страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Стратилатов И.А.
Древность и важность апостольских правил
Судьба апостольских правил

Содержание
Судьба апостольских правил
Глава I. Могли ли сохраниться во всей целости и чистоте в первые века все вообще правила, преданные апостолами устно?
Глава II. Правила, известные ныне под именем апостольских, действительно ли те самые, которые апостолы предали устно?
Глава III. Кем и когда Апостольские правила были собраны, изложены в письмени и приведены в настоящий вид и состав?
Глава IV. Важность Апостольских правил

После Иисуса Христа, Божественного Основателя Церкви, первыми законодателями ее были святые апостолы. Они, как сами непосредственно, так и чрез поставленных ими по всем новооснованным церквам пастырей определяли правила веры, жизни, церковного благочиния и духовного суда и вообще устрояли церковный быт верующих так, как подобает в дому Божии жити (1Тим.3:15). Многие из таких правил изложены самими апостолами письменно в их посланиях; а другие, и гораздо большая часть из них, сохранились в предании, так как первоначально не в письмени, а личным управлением апостолов были установлены в церквах или же устно переданы от них пастырям, ученикам и преемникам их. Указания на такой образ действования святых апостолов можно видеть в их же собственных посланиях. Послания эти содержат большею частию изъяснение, напоминание, подтверждение того, что верующим было уже известно по устному наставлению от апостолов. Так, апостол Павел пишет к епископу Тимофею: "Образ имей здравых словес, их же от мене слышал еси" (2Тим.1:13); или: "Яже слышал еси от мене многими свидетели, сия предаждь верным человеком, иже довольны будут и иных научити" (2Тим.1:2). И это относилось не только к учению веры, но и к правилам и установлениям церковным. Тот же апостол в послании к Коринфянам, изложив несколько правил о совершении таинства Евхаристии, прибавляет: "О прочих же, егда прииду, устрою" (1Кор.11:34). Также преподав епископу Ефесскому Тимофею наставления касательно церковного управления, наконец, пишет: "Сия пишу тебе, уповая приити к тебе скоро: аще же замедлю, да увеси, како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива" (1Тим.3:15); или Титу: "Сего ради оставих тя в Крите, да недоконченная исправиши, и устроиши по всем градом пресвитеры, яко же тебе аз повелех" (Тит.1:5). Все это показывает, что апостолы в управлении церкви действовали более личными распоряжениями, нежели писанными посланиями. Отсюда-то и должно заключить, что, кроме писаний Нового Завета, заключающих в себе не все то, что учреждено апостолами в церкви, весьма многие апостольские установления остались в самой практике церковной, в которой они и должны были сохраниться посредством всеобщего и непрерывного предания. Некоторые из таких-то неписанных правил апостольских с течением времени вошли в писания святых Отцов, в определения соборные, в разные чиноположения и уставы церковные; а другие из тех же правил в числе 85-ти были собраны, как увидим, в ближайшее к апостолам время и, изложенные письменно, сделались известными под именем правил апостольских. Об этих-то правилах и свидетельствуют Отцы VI Вселенского собора, когда говорят: "Признаем, чтобы тверды и ненарушимы пребывали приятые и утвержденные бывшими прежде нас святыми и блаженными Отцами, а также и нам преданные именем святых и славных апостолов, восемьдесят пять правил".

Так произошли правила, известные доныне под именем апостольских! Так всегда смотрела на них Восточная церковь, - и такой взгляд ее окончательно утвердился в ней после того, как VI Вселенский (Трулльский) собор подтвердил апостольское происхождение и каноническую важность этих правил [1].

Но совсем иначе смотрели на апостольские правила западные церкви. Здесь издавна правила эти начали подвергаться сомнению. Так, в предисловии к собранию церковных правил [2], переведенных (около 500 года) с греческого языка на латинский римским аббатом Дионисием Малым (exiguus), высказан взгляд на эти правила как самого Дионисия, так и взгляд многих других. В этом предисловии Дионисий говорит: "In principio itaque canones qui dicuntur Apostolorum, de graeco transtulimus, quibus quia plurimi consensum non praebuere facilem"; уже из слов его "canones qui dicuntur Apostolorum" видно, что в то время сам Дионисий не вполне уверен был в действительно апостольском происхождении этих правил, а из следующих слов его: "Plurimi consensum non praebuere facilem" видно, что и многие в его время также сомневались в этом [3]. Вскоре потом Дионисий издал вновь собрание правил, в котором совершенно опустил апостольские правила, потому что Папа Римский не принял их в том виде, в каком представил Дионисий в первом своем издании [4]. Издание этого нового собрания совпадает именно с тем временем, когда Папа Ормизд в начале VI века признал правила эти апокрифическими [5]. Впрочем, апостольские правила в Римской церкви, хотя в числе 50-ти, были принимаемы с уважением и имели силу закона. Так, на соборе Латеранском, бывшем в 769 году при Папе Стефане II, Римская церковь ясно высказала, что "апостольских правил, преданных чрез Климента, не более нужно принимать, как только пятьдесят, которые и принимает святая католическая церковь Божия в Риме" [6]. А в 840 году Римская церковь уже пользовалась ими в своих определениях, как это известно из свидетельства Папы Льва IV, который в послании к британским епископам так говорит: "Правила, которыми мы пользуемся в своих определениях церковных, суть правила, известные под именем апостольских". Такая же сила приписана этим правилам и в так называемом "Декрете Грациана", изданном в 1151 году [7]; но так было только в Римской церкви; что же касается до других западных церквей, то в них апостольские правила не пользовались уже таким авторитетом. Григорий Туровский в половине VI века, хотя и знал о существовании их, но говорит, что они в большей части западных церквей или были неизвестны, или же были совершенно отвергаемы [8]. Фульгенций Ферранд, диакон карфагенский, около этого времени не внес их в свое сокращение церковных правил (Breviato canonum), хотя и должен был их знать из дионисиевского сборника [9], также не внес их и Мартин, епископ Брагский (Braccarensis, около 562 г.), в свое Collectio canonum orientalium [10]. Их апостольское происхождение отвергает и Гинкмар, архиепископ Реймский, и в его время, т.е. в 870 году, они еще не были внесены в кодекс Галликанской церкви [11].

Но из чего, собственно, апостольские правила подвергались такому сомнению в западных церквах? И как в самом деле нужно смотреть на них? Признавать ли их действительно апостольскими или нет? Вот вопросы, решением которых уже издавна стали заниматься многие западные ученые. Но все эти ученые до настоящего времени не могут согласиться во взглядах на происхождение правил, известных ныне под именем апостольских. Так, одни из них стараются защитить апостольское происхождение рассматриваемых нами правил, а другие, напротив, утверждают, что все эти правила совершенно подложны, вымышлены еретиками в V или VI веке. Между многими древними учеными, защищавшими апостольское происхождение рассматриваемых нами правил [12], был особенно замечателен некто Франциск Турриан (в XVI веке), написавший особенное рассуждение об этих правилах; этот ученый старался доказать, что правила, известные доныне под именем апостольских, имеют действительно апостольское происхождение, так как они составлены были самими апостолами на Иерусалимском соборе и были переданы чрез Климента. Но иначе думал о происхождении этих правил Гавриил Альбаспиней, епископ Орлеанский: не признавая в них апостольского происхождения, он думал, что все они суть нечто иное, как сокращение церковных правил и положений, постановленных гораздо ранее Никейского собора (бывшего в 325 г.) или частными соборами, или некоторыми епископами [13]. Против того и другого мнения восстал кальвинист Даллей: он опроверг турриановскую гипотезу, отверг также и замечания Альбаспинея и старался доказать нелепость, будто эти правила прежде Никейского собора и вообще в IV веке не были известны, а были собраны в V веке каким-то неизвестным обманщиком [14]. Вопреки Даллею, знаменитый Беверидж, член англиканской церкви, доказывал, что они, хотя не были сочинены Климентом Римским, но составлены из древних правил, изданных соборами II и III века [15]. Считаем нужным заметить, что этот ученый опровергал все доводы Даллея так сильно и в то же время так основательно, что почти все последующие ученые до новейшего времени повторяли результаты Бевериджа только с небольшими изменениями [16]. В новейшее время стали опровергать с разных сторон взгляд Бевериджа: уже в начале нынешнего столетия некоторые ученые думали, что собрание апостольских правил появилось или не ранее средины V века или, по крайней мере, не прежде конца IV века [17]. Из новейших исследований апостольских правил, в которых, по-видимому, весьма сильно опровергается взгляд Бевериджа, замечательно исследование Дрея. Он дошел до такого результата: "1) В древнейшей церкви не существовало никакого особенного кодекса правил. 2) Многие из так называемых апостольских правил по своему содержанию действительно весьма древни и даже совпадают со временами апостольскими, но повод к изданию их был гораздо позже, и только малая часть, заимствованная из апостольских постановлений, могла принадлежать к доникейскому времени. Другие же из них появились в IV и V веках и были не что иное, как только повторение и изменение того, что постановил Антиохийский собор, бывший в 341 году. Некоторые же (напр. 29, 81, 83) были еще позднее Халкидонского собора (541 г.), который мог даже служить для них источником. 3) Из таких источников правил составились два собрания, из которых одно, в числе 50 правил, появилось в половине V века, а другое, содержавшее в себе 35 последних, в начале VI века" [18].

Вот как смотрели на происхождение апостольских правил многие из западных ученых! Из таких различных взглядов уже ясно, что вопрос о происхождении и самой важности апостольских правил окончательно еще не решен; эти правила еще до настоящего времени служат предметом постоянных споров между учеными. Но так как Восточная церковь всегда признавала и до настоящего времени признает все восемьдесят пять правил действительно апостольскими, и так как она нисколько не сомневается в их канонической важности, то, дабы оправдать такой ее взгляд на эти правила и в то же время защитить их от тех несправедливых нареканий, которым они часто подвергаются со стороны протестантов, постараемся с особенною обстоятельностью исследовать как происхождение, так и самую каноническую важность правил, известных доныне под именем апостольских. Для полного и обстоятельного исследования этого предмета считаем нужным решить следующие вопросы: 1) Правила, преданные апостолами устно, могли ли в первые века сохраниться во всей целости и неповрежденности? 2) Правила, известные ныне под именем апостольских, действительно ли те самые, которые апостолы предали устно? 3) Если несомненно, что правила эти сначала существовали в предании, то кем и когда они изложены в письмени и приведены в один состав? И наконец, 4) Имеют ли они каноническую важность? Решением всех этих вопросов разъяснится надлежащий взгляд на апостольские правила, и в то же время ясно обнаружится неосновательность мнений тех ученых, которые сомневались и сомневаются в древнеапостольском происхождении этих правил.

Примечания:
1. Нам могут заметить, что в Восточной церкви апостольские правила не всегда были свободны от сомнений. Так, могут указать на предисловие к номоканону Фотия, Константинопольского Патриарха, где апостольские правила называются только глаголемыми (λεγομενα) и еще сомнительными (ου μην αλλα και τους λεγομενους των αγιων αποςτολων [κανονες] και ει τινες αυτους αμφιβολους и проч.). Правда, в этом предисловии, которое можно читать и в нашей Славянской Кормчей книге, действительно так говорится. Но в нем так сказано не об одних только апостольских правилах, но и о соборе Карфагенском выражено так, как будто бы правила его в первый раз вносились в кодекс и притом не как утвержденные всею церковью, но как поместные и только в некоторых отношениях полезные для всей церкви; наконец, и правила святых Отцов принимаются не вполне как канонические, а только как руководственные (неким образом устав даровати могуща - Слав. Кормч.). И хотя Бинер и другие не сомневаются приписать такое предисловие самому Патриарху Фотию (см. Biener. Collect. Graec. P.25), однако же оно не может быть достоверно приписано Фотию, потому что подобные рассуждения весьма странно было бы слышать от такого ученого мужа, каков был Фотий, особенно после того, когда VI Трулльский собор подтвердил апостольское происхождение рассматриваемых нами правил. Иначе необъяснимо, по какому поводу или с какою целью Фотий издал такой сборник в явном противоречии с действующим правом церкви. Гораздо вероятнее предположить, что при составлении номоканона в руках Фотия был какой-либо старый сборник, изданный еще прежде Трулльского собора, с этим именно предисловием, и что Фотий оставил, дополнил и обработал в новом виде этот старый сборник, оставив в нем это прежнее его предисловие как указание источника, как старый камень в фундаменте нового здания. Да если бы и действительно так рассуждал патриарх Фотий об апостольских правилах, то само собою разумеется, что мнение одного лица нисколько не подрывает мнения всей церкви. См. Архим. Иоанн. Опыт курса церковного законоведения. СПб., 1851. Т.1. С.93.
2. Здесь помещено послание к Стефану епископу Салоникскому, которому посвящен этот перевод. Предисловие это, равно как и весь дионисиевский перевод, отпечатаны в лучших сборниках правил у Гардуина (Collect. concil. Т.1. Р.1) и Мансия (Collect. concil. Т.1. Р.3). Греческий же текст этих правил сначала существовал в кодексах апостольских постановлений в последней главе (VIII,47), отдельно же издан был Григорием Гальвандером в 1531 году и в 1561 году Гентианом Греветом.
3. Дрей, протестантский богослов, в своих исследованиях об апостольских правилах высказал мысль, что Дионисий здесь под словом plurimi разумеет греков потому, что на Западе доселе еще не было никакого латинского перевода апостольских правил (см. его сочинение "Neue Untersuchung uber die constit. und canon. der Apostel". Tubing. 1832. S.206). Последнее справедливо, но отсюда еще не следует того, что греческий текст этих правил тогда не был никому известен на Западе и особенно в Италии, где было так много понимающих греческий язык.
4. Он так говорит об этом в послании к Папе Ормизду: "Quos non admisit universitas, - ego quoque in hoc opere praetermisi". Это второе собрания Дионисия не дошло до нас (Biener. De coll. Can. Eccl. Graec. 1827. Cap.12. P.11).
5. Bickell J. G. Geschichte des Kirchenrechts. Giessen. 1833.
6. См. Cours de droit canon. par Andre. Ed. Migne. Paris au mot droit. 1844.
7. Gratian dist. 16 praef.
8. Hist. Franc. V, 18 et 27.
9. Ballerini part.IV. Cap.1. Собрание Фульгенция можно видеть также и у Юстелла - Biblioth. jur. canon. Т.1.
10. Ballerini part.IV. Cap.2; Cf. Iustell. T.1. App. P.7; Mansi Concil. T.IX. Col.846-60.
11. Opusc. 33; adv. Hincm.; Laud. Cap.24.
12. А эти ученые были: Линдан (см. Chronic. praef. panopl.), Ламберт Грутер (см. Praefat. oper. Clement), Лорин (см. Comment. in Act. Apostol. Cap.XV), и Онуфрий (см. Платиново издание vitae Pontificum).
13. Albasp. observ. I,13. Это мнение было высказано также знаменитым архиепископом Петром де Марка (De concordia sacerdotum et imperio sev de libertate Ecclesiae Gallicanae. III,2).
14. См. его сочинение De Pseudepigraphis Apostolicis. Lib. III.
15. Свой взгляд он высказал сначала коротко в сочинении под заглавием "Judicium de numero et auctoritate canonum Apostolorum" и в своих примечаниях на апостольские правила, а потом уже довольно подробно против защитника Даллея Матф. de la Roque (Larroquamus) в одном из сочинений под заглавием "Codex canonum ecclesiae primitivae vindicatus et illustratus". То и другое сочинения Бевериджа издал Котеллерий: первое в томе I P. P. Apost. P.427-472, и второе во II т. Р.1-183.
16. Сравн. для примера Ballerini. De coll. can.1. Spittler L.T. Geschichte des kan. Rechtes. S.66 и след.; Walter F. Lehrbuch des Kirchenrechts. 4. Aufl.; Hase K. v. D. De jur. eccl. comm. P.30.
17. Первое мнение высказал Регенбрехт (см. его Dissertat. de canonibus app. et cod. eccl. hier. Vratisk., 1828), а второе - Краббе (см. его сочинение De codic canonum, qui Apostol. nomine circumferuntur. Gott., 1829).
18. Все это он изложил в сочинении под заглавием "Neue Untersuchungen uber die constitutionem und canones der Apostel". S.203-446. Биккель в своей истории церковного права во многом соглашается с Дреем.

Стратилатов И.А. Древность и важность апостольских правил. - СПб.: Журнал "Нева", 1996.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение