страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

О. Валентин (Свенцицкий)
Граждане неба. Мое путешествие к пустынникам Кавказских гор

ОГЛАВЛЕНИЕ
I. Как я искал пустынников. Ехать или не ехать? "Строитель монастыря". "Член Государственной Думы"
II. Дилижанс Сухум - Цебельда
III. "Гостеприимный" Феопемпт. О. Иван о пустынниках
IV. "Испытание". По долине реки Кодор
V. Праведный Филипп
VI. Дорога до Аджар. У подножия горы
VII. О. Никифор
VIII. Вечерня. "Таинства". Ночь
IX. О. Вениамин
X. "Помещик"
XI. Лисичка
XII. Дорога на Брамбу. Встреча. Объяснение. Земной поклон
XIII. О. Сергий
XIV. О. Исаакий
XV. Пустынники и монахи
XVI. Утром. Подъем на гору
XVII. На горном хребте
XVIII. Разбойники
XIX. Последний день
XX. Обратная дорога

XVI. УТРОМ. - ПОДЪЕМ НА ГОРУ.

Желание о. Сергия исполнилось: утро было прекрасное. Ни облачка на небе. Утренний воздух свеж, приятно вздрагиваешь от него, и чувствуешь во всем теле молодость и бодрость. И кругом все кажется молодым, ярким, радостным...
С улыбкой встречает меня о. Иван. И я вижу в глазах его то же утреннее настроение. О. Исаакий положительно помолодел за ночь! Меньше морщин на лице, а в глазах переливается что-то молодое, немного лукавое - таким он был, наверное, когда не было у него темной бороды с белой, как серебро, проседью...
А о. Сергий точно по воздуху носится! Оказывается, он и в самом деле пред отходом на гору решил угостить нас "пышками".
- Пожалуйте... сейчас будет готово, - на ходу говорит он мне и, показывая на небо, весело прибавляет, погодку Господь дал... Вот теперь поснимаем!..
- Когда это вы успели и пышки уж приготовить, - удивляюсь я.
- Это недолго... В монастыре в пекарне был - научился.
О. Сергий исчезает, - а через минуту я снова вижу его в летней кухне, за кухонным столом.
- Он рано встает, - говорит о. Иван, - в два часа ночи правила читает. А сегодня после правил прямо за пышки принялся.
Пышки о. Сергия удались на славу!
В наших местах они называются лепешками. Круглые, как блины, но гораздо толще; в величину большой сковороды, пухлые, горячие, пропитанные маслом... Обжигаешься, и скорей запиваешь чаем, чтобы не так жгло рот.
- Никогда не ел таких удивительных пышек! - говорю я.
- Ничего нет удивительного, - говорит о. Иван, - никогда не ели их на таких горах.
О. Сергий сам не садится. Он только прислуживает. Не дает нам опомниться: кончим одну пышку - на столе другая! В воздухе тянет теплым запахом кухни. Солнце еще не поднялось из-за гор, но разлилось уже нежно-розовым светом на снежном хребте.
О. Сергий буквально светится от счастья. На минуточку он даже задерживается у стола только для того, чтобы полюбоваться на нас и на наш аппетит.
Мы все едим с наслаждением, и все улыбаемся, глядя друг на друга и на о. Сергия.
Но пышки на тарелке начинают исчезать все медленнее. Прежде чем положить кусок в рот, мы долго дуем на него: боимся обжечься. И, наконец, недоедаем большую половину. О. Сергий замечает эту перемену. Огорчается. Но о. Иван утешает его:
- Мы доедим их холодными. О. Сергий неохотно, но примиряется с этим компромиссом и говорит:
- Так вы собирайтесь, а я пока допеку.
- Да, сам-то ты ешь, - вдогонку кричит ему о. Иван.
- Я после! - уже из "кухни" отзывается о. Сергий.
- Всегда он так: поглядит на других и сыт!
До хребта горы - идти около часа.
Крутых подъемов нет, скал и обрывов тоже. Все время приходится идти лесом, иногда косогорами, густо покрытыми низким цветущим кустарником, напоминающим олеандры; колючей ажиной, с красными незрелыми ягодами; и еще какой-то вьющейся, колючей травой.
Лес местами такой же тенистый, столетний пихтовый бор, как около кельи, - местами молодой частый полухвойный, полулиственный.
В воздухе постоянно сменяется то один, то другой запах. То запахнет чем-то пряным, напоминающим мяту, то смолой, то душистыми сладкими цветами, похожими на теплый мед; то грибами, то влажной, прошлогодней листвой. Но, иногда врезаете" острый, отвратительный запах спирта, смешанного с какой-то одуряющей вонью.
- Это черви такие есть, - объясняют мне: сейчас еще мало их, а осенью бывает вздохнуть нельзя. Особенно, если по нечаянности наступить на него. Так одуряет, что голова кружится.
Мы нашли несколько таких червей: довольно большие, белые - вершка два. Сидят на земле, неподвижно. Когда до них дотронешься - свертываются.
О. Сергий показывает мне громадный, обросший мохом камень, круглый, как шар.
- Этот камень сорвался откуда-то с вершины, налетел на пихту, пихта упала и свалила собой другую.
И действительно тут же недалеко лежат две полусгнивших пихты.
- Я несколько раз видел, как деревья от молнии загораются, - говорит о. Сергий, - у нас на поляне обожженная пихта стоит - это при мне случилось. Гроза была сильная. Гром, не переставая, гремел... да вдруг, как ударит, - точно тут на поляне разорвалось что. И разом ослепило меня. Смотрю: громадное пламя вспыхнуло - все дерево в огне. Красиво было смотреть.
- Сейчас наши дороги разойдутся, - сказал о. Иван, - это поляна о. Семена. Вы в гору свернете, а мне надо немного вниз спуститься, всю гору кругом обойти и вон на ту вершину подняться: там и живу.
- О. Семен дома? - спросил я.
- Нет, он с месяц как ушел - что-то насчет воинской повинности надо ему: все-таки огород успел справить - ничего...
Действительно, огород оказался в полном порядке.
- Смотри-ка, о. Сергий, - сказал о. Исаакий, - лук-то у него лучше нашего. У нас градом побило, а у него ничего.
Нашли несколько спелых ягод клубники и смородины. Келья была отперта. На террасе висел старый изорванный подрясник.
- Ну, вы отдыхайте здесь, - проговорил о. Иван, - а я поскорей пойду.
Но и мы долго отдыхать не стали. Над горами потянулись редкие, точно синеватый дым, облака. О. Сергий уже несколько раз с тревогой посматривал на небо! и теперь торопил: как бы погода не испортилась, а то и поснимать не удастся.
Ближе к вершине лес почти исключительно хвойный. Каждый поворот открывает неожиданный вид, то на одну, то на другую сторону хребта. Слева горы сравнительно невысокие, возвышаются мягкими холмами, сплошь покрытыми лесом. Справа видна дальняя снежная цепь.
Мы всходим на небольшую, совершенно ровную площадку, заросшую невысоким ельником. Здесь устроена скамеечка. О. Сергий и о. Исаакий видят ее в первый раз.
- Должно быть, о. Семен сделал, - улыбается о. Сергий, - он все тут за грибами ходит.
До вершины теперь недалеко. Мы делаем последнее усилие и без передышки входим на самую вершину.

о. Валентин (Свенцицкий). Граждане неба. Мое путешествие к пустынникам Кавказских гор. 1915 г.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение