страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Феофилакт, блж.
Толкование на послание к Титу Святого Апостола Павла

Главы: I II III

Предисловие

Из спутников Павла Тит был опытнейший муж; именно поэтому он был рукоположен Павлом во епископы острова Крита, и ему было поручено рукоположение и суд над многими епископами. Ему, как совершенно опытному, и недоконченное исправить поручается этим посланием, которое Павел пишет ему до заключения своего в узы, когда он был еще на свободе. Ибо нигде он здесь не упоминает об испытаниях. Поэтому мне кажется, что это послание предшествует второму посланию к Тимофею, ибо то писал он при конце жизни. Он постоянно упоминает здесь о благодати, которой мы спасены, зная, что она служит великим утешением. Кто вспомнит, кем он был прежде и каких после того удостоился даров и благодати, тот приложит все старание, чтобы не прогневать своего Благодетеля. Нападает также и на иудеев, но не удивляйся, если он порицает весь народ. Он делает это не для оскорбления, а из любви к Богу и по пламенной ревности, подобно как и Христос многократно обличал книжников, но не за Себя, а за то, что они других вовлекали в погибель. Апостол пишет краткое послание, чтобы даже и этим научить нас добродетели Тита. Ибо он не нуждался в длинных речах, а только в некотором напоминании.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Павел, раб Божий, Апостол же Иисуса Христа.

Безразлично употребляет эти выражения, иногда называет себя рабом Христовым, апостолом Божиим, а теперь наоборот. Так он не полагал никакого различия между Отцом и Сыном.

По вере избранных Божиих и познанию истины, относящейся к благочестию.

Понимать это можно по-разному: или - что я стал апостолом, чтобы избранные уверовали чрез меня, или - что я избран апостолом не за мои совершенства, но потому, что Бог благоволил вверить мне избранных Его. Поэтому все есть дело благодати, а не потому, чтобы я был достоин, но ради избранных. Потом, чтобы показать, что и мы должны привнести что-нибудь, он прибавил: и познанию истины, то есть, так как я познал истину учения сего, поэтому и вверено мне. А лучше: даже и познание не наше, но Он источник и этого. Ибо прежде мы были познаны, а потом познали. Или, что я уверовал, подобно; прочим избранным, и познал истину. Даже для противопоставления иудейским обрядам он сказал: истины. Ибо они - не истина, хотя и не ложь, а образ и тень; и, называя нас избранными, он осуждает иудеев. Ибо, если и они были некогда избранными, но не теперь. Смотри: прежде вера, а потом от нее познание, но не от рассудочных изысканий. Сказав: истины, прибавил: относящейся к благочестию, потому что и в житейских делах есть познание истины. Например, кто-нибудь истинно знает земледельческое дело, или строительное дело. Итак, не об этой истине речь, а об истине по благочестию.

В надежде вечной жизни.

Сказав, насколько облагодетельствовал нас Бог для настоящей жизни, говорит и о том, что Он даст в будущем. Уже и самое познание истины - величайшее благодеяние для нас, освобожденных от заблуждений. Но в награду за это Он даст нам еще и жизнь вечную. Так как мы познали Его, то мы и надеемся, говорит, на вечную жизнь. Видишь ли, как он тотчас же, с самого начала, указывает на благодеяния Божии, чтобы как самого епископа, так и тем более его учеников сделать более готовыми к тому, чтобы угодить Благодетелю? Словами в надежде вечной жизни он ниспровергает иудейские обряды, ибо они имели наградой настоящую жизнь.

Которую обещал неизменный в слове Бог прежде вековых времен.

Если Он неизменен, то, несомненно, даст и после смерти то, что обещал. Издревле еще, говорит. Он предопределил это, а не вследствие раскаяния. Не потому, что иудеи не обратились к Нему, Он даст это нам, а потому, что издревле так было предопределено, - и Он возлюбил нас от века. Что Он возлюбил нас от начала, - это указывает на наше благородство.

А в свое время явил Свое слово в проповеди.

Чтобы кто-нибудь не сказал: почему Он медлил дать то, что определено от вечности? говорит, что из попечения о нас и для того, чтобы сделать это благовременно. Временем Писание называет удобное время, как например: время Господу действовать (Пс.118:126). Итак, в свое, говорит, время, то есть сообразное, надлежащее время. Что же Он явил? Слово, говорит, Свое, то есть Евангелие. Каким образом? В проповеди, то есть явно, с дерзновением. Проповедующий не прибавляет, не убавляет. Так и мы проповедуем то, что нам поведено конечно, только в слух всех, как и Христос сказал: "проповедуйте на кровлях" (Мф.10:27), означая способом и местом прямоту, беспристрастность, свободу. Заметь: последовательность требовала сказать так: явил в свое время, то есть вечную жизнь, но он привел не так, а - явил Свое слово. Справедливо. Ибо Евангелие все объемлет; как то, что в настоящее время нам дано, как то: благочестие, веру, истину, так и то, что обещается в будущем веке, то есть жизнь вечную. Некоторые, впрочем, под Словом Его разумели Сына.

Вверенной мне по повелению Спасителя нашего, Бога.

Эта проповедь, говорит, поручена мне. Итак, если поручено, то я не должен мыслить того, что недостойно Поручившего мне, не должен притворяться, или выражать неудовольствие на то, что мне поручено. К тому же это поручено мне по повелению, иначе сказать: я невольно вынуждаюсь делать это. Из того, что должно делать, одно делается по повелению, другое - по увещанию. Например: примирись с братом твоим (Мф.5:24), - это повеление, и кто не исполнит его, наказывается; но: продай имение твое (Мф.19:21), если желаешь, и еще: кто может вместить, да вместит - это увещания, и не исполняющий их не наказывается. Итак, говорит, мне поручена проповедь по повелению, так что мне необходимо исполнить его. Горе мне, говорит, если не благовествую (1Кор.9:16), и это - не по властолюбию, а по нужде. Чье же повеление? Спасителя Бога. Поэтому, если повелел это Бог, желающий нашего спасения, то как я не покажу своего расположения спасительному делу?

Титу, истинному сыну.

Сын может быть и не истинный, как блудник христианин, или корыстолюбец: такой сын, хотя и возрожден чрез крещение, но не истинный, потому что недостоин отца.

По общей вере.

Назвав Тита сыном и усвоив себе звание отца, апостол снова уменьшает эту честь, говоря: по вере я не имеют ничего больше в сравнении с тобой, ибо она общая и ею возродились как я, так и ты. Почему же апостол называет его своим сыном? Или - чтобы показать свою любовь к нему, или - потому, что он сам крестил Тита. Так как у обоих одна и та же вера, они - братья друг другу. А так как Павел крестил Тита, он отец ему. Итак, выражение по общей вере означает братство.

По общей вере: благодать, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего.

И этим указывает на братство, когда говорит: от Бога Отца, он возбуждает Тита, чтобы тот помнил, чей он сын, именно - Божий. Смотри, как он чего желает простым людям, того же желает епископу и учителю. Ибо ему самому более других нужна благодатная Божия сила, как несущему претяжелые бремена, нужна милость, как такому, которому трудно избегать повинности пред Богом во многом, нужен мир, как поставленному в необходимость быть в столкновениях и вести непрерывную борьбу. Ибо и одно исправное прохождение епископства возводит на небо, и одна неисправность низводит в ад.

Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное.

Подобно тому, как в домашнем быту из приставленных на служение один делает одно, другой- другое, точно так и они разделили между собой вселенную по частям, и все трудились. На это именно и указывается здесь словами оставил тебя в Крите, потому что сам он, очевидно, отправился в другое место, чтобы трудиться там. Смотри, как он не стесняется писать ученику, чтобы тот довершил недоконченное им. Он заботился об общей пользе, а не о своей собственной чести. Обрати внимание также и на то, что все это он исправлял сам; что же вело к чести, или похвале, это он поручает ученику, - разумею рукоположение епископов и все прочее, что имело нужду в большем устройстве.

И поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал.

Так он называет здесь епископов, и в Послании к Тимофею. По всем городам, говорит. Он не желал, чтобы весь остров поручен был одному лицу, но чтобы каждый город имел своего пастыря. Таким образом и труд будет легче, и наблюдение тщательнее.

Если кто непорочен.

Если ведет жизнь, свободную от нарекания, если никто не укоряет его за образ жизни. Ибо если свет, говорит, тьма, то тьма во сколько более?

Муж одной жены.

Чтобы заградить уста еретикам, осуждавшим брак, он принимает в епископы женатого человека. Ибо брак настолько честен, что при нем можно восходить даже на священный престол. Но чтобы обуздать невоздержных, он говорит: муж одной жены. Ибо кто не сохранил никакого расположения к умершей, как он будет хорошим предстоятелем в Церкви? Епископ должен быть непорочен. Двоеженец же - не беспорочен, хотя это и допускается гражданскими законами.

Детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности.

Кто не воспитал собственных детей, как будет управлять другими? Ясно, что если бы он сначала хорошо и заботливо воспитывал своих детей, то они не вышли бы непокорными. Ибо грехи не таковы по своей природе, чтобы они могли быть сильнее такого попечения. Апостол не сказал просто: не распутных детей, но даже совсем свободных от укоризны в распутстве и свободных от дурного подозрения.

Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель.

Как он может быть беспорочен, если у него неверующие и невоспитанные дети? Бог поставил его над домом Своим, Божие занимает он место; поэтому во всех отношениях должен быть точным исполнителем воли Его.

Не дерзок (μη αυθάδη).

Гражданские начальники властвуют над подчиненными силой закона, посему могут проявлять дерзость и самолюбие. Епископ же управляет добровольно подчиненными ему, и он не должен доходить до такой дерзости, чтобы поступать самовластно, самовольно и не спрашивая мнения своих подчиненных; ибо это будет насильственно.

Не гневлив.

За самолюбием необходимо следует гневливость, от которой также, само собой, следовательно, епископ должен воздерживаться. Ибо как он научит других обуздывать эту страсть, если не научил этому самого себя?

Не пьяница.

То есть оскорбитель. Какая необходимость оскорблять? Непокорных следует приводить в страх геенной, а не оскорблять.

Не бийца.

Ни руками не наносящим побоев, ни словами горькими и ожесточительными. Ибо он врач. А врач скорее врачует раны, но не наносит их сам.

Не корыстолюбец.

То есть показывающий великое презрение к богатству. В епископе всякая стяжательность, даже и праведная, срамна.

Но страннолюбив.

Не только не получать прибыль, но и все раздавать странникам.

Любящий добро.

Так называет апостол кроткого, умеренного и независтливого.

Целомудрен.

То есть чист.

Справедлив.

Нелицеприятен в отношении к людям.

Благочестив.

То есть благоговейный ко всему божественному, не опускающий ничего в отношении к Богу.

Воздержан.

Воздержанному не только в пище, но и на язык, руки и постыдные взоры; ибо в том и состоит истинное воздержание.

Держащийся истинного слова, согласного с учением.

Вместо: заботящийся, пекущийся об этом деле. Истинного, или преподанного посредством веры, а не посредством умствования. Поэтому и сказал: согласно с учением, показывая, что он мог учить и без внешней мудрости. Не торжественность выражений нужна, а опытность в Писаниях и сила в мыслях. Ибо такое только учение будет иметь успех, как и учение самого Павла.

Чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать.

То есть чтобы как своих охранял и укреплял, так и врагов отражал. Ибо кто не силен ни с врагами бороться и пленять всякий разум в послушание Христу, ни своих утешать, вразумлять и утверждать, тот лжеепископ. Другие добродетели можно находить и в подчиненных, как то: страннолюбие, здравомыслие и прочее; но что более всего характеризует епископа, - это учительство.

Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков.

Он указал на корень всех зол - непокорность. Так как непокорный не хочет состоять под начальством, а наскакивает, чтобы начальствовать над другими, - очевидно ничему здравому и правому не научился, потому что не хотел снести, чтобы его учили. Прельщающий себя и других есть суеслов и умопрельщенный.

Особенно из обрезанных.

Их и Господь укорял в любоначалии, потому что они не оставили этого недуга и после того, как уверовали.

Каковым должно заграждать уста.

То есть сильно, обличать, чтобы замыкались у них уста. А что пользы, когда они из не покоряющихся истине? Для них - никакой, но полезно это для тех, которых они могут развратить, если епископ будет молчать; за развращение их сам епископ даст ответ. Посему таким нужно заграждать уста: если не можешь, не будь епископом.

Они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти.

Видишь, что значит непокорность в связи с сребролюбием и постыдной корыстью, как они развращают домы! Они - рычаги в руках диавола, посредством которых он разрушает домы Божии.

На них же самих один стихотворец сказал: "Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивые". Свидетельство это справедливо.

Спрашивается, почему он привел свидетельство из греческих писателей и одобрил его, хотя оно несправедливо? Да и кто это сказал? Правда, сказал Эпименид, более всех греческих мудрецов занимавшийся предсказаниями и умилостивлением богов и славившийся благодетельным даром прорицания. Он, действительно, когда увидел, что критяне воздвигли гробницу Зевсу и стали почитать его как какого-нибудь человека, как бы ревнуя о славе отечественного бога, составил следующее обращение к Зевсу: будучи таким-то и таким-то, критяне воздвигли тебе гробницу; между тем ты не умер, ты всегда живешь. Этому изречению Павел дает теперь свидетельство истины. Как же он делает это? Ведь если сказано истинно, - значит, Зевс бессмертен. Нет, не на это апостол обратил внимание, говоря, что свидетельство истинно, но на то, что Эпименид назвал критян лжецами и прочее. А какая польза в языческом свидетельстве? Чрез это он лучше всего подействовал на них, представляя им в доказательство их надменности их собственных писателей. Павел обычно делает так; подобным образом он рассуждал и с афинянами на основании Арата: что тот приписывает лжеименному богу Зевсу, то он относит к истинному Богу, так как на основании их собственных свидетельств они лучше могут убедиться. Подобным образом и с иудеями он говорит на основании пророков, а не на основании Евангелий. Так поступает и Бог, привлекая к Себе каждого привычным и верным для него путем. Так, волхвов - посредством звезды (Мф.гл.2), Саула чрез волшебницу (1Цар.гл.18), так как тот верил ей, а гадателей - чрез животных (коров), везших кивот; и это не значит, что языческие гадатели говорят правду, - напротив, он обличает их их же устами. И Валааму Бог дозволяет благословлять и пророчествовать (Числ.гл.23 и 24). Ибо обычно всегда оказывает снисхождение для нашей пользы. Почему же Христос и Павел запрещали демонам говорить и свидетельствовать? Потому, что достаточно было знамений, чтобы верить; и Христос Сам проповедовал о Себе, и этого было достаточно. Притом, демонам не воздавалось поклонения, а идол не сам вещал. Поэтому бесам и запрещалось говорить.

По сей причине обличай их строго.

Так как они, говорит, лжецы, что объясняется их коварством, и чревоугодливы, то для них нужно сильное и обличительное слово, ибо кротость для них бесполезна. Как тот, кто укоряет кроткого человека, губит его, так и тот, кто льстит бесстыдному человеку, портит его, не давая ему узнать себя самого. Здесь, говорит апостол, не чужих должно обличать, а своих.

Дабы они были здравы в вере, не внимая Иудейским басням.

Итак, здравие состоит в том, чтобы не вводить ничего ложного, ничего чуждого вере; подобно как подчинить себя закону не значит смело уповать на веру, что ее достаточно, чтобы спастись. Это немаловажная ошибка. Иудейские обычаи - вдвойне басни: и потому, что они несвоевременны и совершенно бесполезны, и потому, что внимать им вредно. Итак, как басням не должно верить, так и им. Конечно, святые книги Ветхого Завета, правильно понимаемые, не суть басни. Да и как это может быть, когда из них мы научаемся евангельской истине? Но неправые толкования и прибавления - вот что басни. Слушай, что следует дальше.

И постановлениям людей, отвращающихся от истины.

Видишь, что он называет баснями? Заповеди человеческие, как написано у Исаии (Ис.гл.29) и в Евангелии (Мф.гл.15), и прочее, очевидно, также и наблюдения относительно яств, как видно из последующего.

Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть.

Итак, не по природе своей чисты или нечисты яства, но по произволению вкушающих. Последние, будучи чисты и благочестивы, знают, что все чисто, как творение Божие, что один только грех нечист. Ибо, если и закон считал нечто нечистым, так это было не бесцельно, но для обуздания невоздержанности, зная, что евреи без принуждения не повиновались бы ему, как чревоугодники. Конечно, если вкушающие будут чисты и благочестивы, то для таковых все будет чисто. Каким образом? Ибо, если так рассуждать, то рыбы, пожирающие людей, и птицы, считающиеся чистыми, но питающиеся червями, должны бы казаться нечистыми. Поэтому нечистая мысль, направленная в дурную сторону, сама собой грязнит то, что по природе не таково. Подобным образом страдающий желудком думает, что яства неприятны, хотя бы они были приятны; и страдающему головокружением твердо стоящая земля кажется движущейся. Такое подозрение зависит от его болезни. Это относится как к манихеям, так и к маркионитам и ко вновь народившимся от них еретикам, у большинства называемых галатами [1].

Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу.

Видишь ли, что делает их нечистыми и мерзкими? то, что дела дурны и нечисты. Ибо поистине вера без дел мертва (Иак.2:17). Мертвый же внушает омерзение и ни к чему не годен.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ты же говори то, что сообразно с здравым учением.

Хотя бы они были неверующими и бесчестными людьми, ты все же делай свое дело: не молчи, хотя бы они и не принимали учения.

Чтобы старцы были бдительны.

Так как недостаток старости - леность, медлительность и неудобоподвижность, поэтому говорит, чтобы были бдительны, то есть бодрствовали бы и были бы готовы на все должное.

Степенны, целомудренны.

Целомудренными называет здесь рассудительных, имеющих здравое состояние ума. Ибо и между старцами бывают люди неистовые, беснующиеся и безумные, - одни от вина, другие от малодушия.

Здравы в вере, в любви, в терпении.

Заповедь о терпении особенно прилична старцам, по причине их вспыльчивости и раздражительности.

Чтобы старицы также одевались прилично святым.

Говорит о старицах, которые и по внешнему виду, и по одежде должны казаться приличными. Некоторые, впрочем, думают, что здесь речь о диакониссах, от которых апостол требует, чтобы они и по самому одеянию казались благоприличными, то есть отвечающими их священному служению.

Не были клеветницы, не порабощались пьянству.

Так как к старости человек охлаждается, то является расположение к вину, а затем, не будучи в состоянии удерживаться, как слабый, побеждается не от умеренного, а от большого употребления вина, а отсюда является склонность к клеветам.

Учили добру.

Как же в другом месте говорит: а учить жене не позволяю (1Тим.2:12)? Там он говорит о публичном учении в церкви, которое женам не дозволяется, а здесь об учении домашнем, притом только жен младших. Что это говорит апостол, слушай далее.

Чтобы вразумляли молодых любить мужей.

Не своих только дочерей, а и вообще всех юных по возрасту. Каждая старшая пусть вразумляет младшую, и прежде всего важнейшему домашнему благу - любить мужа. Когда это налицо, и остальное последует, порядок в доме и изобилие в имуществе; когда же этого нет, то хотя бы и все было, все утечет.

Любить детей.

Кто любит корень, то есть отца, тем более полюбит и плоды, то есть детей.

Быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми [2].

Жена, любящая мужа, и целомудренна будет, и непорочна, то есть и телом и мыслью чиста и от смешения с сторонними, и от похотливого пожелания; а также будет хорошей правительницей дома, то есть хозяйкой. Любя мужа, она заботится и о доме, не будучи занята украшениями, ни роскошью, ни безвременными расходами. И кому еще другому будет нравиться, раз понравившаяся возлюбленному? Смотри, как Павел, отвлекавший прежде от житейских забот, теперь прилагает великое старание о делах домашних, потому что, когда в хорошем состоянии находятся эти, дела, хороши будут и духовные.

Да не порицается слово Божие.

Видишь ли, что он преимущественно заботится о проповеди, а не о мирских делах? Если верующая жена, живущая с неверующим мужем, не добродетельна, то хула переносится на веру.

Юношей также увещевай быть целомудренными.

Старших поставил учителями для младших, женщин для женщин; для юношей - самого Тита, мужа для мужей: везде соблюдает благоприличие. Чему же их наставлять и вразумлять? Быть целомудренными, ибо в молодом возрасте больше всего причиняет вред огонь постыдных удовольствий, который должно погашать и стараться быть целомудренным.

Во всем показывай в себе образец добрых дел.

Пусть старшие женщины поучают младших, а сам ты поучай юношей. Однако ж общим училищем и образцом добродетели пусть будет твоя светлая жизнь, как бы какое первоначальное изображение, поставленное на виду у всех, желающих научиться чему-нибудь доброму в ней.

В учительстве чистоту.

Это выражение зависит от общего: показывай. Чтобы то, чему ты учишь, не было, говорит, порочно и ложно, но здраво и имело правильный смысл.

Степенность [3].

Чтобы учение не имело ничего юношеского и смущающего неразумных, но чтобы все было благочестно и достойно Бога.

Слово, здравое, неукоризненное.

То есть православное, не содержащее ничего укоризненного.

Чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого.

Противным называет или диавола, или всякого, кто ему служит.

Рабов увещевай повиноваться своим господам, угождать им во всем.

Посему достоин осуждения тот, кто разлучает жен и мужей под предлогом воздержания, и кто отделяет слуг от господ под предлогом благочестия. Ибо дает много поводов к нареканию всем и открывает уста всех против веры.

Не прекословить, не красть, но оказывать всю добрую верность.

Видишь, что требует от рабов? То, что больше всего успокаивает господ, именно, чтобы не прекословили, не крали, но были верны. Для мирских людей это больше всего желательно.

Дабы они во всем были украшением учению Спасителя нашего, Бога.

Если рабы таковы, они служат во славу христианства. Ибо когда язычник увидит своего раба, так воспитанного христианством, разве он не будет удивляться учению, которое имело такую силу, что улучшило и такую душу? А насколько всегда дерзок и упрям этот рабский род, но оттого, что, пренебрегаемый господами, худо воспитывается и не руководствуется наставлениями и обращением с честными людьми. Посему Павел справедливо говорил в другом месте: служа как Господу, а не человекам (Еф.6:7). Хотя ты служишь своему господину, однако честь относится к Богу, потому что и расположение к господину имеет начало в том страхе.

Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков.

Так как апостол много великого потребовал от рабов, - разумею именно то, чтобы они украшали учение Господа своею добродетельной жизнью, - то теперь показывает, почему справедливо он требует от них таких высоких качеств. Ибо и для них также явилась благодать, хотя они рабы. Для всех, говорит, человеков. И им даровал Господь очищение многих грехов, и они должны жить прочее время во славу своего Благодетеля.

Научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти.

И здесь пристыжает их. Имея, говорит, учителем Бога, разве вы не должны жить достойно Его? Благодать эта, говорит, простирается не на отпущение только прежних грехов, но обеспечивает нас и на будущее время. Научает, чтобы мы жили прочее время целомудренно, так как прежде совершенно отказались от нечестия и мирских похотей. Выражением отвергнув он означает полное отвращение, проистекающее от настроения всей души. Нечестием называет идолопоклонство и извращенные догматы. Мирскими похотями - корыстолюбие, роскошь и прочие пороки, которые не приводят к небу, но полезны в этом мире и вместе с ним прекращаются. Посему Христос пришел для того, чтобы мы отказались от нечестивых учений и грешной жизни, с одинаковой силой возненавидев то и другое.

Целомудренно, праведно и благочестиво жили.

Целомудренно - означает не только воздержание от блуда, но и от прочих страстей. И если ты любостяжателен, то и не целомудрен, напротив, еще более невоздержан, поскольку страсть эта не природная. Вообще, побеждаемый всеми страстями - не целомудрен.

В нынешнем веке.

Этот век представляет борьбу, а будущий - воздаяние.

Ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Вот и награда, Второе Пришествие, поистине блаженное. Прекрасно сказал: славы. О двух явлениях он говорит. Первое, как и выше сказано, имело благодать и прощение, которое совершилось с милосердием и простотой. Второе - воздаяние, имеющее открыться со славой, как и в Евангелии говорится: когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей (Мф.25:31). Где те, которые унижают Сына и не хотят называть Его Богом? Пусть они выслушают, что Он - и Бог, и велик. Велик, сказано, как Бог, не по сравнению с другим чем-то малым, а безусловно, так как велик Сам по Себе, по природе. Если Он спас нас, когда мы были врагами, то чего Он не даст тогда, когда найдет нас благоугождающими Ему?

Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония.

И это знак Его могущества, что Он дал Себя: и не так, чтобы от одного беззакония избавить, а, от другого нет; но от всякого беззакония. Почтим же свое избавление.

И очистить Себе народ особенный.

Очистить купелью божественного крещения и исполнением Его божественных и очистительных заповедей. Особенный (περιούσιος), то есть Свой, - это выражение метафорически взято от слуг, вращающихся около имущества и достояния господина своего, подобно тому, как называют человека избранного, выделенного, не имеющего ничего общего с прочими людьми.

Ревностный к добрым делам.

То есть народ с жаром стремящийся к добродетели и показывающий ревность ко всем добрым делам и пламенное подражание. Избавление - дело Его одного, быть же ревнителем в делах - также и наше.

Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью.

Сперва говори и увещевай, то есть учи более кроткой речью; а потом обличай, и не просто, но со всякой властью, то есть настоятельно и властно. Так как они были грубы, то он предлагает против них строгость. Есть пороки, которые не нуждаются в строгости, а только в увещании и убеждении, как например, чтобы совершенно презирали деньги. Но есть и такие, которые нуждаются в строгости, как прелюбодеяние, воровство, хищничество, волшебство.

Чтобы никто не пренебрегал тебя.

То есть: пусть никто не презирает тебя, благовременно и строго обличающего; ибо кто строго обличает, но не своевременно, того более презирают.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело.

Везде апостол желает, чтобы верующие повиновались властям. И показывает, каким образом повиноваться, именно, если будут готовы ко всякому доброму делу. Отсюда ясно, что кто готов на зло, тот не повинуется властям. Или, пусть будут готовы, чтобы склоняться к доброму, а не к нечестью, или чему-нибудь другому, вредному для души.

Никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими.

Хотя и худо кто поступает, - не злословь, то есть не укоряй. Уста наши должны быть чисты от укоризны. Справедливо, или ложно, - не нам судить. Смотри на то, какая опасность может быть.

И оказывать всякую кротость ко всем человекам.

И к иудеям, и к эллинам и к причиняющим вред, и к несправедливым.

Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий.

В Послании к Коринфянам устрашает будущим, чтобы не осуждали, говоря: кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть (1Кор.10:12). Здесь же вразумляет прошедшим, говоря: не будем укорять других, так как и сами мы некогда более грешили. Что говорил разбойник другому разбойнику: и мы осуждены на то же (ср. Лк.32:40). Когда же мы были несмысленны? До Христа. Разве не бессмысленно было служить таким богам? А приносить людей в жертву - разве это не величайшее заблуждение? Но мы служили еще различным страстям и удовольствиям. Здесь разумел мужеложество, брак с матерью или сестрой и прочие бесстыдства; ибо различно забавляется нами диавол.

Жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга.

Жили в злобе и зависти, то есть всегда проводя время в злопамятстве и зависти и живя такой жизнью; поэтому мы и были достойны ненависти, так как ненавидели друг друга. Справедливо: от зависти происходит и ненависть.

Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога.

То есть когда воплотился Единородный и стал нам подобным.

Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости.

Он спас нас не по делам, которые мы сделали, иначе сказать: мы и дел, достойных оправдания, не сделали, и не спаслись ими, а все сделала благодать Его.

Банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего.

Увы, мы так были погружены во зле, что не могли уже очиститься, но имели нужду в возрождении. Ибо это означает возрождение и обновление, второе рождение и. новое образование. Как под совершенно ветхий дом мы не подставляем подпор, но, разрушив до основания, строим его вновь: так и Бог не поправил нас, а воссоздал сполна. Каким образом? Святым Духом. Чтобы ты не доискивался, каким это образом, он говорит: Дух все исправил. Откуда это видно? Которого излил, говорит, на нас обильно. Не только воссоздал чрез Него, но и щедро наградил Им, чтобы и это было видно чрез Него. И справедливо. После того, как очистил, Он обильно исполнил нас и Духом. Это и означает: излил. Ибо в нечистых не входит чистое. А это совершилось чрез Иисуса: Он посредник и податель всех благ.

Чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни.

Опять - благодатью, а не по заслугам. Это научает смиренномудрию. Ибо не сами мы совершили что-нибудь. И обнадеживает относительно будущего. Если совершенно потерянных Он спас благодатью, тем более даст будущее оправданным. Чтобы, говорит, мы были наследниками вечной; жизни, как на это и надеемся. Или: мы уже и наследники, поскольку живем надеждой.

Слово это верно.

Так как сказал о будущем, то присоединяет подтверждение своему слову. Ведь ясно из прошедшего: Кто даровал такие блага, дарует и эти.

И я желаю, чтобы ты подтверждал о сем, дабы уверовавшие в Бога старались быть прилежными к добрым делам.

Упомянув о неизреченной благости Божией, говорит: хочу, чтобы ты так учил об этом, чтобы верующие научились не только смиренномудрствовать и не обижать других, но и милость им всякую оказывать. Ибо кто памятует о милости Божией, какой сподобился, тот и сам будет милостив. Чтобы старались быть прилежными, говорит, то есть чтобы они всегдашним делом и постоянной заботой имели то, чтобы помогать обижаемым: о вдовах, сиротах, о всех нуждающихся промышлять. Ибо это значат слова: быть прилежными к добрым делам, - не ожидать, чтобы нуждающиеся к ним приходили, а самим о них попечение иметь.

Это хорошо и полезно человекам.

Забота и покровительство в добрых делах, или сами добрые дела.

Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе, удаляйся, ибо они бесполезны и суетны.

Говорит о глупых состязаниях, в которые вовлекают верующих иудеи. О родословиях, которые они составляют для себя, производя свои родословия от патриархов и гордясь ими. Удаляйся вместо: избегай. Ибо никак не должно, оставляя необходимые дела, тратить время на суесловие и бесплодные споры. Какая польза спорить там, где нет надежды, чтобы кто-либо пленен был во Христа. Но как же выше он заповедал заграждать уста противящимся? Когда они причиняют другим вред, тогда им должно заграждать уста. Ради же их пользы - совсем не берись говорить им: ничего не успеешь, потому что они неисправимы.

Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден.

Как же Павел в другом месте говорит: не даст ли им Бог покаяние (2Тим.2:25)? Там он говорил о людях, подающих надежду на исправление; а здесь говорит о неисправимом еретике, совершенно развращенном, который осужден сам собой, то есть безответен. Ибо он не может сказать: никто не вразумил меня, никто не научил. Итак, если после увещания он упорствует в одном и том же, он сам осудил себя.

Когда пришлю к тебе Артему или Тихика, поспеши придти ко мне в Никополь, ибо я положил там провести зиму.

Зачем апостол, поручив Титу такой большой остров, опять вызывает к себе, отвлекая от должности? Это для его же пользы, чтобы лучше наладить его на дело, обсудив, как исполнено им вверенное ему. Никополь - город во Фракии, расположенный на Истре.

Зину законника и Аполлоса позаботься отправить так, чтобы у них ни в чем не было недостатка.

Так называет человека опытного в законах иудейских: таков был Зина; и Аполлос был красноречив и силен в Писаниях. Им еще не были вверены Церкви, чтобы ни в чем у них не было недостатка, то есть: позаботься, чтобы они в изобилии имели все необходимое, именно - пропитание и одежду.

Пусть и наши учатся упражняться в добрых делах, в удовлетворении необходимым нуждам, дабы не были бесплодны.

Как бы так говорит: мне можно было бы и иначе сделать не нуждающимися упомянутых, но я не желаю, - для того, чтобы наши, то есть те, которые около тебя, научились бы из того, что ты снабдишь их необходимым на дорогу, упражняться в добрых делах, то есть заботиться о нуждающихся - и в деньгах, и в словах, и во всем другом, не для того, чтобы нуждающиеся получили такую пользу от того, но чтобы сами они пользовались плодами своего человеколюбия по отношению к ближним. Ведь и Господь, напитавший пять тысяч, конечно, мог всегда питать и Себя, и учеников, однако Он пожелал получать пропитание от женщин, чтобы они получили пользу. Так и по отношению к нам, не столько бедным приносится польза от нашего подаяния, сколько нам от них. Бедные - для нас источник прощения грехов и дерзновения пред Богом.

Приветствуют тебя все находящиеся со мною. Приветствуй любящих нас в вере.

Или: любящих его верно и нелицемерно, или: любящих его верных, то есть христиан.

Благодать со всеми вами. Аминь.

Молитвенно благожелательствует, да сохранится в них дар Божий, или человеколюбие всегда пребудет с ними, сохраняя их благодатью. Или: да пребудет всегда благодать с ними, более всего нуждающимся· в ней, ограждая и души их и тела во Святом Духе. Ему слава во веки. Аминь.

Примечания
1. По другому чтению называются гаватами.
2. Следующие слова: покорными своим мужьям в тексте блж. Феофилакта опущены.
3. Следующее слово - неповрежденностъ - опущено у блж. Феофилакта.

Блаженного Феофилакта Болгарского Толкования на Деяния и Соборные Послания Святых Апостолов. -М, 2000. [OCR 12.09.2002]
 


Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение