страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Преподобный Макарий Оптинский
Письма о смирении, самоукорении и терпении скорбей
Письмо 331

Описываешь, что удостоилась быть при блаженной кончине возлюбленного о Господе брата нашего отца И. Нельзя не пожалеть о разлуке с человеком близким сердцу; но с другой стороны надобно духовно радоваться, что Господь удостоил его такой кончины, подающей надежду, что обрящет милость от Него и сподобится блаженной вечности.

А мы грешные еще странствуем в плачевной сей юдоли, боримы страстями, как будто лютыми зверями, и не тщимся к побеждению их, но более сами побеждаемся. От помрачения же страстей почти и не видим сего, но мним, что другие причиною нашего бедствия и смущения: а о том не помышляем, что когда бы шли истинным путем, видели бы грехи свои, яко песок морской, и все случаи относили бы к промыслу Божию, попускающему нам на пользу и ко спасению; но мы сего уклоняемся, а по большей части "песие страждем", по слову аввы Дорофея.

У вас сварилась каша, которую не без труда разхлебать; а мне даже не понятно и разобрать скопившихся сплетней. Т. Г-на и З. Т-на, хотя и винят себя частью, но более винят друг друга; что тут делать? Надобно здесь развязаться, а когда узел этот останется запутанным, то там трудно будет его распутывать. Вот, наше бедное окормление какие горькие плоды приносит! И кого тут винить: окормляющих или окормляемых? Не знаю. С благим намерением и произволением могли бы пользоваться, дающу слово на пользу Богу, но что-то мешается противное, и, сколько могу заметить, главною причиною - невоздержный язык, - орудие сердца, которое, бывши неустроено, нетерпеливо, гордо, сластолюбиво, пускает свои стрелы и ранит оными не одну свою душу, но и многих других уязвляет; и что еще опаснее: от сего происходят небылые сплетни; одна скажет несколько слов, которые перейдут через несколько языков с большим преувеличением. Как можно, надобно блюстись от языкоболия; сколько, например, пострадала от него А-а и не в это только время, а давно уже запуталась сетями оного! Я ей писал прежде, показывая вину ее; но она еще в вящшия зацеплялась: тут потребовались и клятвы с обеих сторон; кто же прав, и кто виноват, одному Богу известно. Прошу тебя впредь не допускать никого до таких клятв; не знаю, кто у них правее и кто виноватее. Что касается до меня, то я во всем ее прощаю, и ты ее прости, но писать теперь к ней никак не имею времени, да и нечего: довольно, что выслушал ее историю перехода. Скажи ей мое благословение и прощение; много было ей говорено на каждый случай, но все как-то не ладится. И. М. 1847 года.

Письма преподобного Макария Оптинского. - Мн.: Свято-Елисаветинский монастырь, Православное Братство во имя Архистратига Михаила, 2002, c.361-362
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение