страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Священномученик Иларион (Троицкий)
Правда ли, будто ученые люди в Бога не веруют

Рецензия на книгу: А.Г. Табрум. Религиозные верования современных ученых. Перевод с английского под ред. В.А. Кожевникова и Н.С. Соловьева. М., 1912.

Мудрая русская пословица говорит, что для того, чтобы узнать хорошенько человека, нужно вместе с ним съесть три пуда соли, тогда только можно говорить о нем плохо или хорошо, иначе можно очень легко наговорить о нем всякой неправды. Но не очевидно ли, что о науке и особенно от лица науки имеет право говорить только тот, кто за научными занятиями съел несколько пудов соли? А кто сам с наукой не знаком, тот пусть слушал бы, что говорят другие. Но на самом деле как часто забывается совершенно эта, казалось бы, столь очевидная и бесспорная истина! Кому не случалось наблюдать того повседневного явления, что на науку особенно любят ссылаться те, кто меньше всего занимается наукой?

Можно еще заметить, что чем менее знает человек, тем решительнее и развязнее его ссылки на науку. Наука обычно таким людям [представляется] в каких-то туманных и неясных очертаниях. Не знаю, приходилось ли Вам, читатель, а мне приходилось вести такие приблизительно разговоры: услышишь, что какой-нибудь полуинтеллигент с запальчивостью, тоном, не допускающим сомнений и возражений, скажет столь обычную фразу: "Наука неопровержимо доказала", - возьмешь да и спросишь его:

- А позвольте узнать, как же наука доказала это?

- Я не могу вам подробно развить научные положения. Я беру только готовый научный вывод.

Это говорится тоном менее решительным, но все же весьма самоуверенным.

- Да? Но вы сами встречали где-нибудь эти выводы? Собеседник начинает немного смущаться, но все же отвечает:

- Конечно, встречал.

- А не скажите ли вы, где именно вы встречали эти выводы? У какого ученого? В каких ученых трудах?

Припертый к стене "ученый" не хочет сказать правды и молчать ему тоже кажется неудобным:

- Я не могу назвать вам сейчас имен, но ведь вообще наука это утверждает в настоящее время.

Да, для большинства подобных людей, столь развязно ссылающихся на науку, существует не наука, а "вообще наука".

Нигде невежество нашей так называемой интеллигенции не достигает таких чудовищных размеров, как в области знания богословского, но именно в этой-то области смелость в ссылках на неведомую науку доходит до дерзости и нахальства. Только и слышишь, что Священное Писание - мифы и басни. Как Библия учит о происхождении мира и человека - это совершенно неприемлемо для сколько-нибудь порядочного человека. В науке-де доподлинно известно и неопровержимо доказано, что в Библии сказки написаны, а не истина! Кто уважает науку, тот Библии верить не будет. Сложилось в полуинтеллигентной среде такое убеждение (если только есть там какие убеждения!), будто "вообще наука" Библии враждебна, и чем дальше, тем вражда эта становится все более и более непримиримой, а надежды на соглашение науки и Библии не остается совсем.

Можно, конечно, сказать, что среди верующих в Библию много людей не чуждых науке. Значит, соглашают же они как-нибудь свои научные знания с признанием Библии и с верой в Бога. Среди иерархов разных исповеданий тоже немало лиц, стоящих на высоте современного научного знания, но разве мешают им их научные знания с благоговением читать в собрании верующих Священную Библию? Сколько, наконец, во всех странах многоученых богословов, всю жизнь проводящих в изучении Библии и не теряющих веры в ее Божественное происхождение и богодухновенное достоинство? Но все это кажется недостаточным. Это, мол, люди веры, они не могут быть беспристрастны, они не всегда даже искренни, а вот настоящие-то ученые, которые занимаются настоящей наукой, те-то что говорят? Те-то считают возможным веровать в Бога и признавать Библию?

Так рассуждают, но никто не задается вопросом столь, казалось бы, естественным - а в самом деле, что говорят о вере и науке представители современной науки? Зачем говорить от их лица? Пусть сами они скажут о себе.

Для доказательства истины христианства один член Лондонской Лиги А.Г. Табрум, слушая разных демагогов-атеистов, которые зачисляют в свой лагерь науку и всех ученых, задался целью проверить, правда ли, что ученым людям наука мешает веровать в Бога и они все отрицательно относятся к вере, как это о них принято думать и говорить. С этой целью он написал письма к английским и американским представителям наук естественных и математических, где просил их ответить на два вопроса: 1) Существует ли действительно противоречие между фактами науки и основными началами христианства? 2) В вашем жизненном опыте приходилось ли вам знать ученых нерелигиозных и враждебных христианству? Большинство ученых ответили и разрешили свои ответы опубликовать. Все эти ответы, в числе 134, и напечатаны в книге Табрума "The Religious Beliefs of our Scientists" (London, 1910), которая теперь переведена на русский язык. Среди напечатанных писем мы видим письма от представителей всевозможных научных областей, здесь президенты Королевского общества, химики, физики, геологи, биологи, физиологи, филологи, ориенталисты, зоологи, анатомы, патологи, ботаники, антропологи, гинекологи, психологи, математики, астрономы, инженеры-электротехники и другие. Много высказано этими современными представителями положительной науки хороших мыслей, но особенно замечательно, что почти никто не высказался о вере отрицательно и никто не признает, будто ученые люди безрелигиозны; наоборот, почти каждый не считает науку противной вере и знает ученых положительно религиозных. Мы приведем несколько кратких отрывков из напечатанных в названной книге писем. Заметим, кстати, что пред каждым письмом даны краткие сведения о его авторе; видно, что письма принадлежат действительно ученым людям, которые стоят во главе современной науки, науку и ученых людей знают не понаслышке, а потому, что живут среди науки и ученых.

Джордж Стокс, профессор математики в Кембриджском университете:

"Что касается утверждения, будто недавние научные изыскания показали, что Библия и религия ложны, то на это я отвечу прямо: этот взгляд совершенно ложен. Я не знаю никаких здравых выводов науки, которые противоречили бы христианской религии. Быть может, и есть кое-какие дикие научные предположения, высказываемые главным образом людьми второразрядного научного знания, выдаваемые за хорошо обоснованные научные заключения и которые, по свойствам своим, могут вызывать некоторые затруднения, если эти предположения признать за истину; но я не зайду настолько далеко, чтобы говорить о противоречиях науки и религии друг к другу, так как в главных частях они движутся в разных плоскостях и едва ли есть поводы для их противопоставления... Вы спрашиваете: дал ли мне мой жизненный опыт основание считать величайших ученых людьми нерелигиозными? Отвечаю: мой опыт не только не привел меня к этому выводу, он привел меня как раз к обратному заключению".

Вилльям Эбней, президент Астрономического, а потом Физического общества:

"Я занимаюсь науками и должен, по совести, сказать, что не только нет вражды между Библией и естествознанием, но что мы имеем дело как раз с обратным явлением... Ученые не более нерелигиозны и не более враждебны христианству, чем не ученые. Я бы сказал даже: менее, чем последние. Есть много вождей науки, которые могут быть с полным основанием названы блестящими примерами людей христианского типа". "Если кто-либо утверждает, что наука и религия противоположны, и что ученые нерелигиозны потому только, что они ученые, то такое обобщенное утверждение ложно".

Джемс Гейки, профессор, декан факультета наук Эдинбургского университета:

"Говорить, будто руководящие наукой ученые нерелигиозны или что они враждебны христианству - просто-напросто невежественная нелепость. Такое утверждение могло быть сделано только каким-нибудь сумасбродным болтуном или же ревностным фанатиком".

Эдуард Холл, профессор геологии Королевского колледжа наук:

"Что касается истинности и достоверности исторических книг Священного Писания, то ежедневные открытия склоняются к подтверждению их. Недавние исследования в Египте, Палестине и других восточных странах показали, до какой степени, даже в мелких подробностях, документы Ветхого Завета могут быть принимаемы с глубоким доверием.

Что касается мнения, будто ученые обыкновенно бывают скептиками и неверующими, то, насколько мне известно, это утверждение ложно. То, что среди геологов скептиков мало, а христиан много, - я могу удостоверить на основании личного знакомства с ними".

Александр Мэкэлистер, профессор анатомии в Кэмбриджском университете:

"По моему мнению, конфликта между наукой и нравственными и духовными учениями Библии нет. Я думаю, что мой взгляд разделяется многими людьми, посвятившими всю жизнь свою научным исследованиям". "Да и из моего опыта я вынес убеждение, что неверие в Божественное откровение, дарованное в жизни в трудах, в смерти и воскресении нашего Спасителя, преобладает более среди тех, которых я позволю себе назвать обозным арьергардом при лагере науки, нежели среди тех, для кого активный научный труд составляет истинную жизненную задачу".

Джемс Кричтон-Броун, член Нью-Йоркской медицинской академии, доктор медицины и доктор прав:

"Мне хочется сказать вам: "Держитесь крепко за Нагорную проповедь и не придавайте никакого значения сумасбродству тщеславных и глупых секуляристов"".

Джемс Пэджет, знаменитый хирург и патолог:

"Среди ученых вы найдете лишь очень немногих, нападающих и на теологию, и на религию. Нападки, приписываемые им, исходят, главным образом, от людей, очень мало знакомых с наукой и пользующихся не фактами ее, а только самыми отдаленными умозаключениями из них, причем такие люди готовы пользоваться и иным, чем попало, и из какого бы то ни было источника, лишь бы ниспровергать религиозные верования".

Дайс Дэкворт, доктор медицины:

"Не расстраивайте себя из-за безбожников! На свете слишком много слабых, тщеславных и невежественных болтунов! Можете быть уверенным, что большинство лучших и наиболее откровенных ученых не находит трудностей в примирении христианской религии с непрерывающимися добавлениями к науке, точно так же, как не считают они и Библию за камень преткновения для принятия новых точек зрения на старые истины... Единственное разрешение всех наших затруднений состоит, по моему мнению, в том, чтобы поддерживать в себе смиренную и детскую веру и доверчивое упование на совершенную любовь к Богу... Счастливейшие из живущих и счастливейшие из умирающих те, которые твердо держатся этой веры... Я не колеблюсь заявить, что я - убежденный христианин, и, думаю, имею основание сказать, что и большинство моих коллег по профессии в Англии, наверное, держатся той же веры".

Генрих Вейнель, профессор:

"Бебель и Геккель для нашего века и его интересов являются пережитками 70-х годов прошлого, XIX века. Не они руководители теперь живущего, теперь работающего поколения. Наука становится более осторожной и сдержанной и сильнее ощущает свою предельность. Она знает, что притязание на разрешение мировых загадок одними ее ресурсами не более как отзвук юношеского энтузиазма; и только одна наша полуобразованная публика, основавшая два года тому назад "Лигу монистов", прислушивается теперь к такого рода напевам".

Джордж Карпентер, профессор зоологии Королевского колледжа наук в Дублине:

"Многие из моих ученых друзей известны мне за ревностных христиан. Те же, которые не являются таковыми, отворачиваются от него с грустью и неохотно, скорее напоминая собою евангельского "богатого юношу", нежели человека действительно нерелигиозного. Тот, кто желает выполнять волю Христову, тот и познает Его учение. Личный опыт, переживание на самом себе спасающей и вспомоществующей силы Христа - вот высшее свидетельство о Нем".

Джордж Боульджер, профессор ботаники и геологии:

"Вы ссылаетесь на лектора, сказавшего, что ученых христиан в настоящее время не существует. Это - ложь, чудовищная ложь! Если бы высказавший ее прежде, чем утверждать что-либо подобное, сделал то, что он обязан был сделать, то есть позаботился бы навести хотя бы малейшие справки, он сам познал бы, что это - ложь".

Александр Симпсон, заслуженный профессор по кафедре акушерства в Эдинбургском университете:

"Люди науки могут быть христианами; могут и не быть ими; их приговоры ценны в пределах их компетентности. Но Бог познается не телескопом и не микроскопом, и, к счастью для вождей науки, многие из них во все времена достигали богопознания путем веры".

Доктор Эдуард Вальтер Маундер, астроном:

"Между установленными фактами науки и основными учениями христианства нет антагонизма, и слишком хорошо известно, что как теперь, так и раньше многие из самых выдающихся людей науки были горячо верующими... Ребенок так же, как и мудрец, может постигнуть первую заповедь религии: "Верую в Бога Отца, сотворившего меня и мир весь". Истина, выраженная в этих словах или в первых строках книги Бытия: "В начале сотворил Бог небо и землю", - является основанием всей науки, как и всей религии".

Эдуард Дайверс, заслуженный профессор химии:

"За исключением сферы так называемого общедоступного знания, научное исследование, насколько мне известно, никогда не дерзало показать, и еще менее удавалось ему доказать ложность Библии. Вряд ли найдется хотя бы один выдающийся ученый, который позволил бы себе так выражаться о Библии".

Доктор Вилльям Джон Голланд, выдающийся американский натуралист:

"Едва ли следует обращать внимание на мнения людей, объявляющих, будто современные научные изыскания обнаружили заблуждения Библии и религии и будто влиятельные представители науки нерелигиозны и враждебны христианству. Оба эти положения неправильны, как это вполне ясно для сколько-нибудь знакомого с ученым миром... То, что в науке истинно и верно, то не противоречит истинному и в религии... На мою долю, думается, выпало счастье иметь широкое знакомство с учеными всех стран, и мне хорошо известно, что огромное большинство моих знакомых научного круга - люди благоговейные и благочестивые, не усматривающие в фактах науки ничего сталкивающего с их верой в наличность Высшей Силы, ведущей нас к праведности, Силы, в Которой мы живем, движемся и существуем... Пустой болтовней считаю толки о конфликте между наукой и религией. Когда человек предается подобной болтовне, я всегда уверен - он или не понимает, что такое наука, или же лишен понимания основных учений истинной религии".

Уже по этим немногим образцам, надеюсь, ясно, какой интересный и важный материал содержит в себе книга Табрума. Во время чтения этой книги с ее первой страницы до последней пред мысленным взором длинной чередой проходят самоотверженные истинные представители современной науки, увенчанные многими учеными степенями и дипломами, проходят авторы целых тысяч многоученых сочинений, и все они отрекаются не от веры, а от неверия, все они возмущаются недобросовестной клеветой, будто они нерелигиозны, той клеветой, которая так охотно подхватывается бесчисленными агитаторами неверия, решительными в суждениях и совершенно бесцеремонными в выборе оружия против веры. Книга Табрума каждому может открыть глаза на действительное положение дела. Она определенно и совершенно убедительно говорит своему читателю: "Неправда, будто ученые люди в Бога не веруют! Кто говорит обратное, тот или ничего не знает, или заведомо лжет, прикрывая неверие столь неподходящей к нему тогой учености!" У наших богословов всегда были в ходу имена великих ученых, соединивших с наукой глубокую веру и благоговение пред Творцом вселенной; но этих имен было мало, да и имена эти принадлежат ко временам давно прошедшим. Ведь преимущественно говорили о Линнее да Кеплере. Могло создаваться впечатление, будто соединение веры и научного знания в одном лице было возможно только в далекие добрые старые времена. Книга Табрума наглядно показывает, что и в наши дни это соединение не исключение, а самое обычное явление. Книга Табрума говорит об ученых английских и американских, но есть книги, где подобный же материал собран об ученых и других стран. Таковы: Kneller. Das Christentum und die Vertreter der neueren Naturwissenschaft. 2. Aufl. Freiburg i. В., 1904. (Кнеллер. Христианство и представители новейшего естествознания) и Dennert. Die Religion der Naturforscher. 7. Aufl. Berlin, 1908 (Деннерт. Религия естествоиспытателей [1]). К сожалению, книги эти пока не переведены на русский язык, однако результат, к которому приходят Кнеллер и Деннерт, мало чем отличается от результатов Табрума.

Вот почему мы настойчиво рекомендуем книгу Табрума всем, кому приходится слышать речи о противоречии науки и веры и кого эти пустые речи смущают. Не можем не пожелать книге Табрума самого широкого распространения в нашем русском обществе. Ведь русское общество больше, чем какое-либо другое, знает о науке понаслышке от каких-нибудь "Вестников знания", где "знание" чуть не на каждой странице переходит в голое, а часто и недобросовестное невежество (последнее особенно, когда речь касается религии). Предубеждение о противоречии религии и науки распространено у нас поэтому весьма широко. Авось кто-нибудь по прочтении книги Табрума от этого неосновательного предубеждения откажется.

Некоторое значение может иметь книга Табрума и для человека верующего в простоте сердца. Мы ясно и определенно заявляем, что, по нашему мнению, вера ничуть не зависит от того, что благоугодно будет о ней сказать какому-нибудь сэру, лорду или мистеру. Верующий инок-простец для нас больший авторитет, чем доктор всяких наук, не знающий веры и не принадлежащий к Православной Церкви. То же самое говорят и переводчики в предисловии к русскому изданию. "Мы убеждены, что истина христианства, как и религии вообще, утверждается, по существу, не на выводах науки. Религиозная истина есть истина самобытная, не зависящая ни от философии, ни от естествознания".

Но из книги Табрума верующий вынесет примиренный взгляд на современную науку, ибо увидит воочию, что истинные творцы точного знания, уже в силу одного своего благоговейного отношения к истине, носят в себе зачатки религиозного начала, понимают значение и величие религии, как и ее самостоятельные права и силы.

Кроме того, на основании книги Табрума всякий верующий смело может требовать к ответу всевозможных нахалов неверия, когда они будут ссылаться на чуждую им науку и неведомых им ученых. Совершенно справедливо пишет С.Л. Дроубридж, председатель Северо-Лондонской лиги доказательств истины христианства, во введении к книге Табрума: "Каждый имеет полное право ожидать и каждый обязан требовать от своих непризванных, навязываемых ему учителей, "рационалистов", "свободомыслящих" или иных, - какими бы именами они себя ни величали - чтобы они предъявили хотя бы некоторые доказательства высказываемых ими положений. Возводящие себя в сан наставников и учителей общества поступают неразумно, если забывают эту обязанность до такой степени, что предлагают, без всякого оправдания, исключительно догматически выраженные утверждения взамен фактических доказательств".

Вот почему еще раз хочется пожелать книге Табрума самого широкого распространения.

В заключение одно небольшое наблюдение.

В последние годы наш книжный рынок обогатился множеством переводных книг, в частности по вопросам религиозно-философским. Есть книги в защиту религии, как и книга Табрума, но немало книг и враждебных вере. Очевидно, что первые переводятся людьми, преданными вере; вторые - врагами веры. Беру первые попавшиеся книги второго рода - сочинения Эрнеста Ренана, издание Н. Глаголева. Кто их переводил? М.А. Энгельгардт, Э.А. Серебряков, В.А. Обручев, М.А. Шишмарева, З.Н. Журавская. Кто это такие? Не знаю, но судя по переводу, люди совершенно невежественные. Положительно нет ни одной страницы без грубейших ошибок. Просто невозможно этих переводов читать без смеха. На каждом шагу встречаешь блестящие доказательства безграничного невежества переводчиков. А берем книгу Табрума, написанную в защиту веры. Имена ее достопочтенных переводчиков В.А. Кожевникова и Н.М. Соловьева, кажется, не нуждаются ни в какой рекомендации для того, кто сколько-нибудь знаком с современной религиозно-философской научной литературой. Да уже по самому переводу видно, что переводят люди действительно просвещенные. Перевод прекрасный, безошибочный. Не очевидно ли, что и у нас в России отрицательные книги переводят невежды, а люди просвещенные и высокообразованные дают нам книги в защиту веры?

Примечания
Печатается по изданию: Правда ли, будто ученые люди в Бога не веруют? Рецензия на книгу: А.Г. Табрум. Религиозные верования современных ученых. Перев. с англ. под ред. В.А. Кожевникова и Н.М. Соловьева. М., 1912. - Христианин. Сергиев Посад, 1911. №12. Подписано: Владимир Троицкий.
В 1910 г. Табрум, член Лондонской лиги, публикует ответы виднейших английских и американских ученых на заданные им вопросы относительно взаимоотношения веры и науки. Абсолютное большинство опрошенных заявило о том, что они верующие и противоречия между научными фактами и основными началами христианства не видят. На русский язык книгу Табрума перевели известный историк культуры и религиовед Владимир Александрович Кожевников и Николай Михайлович Соловьев. Книга оказала значительное влияние на научную интеллигенцию, в том числе и в советское время, когда распространялась в самиздате.
1. Работа немецкого профессора Э. Деннерта "Die Religion der Naturforscher" после написания этой рецензии также была издана на русском языке. - Религиозные воззрения естествоиспытателей. Харьков, 1912. Деннерт привел свидетельства 423 естествоиспытателей и врачей начиная с древнейших времен и кончая современностью. Оказалось, что из них 349 являются безусловно верующими, 18 равнодушными к религии и только 9 атеистами. - Прим. ред.

Священномученик Иларион (Троицкий). Творения: в 3 т. - Т.3. - М.: Изд. Сретенского ионастыря, 2004. С.199-207.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение