страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

М.А. Новоселов
Письма к друзьям
Письмо девятнадцатое

Содержание
Дух Святый и духоносцы
О чтении Святых Отцов
Свящ. Писание и свв. Отцы
Отцы Церкви и западные подвижники
Верность Церкви и учению свв. Отцов
Разноголосица в христианском мире. Необходимость единства. Где оно?

Неделя Всех Святых 1927 года.

Хотел было конкретно представить вам, друзья мои, "златую цепь", о которой говорит преп. Симеон Новый Богослов, т.е. наименовать живые духоносные звенья этой цепи, которые, сопрягаясь преемственно друг с другом, несли и донесли до нашего времени подлинную богочеловеческую жизнь, принесенную на землю Сыном Божиим и засемененную в человечестве Духом Святым в день Пятидесятницы. Хотел, но раздумал и решил на этот раз поделиться с вами, мои дорогие, суждениями известного вам епископа Игнатия о великом значении богоносных Отцов наших. Не знаю, говорил ли кто другой о святоотеческом пути с такой убежденностью, яркостью, свежестью мысли и силой, как еп. Игнатий, сам на глубоком опыте личной жизни познавший всю неизмеримо-ценную правду и спасительность этого пути (см. мое 15-е письмо в конце).

Суждения епископа Игнатия о святых Отцах заимствованы мною почти исключительно из его писем, помещенных в IV т. его творений. Привожу лишь часть, правда, более значительную и существенную, извлеченного мною материала. Заглавия (кроме 2-го) принадлежат мне. Прошу не смущаться решительностью некоторых суждений епископа-подвижника, памятуя, что, с одной стороны, человек этот строго относился к слову, с другой - имел не только глубокое общее и богословское (хотя в Духовной Академии и не учился) образование, но и в высшей степени редкий для современного епископа духовный опыт.

Дух Святый и духоносцы

Дух Святый - истинный наставник христиан. Его органами были пророки, апостолы и другие угодники Божии: Он говорил ими. Он да будет руководителем вашим и "да наставит вас на всякую истину" [1]. Вы поступите под это блаженное руководство, когда будете почерпать наставления для жизни вашей единственно из Священного Писания и писаний святых Отцов Восточной Церкви, единой истинной [2].

Учение святых Отцов Восточной Церкви - верно: оно - учение Святаго Духа. Умоляю вас: держитесь этого учения! оно будет руководить вас к блаженной вечности.

Возжен блистающий светильник в Святой Христовой Церкви - учение Святаго Духа: не устремляйте взоров ваших к другим светильникам, светящим на различных путях. Один путь святой истины ведет во спасение; прочие пути все ведут в погибель. Многие трудятся, многие страдают, многие подвизаются, но увенчаны будут только "подвизающиеся законно" [3]. Истинный, законный подвиг во Христе Иисусе и Святом Духе, в ограде Святой Восточной Церкви [4].

О чтении Святых Отцов

Беседа и общество ближних очень действуют на человека. Беседа и знакомство с ученым сообщает много сведений, с поэтом - много возвышенных мыслей и чувствований, с путешественником - много познаний о странах, о нравах и обычаях народных. Очевидно: беседа и знакомство со святыми сообщают святость. С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши (Пс.17:26-27).

Отныне, во время краткой земной жизни, которую Писание не назвало даже жизнию, а странствованием [5], познакомься со святыми. Ты хочешь принадлежать на небе к их обществу, хочешь быть участником их блаженства? отныне поступи в общение с ними. Когда выйдешь из храмины тела, - они примут тебя к себе, как своего знакомого, как своего друга (Лк.16:9).

Нет ближе знакомства, нет теснее связи, как связь единством мыслей, единством чувствований, единством цели (1Кор.1:10).

Где единомыслие, там непременно и единодушие, там непременно одна цель, одинаковый успех в достижении цели.

Усвой себе мысли и дух святых Отцов чтением их писаний. Святые Отцы достигли цели: спасения; и ты достигнешь этой цели по естественному ходу вещей. Как единомысленный и единодушный святым Отцам, ты спасешься.

Небо приняло в свое блаженное недро святых Отцов. Этим оно засвидетельствовало, что мысли, чувствования, деяния святых Отцов благоугодны ему. Святые Отцы изложили свои мысли, свое сердце, образ своих действий в своих писаниях. Значит: какое верное руководство к небу, засвидетельствованное самим небом, - писания Отцов!

Писания святых Отцов все составлены по внушению или под влиянием Святаго Духа. Чудное в них согласие, чудное помазание! Руководствующийся ими имеет, без всякого сомнения, руководителем Святаго Духа.

Все воды земли стекаются в океан, и, может быть, океан служит началом для всех вод земных. Писания Отцов соединяются все в Евангелии; все клонятся к тому, чтоб научить нас точному исполнению заповеданий Господа нашего Иисуса Христа; всех их источник и конец - святое Евангелие.

Святые Отцы научают, как приступать к Евангелию, как читать его, как правильно понимать его, что содействует, что препятствует к уразумению его. И потому сначала более занимайся чтением святых Отцов. Когда же они научат тебя читать Евангелие: тогда уже преимущественно читай Евангелие.

Не сочти для себя достаточным чтение одного Евангелия, без чтения святых Отцов! Это - мысль гордая, опасная. Лучше пусть приведут тебя к Евангелию святые Отцы, как возлюбленное свое дитя, получившее предварительное воспитание и образование посредством их писаний.

Многие, все, отвергшие безумно, кичливо святых Отцов, приступившие непосредственно, со слепою дерзостию, с нечистым умом и сердцем к Евангелию, впали в гибельное заблуждение. Их отвергнуло Евангелие: потому что оно допускает к себе одних смиренных.

Чтение писаний отеческих - родитель и царь всех добродетелей. Из чтения отеческих писаний научаемся истинному разумению Священного Писания, вере правой, жительству по заповедям евангельским, глубокому уважению, которое должно иметь к евангельским заповедям, словом сказать - спасению и христианскому совершенству.

Чтение отеческих писаний, по умалении Духоносных наставников, соделалось главным руководителем для желающих спастись и даже достигнуть христианского совершенства (Преп. Нил Сорский. Правила [6]).

Книги святых Отцов, по выражению одного из них, подобны зеркалу [7]: смотрясь в них внимательно и часто, душа может увидеть все свои недостатки.

Опять - эти книги подобны богатому собранию врачебных средств: в нем душа может приискать для каждого из своих недугов спасительное врачевство.

Говорил святой Епифаний Кипрский: "Один взор на священные книги возбуждает к благочестивой жизни" [8].

Чтение святых Отцов должно быть тщательное, внимательное и постоянное: потому что невидимый враг наш, ненавидящий глас утверждения (Притч.11:15), ненавидит в особенности, когда этот глас исходит от святых Отцов. Этот глас обличает козни нашего врага, его лукавство, открывает его сети, его образ действий: и потому враг вооружается против чтения Отцов различными гордыми и хульными помыслами, старается ввергнуть подвижника в суетные попечения, чтоб отвлечь его от спасительного чтения, борет его унынием, скукою, забывчивостию. Из этой брани против чтения святых Отцов мы должны заключить, как спасительно для нас оружие, столько ненавидимое врагом, усильно заботящимся о том, чтоб исторгнуть его из рук наших.

Каждый избери себе чтение Отцов, соответствующее своему образу жизни. Отшельник пусть читает Отцов, писавших о безмолвии; инок, живущий в общежитии - Отцов, написавших наставления для монашеских общежитий; христианин, живущий посреди мира - святых Отцов, произнесших свои поучения вообще для всего христианства. Каждый, в каком бы звании ни был, почерпай обильное наставление в писаниях Отцов.

Непременно нужно чтение, соответствующее образу жизни. Иначе будешь наполняться мыслями хотя и святыми, но неисполнимыми самим делом, возбуждающими бесплодную деятельность только в воображении и желании; дела благочестия, приличествующие твоему образу жизни, будут ускользать из рук твоих. Мало того, что ты сделаешься бесплодным мечтателем, - мысли твои, находясь в беспрестанном противоречии с кругом действий, будут непременно рождать в твоем сердце смущение, а в поведении неопределительность, тягостные, вредные для тебя и для ближних. При неправильном чтении Священного Писания и святых Отцов легко можно уклониться со спасительного пути в непроходимые дебри и глубокие пропасти, что и случилось со многими ("О чтении святых Отцов") [9].

P.S. Неоднократно и настойчиво повторяемое еп. Игнатием требование, чтобы каждый христианин занимался чтением отеческих писаний, соответствующих его образу жизни, предполагает в читающем всецелое и неуклонное руководствование этими писаниями. Но есть предметы и мысли, общие для всех христиан, и, конечно, рассудительное ознакомление с ними может быть рекомендовано независимо от того, какого рода житие по преимуществу имел в виду Святой писатель. Сам еп. Игнатий в пятом томе своих сочинений, восхваляя творения святителя Тихона Задонского, предлагает их к пользованию христианам всякого образа жизни, начиная от мирян и кончая отшельниками [10].

Свящ. Писание и свв. Отцы

Вы спрашиваете, почему необходимо чтение святых Отцов? Не довольно ли будет руководствоваться одним священным Писанием, - чистым словом Божиим, в котором нет примеси слова человеческого?

Отвечаю: непременно нужно при чтении Писания чтение святых Отцов Восточной Церкви. Вот что говорит святой апостол Петр о священном Писании: "Всяко пророчество книжное по своему сказанию не бывает" (русский перевод: "никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою") "Ни бо волею бысть когда человеком пророчество, но от Святаго Духа просвещаеми глаголаша святии Божии человецы" (2Пет.1:20-21). Как же вы хотите произвольно понимать духовное слово, которое и произнесено не произвольно, а по внушению Духа, и само запрещает произвольное толкование себя. Дух произнес священное Писание, и только Дух может истолковать его. Вдохновенные Богом мужи, пророки и апостолы, написали его; вдохновенные Богом мужи, святые Отцы, истолковали его. Поэтому всякому, желающему стяжать истинное познание священного Писания, необходимо чтение святых Отцов. Если ж вы ограничитесь чтением одного священного Писания, то по необходимости должны понимать и объяснять его произвольно. По той же необходимости невозможно вам будет избегнуть заблуждения, потому что "душевен... человек не приемлет яже Духа Божия... и не может разумети, зане духовне востязуется" (русский перевод: "душевный человек не принимает того, что от Духа Божия... и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно"). "Божия никтоже весть, точию Дух Божий" (1Кор.2:14,11).

Особенно ненавидят отеческие писания еретики всех времен: писания Отцов открывают прямой смысл священного Писания, который враги Истины хотели бы исказить для утверждения своих лжеумствований... Вселенская церковь, напротив того, всегда питала особенное уважение к Отеческим писаниям: этими писаниями сохранилось единение церковное, для которого необходимо всеми принятое, истинное, благодатное изъяснение Писания. Вселенские соборы всегда начинались с чтения тех отеческих писаний, в которых с особенною подробностью излагались догмат или предание, рассмотрение которых составляло предмет совещаний собора. И, опираясь на отеческих писаниях, собор обличал ересь, произносил православное учение и исповедание. Точно так же и в частной жизни святые подвижники первоначально воспитывались отеческими писаниями, только тогда они переходили к чтению преимущественно священного Писания, когда уже достигали особенного духовного преуспеяния. "Глубоко море Писания, - сказал св. Иоанн Лествичник, - и не безбедственно носится по нему ум безмолвника: опасно плавать в одежде, и касаться богословия страстному" (Слово 27-е. О безмолвии) [11]. Эта опасность, это бедствие, очевидно, заключается в произвольном толковании, в ложном понятии Писания...

Напрасно еретики выставляют свое мнимое уважение к священному Писанию, коварно намекают, что Православная Церковь мало его уважает, излишне уважая святых Отцов, которых они отвергают, которых они осыпают клеветами и ругательствами бесстыдными и бессовестными. Уважение еретиков к священному Писанию - ложное, лицемерное: что за уважение к слову Божию, когда предоставлено каждому, как бы он порочен ни был, понимать и толковать его произвольно? святая Церковь, принимая благодатное толкование священного Писания святыми Отцами, этим самым доказывает свое глубокое уважение к священному Писанию: она чтит его, как должно чтить слово Божие. Она научает чад своих не быть дерзкими относительно слова Божия, удерживает их от гордостного своеволия и бесчиния, повелевает воспитываться чтением святых Отцов и при руководстве их проникать в чудный свет слова Божия, поражающий слепотою тех, которые осмеливаются воззреть на него без должного приготовления, умом нечистым и сердцем грехолюбивым...

Имейте благоговение к священному Писанию, благоговение, должное для истинного сына истинной Церкви; имейте должную доверенность и благоговение к писаниям отеческим. Тот же самый Дух Божий, который действовал в пророках и апостолах, - действовал в святых учителях и пастырях церковных: свидетель этого догмата святый апостол: "положи Бог, - говорит он, - в Церкви первее апостолов, второе пророков, третие учителей" (1Кор.12:28).

Сообразно словам апостола, словам священного Писания и указанию Церкви - первое место в благочестивом чтении вашем должны занимать писания апостолов. Между писаниями апостолов первое место занимает Евангелие. Чтоб правильно понимать Новый Завет, читайте святых учителей церковных, читайте и псалтирь и прочие книги Ветхого Завета. Очищайте себя евангельскими заповедями и благочестивыми подвигами. Сообразно чистоте души является ей Бог, открывается ей Божие слово, для плотских очей прикрытое непроницаемою завесою слова человеческого [12].

Отцы Церкви и западные подвижники

Ныне занимаюсь чтением книги, имеющейся у меня на славянском, русском и других языках, заключающей в себе "собрание изречений святых пустынножителей Египта" [13]. Эти изречения - "бесценные перлы"! Спускается в глубокое море водолаз, чтоб достать дорогую жемчужину: и святые Отцы удалялись в глубокие пустыни, там глубоко вникали в себя, находили различные бесценные, духовные перлы: христоподражательное смирение, младенческую простоту и незлобие, ангелоподобное бесстрастие, рассуждение и мудрость духовные, - словом сказать, находили Евангелие.

Сегодня я прочитал то изречение великого Сисоя, которое мне всегда особенно нравилось, всегда было мне особенно по сердцу. Некоторый инок" сказал ему: "я нахожусь в непрестанном памятовании Бога". Преподобный Сисой отвечал ему: "это - не велико; велико будет то, когда ты сочтешь себя хуже всей твари" [14].

Высокое занятие - непрестанное памятование Бога! но эта высота очень опасна, когда лествица к ней не основана на прочном камне смирения.

Смотрите - как Писание согласно с Отцами! Писание говорит: "Всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит" [15]. Жертвы и самые всесожжения человеческие должны быть основаны на чувстве нищеты духовной, на чувстве покаяния. Без этого они отвергаются Богом.

Также мне очень нравится изречение Великого Пимена: "Если всегда и во всем будем обвинять себя, - сказал он, - то везде найдем покой" [16]. Другой отец сказал: "Мы оставили легкое бремя, состоящее в обвинении себя, и взялись за тяжкое, состоящее в обвинении других" [17]. Такие изречения стоят целых книг! Никто, кажется, столько не вник в Евангелие, сколько вникли в него святые пустынножители; они старались осуществлять Евангелие самою жизнию, самыми помышлениями и чувствованиями своими. Отличительною чертою их было глубочайшее смирение; падение человека было постоянным предметом их размышления; постоянным их занятием был плач о грехах своих.

Другое направление получили подвижники Западной Церкви и писатели ее о подвижничестве со времени разлучения этой Церкви от Восточной и отпадения ее в гибельную тьму ереси. Преподобный Венедикт, святый папа Григорий Двоеслов еще согласны с аскетическими наставниками Востока; но уже Бернард отличается от них резкою чертою; позднейшие уклонились еще более. Они тотчас влекутся и влекут читателей своих к высотам, недоступным для новоначалыюго, заносятся и заносят. Разгоряченная, часто исступленная мечтательность заменяет у них все духовное, о котором они не имеют никакого понятия. Эта мечтательность признана ими благодатию. <...>

Святые Отцы Восточной Церкви приводят читателя своего не в объятия любви, не на высоты видений, - приводят его к рассматриванию греха своего, своего падения, к исповеданию Искупителя, к плачу о себе пред милосердием Создателя. Они сперва научают обуздывать нечистые стремления нашего тела, соделывать его легким, способным к духовной деятельности; потом обращаются к уму, выправляют его образ мыслей, его разум, очищая его от мыслей, усвоившихся нам по падении нашем, заменяя их мыслями обновленного естества человеческого, живо изображенного в Евангелии. С исправлением ума святые Отцы заботятся об исправлении сердца, об изменении его навыков и ощущений. Очистить сердце труднее, нежели очистить ум: ум, убедясь в справедливости новой мысли, легко отбрасывает старую, легко усвояет себе новую; но заменить навык навыком, свойство свойством, чувствование другим чувствованием, чувствованием противоположным, это - труд, это - усильная, продолжительная работа, это - борьба неимоверная. Лютость этой борьбы Отцы выражают так: "дай кровь и прими дух" [18]. Значит: надо, умертвить все греховные пожелания плоти и крови, все движения ума и сердца, зависящие от плоти и крови. Надо ввести и тело, и ум, и сердце в управление духа. Кровь и нервы приводятся в движение многими страстями: и гневом, и сребролюбием, и сластолюбием, и тщеславием. Последние две чрезвычайно разгорячают кровь в подвижниках, незаконно подвизающихся, соделывают их исступленными фанатиками. Тщеславие стремится преждевременно к духовным состояниям, к которым человек еще не способен по нечистоте своей, за недостижением истины - сочиняет себе мечты. А сладострастие, присоединяя свое действие к действию тщеславия, производит в сердце обольстительные, ложные утешения, наслаждения и упоения. Такое состояние есть состояние самообольщения <...> Оно развивается в них больше или меньше, смотря по тому, сколько они усиливают свои подвиги. Из этого состояния написано западными писателями множество книг. На них-то с жадностию кидается, их-то исповедует преимущественно святыми и духовными, достойными стоять возле св. Писания, слепотствующий и гордый мир, признающий себя просвещенным в высшей степени и потому не нуждающимся держаться неотступно преданий Восточной Церкви.

В святых Отцах Восточной Церкви отнюдь не видно разгоряченного состояния крови <...> Из их сочинений дышит истинное самоотвержение, дышит благоухание Святого Духа, мертвящее страсти. От этого благоухания бегут прочь сыны мира, как осы улетают прочь от курящегося фимиама. "Мир любит свое", - сказал Господь [19]. Сочинения западных писателей, написавших из состояния самообольщения, находят многочисленных читателей, переводятся не раз на русский язык, печатаются, перепечатываются; им произносятся, пишутся и печатаются громкие похвалы; то, что исполнено смертоносного яда, одобряется и утверждается. Сочинения святых Отцов забыты! То, что они с давних времен приняты святою Церковью, признавались единым правильным руководством в подвижнической жизни, нисколько не принимается в уважение. Их сочинения критикуют, находят в них несообразности, противоречие священному Писанию. Всему этому причиною, что святые Отцы наставлены были Духом Святым, что они отвергли премудрость мира для стяжания премудрости Духа. Тщетны покушения тех, которые, вопреки учению апостола, вопреки учению Церкви покушаются войти в премудрость Духа премудростию мира. И "запинаются премудрые в коварстве их" (1Кор.3:19), преткнулись, пали падением страшным. Они захотели "духовное" объяснить темным душевным разумом - и это "духовное" в писаниях святых Отцов показалось им странным, противоречащим священному Писанию. "Духовная духовными сразсуждающе, - сказал св. апостол Павел. - Душевен же человек не приемлет яже Духа Божия: юродство бо ему есть, и не может разумети, зане духовне востязуется" (1Кор.2:13-14). Последние слова в русском переводе Нового Завета читаются так: "потому что о сем <о духовном> надобно судить духовно" [20].

Верность Церкви и учению свв. Отцов

"Сердцем... веруется в правду, - сказал апостол, - усты же исповедуется во спасение" [21]. Нужно исповедание правды устами и, когда можно, самими делами. Правда, исповеданная словами и делами, как бы осуществляется, делается принадлежностию человека. И потому, что она существенна - она верный залог спасения.

Вы убедились, что единственный непогрешительный путь ко спасению - неуклонное следование учению святых Отцов при решительном уклонении от всякого учения постороннего, от самих своих разумений, доколе разум не исцелится от недуга своего и не сделается из плотского и душевного - духовным. Признав умом и сердцем эту правду, исповедуйте ее устами: дайте обет Богу, что вы будете руководствоваться учением святых Отцов, уклоняясь от всякого учения, не засвидетельствованного Святым Духом, не принятого святою Восточною Церковью. Исповедав правду Божию устами, исповедуйте и делами: дав обет, исполняйте его.

Не устрашитесь этого обета! его обязан дать каждый православный сын Церкви, должен его истребовать у каждого сына православной Церкви его духовный отец при совершении таинства исповеди. Между вопросами, которые именно положено делать исповедующемуся, первое место занимают следующие: "1) Рцы ми, чадо: аще веруеши, яко церковь кафолическая, апостольская, на востоце насажденая и возращеная, и от востока по всей вселенней разсеяная, и на востоце и доселе недвижимо и непременно пребывающая, предаде и научи? - 2) Аще не сумнишися в коем предании? - 3) рцы ми, чадо: не был ли еси еретик или отступник? - 4) Не держался ли еси с ними, их капища посещая, поучения слушая, или книги их прочитовая?" [22] Чтение еретических книг и внимание их поучениям - тяжкий грех против веры, грех ума, недугующего гордостию и потому свергающего иго послушания Церкви, ищущего вольности безумной, греховной. А ныне этот грех уже не ставят в грех! ныне позволяют себе безразборчиво читать всевозможных еретических писателей. Против них Церковь прогремела анафемой! но ослепленные грешники не внемлют грому церковному, или внемлют ему, но только для того, чтоб посмеяться над предостерегающим от погибели голосом Церкви, чтоб ее суд и определение несмысленно назвать суеверием и варварством...

Истинные христиане всех времен со всевозможным тщанием хранились от яда смертоносного ереси и прочих учений лжи. Они неотступно держались догматического и нравственного предания Церкви. Не только веровали православно в Святую Троицу, но и жизнь свою, и подвиги свои, и нравы направляли по преданию Церкви. Отличительною чертою всех святых Отцов было неуклонное руководство нравственным преданием Церкви, и они заповедали такого только духовного наставника считать истинным, который следует во всем учению Отцов Восточной Церкви и их писаниями свидетельствует и запечатлевает свое учение. Кто ж думает руководить ближних из начал премудрости земной, из начал падшего разума, как бы он ни был блестящ, тот сам находится в самообольщении и последователей своих приводит к самообольщению. Святые Отцы постановили непременным правилом для желающего спастись - последование нравственному преданию Церкви. Для этого они заповедуют желающему жить благочестиво и благоугодно руководство наставлениями истинного учителя или руководство писаниями отеческими, соответствующими образу жизни каждого. По прошествии восьми столетий по Рождестве Христовом начинают церковные святые писатели жаловаться на оскудение духовных наставников, на появление множества лжеучителей. Они заповедуют по причине недостатка в наставниках обращаться к чтению отеческих писаний, удаляться от чтения книг, написанных вне недра православной Церкви. Чем далее времена отклонялись от явления на земле Божественного Света, тем усиливался недостаток в истинных святых наставниках, усиливалось обилие в лжеучителях; они со времен открытия книгопечатания наводнили землю, как потоп, как горькие апокалипсические воды, от которых умерло множество людей душевною смертию [23]...

С оскудением наставников оскудел и великий подвиг послушания, скоро приводивший подвижников к святости: вера, составлявшая сущность этого подвига, требует, чтобы предмет ее был истинный и духовный: тогда она приводит к Богу [a]. Вера в человека приводит к исступленному фанатизму. Руководство писаниями святых Отцов ведет гораздо медленнее, слабее; на пути этом гораздо больше преткновений: книга, начертанная на бумаге, не может заменить живой книги - человека. Чудная книга - ум и сердце, исписанные Святым Духом! так и дышит из нее жизнь! так и сообщается эта жизнь слушающим с верою. Но руководство писаниями отеческими сделалось уже единственным руководством ко спасению по конечном оскудении наставников. Кто подчинится этому руководству, того можно признать уже спасенным; кто же водится собственными разумениями или учением лжеучителей, того должно признать погибшим [25].

В одном из своих писем еп. Игнатий рекомендует "христианину, которого жребий - проводить и окончить жизнь среди мира" - читать, главным образом, творения св. Иоанна Златоуста, св. Димитрия Ростовского, святителя Тихона Задонского, Георгия Затворника [26]. "Обильное духовное пастбище, на котором до насыщения и тучности могут питаться словесные овцы Христовы!" [27] В другом письме он особенно останавливается на св. Златоусте: "Примите мой искреннейший совет: займитесь глубоко чтением всех сочинений святого Иоанна Златоустого... займитесь на свободе определительным воспитанием вашего духа. Предлагаю вам того церковного писателя, который необыкновенною чистотою, ясностию, силою христианского учения возносит читателя превыше всего земного; на высоте заоблачной витает этот духовный орел и оттуда показывает землю питомцу своему". [28]

Разноголосица в христианском мире. Необходимость единства. Где оно?

Ныне во многом люди дерзнули в установления Святаго Духа ввести свои установления. По этой причине сделались установления небесные земными, духовные плотскими, святые греховными, мудрые нелепыми. Видят несообразность, видят текущее из нее разрушение; но не видят начала, из которого текут бедствия: потому что смотрят при свете собственного падшего разума, а не при свете Божием. Начало бедствий заключается в непозволительном и гордом презрении велений Святаго Духа, в заменении их своими уставами. Вот где причина всеобщего расстройства, причина падения христианства, падения нравственного, всегда предшествующего расстройству гражданскому, предвещающего это расстройство. Есть в частности христиане, но утрачено общее одинаковое знание Истины, которым бы все соединялись в одно духовное тело, с одним образом мыслей, в одном духе, под одною общею главою - Христом. Ныне всякий имеет более или менее свой образ мыслей, свою религию, свой путь, принятые произвольно или случайно, признаваемые правильными или только оправдываемые. Это бесчисленное стадо, потерявшее связь и единство в истине и духе, представляет духовному наблюдателю вид величайшего беспорядка: каждая овца бредет в свою сторону, не зная, куда идет она; никто ее не останавливает, никто о ней не заботится; люди уже более не слышат - так отяжелел слух их - спасительного гласа истинного Пастыря, раздающегося из Его святой Церкви, который еще громко обличает их неправду, возвещает им о пути правом, указывает его. Оглушил их шум земных, лютых попечений, шум увеселений чувственных, шум земного преуспеяния. Прильпе земли душа их [29], неспособна к восприятию впечатлений духовных.

Но некоторые избранники доселе слышат голос истинного Пастыря, Господа нашего Иисуса Христа. На этот голос идут они, пробиваясь с величайшим усилием и трудом сквозь густую толпу, несвязно шумящую, их окружающую. Доселе эти избранники отдают справедливость на земле небесной правде. Очень мало число их! но Господь ободряет их: "Не бойся, - говорит Он, - малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам царство" [30].

Какой признак этих овец, по которому тотчас можно было <бы> узнать их? Этот признак - точное послушание святой Церкви, верность святой Истине и Святому Духу. Водимые истинным смирением, они отрекаются от разумений своего падшего естественного разума и от всех разумений человеческих, как бы они по наружности ни казались возвышенными и привлекательными. Чтоб сохранить верность Богу, они не стыдятся, что мир называет их безумными. Не только терпят они великодушно гонения от мира, но и сами себя подвергают различным лишениям и тем сохраняют в себе "мертвость Иисусову и живот Его" [31]. Это значит: "погублять душу свою в веке сем, чтоб приобрести ее для вечности чрез оживление Духом" [32].

Пребудем в верности Святому Духу. Он Пресвят и Пречист - почивает в одних чистых и святых, любит смиренных, доказывающих свое смирение не чем-нибудь наружным, но повиновением ума Евангелию и Церкви. Он отвращается от своеразумных, отделяющихся от единства Церкви для какой-нибудь мысли, льстящей уму и сердцу. Он удаляется от них - и приступает к ним темный дух прелести. "Одна мысль ложная, - сказал некоторый святой отец, - может низвести в ад" [33].

Легче думают омраченные сыны мира сего о мыслях о Боге; по их мнению мыслить о Боге так или иначе - не большая беда. Несчастные! они не знают, как важны мысли о Боге, как важна в них Истина и ей всегда соприсутствующий и содействующий Дух. От взаимного их действия - оживление человека во спасение, которое состоит в причастии естества человеческого Божественному естеству. Напротив того, мыслям ложным всегда соприсутствует и содействует темный и лукавый дух обольщения. Отец лжи - диавол [34], так говорит Евангелие; ложь - диавольское свойство. Усвоивший себе мысли ложные усвоил себе свойства диавола, вступил в сродство с отверженными ангелами, сделал для себя соединение с Богом несродным, неестественным. Чуждый Бога - чужд спасения и жизни духовной.

Будем сохранять себя от мыслей ложных и истекающих от них сердечных ощущений. Из таковых ложных мыслей и ощущений составляется так называемая "прелесть" [35], или самообольщение, имеющие бесчисленные разнообразные виды, по степени, по роду принятых человеком ложных мыслей и ощущений за истинные. Стяжем истинное познание о Боге, чуждое заблуждений и умствований; оно сияет из священного Писания и писаний святых Отцов, как свет из солнца, ярко блестящего в час полуденный с лазоревого безоблачного неба" [36].

В заключение позволю себе повторить небольшую выдержку из творений святителя Игнатия, однажды уже приведенную мною в 15-м письме. Вот что она гласит:

"Когда в осеннюю ясную ночь гляжу на чистое небо, усеянное бесчисленными звездами, столь различных размеров, испускающими единый свет, тогда говорю себе: таковы писания Отцов. Когда в летний день гляжу на обширное море, покрытое множеством различных судов с их распущенными парусами, подобными белым лебединым крылам, судов, бегущих под одним ветром, к одной цели, к одной пристани, тогда говорю себе: таковы писания Отцов. Когда слышу стройный многочисленный хор, в котором различные голоса в изящной гармонии поют единую песнь Божественную, тогда говорю себе: таковы писания Отцов" [37].

"Аминь", - скажем мы святителю, в единомыслии с ним склоняясь перед "торжествующим собором" [38] праведников, достигших совершенства.

Их молитвами да умудрит и да укрепит нас Господь наш Иисус Христос! Простите! Не забывайте поминать брата вашего, во отшествии сущего.

Примечания
a. Послушание основывается на признании разума человеческого падшим и на отвержении его буйством веры [24]. От веры - послушание, от послушания - смирение, от смирения - духовный разум - прим. М. Новоселова.

Комментарии
1 Ин.16:13.
2. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.487 (письмо 32).
3. "Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться" (2Тим.2:5).
4. Еп. Игнатий. Цит. соч. С.497 (письмо 43).
5. 1Пет.1:17.
6. См. прим. IX,48.
7. Ср.: "Молитва есть зеркало души для монаха" (Древний патерик, изложенный по главам. 3-е изд. М., 1899. С.413 (гл.21, §13).
8. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. СПб., 1871. С.103.
9. Еп. Игнатий (Брянчанинов). О чтении святых Отцов // Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.1. 3-е изд. СПб., 1905. С.112-114.
10. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.5. 3-е изд. СПб., 1905. С.118; в этом томе, носящем название "Приношение современному монашеству", речь идет о чтении творений св. Тихона монахами; однако эти же книги св. Игнатий рекомендует и мирянам (см. ниже и прим. XIX,26).
11. Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица. Сергиев Посад, 1908. С.218.
12. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.515-518 (письмо 55).
13. Речь идет о так называемых "Патериках" - сборниках свидетельств о жизни отшельников (преимущественно египетских), которые известны с глубокой древности, переведены на многие языки и существуют в трех формах: алфавитной (рассказы расположены по именам св. отцов), систематической (например, "Древний Патерик, изложенный по главам". М., 1891) и смешанной. На основе этих книг св. Игнатий составил свой сборник алфавитного типа: "Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их". СПб., 1870.
14. Отечник. С.351.
15. Пс.50:18-19.
16. Отечник. С.335; Достопамятные сказания. С.296.
17. Отечник. С.374.
18. См. прим. X,21.
19. Ин.15:19.
20. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.497-500 (письмо 44).
21. Рим.10:10.
22. Требник в двух частях. Ч.1. М., Издание Московской Патриархии, 1979. С.78-79 (нумерация вопросов принадлежит святителю Игнатию).
23. Откр.8:11.
24. Т.е. безумием веры: ср.: "аще кто мнится мудр быти в вас, в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет. Премудрость бо мира сего, буйство у Бога есть" (1Кор.3:18-19).
25. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.509-512 (письмо 53).
26. В этот перечень св. Игнатий включает также Никифора Астраханского.
27. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.460 (письмо 22).
28. Там же. С.444 (письмо 10).
29. Пс.118:25.
30. Лк.12:32.
31. 2Кор.4:10.
32. Ин.12:25; Лк.17:33.
33. Ср.: "Прежде не безопасным почиталось сказать одно лишнее слово" (Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, Архиепископа Константинопольскаго. Ч.2. М., 1844. С.234 (Слово 23-е)).
34. Ин.8:44.
35. "Прелесть" (одно из основных понятий христианской антропологии) есть усвоение человеком, естество которого повреждено первородным грехом, лжи под видом истины; в более узком смысле - состояние мечтательности, видений, галлюцинаций, порождаемое усиленным молитвенным подвигом, но без необходимого самоконтроля, очищения, смирения.
36. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.4. 3-е изд. СПб., 1905. С.524-526 (письмо 58).
37. Епископ Игнатий. Плач мой // Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т.1. 3-е изд. СПб., 1905. С.640.
38. Евр.12:23.

Михаил Александрович Новоселов. Письма к друзьям. - М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского института, 1994, с.265-279, комментарии с.337-338.
Комментарии Е.С. Полищука

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение