страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Иерей Николай Емельянов
Таинство Брака: церковно-практические аспекты

(Научно-практический семинар "Таинство Брака: богословские, литургические, канонические и церковно-практические аспекты". 6 марта 2007)

Церковное учение о таинствах предполагает, прежде всего, исследование вопросов догматического, литургического и канонического характера. Проблематика, с которой связана сакраментология, лежит в области богослужебной церковной жизни и потому формально не имеет пересечений с церковно-практическим служением, которое обычно связывают с внебогослужебными формами церковной деятельности. В этом смысле, церковно-практические аспекты в учении о таинствах сводятся к проблемам литургического характера (собственно порядка подготовки, условий и чинопоследования совершения таинств в современных условиях) и каноническим проблемам (практика применения церковных канонов и их толкование применительно к ситуации современной церковной жизни). Однако таинства Брака и Священства не случайно называют таинствами служения церковной общине. Эти таинства особенным образом связаны с практической стороной формирования и развития церковной общины. В этом смысле церковно-практические аспекты этих двух таинств существенным образом выходят за рамки литургической и канонической проблематики и предполагают наличие собственно церковно-практической составляющей. Церковно-практическая проблематика, связанная с таинством Священства лежит в области институционального церковного служения и в значительной мере возвращает исследователя к проблемам церковной деятельности в ее иерархическом и богослужебном аспектах. Однако та же самая практическая проблематика, связанная с таинством Брака, далеко выходит за рамки богослужебной церковной деятельности и лежит в области собственно церковно-практической, т.е. вне-богослужебной.

Более того, с точки зрения практического богословия, к таинству Брака в его церковно-практическом аспекте восходит вся та проблематика, которая связана с ролью семьи в жизни церковной общины. Семья как "малая Церковь" является основной структурной единицей формирования церковной общины. С одной стороны, это означает, то, что вся церковная деятельность в конечном итоге вырастает из служения христианина в семье и, таким образом, семья является главным средством или орудием всякой церковной деятельности. С другой стороны, именно семья является или должна являться главным объектом пастырской заботы. Святейший Патриарх Алексий в ежегодном обращении к клиру на епархиальном собрании 2006 г. уделил особое внимание проблемам семьи и выделил ряд важных направлений этой заботы [1]. Проблемы семьи должны быть в центре церковной политики, как направленной на формирование внутрицерковных условий ее существования, так и обращенной к миру.

Этот, казалось бы, самоочевидный тезис требует существенного комментария. Христианская традиция, изменившая мир, транслировала понимание семьи как "малой Церкви" и на ее социальный статус. Причем не только в том смысле, что семья стала пониматься как основная ячейка государства и общества (такое значение и до христианства принадлежало семье и в римском государстве и не только в нем). В христианском государстве понятие общества коррелировалось с понятием христианской общины, а семья понималась именно как христианская семья. Это понимание выражалось на всех уровнях: от государственного - законодательно защищавшего именно христианскую семью, до общественной морали - воспринимавшей христианские отношения в браке, как нормативные. В современном обществе, которое иногда называют "постхристианским", ситуация существенно иная. Дело не только в том, что произошла катастрофическая девальвация понятия семьи и брака. По данным федеральной службы государственной статистики на 2006 год в России до 30% детей рождаются вне брака, этот процент может быть меньше или больше в западных государствах, но везде имеет тенденцию к росту. Кроме того, социологические исследования, причем основанные вовсе не только на опросах общественного мнения, показывают, что семья давно не является источником социальных связей для современного общества. В современном обществе так называемые социальные сети строятся отнюдь не по семейному принципу. Однако эти признаки девальвации имеют скорее количественный характер. Гораздо более существенными являются признаки девальвации качественной. Каким бы ни было значение семьи в обществе и для отдельных его членов, она перестала пониматься как христианская. Этот факт находит подтверждение как на уровне государственном -современное законодательство выстроено относительно перспективы развода, а в ряде европейских государств - признает браком однополые отношения, так и в общественной морали, которая воспринимает "свободную любовь", "пробные браки" и различные извращения как нормативные явления.

Эта ситуация в равной мере касается условий существования Русской Православной Церкви и тех западных христиан, которые пытаются сохранить христианскую семью. Знаменательно, что, несмотря принципиально разные политические судьбы России и стран западной Европы и Америки в двадцатом веке, внутренние процессы развития западноевропейской христианской цивилизации привели к ситуации во многом схожей. Римо-католическая Церковь выразила свою озабоченность на Втором Ватиканском соборе рядом постановлений, посвященных этой проблеме, среди которых особое значение имеет пастырская конституция "Радость и надежда" о Церкви в современном мире 7 декабря 1965 г. (GS, 46-32) [2].

В чем особенность современного положения с точки зрения построения христианской семьи и пастырской заботы о ней? Современная семья оказывается в ложной ситуации. С одной стороны, вся традиция семейного уклада, существующая как в России, так и в христианских странах Европы и Америки, остается христианской по своему происхождению и в силу спасительной в данном случае исторической и природной инерции [3]. С другой стороны, сам институт семьи качественно изменился, так что существующая в общественном сознании модель давно перестала соответствовать христианской. В результате семья, осознающая себя христианской и живущая по принятым в обществе стандартам, которые, казалось бы, не противоречат христианству, на самом деле может и не являться таковой. В частности, современные семьи, к сожалению, зачастую не могут обеспечить христианского воспитания детям. Поэтому перед современными христианами, вступающими в брак, стоит некая дополнительная задача. Это задача построения семьи, уклад которой в чем-то будет существенно отличаться от принятых на уровне массового сознания норм семейной жизни. На бытовом уровне появилось понятие "церковной" семьи, под которым понимается именно такой -специфический способ семейной жизни, в отличие от семьи православных, венчанных христиан, живущих по стереотипу "постсоветской" семьи. Однако этот факт осознается далеко не всеми из тех, кто приступает к таинству Брака. В этом некий принципиально новый обращенный к Церкви вызов. Святые Отцы патристического периода имели дело с языческими формами общественных представлений о браке, которым можно было легко придать христианское содержание, не стирая различия между ними. Современные христиане имеют дело со стереотипами общественного сознания по форме христианскими, но не являющимися таковыми по содержанию, что катастрофически затрудняет осознание качественного отличия "церковного" брака [4].

Какие проблемы церковно-практического характера, связанные с таинством Брака, порождают современные условия, в которых должна развиваться христианская церковная семья? Непосредственно с совершением таинства Брака связаны две конкретные проблемы.

Во-первых, необходимо всестороннее богословское и церковно-практическое осмысление понятия "церковного" брака, как формы церковного служения [5]. В чем конкретно это служение должно выражаться на уровне целевых установок, социальной позиции и семейного быта? Чем "церковная" семья принципиально отличается от "нецерковной"? Эти вопросы предполагают очень широкую проблематику, которую невозможно представить во всей полноте не столько на уровне отдельного доклада или научной статьи, сколько просто на сегодняшнем уровне отечественной церковно-практической науки. По крайней мере, две темы заслуживают особого внимания. Проблема родительства и ответственного отношения к нему и связанный с этим вопрос о контрацепции. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви сформулирована достаточно четкая позиция по этому вопросу: "с древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех " (XII.2) и далее "намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом" (XII.3) [6]. Однако вопрос о практическом приложении этих христианских максим концепция трактует неоднозначно [7]. Другой актуальной темой в связи с церковно-практическим осмыслением таинства Брака является вопрос о его соотношении с монашеством, целибатом, осознанно выбранным путем одинокой жизни вне ее церковных форм, наконец, вынужденным одиночеством. Между этими темами есть не только внешние точки соприкосновения в том смысле, что все эти формы жизни образуют палитру жизни церковной общины. По-видимому, не осознав этих внешних соотношений с другими формами духовной жизни, нельзя до конца осознать глубину и каждой из них в отдельности. Семья монашеская и семья мирская, в чем их задачи схожи, и в чем они выполняют свои отличные и уникальные функции в церковном организме? В связи с этим дореволюционная практика годового послушания в монастыре перед женитьбой, существовавшая, например, у поморов, выглядит не просто способом получения дополнительных хозяйственных навыков. Возможно, она давала и дополнительную широту понимания таинства Брака.

Во-вторых, необходимо расширение практики подготовки к таинству. До сих пор далеко не все приходы и не все пастыри имеют возможность и желание проводить специальную подготовку для приступающих к таинству Брака. В чем она должна заключаться? Один этот вопрос требует специального исследования. Два самых насущных вопроса могут быть сформулированы следующим образом. Каковы условия необходимые для вступления в церковный Брак, кроме формального наличия государственной регистрации, факта крещения и отсутствия канонических препятствий? Достаточно ли добавить к этому беседу со священником, чтение Нового Завета, исповедь и причастие перед таинством Брака? Второй вопрос вытекает из первого: необходимо создание современного "Брачного катехизиса", причем в разных вариантах, в расчете на определенную целевую аудиторию. Подобные катехизисы существовали и до революции, например, для воинов. В римо-католической Церкви существует огромное разнообразие подобных пособий по таинству Брака для современной молодежи, многие из них переведены на русский язык. Среди этих пособий есть и очень удачные [8], но они требуют, по крайней мере, определенной адаптации.

Эти две кардинальные проблемы: богословское осмысление таинства как формы церковного служения и подготовка к вступлению в церковный брак, тем не менее, далеко не исчерпывают всей церковно-практической проблематики, связанной с таинством. Ее невозможно свести к проблеме своего рода "оглашения" перед совершением таинства. Во-первых, подготовка к таинству Брака начинается задолго до этого момента и является одной из важнейших функций как самой семьи, так и церковной общины. Во-вторых, можно очень точно и правильно объяснить смысл, цель и рассказать о правильных формах жизни церковной семьи, но нужно еще и создать возможность этой жизни. Без решения этой задачи полноценное существование таинства Брака как неотъемлемой формы жизни мистического Тела Церкви будет невозможным.

В этой связи возникает ряд практических проблем, которые требуют тщательного научного исследования. Имеются ввиду не только и даже не столько богословско-теоретические вопросы таинства Брака (при всей актуальности этой темы). В первую очередь, необходимы практические исследования различных сторон существования и функционирования семьи в обществе и современной церковной жизни, а также способов ее поддержки [9]. С другой стороны, никакие исследования не смогут дать практического результате без формирования взвешенной, продуманной и последовательной церковной политики по поддержанию и укреплению института семьи и церковного брака.

Примечания
1. Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия к клиру, приходским советам храмов Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на епархиальном собрании 5 декабря 2006 года. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2007. С.24-34.
2. Второй Ватиканский собор. Конституции, декреты, декларации. Брюссель, 1992. С.373-381.
3. Хеффнер И. Христианское социальное учение. М.: "Духовная библиотека", 2001. С.117.
4. Проблема несоответствия научно-богословской и традиционно-бытовой религиозной идентичности является актуальным и малоизученным в богословской литературе вопросом. Социологические исследования данной проблематики очень поверхностны, часто не учитывают ее собственно богословской природы и, уж тем более, не затрагивают важного вопроса о влиянии религиозных взглядов православного современного человека на его самореализацию, в частности, в семье. На сегодняшний день крайне необходимы церковно-научные исследования этой области. Среди современных социологических исследований в области религии следует особо отметить работу В.Ф. Чесноковой "Тесным путем" (М, 2005).
5. Катехизис Римо-католической Церкви прямо называет таинства Священства и Брака - "таинствами служения общине" (1534). Каковы бы ни были богословские предпосылки этого утверждения, мысль о церковном браке, как форме церковного служения выражена в нем очень ясно.
6. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, http://www.mospat.ru/
7. В "Основах социальной концепции" не ставится задача практического приложения, в то время как существует обширная литература, показывающая, что в этой области накопилось множество конкретных практических вопросов, требующих своего решения. См. например: Иоанн Брэк, протопр. Священный дар жизни. М., 2004.
8. См. например: Антонио Сикари "Краткий катехизис о браке" (http://www.agnuz.info/library/books/O_brake/) или Альфонсо Лопес Кинтас "Человеческая любовь" (http://www.agnuz.info/book.php?id=246&url=index.htm). Следует отметить, что подобные пособия, составленные представителями иных христианских деноминаций, имеют чрезвычайное разнообразие. Они могут принципиально различаться как богословской трактовкой таинства Брака, так и нравственными оценками таких явлений, как добрачные отношения, измена, аборт, контрацепция и т.д.
9. В последнее время в русской богословской науке начало развиваться наряду с пастырским богословием и другое близкое ему по содержанию направление - так называемое "практическое богословие". Несколько работ практического характера (в основном посвященных специфическим формам церковной миссии) были выполнены в Московской и Санкт-Петербургской Духовных Академиях. На кафедре Пастырского и нравственного богословия Богословского факультета ПСТГУ практическое богословие развивается как самостоятельное научное и учебное направление. Читается лекционный курс "Практическое богословие", выполняются дипломные работы, ведется церковно-практический научный проект на тему "Современная молодежь: проблемы миссии, воцерковления и церковного молодежного служения". Такие исследования предполагают совместную работу нескольких научных центров в разных регионах России. В западной богословской науке это направление давно существует, хотя по своему содержанию может сильно различаться в зависимости от конфессиональной принадлежности и научной школы. См., например: F. Schweitzer, J. A. van der Ven, eds. Practical Theology - International Perspectives. Peter Lang, 1999.
Православные книги о семье

© ПСТГУ
Текст прислан Юрием Белановским (analitic(at)cdrm.ru)

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение