страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Игумен Ростислав (Колупаев)
Протоиерей Георгий Спасский (1877-1943)

Приложение. Акафист Пресвятой Богородице, Светлой Обители странников бездомных

Тяжелое материальное положение, чуждое окружение, душевные переживания, отсутствие четкой жизненной перспективы и прочие морально-нравственные проблемы, естественно, на одно из первых мест, ставили необходимость духовной поддержки. Одним из таких людей, кто оказал самое серьезное влияние на жизнь русских людей в Бизерте, был православный священник отец Георгий Спасский.

Биографические данные этого человека таковы: Родился он 26 сентября 1877 г., в семье священника Гродненской епархии. Будучи ребенком, Георгий получил чудесное исцеление по молитвам своей матери перед чудотворной Сурдетской иконой Божией Матери, находившейся тогда в монастыре, расположенном в окрестностях Поневежа. Это одна из наиболее прославленных православных святынь в западном Литовском крае [1]. Явление чудотворной иконы относится к 1530 г. Этот образ отец Георгий особо почитал в течение всей своей жизни.

В 1898 г. Спасский окончил в городе Гродно Литовскую духовную семинарию и, как лучший ученик послан на казенный счет в Московскую духовную академию. После получения образования и принятия сана 29 июля 1903 г., долгое время был законоучителем, где приобрел педагогический и методический опыт. Преподавал в Учительской семинарии в Поневеже, в Виленском Реальном училище, Техническом железнодорожном и Химико-Техническом. Одновременно с этим опекал тюремный храм. С января 1914 г. правящим архиереем Литовской епархии был архиепископ Тихон (Белавин), будущий Всероссийский патриарх [2]. Святитель очень хорошо знал своего подчиненного - городского протоиерея. Об отношении владыки к Спасскому, свидетельствует такой факт: архиепископ Тихон называл отца Георгия "виленским златоустом" и подарил ему наперсный крест с мощами святых мучеников Евстафия, Антония и Иоанна [3].

В начале 1914 г. военное начальство приглашает священника читать лекции в Виленском военном училище, с чего начинается долгая работа отца Георгия в военной среде. Начавшаяся первая мировая война, вынудила многих эвакуироваться из западных областей. В 1915 г. перед угрозой захвата Вильно германскими войсками архиепископ Тихон эвакуирует православные святыни в Москву, русское население покидает Литву. В 1915 г. протопресвитер армии и флота о. Г. Шавельский [4] предлагает Спасскому место законоучителя во вновь открывшемся Севастопольском Морском кадетском корпусе. В 1917 г. протоиерей получает новое назначение, он уже главный священник Черноморского флота. Столь высокий пост в системе духовно-воспитательной работы и религиозной опеки моряков Черноморского флота отец Георгий занимает по приглашению командующего вице-адмирала А.В. Колчака [5].

В качестве флотского делегата, отец Георгий принимает участие в заседаниях Поместного Собора 1917-1918 гг. В списке членов Собора, читаем: "Спасский Георгий Александрович - протоиерей, главный священник Черноморского флота - По избранию - От военного и морского духовенства - 40 [6] - кандидат богословия - Севастополь" [7]. Здесь в Москве отец Георгий имеет возможность видеть своего бывшего епархиального архиерея по Виленской епархии владыку Тихона. Работа Поместного Собора увенчалась избранием на восстановленную Всероссийскую патриаршую кафедру митр. Московского и Крутицкого Тихона. Протоиерей Г. Спасский вместе с другими делегатами, представителями Черноморского флота, возвращается к месту своего служения - в Крым.

После октября 1917 г., когда адмирал А. Колчак отправился в Сибирь, где возглавил контрреволюционное правительство, бар., ген.-лейт. П.Н. Врангель прибыл из Новороссийска в Крым. Здесь он организовал сопротивление из частей бывшей Добровольческой армии, командование которой принял на себя. В армии П. Врангеля должность руководителя военного духовенства занимал епископ Вениамин (Федченков), специально посвященный для этого в архиерейский сан, с титулом "Севастопольский". Это первый и единственный случай за всю историю российской армии, так как до этого высшие армейские капелланы носили сан протопресвитеров. Протоиерей Георгий Спасский с этого момента стал помощником епископа армии и флота. Сфера его обязанностей была определена в области религиозного попечения на флоте. Священник, благодаря своим способностям и преданности делу в скором времени стал ближайшим сотрудником епископа Вениамина.

Среди поручений, которые приходилось выполнять отцу Спасскому, было, например такое, как борьба против употребления ненормативной лексикой в военной среде. Отец Георгий должен был заготовить специальный проект приказа по Армии против этого зла, буквально захлестнувшего морально истощившееся белое движение. "Приказ был написан сильно и коротко. Последние две строчки приблизительно говорили: "И пусть старшие показывают добрый пример младшим в решительном искоренении этого ужасного обычая!", - вспоминал, в последствии, еп. Вениамин [8].

Белое движение шло на убыль, неминуемая гибель и эвакуация частей из Крыма стали неизбежными. Таким образом, Георгий Спасский, вместе с флотом, который составлял его паству, покидает Россию. Об этом, еп. Вениамин вспоминал: "Незадолго перед отплытием прибежал ко мне мой помощник прот. Г. Спасский, за советом: не остаться ли ему в России? - Как вы думаете и чего хотите? - спрашиваю его. - Я-то желал бы остаться, что бы ни случилось. Но моя матушка истерически протестует. - Послушайтесь матушки и смиренно уезжайте. - После я назначил его заведующим духовенством флота, который ушел во французскую Бизерту" [9].

Другой русский митрополит, с которым также пришлось служить отцу протоиерею, в свою очередь писал: "Отец Георгий Спасский был до революции священником Черноморского флота. Уже тогда он занимал видное положение, а когда после Крымской эвакуации наш флот ушел в Бизерту, значение его, как духовного водителя эмиграции, в Бизерте еще больше возросло" [10].

Здесь в далекой Африке, русский пастырь продолжает нести свое не легкое служение, он духовно опекает воинов, членов их семей, да и вообще всех нуждающихся в поддержке, в добром слове и совете, в молитве и таинствах церкви. В письменных источниках по истории русского присутствия в Бизерте содержится небольшая информация о праздновании дня святого Георгия Победоносца, которого во все времена особо чтило русское воинство: "26 ноября/19 декабря Георгиевский праздник. Утром было торжественное богослужение на "Георгие Победоносце". Служил отец Спасский со всем духовенством. После службы все георгиевские кавалеры были приглашены на обед к командующему эскадрой" [11].

Офицеры и вообще все русские обитатели военных лагерей любили своего духовного наставника. "Он испил общую с нами чашу испытаний изгнаннической жизни. В далеком Тунисе, в Бизерте… он развернул вновь всю силу самоотвержения своего духа, церковно организуя и религиозно поддерживая русских людей, брошенных в тяжкие условия пустыни. Поистине явил он образ доброго пастыря, когда в знойной Африке пешком, неся на себе церковную утварь, ходил из одного лагеря в другой, совершая божественные службы, принося радость духовного утешения веры тем, кто был уже на краю отчаяния", - записал один из офицеров флота, бывший почитателем и духовным чадом отца Георгия [12].

Заслуживает внимания личность священника, с точки зрения его подхода к проблеме священнослужения. Воспоминания современников говорят: "Хорошо служил о. Георгий, красиво и чинно. Может быть, его манера читать молитвы, делать возгласы и прочее, где-нибудь в Москве, в XVII веке, вызвала бы осуждение, но наше время сильно отошло от канонов Московской Руси, оно требует и в богослужении новых форм, Что если бы во времена Никона попробовали в Успенском соборе спеть "Верую" Чайковского! Что бы там поднялось!.. Хорошо служил о. Георгий и хорошо говорил проповеди. Едва ли не самое важное в речах церковных ораторов - чувство меры и стройности построения. Если по части последнего существуют критерии, то, что касается первого, - обычный грех - расплывчатость, вода. У о. Георгия не было воды, оттого, может быть, и проповеди его не утомляли, а производили сильное впечатление. Много их сказал за это время о. Георгий, между прочим, целый курс по истории церковных канонов, а также комментарий к службам, Для большинства это было совсем ново, приближало к богослужению и делало службу особенно осмысленной" [13].

Батюшка, несомненно, был наделен поэтическим талантом. Акафист "Светлой Обители странников бездомных", по всей вероятности был составлен отцом Георгием в Бизерте, и уже затем приобрел хождение в рукописных списках по всему русскому зарубежью.

О том, как сам отец Георгий относился к служению этого акафиста, писали люди, близко его знавшие: "Очень прошу всех петь! Всех! - громко говорит о. Георгий, направляясь к аналою, - Сегодня мы будем молиться Царице Небесной. Прошу всех петь… - И вот начинается акафист… Все, у кого есть голос и у кого его нет, - поют стройно, просто, без выучки, спевшись за годы акафистов… Как драгоценные камни - переливаются лучезарные, дивные акафистные величания, славословия и моления. Рвутся в высь души в страстной, все больное сжигающей, сердце и душу опаляющей, молитве. Как часто на этих акафистах слезы, на глазах у самого о. Георгия, в его проникновенном голосе. Как далеко здесь земля с ее ужасом и грязью. Как близки в этот час небеса!" [14]

Из других воспоминаний: "Радуйся, Светлая Обитель странникам бездомным!" - Есть особенные чудесные слова, которые заключают в себе одновременно полноту духовного и материального значения и своим звуком вводят нас во внутрь этого смысла... как бы распахивая врата его. Обитель - это понятие, включающее в себя мысль и чувство о доме и родине; это место и конкретное и отвлеченное, где мы не чувствуем себя одинокими и чужими, где мы у себя, дома, где наша родина не территориально, но духовно, оживает в полноте переживаний, где мы не одни, чтобы страдать и радоваться, где Святое, Незримое Присутствие небесным кровом простирается над нами… - "Радуйся Светлая Обитель! Странникам бездомным!" Отзвучало последнее слово, поднялась осеняющая крестом благословляющая пастырская рука о. Георгия, но молитвы все еще вырываются из переполненных сердец странников "бездомных" и благодатные созвучия, как родные спутники, провожают их во мраке чужого города. Потухающие огни лампад и свечей храма чудесно вспыхивают в их сердцах, мерцая сиянием надежды. Есть дом, есть родина, есть Святая Обитель, дающая покров бездомным душам! Странники бездомные, спешите... Спешите в дом Пресвятой Богородицы! Там после давящей пустоты… мы найдем покой, покров нашей скитающейся душе, мы найдем необъятное пространство для наших скорбей и святую целебную тишину для ран нашего сердца. Святая незримая рука - рукою Своего верного служителя, нашего доброго пастыря... и через живительную любовь к земной родине нашей… приведет… в небесную родину…" [15].

В Тунисе священник проявил себя, как организатор воспитательной и образовательной работы среди детей и юношества. В этом деле пригодился опыт отца Георгия, приобретенный за годы педагогической работы в различных учебных заведениях Виленской губернии. Дети, вместе с родителями, покинувшие родные места, пережившие ужасы гражданской войны, эвакуацию и содержание в беженских лагерях, были наиболее травмированной частью русской колонии. Кто, как не пастырь понимал это наиболее остро. Батюшка прилагает усилия над созданием общеобразовательной русской школы в Бизерте. Многие из детей уже годами были оторваны от возможности получения систематического образования.

Для укрепления в вере, для морально-нравственного и патриотического воспитания отец Спасский устраивает воскресную школу. Он так же оказывает, по возможности, материальную поддержку нуждающимся.

О том, насколько целостной и одаренной личностью был этот священник, можно понять, обратив внимание на сферу его интересов. Он известен, как духовный писатель "Письма из Африки", принадлежавшие перу о. Георгия Спасского выходили в газете "Новое время", проповеди священника и его мемуары опубликованы в Париже. Педагогические труды выявили в нем действительный талант на этом поприще. Кроме того, не оставался в стороне священник и от волновавших общество, политических вопросов. В самиздатовском офицерском журнале, выходившем на эскадре в 1921 г., читаем: "На "Георгие Победоносце" были прочитаны следующие лекции: "Масоны" - о. Георгий Спасский, "История Тунисской области" - генерал-лейтенант Твердый, "Теория Эйнштейна" - инженер Гофман" [16].

Русский эмигрантский историк П.Е. Ковалевский в своих дневниковых записях оставил упоминания о встречах с протоиереем Спасским в 1922 г., когда он приезжал в Париж, по церковным делам. Так 9 мая записано: "Вечером был на докладе Карташова. Был прот. Георгий Спасский, главный морской священник, приехавший из Бизерты" [17]. Далее, 16 мая: "Вечером все были на докладе прот. Г. Спасского, рассказывавшего о жизни в Бизерте, о братствах, устроенных им на кораблях и в морском кадетском корпусе. Отец Георгий - благочинный; кроме него там 6 священников" [18]. И еще: "Прот. Спасский написал очень интересную статью в "Новом времени" о стойкости православных русских людей в своей вере, несмотря на притеснения, насмешки и искушения" [19].

С 1923 г. священник проходил свое служение во Франции. Эскадра была расформирована, многие покидали Тунис, переезжали в другие страны. Среди них: Алжир, Марокко и, конечно же, в первую очередь Франция. Настроения своей паствы чутко воспринимал священник, о тех днях он записал: "Тяга во Францию продолжается. Каждую неделю отходит транспорт в Марсель, с палубы парохода машут платками, посылая прощальный привет остающимся, группы отъезжающих русских. Группы эти бывают иногда порядочные, до ста и более человек. Во всей Tunisie, считая, в том числе корпус и эскадру, осталось приблизительно около восьмисот человек из бывших здесь пяти тысяч. Раньше все ехали на заводы или для очистки полей битв, теперь всех чарует Париж. Словно очковая змея притягивает он к себе бедную птичку эмиграции" [20].

Русский митрополит в Париже Евлогий (Георгиевский) [21] оставил следующие сведения, из которых узнаем о том, что "после ликвидации флота в Бизерте по требованию французских властей о. Спасский приехал в Париж. Наше духовенство включить его в штат не соглашалось, и я сделал его разъездным священником, отвел ему квартирку в церковном флигеле и положил из сумм епархиального управления 500 франков в месяц жалования. Он должен был сопровождать меня в поездках по епархии, помогать мне основывать приходы, по моему поручению умиротворять распри в приходских советах на местах и т.д." [22]. В это время, батюшке пришлось некоторое время организовывать приход в городке Монтаржи, в 2-3-х часах езды от Парижа, где был завод по производству резины. Тут трудилось много русских, в т.ч. матушке Спасской пришлось также работать на этом заводе [23]. На его долю выпало основание и организация приходов в городах Канн и Коломбеле (Нормандия) [24], освящение Никольского храма в Сансе [25].

В 1924 г. прот. Спасский способствует переезду во Францию из Бизерты протоиерею Николаю Венецкому и перевозу имущества корабельной церкви с одного из списанных кораблей эскадры [26], для оборудования храма в г. Крезо, устроенного русскими рабочими на пушечном заводе.

Затем, как пишет митрополит: "Понемногу я все же втиснул его в наш приход третьим священником. Он весьма оживил приходскую жизнь" [27].

Служение в соборе Александра Невского на улице Дарю в Париже о. Георгий начал с 1925 г. От этого периода времени сохранились его опубликованные проповеди. Один из людей знавший Спасского по жизни в Париже, вспоминал: "Красиво рассказывал о. Георгий об Африке, о Бизерте. Перед нами проходили целые картины: пальмовые рощи и розовые фламинго, бедные кадетики, заброшенные в далекую чужую землю, церковь в каземате, такая убогая и маленькая, но с такой любовью устроенная, лекции и вечеринки на кораблях, огромные черные арабы, маленький хамелеон, - друг каждого жилища и, наконец, крестный ход ночью в горах с пением, иконами и хоругвями при свете факелов. И там был о. Георгий лучом, освещавшим серенькую беженскую жизнь…Отец Георгий очень любил животных. Из Африки привез в Париж белую крысу и курицу-калеку" [28].

Французская столица была и остается главнейшим центром русской эмигрантской жизни. Прот. Спасский включается здесь в общественную жизнь. Он вновь читает лекции, проявляет социальную активность и т.д. В прессе тех лет, находим объявление: "Лекция на тему "Св. Петр, Рим и католичество", сбор от лекции пойдет в распоряжение сестричества для больных и бедных" [29].

Владыка Евлогий, характеризовал своего подчиненного следующим образом: "Одаренный человек, прекрасный оратор, литературно образованный… он являл тип священника нового склада… молитвенный, церковный, глубоко религиозный, он любил служить и служил с подъемом, любил причащаться; не свысока, а истово и смиренно исполнял требы, ревновал о службе Божией, о ее полноте и благолепии. По воскресеньям в 5 часов он служил молебны с акафистом" [30]. Об эти службах русская публика в Париже могла узнать из объявлений, сделанных в прессе. Желающие приглашались, следующим образом: "Возобновляются молитвы с акафистом. После молебна религиозная беседа. Молебен будут совершать каждое воскресенье в 5 часов вечера в нижней церкви. Беседы будут вести Высокопреосвященнейший митр. Евлогий и отец прот. Георгий Спасский" [31]. Службы и возможность действительного, живого общения с пастырем, привлекали много желающих, среди, которых большинство составляли искренние почитатели отца Георгия. "Собиралось довольно много молящихся… Эти беседы имели, несомненно, просветительное значение. Проповеди его были блестящи по форме, живы, энергичны… Любил он читать и лекции с благотворительной целью. Я назначил его духовным руководителем сестер" [32], - пишет, далее митр. Евлогий.

Русские женщины в Париже, с благословения владыки, создали сестричество. Руководила работой Вера Васильевна Неклюдова [33]. Женщины заботились о храме, убирались, украшали к праздникам, следили за чистотой и ремонтом облачений. При соборе организовали занятия с детьми, устраивали летний отдых с выездом на природу в лагеря, на них же лежала забота по проведению рождественских елок и пасхальных праздников, и многое другое. "Очень широко развило сестричество благотворительную деятельность. Сестры собирали ношенное платье, белье, обувь и раздавали нуждающимся; оказывали и денежную помощь. Посещали они и одиноких русских в больницах... хоронили безродных больных… Раз в неделю, по пятницам, сестры собирались ко мне на чай. Бывали доклады, потом следовали по поводу них беседы. Особенно оживилась деятельность сестричества при о. Георгие Спасском" [34], - вспоминал митрополит.

"Отец Георгий внес в сестричество дух единения и сумел возбудить в них интерес к религиозным вопросам. По пятницам он вел систематические беседы: первый год - краткий курс апологетики [35], второй - толкование Священного Писания, третий - толкование богослужения. Изредка для сестер он служил литургию, это способствовало развитию в них сознания духовного единства.

Но главная заслуга о. Георгия Спасского, которую необходимо отметить, - его умение входить в индивидуальное общение с душами. Он являл пример настоящего пастырства… Отец Спасский становился другом, наставником тех, с кем духовно общался, посещал своих духовных детей и в каморках и в подвалах, назидал и утешал, одаривал кого крестиком, кого просфоркой, образком или молитвенником, помнил всех именинников и именинниц, все особо памятные в семьях дни… Он обо всех заботился и во все входил. Иногда ему случалось за день побывать в 25-30 домах. Себя он не жалел нисколько. Неудивительно, что он надорвался и сгорел в этом непосильном, ревностном труде" [36].

С теплотой вспоминал отца Георгия Спасского Феодор Шаляпин [37] в своих воспоминаниях [38]. Протоиерей был духовником великого певца.

Способности протоиерея Георгия были замечены владыкой-митрополитом, он привлекает его к ответственной должности, поручает членство в Епархиальном совете [39]. Когда в Париже встал вопрос об открытии Сергиевского богословского института, отец Георгий был привлечен к работе Комитета по изысканию средств для приобретения подворья [40].

Прожил протоиерей Спасский 58 лет, скончался он 3/16 января 1934г. Бог забирает к себе людей тогда, когда они к этому готовы. Вся наша земная жизнь - есть подготовка к главному экзамену, по результатам которого человек получает свое место в вечности. Кто не готов, остается на следующий год, на переподготовку, вот от чего в жизни людей страдания, скорби, беды, болезни и т.д., - это все задания, решать их учит наша жизнь.

О кончине протоиерея, русский архипастырь записал следующее: "Отец Георгий Спасский был, несомненно, выдающийся священник. Он скончался скоропостижно от разрыва сердца… во время чтения своей лекции "О догмате"; она была вводной в цикле лекций, в которых он предлагал дать анализ и критику религиозно-философских и богословских трудов наших современных мыслителей… В роковой вечер… - ему сделалось дурно, и тут же на эстраде он скончался… При жизни популярность отца Спасского была велика, и смерть ее не умалила" [41].

Местом погребения знаменитого русского пастыря долгое время был сам собор Александра Невского, гроб с его прахом был помещен в одном из приделов нижнего храма. Люди чтили место упокоения своего духовника, принося множество живых цветов к его могиле. В последствии прах был перенесен, для постоянного упокоения в могиле, на русское кладбище (cimetiere Russe) в Sainte-Genevieve des Bois под Парижем [42].

Почитатели памяти о. Георгия Спасского составили комитет его имени, который продолжал труды, заповеданные батюшкой в деле христианского милосердия. Доброхоты организовали своеобразный "Дом отдыха" в Севре. "Дела комитета пошли хорошо, и он устроил… небольшую, но очень уютную и красивую церковку" [43], - пишет митрополит Евлогий. Храм этот был освящен 16 ноября 1938 г.

В 1947 г. в день ангела батюшки, в праздник, посвященный святому Георгию Победоносцу, в кладбищенской Успенской церкви, прошла церемония, посвященная открытию памятника отцу Спасскому [44]. Памятник освящал митрополит Владимир (Тихоницкий). Газета "Русская мысль", писала: "Отец Георгий похоронен в склепе нижней церкви. Надгробный памятник ему, очень изящный, исполнен Альбертом Бенуа [45] (икона в триптихе изображает Божию Матерь Сурдетскую, исцелившую отца Георгия в младенчестве, по обеим сторонам апостол Иоанн Богослов и св. Георгий Победоносец)" [46].

Не только память о замечательном русском пастыре продолжала жить в сознании его духовных детей из числа русских эмигрантов, но и его заветы нашли продолжение в делах благочестивых и добрых людей. В память о своем духовнике в Париже была организована инициатива социального призрения, устроен т.н. "Очаг русской девушки имени отца Георгия Спасского", где за умеренную плату в 7000 франков в месяц обеспечивался полный пансион" [47].

Примечания
1. Сурдегская икона Божией Матери в 1915 г. перед угрозой немецкой оккупации эвакуирована в Ярославль, в 1921 г. возвращена в Литву, ныне находится в Благовещенском соборе г. Каунаса.
2. Тихон (Белавин В.И.) (1865-1925 гг.), после окончания Санкт-Петербургской Духовной академии в 1888 г. на преподавательской работе, в 1897 г. рукоположен в епископа Люблинского, викария Холмской епархии, с 1889 г. на Алеутско-Американской кафедре (США), с 1905 г. архиепископ, в 1907 г. переведен в Ярославль, с 1913 г. на Виленско-Литовской кафедре, в 1917 г. избран на Московскую кафедру. Поместным Собором 1917-1918 гг. избран Всероссийским патриархом. Причислен к лику святых на соборе РПЦ в 1989 г.
3. Евстафий, Антоний и Иоанн виленские мученики, - пострадали за исповедание православия в Вильнюсе от Литовского князя язычника Ольгерда в XIV в. Перед угрозой немецкой оккупации в 1915 г. мощи святых эвакуированы в Москву, в 1946 г. возвращены в Свято-Духов монастырь в Вильнюсе.
4. Шавельский Георгий (1871-1951 гг.), протопресвитер Армии и Флота (с 1911 г.), видный церковно-общественный деятель, с 1919 г. возглавлял военное духовенство вооруженных сил Юга России, затем в эмиграции.
5. Колчак Александр Васильевич (1874-1920 гг.), выпускник Морского корпуса, участник полярной экспедиции барона Э.В. Толя, участник обороны Порт-Артура во время русско-японской войны, был в плену. В первой мировой войне - командир дивизиона миноносцев, командир минной дивизии, вице-адмирал (1916 г.) командующий Черноморским флотом. После октября 1917 г. воевал в Сибири, в июле 1919 г. в Омске провозглашен Верховным правителем России, в январе 1920 казнен по приговору ЧК.
6. Графа указывающая возраст.
7. Общий список членов Священного Собора. - В кн.: Священный Собор Православной Российской церкви. Деяния. Кн.1, вып.1. - М.: Издание Соборного Совета, 1918. - с.89-90.
8. Вениамин Ф. - с.246.
9. Там же. - с.274.
10. Георгиевский Е. Ук. соч. - с.380.
11. Из жизни эскадры и лагерей. - //МС, 1921, №7. - с.68.
12. Аметистов Т.А. Биографический очерк. - В кн.: Спасский Г. Ук. соч. - с.12.
13. Кнорринг В. Ук. соч. - с.158.
14. Дьякова Е.С. - В кн.: Спасский Г. Ук. соч. - с.71-72.
15. Е.А.М. Воспоминания об о. Георгие. - Там же. - с.134.
16. Из жизни эскадры и лагерей. - //МС, 1921, №7. - с.68.
17. Ковалевский П.Е. Ук. соч. - с.396.
18. Там же. - с.398.
19. Там же. - с.428.
20. Спасский Г. Ук. соч. - с.346.
21. Евлогий Г. Ук. Соч.
22. См.: Там же. - с.380.
23. См.: Там же. - с.464.
24. См.: Там же. - с. 478.
25. См.: Там же. - с.382.
26. См.: Там же. - с.467.
27. Там же. - с.380.
28. Герасимова П. - В кн.: Спасский Г. Ук. соч. - с.60-61.
29. Хроника. Лекции о. Г. Спасского. - //Возрождение, 1925, №200.
30. Евлогий Г. Ук. Соч. - с.380.
31. Церковная жизнь. Возобновление воскресных акафистов. - //Возрождение, 1925, №145. - с.2.
32. Евлогий Г. Ук. Соч. - с.381.
33. Неклюдова В.В., окончила Смольный институт, фрейлина, с 1914 г. работала в Стокгольме в Организации Красного Креста, скончалась в 1935 г. в Париже.
34. Там же. - с.380.
35. Апологетика (от греч. заступничество, оправдание), - богословская дисциплина призванная решить противоречия между верой и знанием.
36. Там же. - с.381.
37. Шаляпин Федор Иванович (1873-1938 гг.), певец, обладатель уникального высокого баса, выступал в театрах Тбилиси, Мариинском (Петербург), Большом (Москва), Ла Скала (Италия), с блистательным успехом участвовал в "Русских сезонах" во Франции.
38. См.: Шаляпин Ф. Из моей жизни. - М., 1990. - с.416-419,456.
39. См.: Евлогий Г. Ук. соч. - с.382.
40. См.: Там же. - с.404.
41. Там же. - с.380.
42. Sainte-Genevieve des Bois (Святой Женевьевы в лесу), - русское православное кладбище в пригороде Парижа.
43. См.: Там же. - с.453.
44. Открытие памятника на могиле о. Георгия Спасского. - //РМ, 1947, №3.
45. Бенуа Альберт Александрович (1888-1960), архитектор и художник. Принимал участие в проектировании Успенской церкви в Sainte-Genevieve des Bois, храма-памятника на могилах русских воинов на кладбище Сент-Илер-ле-Гран (близ Мурмелона) и др. церквей во Франции. Расписывал храмы. Похоронен в крипте храма Успения на русском кладбище вместе с супругой Маргаритой Александровной Бенуа (урожд. Новинской) (1891-1974).
46. Памятник о. Георгию Спасскому. - //РМ, 1947,№6. - с.5.
47. Жизнь церкви. - //РМ, 1951, №381. - с.7.

Copyright © Колупаев В.Е. "Русские в Северной Африке", 2004. All rights reserved. Для связи: rostigumen@mtu-net.ru
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение