страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Феодор Студит, преп.
Подвижнические монахам наставления

Слово 73
1) Тяжек и прискорбен путь; но за то ожидают утешения безмерные: потерпим.
2) Так терпели все отцы; и теперь утешаются забыв о том: будем подражать им.
3) Услышал слово жесткое? снеси; и Господь сносил. Почитая себя последним, и сие, и все другое скорбное перенесешь.

1) Стойте в борении, в вашем подвиге подчиненности и в мученическом послушании вашем, и день из дня проходя время жизни здешней, обогащайте души ваши добродетелями, как залог Царствия Небесного, и сокровиществуйте себе обетованные нам неизреченные блага. Тесен и прискорбен путь Божий; но широко и пространно ожидающее нас упокоение. Разжженые стрелы демонские, одни за другими падают на дом души нашей, но роса Духа, погашая их, направляет на нас воду текущую в живот вечный. Теснота и скорбь, уныние и малодушие, труд и пот, утомление и изнеможение, и при них нередко обличения и укоры - удел наш; но за все это радость нам неизреченная сокровиществуется и веселие безмерное. - Приидите же, претерпим мужественно сии борительные дни наши, и увенчаемся за то венцом правды.

2) Какие труды подъяли треблаженные отцы наши в постах, бдениях, слезах, молитвах и всяком злострадании, проводя дни свои? А теперь никакой уже у них нет печали о прошедшем: восприяли они радование неизреченное и упокоение всеблаженное. Так и мы будем благоумно смотреть на, находящие иной раз на нас, скорби, почитая их ничтожными, или лучше как сон и тень преходящими; и не допустим себе падать от них духом, но не смотря на них с юношескою бодростью будем исполнять заповеди Господни. Да не печалит вас брань, не пристыжает поношение, не возмущает обличение, не крушит огорчение, не надымает гордость; но долу потупляя очи, горе же устремляя душу, будьте друг к другу благи, тихи, терпеливы, уступчивы.

3) Случилось, что сказал иной жесткое слово, - что из того? Зачем страдаешь от этого оскорбления? Христос и Бог наш услышал: беса имаши (Ин.7,20), - и промолчал; укорен был, что о веельзевуле изгонит бесов (Мф.12,24), - и не смутился. А мы, и по естеству ничтожные, и по жизни всякого укора достойные, при мало-мало оскорбительном слове щетинимся, как ежи. Почему не вкушаем пасе сладости смиренномудрия? Почему не научаемся опытом доброго подчинения? Почему не беремся при сем за оружия истинных монахов? Орудия же сии - не чистописание, не сладкопение, не белоручество, не высота роста, не нарядность, не изнеженность, не величавое выступание по мирски, не велеречивость, не смелая речь и противоотвечание, или другое что, подобное сему; но то, чтоб в чувстве иметь себя последнейшим, и всех почитать высшими себя, чтоб не быть скору на слова, особенно жесткие, - не быть легкомысленну, но осмотрительну, чтоб за тем, что смиренно, как говориться, гнаться, и тем, что смиренно, водиться, быть сговорчивым, любительным, наипаче же независтливым. - Вы впрочем все знаете, как наученные Богом, и угодное Богу всегда творите. Пребудьте же таковыми, всем будьте довольны, всегда искренно радостны, окрыляясь единым упованием звания нашего.

Добротолюбие. т.4. - М.Паломник, 2000
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение