, когда видят, что человек здоровый просит милостыню (за что таких и называют христопродавцами), то тем более соблазняются неверные.

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших (περί των κεκοιμημένων - усопших).

Здесь апостол ведет речь о воскресении. Если и прежде им было говорено об этом, все же он думал теперь открыть некоторую тайну. Или, они знали все касающееся воскресения, но плакали, от чего он теперь и врачует. Но так как незнание многих вещей печалит нас, а знание, напротив, облегчает печаль, то он говорит: не хочу оставить вас в неведении. Не сказал: αποθανόντων - об умерших, но: κεκοιμημένων - об усопших, показывая и самим выражением, что будет воскресение.

Дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды.

Какой надежды? Надежды на воскресение. Ибо те, которые не имеют надежды на воскресение, должны скорбеть. Послушаем и ужаснемся. Чему же? Потому ведь ты не хочешь оставить их в неведении, чтобы они не скорбели? Ведь ты не говоришь: дабы вы не подверглись наказанию, но дабы не скорбели. Так говорит потому, что эта скорбь влечет наказание.

Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним.

Как, говорит, Он воскресил Господа, пострадавшего телесно и умершего, так воскресит и нас. Посмотри, так как воскресение Господа уже совершилось, то как он смело говорит о Нем: умер - απέθανε; между тем о нас, так как наше воскресение еще имеет быть, говорит усопшие - τους κοιμηθέντας, указывая этим на возможность пробуждения. Ибо, говорит, неужели отходящий ко сну не надеется, что встанет? Слова умершие (κοιμηθέντας - усопшие) в (δια) Иисусе приведет можно понимать двояко: или приведет чрез Иисуса, то есть Сын будет для них посредником воскресения и представит их пред лице Отца; или: умерших в Иисусе, то есть верных. Ибо имеющие в себе Христа и умирают (κοιμώνται) в Иисусе. Итак, апостол говорит здесь о частном воскресении, то есть славном, которое принадлежит верным и которое будет с Господом. Приведет с Ним, то есть с Господом восхитит их отовсюду на облаках. Хотя фессалоникийцы и знали о всеобщем воскресении, но апостол желает теперь утешить их указанием на то, что воскресение верных будет в славе и чести, чтобы они не скорбели. Все воскреснут, но не все в славе, а только верные, то есть те, которые соединяют дела с учением. Обрати внимание на все следующее.

Ибо сие говорим вам словом Господним.

Намереваясь сказать нечто необычайное, удостоверяет в этом словом Божиим: ибо не от себя говорю, но чему научился от Христа. Это, как и следующее: блаженнее давать, нежели принимать (Деян.20:35), он ясно слышал от своего Учителя. Прочее же он вещал по внушению Духа.

Что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших (κοιμηθέντας).

Что говорил в Послании к Коринфянам: вдруг, во мгновение ока (1Кор.15:52), это говорит и теперь. Так как казалось трудным, чтобы воскресли которые истлели, то он говорит, что живущие не предварят их; но для Бога легко привести как оставшихся целыми, так и истлевших. Говоря: мы живущие, не на себя указывает; ибо не имел оставаться в живых до всеобщего воскресения, но на верных: поэтому и прибавил: оставшиеся до пришествия Господня. Ибо, говоря мы, указывает на всех имеющих дожить до того времени. Но святой Мефодий под живущими разумеет души, уча так, что души не явятся прежде тел; потому что прежде пробудятся тела, чтобы с ними соединились души, о которых апостол и сказал, что они останутся в живых, ибо души бессмертны.

Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба.

Ты, говорит, не сомневаешься в том, что я говорю: и Сам Господь повелит это. Как же повелит? Во гласе Архангела, который начальствует над другими ангелами и взывает: готовьте всех, ибо Судия предстоит. Много будет труб, но Судия сойдет при звуке последней. Как у Отца на Синайской горе были и трубы, и ангелы, служившие Ему, так и Сын будет иметь это, как Царь. Или: повеление Божие сделает то, что земля возвратит тела, изменившиеся в нетление; а глас архангела, в сослужении ангелов, совершит то, что повсюду рассеянные соберутся в одно.

И мертвые во Христе воскреснут прежде.

Мертвые во Христе, то есть верные. Так как они должны быть восхищены на облаках, то и воскреснут первыми. Остальные - последними, так как они не имеют ни быть восхищенными, ни встречать.

Потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем.

Хотя мертвые восстанут первыми, однако и мы, живущие, конечно, достойные, подобно им, будем восхищены на облаках, как и Господа подъяло облако. Если Господь имеет сойти, то для чего будут восхищены верующие? Чести ради. Ибо, как когда царь въезжает в город, почетные граждане выходят к нему навстречу, а преступники внутри ожидают судию, так и тогда будет. Грешники, хотя бы они были и христиане, ожидают внизу, а праведники восхищаются, и таким образом получают блага во всем обилии, всегда пребывая со Христом.

Итак утешайте друг друга сими словами.

Чтобы не скорбеть подобно прочим, не имеющим надежды на воскресение.

Глава пятая

О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братия.

Излишне и бесполезно знать времена и сроки конца (Деян.1:7). Даже и апостолам Господь не открыл этого, когда они, подойдя, спрашивали Его. Но Павел из неизреченных слов (2Кор.12:4), может быть, мог знать и об этом.

Ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью.

Под днем Господним нужно разуметь как общую кончину, так и частную кончину каждого, ибо и эта последняя неизвестно когда наступит для каждого. И это полезно для нас по многим причинам. Во-первых, потому, что если бы человек знал свой последний час, то Он стал бы беспрерывно совершать всякий грех, а потом, к концу жизни, приступил бы к купели. Во-вторых, потому, что многие, если бы узнали, что завтра умрут, причинили бы своим врагам бесчисленные бедствия, или просто с отчаяния, или из желания насытиться кровью врагов своих, - чего теперь не бывает, благодаря тому. что их удерживает страх смерти и любовь к жизни. Кроме того, люди, привязанные к жизни, могли бы умереть от печали, если бы узнали роковой час своей смерти. Наконец, и праведники, подвергаясь опасностям, не заслуживали бы такой награды; потому что казалось бы, что так как они знают, что умрут не теперь, а после стольких-то лет, то поэтому и не щадят себя. Ныне же, когда неизвестно, перенесут ли они опасности, а тем не менее они не щадят себя, - добродетель их несомненна. Подобно как и три отрока еврейских потому больше заслуживают удивления, что они, не зная точно, спасутся ли от огня, все-таки не поклонились идолу (Дан.3:24). Итак, кончина наша, как тать ночью. Вы знаете об этом, фессалоникийцы, из того, что сказал Господь; не знаете, в который час Господь ваш приидет (Мф.24:42). [8]

Ибо, когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут.

Так как оскорбляющие фессалоникийцев проводили жизнь в удовольствиях, то апостол утешает теперь верующих, говоря: не думайте, что они избегнут наказания. Придет и им погибель, неожиданная погибель тяжелая и заключающая в себе много горестей, подобно мукам рождающей женщины. Но если придет Илия и антихрист, почему же Павел говорит теперь, что погибель застанет их внезапно? Потому, что антихрист и Илия - знамение общей кончины; пришествие же Христова еще нет; оно будет внезапно и неизвестно когда. Обрати внимание на сравнение с муками рождения. Ибо и там женщина знает, что она родит; но когда именно,- этого еще не знает. Оттого многие женщины, ничего не предвидя, рождали и чрез семь месяцев, и в дорогах. И как они, играя и смеясь, внезапно подвергаются невыразимым мукам, так и души тех, которые ныне проводят жизнь в забавах, с наступлением того дня, никак не избегнут мучения.

Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать.

То есть вы не ведете темной и нечистой жизни. Итак, что же? Ужели кончина не настанет для них неожиданно, хотя бы они и не были нечисты? Настанет неожиданно, но не принесет им никакой скорби. Ибо и вор не может сделать никакого вреда бодрствующим и имеющим свет, хотя бы и успел войти к ним, - напротив, находящихся во тьме и спящих он обирает совершенно и уходит.

Ибо все вы - сыны света и сыны дня.

Как сынами геенны называются делающие достойное геенны и сынами противления - непослушные, так сынами света и дня называются те, которые делают дела света.

Мы - не сыны ночи, ни тьмы.

То есть греха.

Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться.

То есть не будем нерадеть о добрых делах. Усиление бодрствования есть трезвенность. Ибо можно бодрствовать, но не быть трезвенным; поэтому апостол как бы говорит: будем делать добрые дела трезвенно и внимательно.

Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся.

Спящими называет здесь апостол во зле пребывающих, как неподвижных на добродетель и погруженных в мечтательные прелести. Таковы, действительно, дела настоящей жизни, нисколько не отличающиеся от сонных мечтаний. Далее, опьянением называет не одно опьянение от вина, но и от всяких страстей, как выводящее человека из обыкновенного состояния и омрачающее владычественное души, то есть ум. Итак, вам не следует быть таковыми, ибо вы не сыны ночи и тьмы, а сыны дня чрез крещение и восприятие ига заповедей Божиих.

Облекшись в броню веры и любви.

Не достаточно бодрствовать и трезвиться, следует и быть вооруженным. Ибо кто бодр и трезв, но не имеет оружия, того тотчас могут одолеть разбойники. Сказав: в броню веры и любви, апостол указал этим на догматы и праведную жизнь, что, собственно, и значит трезвиться. И следует не просто иметь это, но как броню. Ибо броню ничто не может скоро рассечь, напротив, она составляет нечто в роде оплота для груди, и ни одна из раскаленных стрел диавола не коснется нас.

И в шлем надежды спасения.

Как шлем, закрывая самую важнейшую у нас часть - голову, спасает и сохраняет ее, так и упование оберегает ум и спасает его, не попуская ничему извне упасть в него. Обрати внимание на указанные им в другом месте (1Кор.13:13) веру, надежду и любовь, сии три, которые он и теперь заповедует приобретать.

Потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним.

Потому, говорит, должно приобретать это оружие, что не положил нас Бог в гнев, то есть не на то определил, чтобы мы гнев Его несли, но чтобы приобрести нас Себе и спасти, дав за нас Сына Своего на смерть. Итак, мы должны ожидать в опасностях всего полезного и великого. Ибо если мы веруем, что Он не пощадил за нас Своего Сына, то будем надеяться, что Он и тем скорее избавит нас от этих опасностей. Будем же иметь пред собой этот пример и возлюбим как Его, так и ближних. Для того, говорит, умер Христос, чтобы бодрствуем ли мы, то есть живем, или спим, то есть умираем, жили вместе с Ним. Иной сон апостол разумел выше и иной разумеет здесь. То, что здесь он говорит, имеет такой смысл: не бойтесь телесных опасностей, не бойтесь и смерти, если мы и умрем, то будем живы, ибо жив Тот, Кто так возлюбил нас, что умер за нас.

Посему увещавайте друг друга и назидайте один другого, как вы и делаете.

Видишь? Так что же отговариваешься: "я не учитель"? Увещавайте, говорит, друг друга, так как учители не имеют возможности научить всех.

Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас.

Так как сказал: увещавайте друг друга, то, чтобы они не заключили, что их самих возводит он в достоинство учителей, и чтобы не восстали против учителей, говорит: если я вам и поручил назидание друг друга, все-таки убеждаю, чтобы вы относились к ним с честью. Ибо учители принуждены переносить много трудностей, которые честь для них, конечно, несколько облегчит.

И предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас.

Если ты почитаешь тех, кто предстательствует за тебя пред человеком, то во сколько раз больше ты должен изъявлять полную признательность предстательствующим за тебя пред Богом? В Господе, то есть не в мирских вещах предстательствует он, а в духовных, которые в Господе, - молит за тебя, возрождает тебя чрез крещение, наблюдает за тобой, вразумляет и врачует тебя, - в полночь, если позовешь, идет. Видишь, как он предстательствует о тебе.

И почитать их преимущественно с любовью за дело их.

Не просто, сказал, любите, но: преимущественно, как дети родителей. Ибо, кто любит Христа, тот будет любить и служителя Его, каков бы он ни был, потому что чрез него он сподобился страшных Тайн. Если ты взял честную жену, то не уважаешь ли ты и не любишь ли того, кто доставил тебе ее? Ты получил Царство Небесное, и гнушаешься того, кто доставил его. Внимай Павлу: за дело их, говорит он, любите их.

Будьте в мире между собою.

Пишет еще: "с ними", то есть с учителями. Ибо он знал возможность зарождения неудовольствий против них. Так как они обличают и удерживают их от дурного, то и бывают ненавидимы. Поэтому должно быть в мире с ними, и притом не по внешнему виду, но в себе самих.

Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных.

Здесь апостол обращается к учителям. Не со строгостью, говорит, или с надменностью делайте выговоры, но с кротостью вразумляйте. Ибо, придя в отчаяние, человек становится более дерзким, когда делают ему строгий выговор. Бесчинные же те, которые поступают против того, что определено Богом. Бог каждому определил свой чин; преступающий его есть бесчинник. Пьяница, ругатель, корыстолюбец и все согрешающие живут бесчинно.

Утешайте малодушных.

Малодушен тот, кто не переносит искушения. Он именно и есть посеянный на камне (Мф.13:5). Таким образом, и он нуждается в поддержке.

Поддерживайте слабых.

То есть поддерживайте слабых в вере, как и в другом месте говорит: немощного в вере принимайте (Рим.14:1).

Будьте долготерпеливы ко всем.

И к бесчинным, и малодушным, и слабым. Ибо это самое приличное средство для учителя, могущее обратить всех, даже самых грубых.

Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло.

Если не должно воздавать злом за зло, то тем более - злом за добро, или начинать делать зло и вредить тому, кто ничем не повредил.

Но всегда ищите добра и друг другу и всем.

Недостаточно того, чтобы не платить злом за зло; нужно, говорит, отплатить за себя добром, тому, кто причинил зло. Этому именно учит апостол, когда говорит: ищите добра. То есть усиленно старайтесь делать добро, как по отношению друг к другу, то есть к верным, так и по отношению ко всем, то есть и к неверным.

Всегда радуйтесь.

Хотя бы вы впали в искушение. Смотри: после того, как он сказал, что не должно воздавать злом за зло, дальше он повелевает радоваться. Если человек воспитан так, что никому не мстит за себя, напротив, даже благодетельствует человеку, причинившему печаль, то откуда же может проникнуть в него жало скорби?

Непрестанно молитесь, за все благодарите.

Апостол показал путь к постоянной радости, к непрестанной молитве и благодарению. Ибо, кто привык обращаться к Богу и благодарит Его за все, что послужило на пользу,- очевидно, тот будет иметь постоянную радость.

Ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе.

Как же будешь всегда благодарить? Если сознаешь, что в том воля Божия, чтобы всегда тебе быть благодарным к Нему, как всегдашнему благодетелю во Христе Иисусе, то есть чрез содействие Господа Иисуса. Ибо и Он Сам содействует нам в том, чтобы быть благодарными: Он научил нас делать то, чему мы научились из Евангелия.

Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте.

Так как нынешняя жизнь есть ночь, то Бог дал нам ясный светильник, - Духа Святого. Но этот светильник одни сделали более ярким, как все святые; а другие погасили, как пять дев, которые оставили его без елея, как коринфский блудник, который влил в него нечистоту. Посему сказал: Духа не угашайте, то есть дара. Запирайте двери, то есть чувства, чтобы не вошел дух лукавства, и не погас бы светильник. Не приносите земных забот, и светильник останется неугасимым. Или и так можно понимать: были у них пророки Божии и лжепророки. Так как неизвестно было, что истинный Пророк, то они отвращались от всех. Поэтому апостол и говорит им: Духа, то есть дара в истинных пророках, не угашайте отвращением, как от лжепророков, и не презирайте пророчеств от Святого Духа.

Все испытывайте [9], хорошего держитесь.

Итак, что же? неужели нам принимать и лжепророков? Нет, говорит. Но все испытывайте, то есть и ложное, и истинное с испытанием разбирайте, и потом пророчества, оказавшиеся добрыми, принимайте, то есть почитайте их за истинные и имейте во внимании.

Удерживайтесь от всякого рода зла.

Не только от того или другого, но просто от всякого, и от ложного пророка, и от греха.

Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте.

К наставлению апостол присоединяет и молитву, чтобы с обеих сторон они имели безопасность. Что значит: во всей полноте? То есть телом и душой, как это видно дальше.

И ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа.

Дух, то есть дар Святого Духа, который мы получили чрез крещение. Если мы сохраним светильник Его ярким и неугасимым, то мы войдем в чертог Жениха; и душа, и тело тогда будут непорочны, если дух в нас будет сиять. Григорий Нисский говорит: так как человек состоит из всякого вида душ - души физической, чувственной и разумной, то апостол словом дух обозначил разумную часть; душа - чувственную, тело - физическую жизнь в нас. Итак, он молится о том, чтобы все они и во всем сохранились непорочными, во всем благоугодными Богу.

Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие.

Посмотри, какое смирение! После того, как он произнес за них молитву, говорит: не подумайте, что вы будете спасены по моим молитвам, но по благости призвавшего вас Бога. Ибо если Он призвал ко спасению, а Он верен, то есть истинен, то непременно сделает по воле Своей и спасет.

Братия! молитесь о нас.

Обрати внимание на смирение: и Павел просил их молитв.

Приветствуйте всех братьев лобзанием святым.

Так как он, будучи в отсутствии, не мог приветствовать их лобзанием собственных уст, то желает приветствовать чрез других, как и мы говорим: поцелуй за меня такого-то. А так как бывает и лукавое целование, как целование Иуды, то он говорит: лобзанием святым.

Заклинаю вас Господом прочитать сие послание всем святым братиям.

Не столько ради наставления, сколько ради того, чтобы побеседовать с ними чрез послание: доказательство горячей любви. Заклинает же для того, чтобы если не уважают его, то по крайней мере ради клятвы исполнили бы то, что было им заповедано. Так страшны были для древних христиан заклинания! Но, увы, не таковы они ныне, не таковы они для нас.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами: Аминь.

Все блага, говорит. Он даровал нам. Итак, постарайтесь привлечь себе обильнейшую благодать, живя достойно того, что уже даровано вам. Сия же благодать да хранит и нас от всякого пути неправого; да живем во славу Отца и Сына и Святого Духа. Ему подобает всякая слава во веки. Аминь.

Примечания
1. Migne, в подстрочном примечании, дает предпочтение другому чтению этого места по кодексу S. Marci Veneti. Вместо άπαιτοΰντες там стоит άδικοΰντες, то есть не обижая никого требованием денег. Первое чтение он находит несогласным ни со смыслом, ни с грамматическими правилами.
2. Блж. Феофилакт читает: "и собственных пророков" - και τους Ιδίους προφ"τας.
3. Слова аминь у блж. Феофилакта недостает.
4. Блж. феофилакт читает: от Господа нашего Иисуса Христа.
5. В тексте блж. феофилакта читается не просто "от блуда", но от "всякого блуда".
6. Блж. феофилакт читает: εχομεν вместо έχετε.
7. Блж. Феофилакт читает: παρ'γγειλα вместо: παρηγγείλαμεν.
8. Блж. Феофилакт читает не знаете, в который час тать (κλέπτης) приидет.
9. В греч. тексте блж. Феофилакта πάντα δε δοκιμάζετε вместо δοκιμάζοντες.

Блаженного Феофилакта Болгарского Толкования на Деяния и Соборные Послания Святых Апостолов. -М, 2000. [OCR 23.05.2002]
 


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение