страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Древний Патерик. Глава 16. О терпении зла

1. Пришли братья к авве Антонию, и говорят ему: скажи нам слово, как спастись? Старец отвечает им: вы слышали Писание? сего и достаточно для вас. Они же сказали: мы и от тебя, отче, хотим услышать. Старец сказал им: Евангелие говорит: аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую (Матф. 5, 39). Они говорят ему: не можем сего сделать. Старец отвечает: если вы не можете обращать и другой, то по крайненй мере сносите удар в одну. И этого не можем, говорят они ему. Старец отвечал им: если и этого не можете сделать, то не платите человеку тем, что получили. Братья сказали: и сего не можем. Тогда старец говорит ученику своему: приготовь им немного кашицы, ибо они слабы. Если вы одно не можете, а другое не хотите, то что я вам сделаю? Нужно молиться!

2. Рассказывали об авве Геласии: имел он книгу на пергаменте, стоющую восемнадцать монет, ибо заключала весь написанный Ветхий и Новый Завет. Книга лежала в церкви, чтобы читал ее желающий из братий. Некоторый брат - странник, пришедши посетил старца, когда увидел книгу, захотел взять ее, - и укравши ее, ушел. Старец же не погнался за ним, хотя имел на него подозрение. Итак оный, пришедши в город, искал кому бы продать книгу. Нашедши желающего купить ее, назначил ей цену в шестнадцать монет. Покупающий же говорит брату: дай мне сперва лучше рассмотреть ее, и тогда отдам эту цену. Брат отдал ему книгу. Тот же, взяв книгу, пришел к авве Геласию рассмотреть ее. Он сказал ему о цене, какую назначил продавец. Старец говорит: купи эту книгу, ибо она хороша и достойна этой цены. Пришедши, человек сказал продавцу о ней иначе, а не так как сказал старец, говоря: вот я показывал ее авве Геласию, и он сказал мне, что дорога и не стоит той цены, которую ты сказал. Он же, услышав, сказал ему: ничего тебе не сказал еще старец? Тот отвечает ему: нет. Говорит ему: не хочу продавать ее. Мучимый совестью, он пришел к старцу, раскаиваясь и прося его взять книгу назад; но старец не хотел брать книгу. Тогда брат говорит ему: если ты не возьмешь ее, то я не буду иметь покоя. Старец отвечает ему: если ты не успокаиваешься, то вот я беру ее. И брат, получив пользу от поступка старца, пребыл там до кончины своей.

3. Однажды авва Иоанн Колов сидел против церкви; братия окружили старца и спрашивали о своих помыслах. И некто из старцев, увидев это, побуждаемый завистью, говорит ему: сосуд твой, Иоанн, полон яда. Авва Иоанн отвечает ему: так отец! и ты сказал это, потому что видишь одну наружность; а что бы сказал ты, если бы увидел внутренность?

4. Рассказывали об авве Иоанне Фивейском, ученике аввы Амоя, что он двенадцать лет служил старцу, когда тот был болен, и сидел с ним на рогоже; но старец не обращал на него внимания. И хотя Иоанн много трудился для него, но старец никогода не сказал ему: будь спасен! Когда же старец приблизился к смерти, и к нему собрались старцы, то взял за руку его и сказал ему: спасен буди! спасен буди! И поручил его старцам, говоря: это ангел, а не человек!

5. Рассказывали об авве Исидоре, пресвитере Скитском: если кто имел брата спорливого, и хотел прогнать его вон, то старец говорил: приведите его ко мне. Он принимал его в келью свою, - и чрез долготерпение спасал брата.

6. Рассказывали об авве Лонгине, что некто из учеников его обвиняем был, чтобы он изгнал его. Пришедши к нему ученики аввы Феодоора, сказали: авва! мы слышим о брате твоем дело, и если велишь, мы возьмем его от тебя и приведем тебе лучшего брата. Старец ответил им: я не гоню его, ибо он успокаивает меня. Когда же старец услышал причину, сказал: увы мне! Мы приходим сюда сделаться ангелами, а сами делаемся нечистыми и безсловесными животными.

7. Авва Макарий, находясь в Египте, застал человека прибывшего со скотом и грабящего его келью. Макарий, как бы странник, ставши в воротах, навьючивал вместе скот, и по долгом молчании отпустил его от себя, говоря: ничтоже внесохом в мир сей (1 Тим. 6, 7). Господь даде: яко Господеви изволися тако и бысть (Иов. 1, 21). Благословен Господь во всем!

8. Однажды когда было собрание в Скиту, отцы, желая испытать авву Моисея, уничижили его, говоря: как сей эфиоп ходит в среду нас! Моисей, услышав это, смолчал. Когда братья разошлись, отцы говорят ему: авва! неужели ты не смутился? Он отвечает им: смятохся и не глаголах (Псал. 76, 5).

9. Авва Павел Комит и Тимофей брат его жили в Скиту и по разным случаям были между ними разногласия. Авва Павел говорит ему: долго ли нам жить так? Авва Тимофей отвечает: сделай любовь: когда я буду оскорблять тебя, потерпи меня, а когда ты станешь оскорблять меня, то я буду терпеть. И делая так, они были покойны в остальные дни.

10. Паисий, брат аввы Пимена, завел знакомство с некоторыми вне келии его. Авва же Пимен не хотел этого. Вставши, он прибежал к авве Аммону, и говорит ему: брат мой Паисий имеет с некоторыми знакомство, - и я беспокоюсь. Авва Аммон отвечает ему: Пимен! разве ты жив? Поди, сиди в своей келье и положи в сердце своем, что уже год, как ты в могиле.

11. Авва Пимен сказал: всякому труду, который если придет к тебе, победа - молчание.

12. Некоторый брат, обиженный от другого брата, пришел к авве Сисою Фивейскому, и говорит ему: такой-то брат обидел меня: хочу и я отомстить за себя. Старец же увещевал его: нет, чадо, предоставь лучше Богу дело отмщения. Брат сказал: не успокоюсь до тех пор, пока не отомщу за себя. Тогда старец сказал: помолимся брат! И вставши, старец сказал: Боже! Боже! мы не имеем нужды в Твоем попечении о нас; ибо мы сами делаем отмщение наше. Брат, услышав сие, пал к ногам старца, сказав: не стану судиться с братом: прости меня!

13. Некто, увидев трудолюбца, несущего мертвеца на одре, говорит ему: ты носишь мертвецов; поди, носи живых.

14. Некто из отцев сказал: если кто обижает тебя, то ты благословляй его; если же примет тебя, то хорошо будет обоим; а если не примет, то он получит от Бога оскорбление, а ты - благословение (Слич. Мар. 6, 11).

15. Рассказывали о некотором монашествующем: что поколику кто обидел его, или думал раздражить, тем с большею готовностью прибегал к нему монах, говоря: что таковые для тщательных людей бывают виновниками их исправлений, а ублажающие возмущают душу; ибо написано: блажащи вас льстят вы (Исаи 3, 12).

16. Некий старец сказал: если кто будет помнить об оскорбившем, или порицающем, или причиняющим вред ему; тот должен помнить о нем, как о враче, посланном от Христа, и должен считать его за благодетеля; а оскорбляться сим есть признак болящей души. Ибо если бы ты не был болен, то не страдал бы. Ты должен радоваться о таком брате, потому что чрез него узнаешь болезнь свою, должен молиться за него и принимать от него все, как целительное лекарство, посланное от Господа. Если же ты оскорбляешься против него, то с силою говоришь Христу: не хочу принимать врачеваний Твоих, а хочу гнить в ранах моих.

17. Еще сказал: желающий уврачеваться от тяжких ран душевных, чтобы исцелиться от болезни, должен принимать то, что приносит ему врач; ибо болящий телесно, не с удовольствием сносит сечение или принимает очищение, но даже с неприятностью вспоминает об этом; однако уверяет себя, что без сих операций невозможно ему освободиться от болезни, - и потому терпит наносимое ему от врача, зная, что малою неприятностью он освободится от многолетней болезни. Прижигатель Иисуса есть поносящий тебя или оскорбляющий. Притом он удаляет тебя от тщеславия. Убегающий полезного искушения убегает жизни вечной. Кто даровал святому Стефану такую славу, какую он стяжал чрез побивших его камнями?

18. Еще сказал: что отметающих меня я не обвиняю, но называю благодетелями, и не отвергаю врача душ, приносящего лекарство бесчестия тщеславной душе.

19. Еще сказал: мы смотрим на крест Христов и читаем его страсти, а сами не пререносим ни одной обиды.

20. Пришли некогда разбойники в монастырь некоторого старца и сказали ему: мы пришли взять все, что есть в келье твоей. Он же сказал: что вам угодно, чада, то и берите. Итак они взяли все, что нашли в келье, - и отошли. Но забыли они только денежный кошелек, который там был сокрыт. Взявши его, старец погнался за ними, крича и говоря: чада! возьмите, что вы забыли в келье. Удивившись злотерпению старца, разбойники возвратили все в келью и раскаялись, говоря друг другу: человек этот Божий!

21. Жили два монаха в Понтине, и один великий старец посетил их. Желая испытать их, он взял жезл и начал сокрушать садовое растение одного. Видя это, брат скрылся. Когда остался один корень, брат говорит ему: авва! если хочешь, то оставь это его, чтобы мне сварить от него, - и мы вкусим вместе. Старец принес раскаяние брату, говоря: брат! за твое терпение зла почивает на тебе Дух Божий.

22. Братья посетили святого старца, живущего в пустынном месте, и нашли вне монастыря его отроков пасущих и говорящих непристойные слова. После того, как они открыли ему свои мысли и получили пользу от знания его, говорят ему: авва! как ты терпишь таких отроков и не запрещаешь им, чтобы они не баловали? И старец ответил: по немощной природе, братья; я нахожу иногда дни, когда желал запретить им, и однако же, упрекая самого себя, говорю: если сего малого не переношу, то как могу перенести, если пошлется мне великое искушение? Поэтому-то я ничего не говорю им, чтобы получить привычку переносить случившееся.

23. Рассказывали о старце, что он имел отрока, живущего с ним. Увидев его, что он сделал неполезное ему, сказал однажды: отнюдь не делай сего. Отрок не послушал его. Старец оставил о нем попечение, наложив на него свой суд. Юноша же, заперши дверь келии, в которой были доли хлеба, на три дня оставил его голодать; и не сказал ему старец: где был или что делал вне? Имел же старец соседа, который, когда узнал, что отрок замедлил, приготовлял немного вареного, подавал старцу чрез стену и просил его вкусить, и говорил старцу: брат замедлил. Старец на это отвечал: когда будет иметь удобное время, придет.

24. Некоторые рассказывали: однажды философы захотели искусить монахов. Проходит мимо некий монах, хорошо одетый, и говорят ему: поди сюда! Он же, разгневавшись, сказал обидное им слово. Проходит и другой монах великий, Левийский, и говорят ему: монах, злой старец, поди сюда! Он тотчас подошел, - и они дали ему пощечину. Он же обратил им и другую ланиту. Тогда философы тотчас встали и поклонились ему, говоря: вот истинно монах! Посадивши его посреди себя, спросили его, говоря: что большего против нас вы делаете в пустыне? Вы поститесь, и мы постимся, вы живете целомудренно, и мы также; и что если вы делаете, то и мы делаем; и так, что лишнее вы делаете, живя в пустыне? Старец говорит им: мы надеемся на благодать Божию и блюдем ум. На сие они сказали: мы этого не можем соблюсти. И получивши назидание, они отпустили его.

25. Был некоторый старец, имеющий ученика, искусного монаха, и некогда по невнимательности изгнал его вон. Брат же пребыл, сидя вне. Старец, отворивши дверь, нашел его при ней, и принес пред ним раскаяние, говоря: Петр! смирение долготерпения твоего победило мое невнимание, войди сюда; отселе ты - старец и отец, а я юноша и ученик, потому что в деле своем превзошел мою старость.

26. Говорил некто из старцев, что слышал от некоторых святых, которые были юными и руководили старцев в жизни, и рассказывал следующее: был некоторый старец пьянствующий; он делал каждый день циновку, продавал оную в селении и пропивал цену ее. Впоследствии пришел к нему некоторый брат и остался с ним; и сей делал циновку. Старец брал, продавал и оную, пропивал цену обоих и приносил брату немного хлеба по вечеру. Когда старец делал это в продолжении трех лет, брат ничего не говорил ему. А после сего говорит ему: вот я наг и хлеб мой со скудостью ем; вставши, пойду отсюда. И опять размышлял в самом себе, говоря: куда я пойду? Стану жить еще, ибо я живу Богу в сем общежитии. И тотчас явился ему ангел, говорящий: никуда не отходи, ибо мы придем к тебе завтра. И умолял брат старца на тот день, говоря: никуда не ходи, ибо мои придут завтра взять меня. Когда же пришел час невоздержному старцу отойти, то он говорит брату: чадо! не придут сегодня, ибо уже замедлили. Брат же сказал: нет, они точно идут, - и говоря с ним, он почил. Старец же, плача, говорил: увы мне, чадо! потому что я много лет жил в нерадении, а ты в немногое время спас свою душу терпением. И от того времени старец уцеломудрился и сделался искусным.

27. Говорили о брате, соседе великому старцу, что он, приходя к нему, крал, если что находилось в келье его. Старец же видел его и не обличал его, не еще более работал, говоря: может быть брат этот имеет нужду. И великую скорбь имел старец, когда так трудился и однако находил свой хлеб в оскудении. Когда же старцу приспела кончина, то окружили его братья. Видя онаго крадущего, говорит ему: приблизись ко мне! И целовавши руки его, говорил: братья! я благодарен рукам сим, потому что чрез них иду в царство небесное. Брат, умилившись и раскаявшись, сделался и сам искусным монахом от дел, которые видел у великого старца.

28. Авва Кассиан сказал: у великого Исидора, пресвитера Скитского, был некто Пафнутий диакон, которого он за добродетель сделал пресвитером, чтобы он был преемником его после смерти. Он же не принял рукоположения из благоговения, но остался диаконом. Вот этому, по злоумышлению врага, позавидовал некоторый из старцев. Когда все находились в церкви на молитве, он, вышедши, подбросил собственную книгу в келию аввы Пафнутия и возвестил авве Исидору, что кто-то из братьев украл мою книгу. И удивился авва Исидор, говоря, что никогда не случалось этого в Ските. Старец, подбросивший книгу, говорит ему: пошли двух отцев со мною, чтобы мы обыскали келии. Когда они пошли, старец взял их сперва в келии других, наконец же в келию аввы Пафнутия, и находят книгу. Он принес ее пресвитеру в церковь. Авва Пафнутий творит раскаяние пред всем народом авве Исидору пресвитеру, говоря: я согрешил, дай мне епитимью. Он дал ему епитимью, чтобы он в течении трех недель не имел с ними общения, и приходя с каждым собранием пред церковь, падал пред всем народом, говоря: простите меня, я согрешил! По прошествии же трех недель он принят был в общение, и тотчас старец, оклеветавший его сделался одержим бесом и начал признаваться, говоря: я оклеветал раба Божия. Когда была о нем молитва от всей церкви, он не уврачевался. Тогда великий Исидор говорит при всех авве Пафнутию: помолись за него; ибо ты оклеветан был и только тобою он уврачуется. Когда Пафнутий помолился о нем, старец немедленно сделался здоровым.

29. Брат спросил некоторого из отцев, говоря: как диавол искушает святых? Старец отвечает ему: в горе Синайской жил некто из отцев, именем Никон. И некто, пришедши в хижину некоторого Фаранита и нашедши дочь его одну, пал с нею. И говорит ей: скажи, что отшельник, авва Никон, сделал мне это. Когда пришел домой отец ее и узнал о случившемся, взявши меч, пошел к старцу Никону. Когда он постучался, старец вышел, Фаранит поднял меч, чтобы умертвить его, но рука его сделалась сухою. Фаранит, пошедши в церковь, сказал о сем пресвитерам. Они послали за старцем. Старец пришел. Они, нанеся ему многие удары, хотели его выгнать, а старец упрашивал их, говоря: оставьте меня здесь, чтобы покаяться. Пресвитеры отлучили его на три года и дали заповедь, чтобы никто не ходил к нему. Старец провел три года в покаянии, ходя каждый воскресный день к церкви и каясь, упрашивал, говоря: помолитесь за меня. Наконец сделавший грех и сложивший искушение на отшельника стал мучиться демоном. Он признался в церкви: я сделал грех и сказал, чтобы она оклеветала раба Божия. И тогда весь народ, пошедши, принес раскаяние старцу Никону, говоря: прости нам, авва! Старец говорит им: простить - прощу вам, но остаться - не останусь с вами; потому что между вами не нашлось ни одного, кто бы имел рассудительность сострадать мне. Таким образом авва Никон отошел оттуда. - И сказал старец брату спрашивающему: видишь, как диавол искушает святых!

30. Некоторый брат подделал ключ, и отворил келью одного из старцев, и взял деньги его. Старец же написал хартию, говоря: господин брат, кто бы ты ни был, окажи любовь, оставь мне половину на мою нужду. И разделив деньги на две части, положил хартию. Тот же, пришедши в другой раз и разорвав хартию, взял все деньги; потом спустя два года он стал умирать и душа его не выходила. Тогда, призвав старца, говорит ему: помолись за меня, отче, ибо я украл твои деньги. И сказал старец: почему же не сказал ты прежде? И когда стал он молиться, тот предал дух.

31. Другой, будучи предан своею рабою на мучение, приближаясь к смерти, увидел рабу, предавшую его. И взявши, вынес золотой перстень и дал ей, говоря: благодарю тебя, что таких и толиких благ виновницею была ты для меня.

32. Старец некоторый в Ските застал разбойников, грабящих келью его, и сказал им: поспешите, прежде нежели придут братья и помешают мне исполнить заповедь Христа, говорящего: "от взимающего твоя не истязуй" (Лук. 6, 30).

33. Братья, путешествуя и заблудившись, спрашивали некоторых, как найти им дорогу. Те же, будучи злодеями, указали им дорогу в места пустынные, а один пошел за ними, чтобы ограбить их и советовал перейти чрез ров. Когда же начал он переходить, крокодил побежал на разбойника, но раб Божий не презрел, а стал кричать злодею, указывая ему на устремление зверя. Тот, спасшись, благодарил его и удивлялся любви его.

34. Был некоторый патриарх в Феополе, который был милостив и сострадателен к согрешающим; случилось, что один из нотариев украл у него золото и убоявшись убежал в Фиваиду Египетскую. Когда же он заблудился, встретились с ним варвары и увели его в самую отдаленную страну свою. Архиепископ, узнав о сем, выкупил его за восемьдесят пять монет. Когда же он возвратился, был к нему так милостив, что один из жителей города сказал тогда: нет ничего полезнее, как согрешить против патриарха сего города.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение