страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Святой Мефодий Патарский
Пир десяти дев или о девстве
Речь VIII. Фекла

Содержание
Введение.
Речь I. Маркелла
Речь II. Феофила
Речь III. Фалия
Речь IV. Феопатра
Речь V. Фаллуса
Речь VI. Агафа
Речь VII. Прокилла
Речь VIII. Фекла
Речь IX. Тисиана
Речь X. Домнина
Речь XI. Арета

Глава I. Производство снова παρθενία (девство) в смысле почти обожествления. Добродетель (αρετή) почему так называется?

Итак начнем речь прежде всего с самого названия, почему этот высший и блаженный образ жизни назван девством; затем, каков он, и какую имеет силу, и наконец - какие приносит плоды. Ибо почти все едва ли знают о нем, хотя он превосходнее множества других свойств добродетели, какими мы стараемся очищать и украшать душу. Девство (παρθενία) чрез перемену одной буквы получает название почти обожествления (παρθεια), так как оно одно уподобляет Богу владеющего им и посвященного в его нетленные тайны, выше чего невозможно найти другого блага, столь чуждого (мирской) радости и печали, которым оживляясь крылья души поистине возрастают и делаются легкими, привыкая ежедневно возлетать выше человеческих забот. - Если наша жизнь, как говорят мудрецы, есть публичное состязание, а мы выходим как бы на театре представлять драму истины, т.е. правду, между тем как против нас действуют и строят козни диавол и демоны, то нам необходимо устремлять взор горе и возлетая возвышаться и избегать очарований обольстительного голоса их и действий, прикрытых извне видом целомудрия, избегать более, нежели гомеровских Сирен. Между тем многие, увлекаясь обманчивыми удовольствиями, теряют крылья и тяготятся вести нашу жизнь, вследствие ослабления и недеятельности у них тех сил, которыми укрепляются в существе своем крылья целомудрия, поднимающие вверх то, что клонится вниз к телесному растлению. Поэтому и ты, Арета [29], получила такое имя, как всегда шествующая с чистейшими мыслями, или потому, что ты сама по себе αιρέτη (избранная) [30], или потому, что других поднимаешь (αιρειν) [31] и возносишь на небо; будь же ты мне руководительницею в речи, которую говорить ты сама приказала.

Глава II. Высокий образ мыслей и твердость святых дев. Вступление дев в блаженные обители прежде других.

Те, которые потеряли крылья и предались удовольствиям, не отстают от здешних скорбей и забот, пока они, подчинившись страстной похоти невоздержания, не будут отвергнуты и удалены от области истины, как предавшиеся вместо стыдливого и целомудренного деторождения диким удовольствиям любви. Напротив те, которые обладают хорошими крыльями и легко поднимались из сей жизни в места вышемирные и видели издали то, чего никто из людей не видал, т.е. самые луга нетления, в изобилии произрастающие цветы несравненной красоты, постоянно стремятся к ним, воспоминая тамошние зрелища, и поэтому считают маловажными здешние воображаемые блага: богатство, славу, знаменитость рода, замужество, и ничего такого не считают важным. Но хотя бы кому-нибудь из них предстояло отдать тело свое зверям, или огню на истязание, они с готовностью и без уныния переносят страдания, по любви и стремлению к тем благам; так что им кажется, что они, обращаясь в мире, не находятся в мире, но мыслию и желанием уже находятся в обществе жителей небесных. Подлинно, крыльям девства, по их природе, свойственно не склоняться к земле, а возноситься на небо, в чистый эфир, в жизнь равноангельскую. Посему сохранившие точно и верно свое девство для Христа, по призвании и переселении отсюда, первые удостаиваются победных наград, получая от Него увенчание цветами нетления. Ибо говорят, что как скоро такие души оставляют мир, то встречающие дев ангелы с великим славословием сопровождают их на упомянутые луга, к которым они стремились и прежде, издалека созерцая их тогда, когда, еще находясь в телах, воображали предметы божественные.

Глава III. Жребий и наследие девства.

Пришедши туда (говорят), они созерцают некоторые дивные и блистательные и блаженные красоты, какие трудно выразить на языке человеческом. Ибо там существует самая правда и мудрость, самая любовь и истина и целомудрие, и прочие столь же прекрасные цветы и произрастения мудрости, которых одни только воображаемые тени мы здесь видим как бы во сне, и думаем, что они состоят из дел человеческих; потому что здесь нет никакого ясного образа их, но одни только неясные очертания, которые мы и чувствуем, часто смутно воображая их. Здесь никто никогда не созерцал глазами величия, или вида, или красоты самой правды, или мудрости, или мира: а там они созерцаются в самой сущности, как они существуют, всецело и ясно. Ибо там есть древо самого целомудрия, древо любви, древо мудрости, и как плоды здешних растений, например винограда, гранатового и яблочного дерев, так точно плоды и тех растений срываются и вкушаются, только срывающие не стареют и не умирают, но возрастают в бессмертии и божественности, подобно тому как и первозданный, от которого мы все происходим, прежде падения и ослепления очей его, находясь в раю, наслаждался плодами, так как по Божию определению, человек был поставлен возделывателем и хранителем растений мудрости. Ибо такие же плоды возделывать поручено было и первому Адаму. И пророк Иеремия признает, что они существуют особо в каком-то месте, удаленном на великое расстояние от нашей вселенной, когда, оплакивая отпадших от вечных благ, говорит: познай, где находится мудрость, где сила, где знание, чтобы вместе с тем узнать, где находятся долгоденствие и жизнь, где находится свет очей и мир; кто нашел место ея, или кто взошел в сокровищницы ея? (Вар.3:14,15). - Итак в сокровищницы этих добродетелей, - говорят, - девы вступают и наслаждаются плодами их, орошаясь обильным и благоприятным светом, который подобно источнику изливает на них Бог, освещающий ту жизнь незаходимым светом; а они ликуют, благозвучно прославляя Бога. Ибо их объемлет воздух чистый и такой, в котором никогда не заходит солнце.

Глава IV. Увещание к соблюдению девства. - Предлагается объяснение места из Апок.12:1-6.

Итак, девы, дщери чистого целомудрия, мы стремимся к жизни блаженной и царству небесному. Ревнуйте и вы усердно о той же славе девства, как и предшественницы ваши, не много заботясь о здешней жизни. Ибо не мало способствуют блаженству нерастление и девство, возвышая самую плоть на горнюю высоту, и осушая влажность и бренную тяжесть ее, высшею силою. Пусть же не заглушает вашего слуха нечистота, пресмыкающаяся по земле; пусть печаль не нарушает радости, ослабляя надежды на лучшее. Но без уныния отгоняйте от себя случающиеся с вами несчастия, не смущая разума воплями. Пусть всегда побеждает вера, и свет ее пусть рассеивает призраки, наводимые лукавым на сердце. Как иногда луна, сияя, наполняет небо блеском, и воздух весь становится прозрачным; и вдруг черные облака, набежав откуда-нибудь с запада, немного затемняют свет ее, однако не уничтожают его, потому что тотчас рассеиваются силою ветра, так точно и вы, девы, сияющие в мире девством, подвергаясь скорбям и затруднениям, не теряйте надежд. Ибо Духом будут рассеяны навеваемые лукавым облака, если и вы, как ваша Мать, родившая Девственного Младенца мужеского пола на небе (Апок.12:4), не убоитесь подстерегающего и преследующего змия. О ней я скажу вам несколько подробнее; ибо теперь благоприятный к тому случай. И явилось на небе великое знамение, говорит Иоанн в Апокалипсисе, жена облеченная в солнце, под ногами ея луна, и на главе ея венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе. Вот большой красный дракон с седмью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал пред женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ея младенца. И родила она младенца мужескаго пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ея к Богу и престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для ней место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней (Апок.12:1-6). Повествуемое о жене и драконе, кратко сказать, этим оканчивается; но найти объяснение этого и высказать словами - превыше наших сил; впрочем надобно решиться, веруя в Повелевшего изследовать писания (Ин.5:39). Итак, если и вы согласны на это, то нет препятствий приступить к делу. Во всяком случае простите, если я не в состоянии буду в точности выразить смысл Писания.

Глава V. Жена, рождающая при враждебном драконе, есть Церковь; ее священнослужение и благодать.

Явившаяся на небе жена, облеченная в солнце и увенчанная двенадцатью звездами, которой подножием служила луна, и имевшая во чреве и кричавшая от болей и мук рождения, - это в собственном и точном смысле есть Мать наша, девы, некоторая сила сама по себе отличная от детей своих, которую пророки, в виду приписываемых ей свойств, называли то Иерусалимом, то Невестою, то горою Сионскою, то Храмом и скиниею Божиею. Ибо сила, стремящаяся к просвещению, по словам пророка: светись Иерусалим, - как взывал к ней Дух, - ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою; ибо вот тьма покроет землю и мрак - народы, а над тобою возсияет Господь, и слово его явится, над тобою и прийдут народы к свету твоему и цари к восходящему над тобою сиянию; возведи очи твои и посмотри вокруг; все они собираются и идут к тебе; сыновья твои издалека идут и дочерей твоих на руках несут (Ис.60:1-4), - есть Церковь, дети которой все вместе придут к ней по воскресении, стекшись к ней отовсюду; а она, достигнув невечернего света и облекшись сиянием Слова, как бы одеждою, будет радоваться. Ибо каким другим драгоценнейшим, или достойнейшим украшением надлежало бы украшаться царице, которая облекается в свет, как в одежду, чтобы сделаться невестою Господа, для чего она и призвана Отцом? Приступите же, возвысившись умом, посмотрите, подобно как (смотрите) на брачных дев, на эту великую жену, которая сияет чистою и непорочною, всецелою и неувядающею красотою, ни в чем не уступающею сиянию света, вместо одежды облеченную в самый свет, вместо драгоценных камней украшенную на голове сияющими звездами. Ибо, что для нас одежда, то для нее свет; что для нас золото, или блестящие камни, то для нее звезды не такие, какие находятся на видимом своем месте, но лучшие и блистательнейшие, так что здешние могут считаться не более, как их образами и подобиями.

Глава VI. Дело Церкви - рождение детей в крещении. Она как бы свет луны при крещении. - Полнолуние страдания Христова.

То выражение, что она вступила на луну, по моему мнению, в переносном смысле указывает на веру очищающихся от (греховного) тления посредством крещения; потому что свет луны много походит на теплую воду, и она имеет влияние на всю стихию. Таким образом при вере и обращении нашем, как бы в образе луны, предстоит Церковь, испытывая муки рождения и возрождая душевных в духовных, пока не достигается полнота народов; почему она и есть мать наша. Ибо как жена, приняв безвидное семя мужа, в известный период времени рождает целого человека; так точно и Церковь, можно сказать, постоянно зачиная прибегающих ко Христу и образуя их по образу и подобию Христа, в известный период времени соделывает их гражданами той блаженной жизни. Посему она необходимо должна предстоять при крещении, как рождающая очищаемых им. Поэтому действие ее при крещении и называется луною (σελήνη) [32], потому что возрождаемые, обновляясь, сияют новым блеском (σέλας), который есть новый свет; потому они и называются новопросвещенными, чем в переносном смысле она указывает им на духовное полнолуние, период страдания (Христова) и всегда новое воспоминание о нем, пока не явится сияние и совершенный свет великого дня.

Глава VII. Рождение от жены в Апокалипсисе есть рождение не Христа, а верующих - в крещении.

Если же кто (нисколько не трудно сказать еще яснее), не удовлетворившись сказанным, возразит: почему вам, девы, предлагается объяснение вопреки смыслу Писания, тогда как в Апокалипсисе определенно говорится, что Церковь рождает младенца мужеского пола, а вы допускаете, что плодовитое рождение ее совершается омовением крещаемых? На это мы скажем: но, любитель словопрения, и тебе нельзя доказать, что рождаемый есть сам Христос. Ибо таинство вочеловечения Слова исполнилось задолго до Апокалипсиса; Иоанн же повествует о настоящем и будущем. Притом Христос за долго рожденный не был восхищен по рождении к престолу Божию из опасения, чтобы змий не причинил ему вреда (Апок.12:5), но для того Он и родился и сошел с престола отчего, чтобы укротить дракона, выдержав нападения его на плоть. Таким образом и тебе необходимо признать, что Церковь имеет во чреве крещаемых, как и у Исаии в одном месте Дух говорит: еще не мучилась родами, а родила; прежде нежели наступили боли ея, избегла [33] и разрешилась сыном. Кто слыхал таковое? Кто видал подобное этому? Возникала ли страна в один день? Рождался ли народ в один раз, как Сион, едва начал родами мучиться, родил сына? (αρσενα. Ис.64:7-8) [34]. Кого же избегла? Конечно дракона, чтобы этот духовный Сион родил народ, мужа, который бы, не имея женских слабостей и изнеженности, вступил в единение с Господом и укреплялся в ревности.

Глава VIII. Мужи суть верующие, в крещении уподобляющиеся Христу. - Святые сами - помазанники.

Однако возвратимся к началу и станем объяснять сказанное, пока по порядку дойдем до конца. Итак, посмотри, не найдешь ли и ты вероятным то, как исполняется Слово (Божие). По моему мнению, о Церкви сказано, что она рождает младенца мужеского пола; потому что просвещаемые получают черты, изображение и мужественный вид Христа, тогда как в них отпечатлевается образ Слова и рождается в них чрез истинное ведение и веру так, что в каждом духовно рождается Христос. Для того Церковь и носит во чреве и испытывает муки рождения, доколе не изобразился в нас родившийся Христос (Гал.4:19), чтобы каждый из святых, чрез причастие Христу, родился помазанником (χρηςός). В этом смысле и говорится в одном месте Писания: не прикасайтесь к помазанникам моим и пророкам моим не делайте зла (Пс.104:15), так как крещенные во Христа с причастием Духа делаются помазанниками, а Церковь здесь содействует изображению в них Слова и преображению их. Это подтверждает и Павел, который ясно учит так: для сего преклоняю колена мои пред (Богом и) Отцом, от Котораго именуется всякое отечество на небесах и на земле, да даст вам, по богатству благодати (χρηςότητος) [35] своей крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши (Еф.3:14-17). Ибо необходимо в душах возрождаемых отпечатлевается и изображается Слово истины.

Глава IX. Сын Божий, Который сам всегда существует, ныне рождается в душах и чувствах верующих.

С вышесказанным, кажется, весьма сходно и согласно то, что изречено свыше от самого Отца Христу, пришедшему на Иордан для крещения водою: Ты сын мой, я ныне родил Тебя (Пс.2:7; Мф.3:17; Мк.1:11). Ибо, надобно заметить, - о том, что Он есть Сын Его, (Отец) сказал неограниченно и без времени: Ты еси (ει), говорит Ему; а не: ты стал (γέγονας), выражая, что Он, не недавно произшедши, получил усыновление, и не существовавши прежде потом получил довершение, но что Он, быв рожден издревле, есть и будет одним и тем же. А слова: Я ныне родил Тебя, значат: Я восхотел существовавшего на небесах прежде веков родить и в мире, т.е. прежде неведомого сделать ведомым. Подлинно для тех людей, которые еще не чувствуют многоразличной премудрости Божией, Христос еще не родился, т.е. еще не познан, еще не открылся, еще не явился. Если же и они восчувствуют таинство благодати, то и для них, когда они обратятся и уверуют, Он рождается чрез ведение и разумение. Посему о Церкви справедливо говорится, что она всегда образует и рождает в крещаемых младенца мужеского пола - Слово. Итак о рождении ее посильно сказано. Теперь следует перейти к сказанному о драконе и о прочем. Попытаемся же еще, девы, как-нибудь объяснить и это, нисколько не страшась величия притчей Писания. Если же что встретится затруднительное в этих словах, то я опять постараюсь как бы перевести вас чрез реку.

Глава X. Дракон - диавол. - Звезды, увлеченные с неба хвостом дракона, - еретики. - Числа Троицы, т.е. исчисление лиц Ее. - Заблуждение касательно их.

Дракон великий, красный, многообразный, многовидный, седмиглавый, рогоносный, увлекающий третью часть звезд, подстерегающий, чтобы пожрать младенца рождающей жены, есть диавол, строящий козни, подстерегающий, чтобы извратить преданный Христу ум просвещенных и возродившийся в них образ и подобие Слова. Но он не достигает цели и не уловляет добычи, так как возрожденные восхищаются на высоту к престолу Божию; т.е. вверх к божественному седалищу и непоколебимому основанию истины возвышается ум обновленных, научившихся созерцать тамошнее и представлять тамошнее, дабы он не был обольщен драконом, пресмыкающимся долу. Ибо ему не позволяется губить тех, которые стремятся и взирают горе. Звезды же, которые он, касаясь их вершины концом хвоста, совлекает на землю, суть еретические секты. Ибо собрания иноверных надобно назвать темными, мрачными и низко вращающимися звездами; потому что и они присвояют себе знание небесного и веру во Христа, пребывание души на небесах и близость к звездам, как бы чада света; но они низлагаются, будучи увлекаемы кознями дракона; потому что не остаются внутри тройственного образа благочестия, уклоняясь от православного его богопочтения. Посему они и названы третьею частью звезд, как заблуждающиеся касательно одного из числ Троицы, то касательно (лица) Отца, как Савелий, говоривший, что пострадал сам Вседержитель, то касательно (лица) Сына, как Артема и те, которые утверждали, что Он родился призрачно, то касательно (лица) Духа, как Евионеи, доказывающие, что пророки говорили по собственному побуждению. О Маркионе же и Валентине и последователях Елкесея и других лучше и не упоминать.

Глава XI. Жена, родившая сына и живущая в пустыне, есть Церковь. - Пустыня дев и святых. - Совершенство чисел и тайн. - Равенство и совершенство числа шести. - Приложение числа шести ко Христу. - Из этого же числа создание мира и вся стройность его.

Рождающая и родившая в сердцах верующих младенца мужеского пола - Слово, и удалившаяся непорочною и неповрежденною от ярости зверя в пустыню, есть, как мы сказали, мать наша - Церковь. Пустыня, в которую она пришла и питается там тысячу двести шестьдесят дней (Апок.12:6), по истине свободная от зол, непроизводительная и бесплодная для тления, неудободоступная и неудобопроходимая для многих, но плодоносная и питательная и цветущая и удободоступная для святых, исполненная мудрости и произрастающая жизнь, - это есть прекрасная и богатая растениями и благовонная обитель добродетели, где льются ароматы, когда поднимается ветер с севера и приносится ветер с юга (Песн.4:16), и все исполнено божественной росы, быв увенчано неувядающими растениями бессмертной жизни, где и мы теперь собираем цветы и чистыми перстами плетем для царицы пурпуровый и блистательный венок девства. Ибо невеста Слова украшается плодами добродетели. А тысяча двести шестьдесят дней, в течение которых мы, девы, находимся здесь, есть такое точное и превосходное ведение об Отце и Сыне и Духе, которым радуется и веселится мать наша, возрастая в это время до явления новых веков, когда она в небесном собрании будет не посредством знания прозирать, но ясно созерцать "сущее", пребывая вместе со Христом. Ибо тысяча, слагающаяся из десяти сотен, составляет совершенное и полное число, и поэтому служит символом Отца, который сам собою сотворил и в себе самом содержит все. Двести, слагающиеся из двух совершенных чисел, служат символом Святаго Духа, так как Он сообщает ведение о Сыне и Отце. А шестьдесят, заключая в себе число шесть, взятое десять раз, служит символом Христа; потому что число шесть, начиная с единицы, слагается из собственных делителей, так что в нем нет ни недостатка, ни излишка; разделяясь на своих делителей, оно вполне слагается из них. Так, если число шесть разделить на одинаковые части одинаковыми делителями, то из разделенных частей опять вполне составляется тоже количество. И во-первых оно, по разделении на два, дает три, потом, по разделении на три, дает два, наконец, по разделении на шесть, дает единицу, и из них опять вполне слагается в самого себя. Ибо, давая по разделении на два - три, и по разделении на три - два и по разделении на шесть - единицу, оно при сложении трех, двух и единицы опять делается вполне шестью [36]. А все то, что не нуждается для своей полноты в другом и никогда не делается больше самого себя, необходимо есть совершенное. Из прочих же чисел одни более чем совершенны, как напр. двенадцать, ибо по разделении на два, оно дает шесть, на три - четыре, на четыре - три, на шесть - два, и на двенадцать - единицу, а эти числа, на которые оно может делиться, быв сложены, превышают двенадцать, которое таким образом не остается равным своим делителям, как число шесть; а другие менее, чем совершенны, как напр. восемь; ибо по разделении на два, оно дает четыре, на четыре - два, и на восемь - единицу; числа же, на которые оно делится, быв сложены, составляют семь, и потому оно нуждается еще в единице для своего восполнения, - не так, как шесть, которое во всяком случае остается равным самому себе. Посему это последнее и прилагается к Сыну Божию, который из полноты Божества низшел в здешнюю жизнь. Уничижив же себя и приняв образ раба (Флп.2:7), Он опять вошел в полноту Своего совершенства и достоинства. Ибо, умалившись в Самом Себе и, так сказать, разрешившись на Свои части, Он опять из Своего умаления и этих частей Своих вошел в Свою полноту и величие, никогда и при умалении не переставая быть совершенным. - Кроме того и во всем создании мира и стройности его оказывается содержащимся это число, так как в шесть дней Бог создал небо и землю и все, что в них, творческою силою Слова, объемлющего число шесть, по которому существует тройственной вид, составляющий тела. Ибо долгота, широта и глубина составляют тело, а число шесть и составляется из этих трех сторон. Впрочем теперь не благовременно раскрывать это подробно, чтобы, оставив настоящий предмет, нам не рассуждать о постороннем.

Глава XII. Девы приглашаются к подражанию Церкви, живущей в пустыне и побеждающей дракона.

Итак, пришедши в эту бесплодную для зол пустыню, Церковь питается здесь, возносясь до небес на крыльях девства, которые Слово (Божие) назвало крыльями большаго орла (Апок.12:14; Езек.17:3), победив змия и отогнав от своего полнолуния неблагоприятные облака. Для того между прочим и предложены все эти речи, чтобы научить; вас, прекрасные девы, посильно подражать матери и не смущаться скорбями, превратностями и бедствиями жизни, дабы вам вместе с нею смело войти в брачный чертог с горящими светильниками. И так не страшитесь козней и клевет этого зверя, но бодро приготовляйтесь к борьбе, вооружившись спасительным шлемом и бронею и препоясанием (Еф.6:14-17). Ибо вы нанесете ему великое поражение, устремившись на него с великою отвагою и благодушием; и конечно он не устоит, видя противниц, выступивших с высшею помощью; но тотчас предоставит вам трофей седми родов борьбы [37]. Этот многоглавый и многоличный зверь, -

"Лев головою, задом дракон и коза (серединой)
Страшно дыхал он пожирающим пламенем бурным [38];
Но того поразил Беллерофонт; а этого Царь Христос;
Многих сгубил он, и никто не мог бы снести
Изрыгаемой из уст его гибельной пены" [39],

если бы наперед Христос не нанес ему поражения и не сделал его совершенно бессильным и презренным для нас.

Глава XIII. Седмь диадим зверя низлагается победоносным девством. Десять рогов дракона - противоположные десяти заповедям пороки. Мысль о судьбе - величайшее зло.

Посему, имея мужественный и бодрый дух, вооружитесь против гордого зверя; отнюдь не отступайте, смущаясь его дерзостью; за то вы получите великую славу, если, одержав победу, отнимете находящиеся на нем семь венцов, за которые нам и предстоит состязание и борьба по учению Павла (Еф.6:12). Ибо та, которая наперед преодолеет диавола и умертвит седмь голов, сделается обладательницею семи венцов добродетели, совершив великие подвиги девства. Так голова дракона есть невоздержание и роскошь; сокрушивший ее украсится венцом целомудрия. Его же голова - страх и уныние; поправший ее получит венец мученичества. Его же голова - неверие и безумие и прочие подобные виды нечестия; поразивший и умертвивший их удостоится за это почестей, многообразно сокрушив силу дракона. А десять рогов и рожнов, которые он носит на головах, как сказано (Апок.12:3), суть десять сопротивлений десятословию, прекрасные девы, которыми он обыкновенно поражает и низвергает души многих, замышляя и изобретая противное заповеди: люби Господа твоего (Втор.6:5) и прочим заповедям. Вот его рог пламенный и исполненный горечи - блуд, которым он низвергает невоздержных; вот прелюбодеяние, вот ложь, вот сребролюбие, вот воровство, и другие близкие и сродные им пороки, которые свирепствуют, выросши на человекоубийственных головах его; вы же, исторгнув их при помощи Христовой, возложете на ваши божественные головы цветущие венцы в награду за победу над драконом. Ибо наша обязанность предпочитать высшее и ставить его выше земного, сохраняя ум самостоятельным и самовластным, вне всякой необходимости, при свободном избрании благоугодного, не раболепствуя судьбе и случаям. Так, человек не может быть господином самого себя и добродетельным, если он не будет соображаться с человеческим примером Христа и жить, изображая себя по Его первообразу и подражая Ему. Подлинно, величайшее из всех зол, усвоенное многими, состоит в том, что относят причины грехов к движениям звезд и говорят, что жизнь наша управляется необходимостью судьбы, как делают весьма надменные наблюдатели звезд; ибо они, веруя больше по догадкам, нежели по благоразумному рассуждению, тому, что находится в средине между истиною и ложью, - много уклонились от созерцания действительно существующего. Посему, если ты позволишь, Арета, при окончании моей речи, которую ты сама, госпожа, приказала произнести, то я постараюсь при твоем содействии и сочувствии против недовольных и сомневающихся в истине наших слов что человек властно свободен, разъяснить, что люди "по своему безрассудству без судьбы терпят бедствия" [40], предпочитая приятное полезному.

Арета: я позволяю и буду содействовать; ибо с присоединением и этого речь будет совершенно прекрасною.

Глава XIV. Учение математиков, поколику оно относится к познанию звезд, не совсем достойно отвержения. - Двенадцать знаков Зодиака - названия баснословные.

Фекла. И так еще скажем посильно об этом, и прежде всего обнаружим обольщение хвалящихся тем, будто они одни знают, каким образом устроен мир, по предположениям Египтян и Халдеев. Они утверждают, что окружность мира подобна выпуклостям как бы обделанного шара, в котором земля занимает место центра и средоточия. Так как эта окружность, говорят они, шарообразна, то при равных расстояниях одинаковых частей, в средине вселенной необходимо должна находиться земля, около которой, как происшедшей прежде всего, вращается небо. Ибо, если окружность составилась из средоточия и центра (без центра невозможно описать круга и самый круг невозможен без центра); то не следует ли, говорят они, что прежде всего образовалась земля и ее хаос и бездна? Подлинно в бездну и хаос низверглись эти несчастные! Они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце (Рим.1:21), и притом тогда, как их же мудрецы говорили, что нет ничего из земнородного почтеннее и старше Олимпийских (богов). По истине познавшие Христа не остаются всегда детьми, как Эллины [41], которые затмив истину более мифами и вымыслами, нежели словесным искусством, и поставив человеческие бедствия в связь с небесными предметами, не стыдятся изображать окружность вселенной геометрическими знаками и фигурами и учить, что небо украшено подобиями птиц и рыб и земных животных, и что качества звезд произошли от приключений с древними людьми, так что у них движения планет зависят от этих телесных существ; ибо, говорят они, звезды вращаются около двенадцати животных, будучи увлекаемы движением зодиакального круга, так что из их сочетания можно усматривать имеющее случиться со многими, судя по их сближению друг с другом и отклонению, равно как по восхождению и захождению. По их мнению, небо шаровидное и имеющее в земле свой центр и средоточие, - потому что все прямые линии, падающие от окружности на землю, равны между собою, - оказывает влияние посредством объемлющих его кругов, из которых больший называется меридианом, второй, рассекающий его на равные части, - горизонтом, третий, пересекающий их, - экватором, по сторонам которого находятся два тропика, летний и зимний, один в северной части, а другой в южной, кроме того так называемая ось, около которой находятся медведицы, как напр. северная вне тропика. Медведицы, вращаясь около самих себя и, посредством полюсов производя давление на ось, производят движение всего мира, имея головы свои обращенными к бедрам друг друга и не соприкасаясь с нашим горизонтом. Зодиак же, говорят они, касается всех кругов, совершая косвенное движение; в нем находятся двенадцать животных, которые называются двенадцатью знаками, начиная с Овна до Рыб и, по сказанию их, поступили в число созвездий по баснословным причинам. Так говорят, Овен есть тот, который перевез (чрез Эллеспонт) Эллу, дочь Афаманта, с Фриксом к Скифам; Телец - в честь Зевса, который в виде вола переправил Европу в Крит; так называемый млечный путь, начинающийся при соединении Рыб с Овном, говорят, проистек из сосцов Иры для Иракла, по повелению Зевса. Таким образом, по их мнению, до Европы, Фрикса и Диоскуров (близнецов) и других знаков Зодиака, помещенных в число созвездий из людей и животных, не было рока (γένεσις) [42], но без рока жили наши предки. Попытаемся же, не будем ли мы в состоянии уничтожить ложь, подобно врачам, употребив против нее целительные врачества речи, имея в виду истину, следующим образом.

Глава XV. Доказательства от новизны судьбы и рока. - Древние люди - золотой род. - Сильные доказательства против (веровавших в рок) математиков.

О жалкие, если бы для людей лучше было подлежать року, нежели не подлежать, то почему рока не было с самого начала, как произошел род человеческий? Если же он был, то какая была нужда помещать между созвездиями: Льва, Рака, Близнецов, Деву, Тельца, Весы, Скорпиона, Овна, Стрельца, Рыб, Козерога, Водолея, Персея, Кассиопию, Кифея, Пегаса, Гидру, Ворона, Чашу, Лиру, Дракона и других, которых наблюдению научившись, по вашим словам, многие постигли это математическое, или лучше сказать, противонаучное (καταθεματικήν) предведение? И так, или действительно издавна был рок, то напрасна постановка этих существ (в числе созвездий); или его не было, и потом Бог привел жизнь в лучшее состояние и направление, между тем как прежние люди переживали худшее время; но древнейшие лучше нынешних; посему они и названы золотым родом [43]. Следовательно нет рока. - Если солнце, объезжая эти круги и проходя в известные времена года знаки Зодиака, производит изменения и перемены времен, то каким образом те, которые жили до помещения между созвездиями этих животных и до украшения ими неба, могли благополучно существовать, когда еще не были отделены лето, осень, зима и весна, влиянием которых телесная природа растет и укрепляется? Между тем они благополучно существовали и были долговечнее и крепче нынешних, так как Бог и в то время одинаково устроял времена. Следовательно небо получило разнообразие не от этих знаков. - Если солнце и луна и прочие звезды, существующие для определения и соблюдения чисел времени (Быт.1:17), для украшения неба и изменения времен года, божественны и превосходнее людей, то они сами необходимо должны проводить жизнь превосходнейшую, блаженную, мирную и гораздо лучшую нашей жизни по правде и добродетели, совершая стройное и благополучное движение. Если же они причиняют несчастия и худые настроения смертным и служат виновниками непотребств, превратностей и приключений жизни, то они несчастнее людей, взирая на землю и на жалкие и беззаконные действия (смертных), и проводят жизнь нисколько не лучше людей, если наша жизнь зависит от их отклонения и движения.

Глава XVI. Другие многочисленные доказательства, направленные против тех же математиков.

Если никакое действие не бывает без желания, и желание без нужды, Божество же ни в чем не имеет нужды, и следовательно не помышляет о причинении зла, и если звезды по своей природе ближе к Богу и по добродетели превосходнее самых лучших людей, то следует, что звезды не замышляют зла (людям) и ни в чем не нуждаются. - Кроме того, всякий, кто убежден, что солнце, луна и звезды божественны, согласится с нами, что они весьма далеки от зла и земных действий, как недоступные для страстей, удовольствия и скорби; ибо такие постыдные ощущения не свойственны небесным существам. Если же они по природе своей чужды этому и ни в чем не имеют нужды, то как они могут причинять людям то, чего сами не желают и чему сами не причастны? - Утверждающие, что человек не свободен, а управляется неизбежною необходимостью и неписанными повелениями судьбы, нечестиво относятся к самому Богу, считая Его виновником и устроителем человеческих зол. Ибо если Он неизреченною и непостижимою премудростью стройно управляет всем круговым движением звезд, держа бразды правления вселенной, а звезды производят свойства добра и зла в жизни, привлекая к ним людей узами необходимости: то, по их мнению, Бог есть виновник и податель зол. Между тем, по убеждению всех, Бог не есть виновник никакого зла; следовательно нет рока.

- Всякий хотя несколько рассудительный согласится, что Бог благ, праведен, премудр, истинен, благодетелен, не причиняет зол, не причастен страсти, и все тому подобное: если же справедливые лучше несправедливых и несправедливость отвратительна для них; Бог же как праведный радуется справедливости и несправедливость отвратительна для Него, как противоположная и враждебная справедливости, то следовательно Бог не есть виновник несправедливости. - Если полезное несомненно есть добро, а целомудрие полезно и для дома, и для жизни, и для друзей, то, значит, целомудрие есть добро. И если целомудрие по свойству своему есть добро, а невоздержание противоположно целомудрию, противоположное же добру есть зло, то значит, невоздержание есть зло. И если невоздержание по свойству своему есть зло, от невоздержания же происходят прелюбодеяния, кражи, ссоры и убийства, то, значит, преступная жизнь по свойству своему есть зло. А Божество по природе своей непричастно злу. Следовательно не рок (есть причина добра и зла). - Если целомудренные лучше невоздержных и невоздержание отвратительно для них; Бог же, как непричастный страстям, радуется целомудрию, то значит, невоздержание отвратительно и для Бога.

А что целомудренное действие, как добродетель, лучше невоздержного действия, как порока, это можно видеть на царях, правителях, военачальниках, женах, детях, гражданах, господах, рабах, пестунах, учителях, потому, что каждый из них при своем целомудрии бывает полезен и самому себе и обществу, а при невоздержании вреден и самому себе и обществу. И так как есть некоторое различие между порочными и добродетельными, невоздержными и целомудренными, и жизнь добродетельных и целомудренных лучше, а жизнь противоположных хуже; и живущие лучше - близки и любезны Богу, а живущие хуже - далеки и противны для Него; то утверждающие, будто по роковой необходимости справедливость и несправедливость есть одно и тоже, не различают порока и добродетели, невоздержания и целомудрия, что невозможно. Ибо если добро и зло противоположны, а несправедливость есть зло и противоположна справедливости, справедливость же есть добро; а добро враждебно злу, и зло не одинаково с добром, то значит справедливость есть нечто иное, нежели несправедливость. Следовательно Бог не есть виновник зол и не радуется (людям) злым, не содействует им Слово, как благое. Если же существуют порочные, то они порочны по недостатку разума, а не по влиянию рока, "по своему безрассудству без судьбы претерпевая бедствия" [44]. - Если рок заставляет убивать кого-либо и обагрять руки кровью убийства, а закон запрещает это, определяя наказания злодеям и угрозами отменяя внушения рока, как то: причинять несправедливость, прелюбодействовать, воровать, отравлять, то, значит, закон противоположен року. Ибо что рок определяет, то закон запрещает; а что закон запрещает, то делать рок принуждает; следовательно закон враждебен року. А если они враждебны, то значит, законодатели (существуют и действуют) не по року, потому что, определяя противное року, они разрушают рок. И так или существует рок и тогда не следовало бы существовать законам, или существуют законы, и следовательно, они существуют не по року. Но, говорят, без рока невозможно ни родиться кому-либо, ни совершиться чему-либо; потому что никто не может и пальцем двинуть без судьбы; следовательно по року являлись законодатели: Минос, Дракон, Ликург, Солон и Залевк, и постановляли законы, запрещая прелюбодеяния, убийства, насилия, грабежи, кражи, как действия не существующие и не бывающие по року. Если же и эти действия бывают по року, то законы постановлялись не по року; потому что рок не стал бы разрушать самого себя, отменяя сам себя и восставая сам на себя, то постановляя законы, запрещающие прелюбодеяния и убийства, и обвиняя и наказывая злодеев, то производя убийства и прелюбодеяния. Но это невозможно; потому что нет ничего противного самому себе, враждебного с самим собою, разрушительного для самого себя и несогласного с самим собою. Следовательно, нет рока. - Если все, что происходит, происходит по року, и без рока ничто не бывает, то неизбежно (допустить), что и закон произошел от рока. Но закон уничтожает рок, научая, что добродетель приобретается и исполняется тщательностью, а порок может быть избегаем и происходит от недостатка воспитания. Следовательно, нет рока. - Если рок производит то, что (люди) обижают друг друга и бывают обижаемы друг другом, то какая нужда в законах? Если они (существуют) для того, чтобы наказывать виновных, так как Бог печется об обижаемых, то лучше было бы, чтобы злые не поступали по судьбе, нежели после преступлений были исправляемы законами. Но Бог благ и премудр и устрояет все лучшее. Следовательно, нет рока. - Причинами грехов бывают или воспитание и нравы, или страсти душевные и похоти телесные. Что из этого ни было бы причиною того, чего оно бывает причиною, Бог не есть тому причина. - Если лучше быть справедливым, нежели несправедливым, то почему человек не бывает таким сам по себе с самого рождения? Если же он впоследствии вразумляется учением и законами, чтобы сделаться лучшим, то значит, он вразумляется как свободный, а не как злой по природе. - Если порочные рождаются порочными по року, определением Провидения, то они не подлежат осуждению и наказанию по законам, как живущие по своей собственной природе, потому что они не могут измениться. - И еще: если добрые, живя по своей природе, заслуживают похвалы, хотя рок причиною того, что они добры; то и злые, живя по своей природе, также не должны быть обвиняемы справедливым судьею. И если нужно сказать прямо, то всякий, живущий по присущей ему природе, нисколько не грешит. Ибо не сам он сделал себя таким, но судьба, и живет он по ее побуждению, влекомый неизбежною необходимостью; посему нет ни одного злого. Однако злые существуют, и зло достойно порицания и противно Богу, как доказано в речи; а добродетель достолюбезна и похвальна, когда Бог постановил закон для наказания злых. Следовательно нет судьбы.

Глава XVII. Желания плоти и духа: порок и добродетель.

Впрочем, для чего мне распространять речи, истрачивая время на такие обличения, когда я уже изложила более необходимое для убеждения и склонения к полезному, и когда сделала, хотя и в немногих словах, ясным для всех разногласие их выдумки с самой собою, так что даже ребенок может видеть их заблуждение и понять, что от нас зависит делать добро или зло, а не от звезд? В нас есть два движения, два естественных желания: плоти и духа (Гал.5:17), различные между собою, и потому получившие два названия: добродетели и порока. Следовать же нам должно лучшему и полезнейшему водительству добродетели, избирая прекрасное вместо худого. Однако об этом уже довольно; удержу речь; потому что стыжусь и сожалею, что после речей о девстве принуждена была излагать мнения метеорологов, или тще-наблюдателей, которые с надменностью тратят время жизни, употребляя его только на баснословные выдумки. - Вот тебе, госпожа Арета, и от нас принесены дары, составленные из божественных изречений.

Еввул. Как, Григора, поразительно и прекрасно говорила Фекла!

Григора. А что, если бы ты слышал саму ее, когда речь ее текла обильным и быстрым потоком с великою приятностью и отрадою? Каждый слушавший восхищался цветистым образом речи; так одушевленно и поистине живописно излагала она то, о чем говорила, между тем как лицо ее румянилось от стыдливости; а вся она отличалась белизною и по телу и по душе.

Еввул. Справедливо, Григора, ты сказала это, и нет в этом ничего ложного. Ибо я узнал мудрость ее и из других ее доблестей, из речей, какие она говорила, и дел, какие совершила, доказывая чрезвычайную любовь свою ко Христу; и как достославно она часто претерпевала великие и первостепенные подвиги мученические, оказывая великодушие равное усердию и силу телесную равную твердости намерений!

Григора. Весьма справедливо говоришь и ты; но не будем терять времени. Об этом нам можно будет и в другое время часто беседовать. А теперь мне надобно пересказать тебе речи и прочих дев, как я обещала, именно Тисианы и Домнины, которые еще остались. Итак, когда и Фекла, сказав это, окончила речь, то, - говорила Феопатра, - Арета приказала говорить Тисиане, а эта, улыбнувшись и вышедши пред нее, сказала:

Примечания
29. От αρετή - добродетель.
30. От αιρεω - избираю.
31. От αίρω - поднимаю.
32. Т.е. как бы блеском луны, которой название (σελήνη) производится от σέλας - блеск, сияние.
33. Слово: избегла прибавлено по переводу 70-ти толковников.
34. В Библии: сынов своих.
35. В Библии: Славы (δοξης).
36. Число 6 называется совершенным потому, что и сумма и произведение простых делителей его равны ему самому и между собою, т.е. 6=1+2+3=1x2х3.
37. Седмь родов борьбы, составляющих упражнения на общественных греческих играх, упоминаются здесь применительно к седми головам Дракона.
38. Т.е. Химера, описанная в Илиаде VI,181.182.
39. Дополнение нескольких экзаметров к стихам Гомера принадлежит, вероятно, самому автору.
40. Одисс. I,34, ср. I,7, и Илиада IV,409.
41. При этом имеется в виду отзыв об Эллинах, сказанный мудрому Солону одним Египетским жрецом, что "Еллины всегда остаются детьми". Plat. Tim: Климент Ал. Strom. I,21.128.
42. Под словом γένεσις здесь очевидно разумеется влияние знаков Зодиака на рождение и жизнь людей, т.е. рок, судьба. Так как св. Мефодий составил свое сочинение "Пир дев" по внешней форме сходно с "Пиром" философа Платона (при содержании противоположном ему), где приводятся слова Парменида о γενεσις, как матери древнейшего Бога Эроса, или вообще как плодотворной силе природы, то можно думать, что св. Мефодий имел в виду и это сказание греческих философов. См. сочин. Платона, перев. Карпова. 1863. Т.IV, стр.157.
43. Hesiod. Op. et D. ст.109.
44. Одисс. I,34.

Святый Мефодий, епископ и мученик, отец Церкви III-го века. полное собрание его творений. - СПб, 1905. С.25-139. // Библиотека отцов и учителей Церкви. Творения св. Григория Чудотворца и св. Мефодия епископа и мученика. - М.: Паломник, 1996.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение