страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Роман Певцов
Святитель Московский Филарет и реформа духовного образования

"В истории Русской Церкви на протяжении двух столетий среди ее деятелей есть только два имени, с которыми не может равняться по историческому значению ни одно другое: это Платон и Филарет, митрополиты Московские. Платон и Филарет – учитель и ученик, это как бы два великих солнца, перед которыми все другие деятели русской церковной истории нового времени только лишь звезды" [1], - писал в начале XX века историк В.П. Виноградов. Митрополит Филарет (1782–1867) был одним из немногих людей, кто умело сочетал в себе качества церковного администратора и богослова, государственного деятеля и аскета, ученого и старца. Многотомное "Собрание мнений и отзывов" [2] святителя Филарета, митрополита Московского (с 1821 г.), яркое свидетельство тому, что нет ни одной стороны духовной и церковно-общественной жизни, в которой он не оставил бы яркого творческого следа.

Годы творческой деятельности святителя Московского Филарета совпали с судьбоносным временем в истории духовного образования в России: временем проведения реформ. Начало его деятельности ознаменовалось выходом в свет Устава 1814 г. Итогом его работы на административном поприще стал Устав 1869 г.

Необходимость реформы в области духовного образования ощущалась достаточно остро уже в самом начале XIX века. Поэтому 1807 г. по Высочайшему повелению образован особый "Комитет о усовершении духовных училищ", а в 1808 г. "Комиссия духовных училищ". Итогом работы этих учреждений стало "Начертание правил о образовании духовных училищ" и проект нового Устава духовных академий.

Новый Устав ставил акценты на "изучении древних языков... познании древней истории и особливо священной и церковной, познании лучших образцов духовной словесности, и, наконец, учении богословском во всех ее отделениях" [3]. Главною целью Устава было достижение учености... "Добрая метода учении заключается в том, чтобы способствовать к раскрытию собственных сил и деятель ости разума воспитанников" [4]. Особое значение придавалось частным сочинениям и вообще письменным упражнениям учащихся. Вместе с тем, поощрялось "возможно обильное чтение вне учебных источников". Новый Устав требовал, чтобы учителя и ученики "всегда держались на одной линии с последними открытиями и успехами каждой науки".

Высшая Школа по Уставу выделялась в самостоятельную учебную единицу. "По разделению сему Духовныя академии, не препинаясь в поприще, им предназначенном, первоначальным и так сказать стихийным обучением наук грамматических и исторических, займут в науках философских и богословских пространство, им приличное, и станут на чреде просвещения, высшему духовному образованию свойственной" [5].

Речь шла не о замене, а о реорганизации Академии с целью улучшения и расширения духовного образования. Академия по новому Уставу предлагала единый, целостный курс, где все направлялось к богословскому знанию.

Устав Академии был принят, как пробный, и с 1809 введен для испытания в Санкт-Петербургской духовной академии, ректором которой в то время был Филарет (Дроздов). На основании опыта первого года... с учетом замечаний ректора, пробный Устав был еще раз исправлен и утвержден, и только после этого введен в Московской духовной академии в 1814 г. Таким образом, новый Устав был выработан после тщательной подготовки, непосредственное участие в которой принимал митрополит Филарет.

Будучи преподавателем в Санкт-Петербургских духовных школах "Филарет не боялся пробудить мысль, хотя знал о соблазнах мысли. Ибо верил, что эти соблазны преодолеваются и побеждаются только в творческом делании... Филарет всегда подчеркивал необходимость богословствовать, как единственное и незаменимое основание целостной духовной жизни" [6]. Он стремился богословие сделать общедоступным. Боролся за преподавание богословия на русском языке, понимая, что "только после того времени, как русские богословы будут читать святых отцов на русском языке, можно ожидать, что они будут самостоятельные и зрелые богословы и не будут зависеть от латинских, немецких, французских и английских богословов и богословий" [7].

Как отметил протоиерей Георгий Флоровский: "В истории русского богословия в новое время Филарет Московский был первым, для кого богословие стало вновь задачей жизни, непреложной ступенью духовного подвига и делания" [8]. И эту задачу он осуществил, разработав уже в первые годы своей преподавательской деятельности общий план богословского курса под названием "Обозрение богословских наук в отношении к преподаванию их в высших духовных училищах". Эта работа, являющаяся образцом краткого систематического изложения богословия, была выполнена им по поручению Комиссии духовных училищ в 1814 г. [9]

У Устава 1814 г. были свои недостатки, поскольку в его основе "лежала идея примирения веры и знания", а программа отличалась многопредметностью, малодоступною для учащихся..." [10]. Высокие требования Устава слишком часто оказывались вовсе неисполнимыми. "Устав требовал развивать не столько память, сколько разумение... И в преподавании преобладал формализм, риторика... Однако, все эти недостатки не обессиливали творческих порывов тогдашних поколений. Поскольку именно в это время росли и обучались те поколения, которым пришлось действовать в середине века и позже. В истории русского богословия, как и в истории русской философии, именно эта первая половина была временем решительным... В эту эпоху решался вопрос о самом бытии русского богословия" [11].

После принятия Устава 1814 г. было произведено несколько более частных изменений Устава – в 1869, 1884 и 1910-1912 гг. Шли поиски формы и объема преподавания, наиболее соответствующих изменяющимся требованиям времени. Нужно было место, где бы новые программы могли быть опробованы. Выбор пал на Московскую духовную академию. Именно здесь, в этой творческой лаборатории, под руководством опытного научного руководителя, митрополита Филарета, мог осуществиться столь смелый для того времени проект реформирования высшего духовного образования.

Этот проект не мог не удаться...Академия слишком много значила для Митрополита. К ней он питал особую любовь и уважение. Она была в полном смысле этого слова детищем митрополита Филарета. Многие современники той эпохи часто называли академию филаретовской [12]. Проявляя отеческую заботу о родной академии, митрополит Филарет был на самом деле преисполнен сыновних чувств к Школе, которая дала ему прекрасное духовное образование, воспитала его мудрым архипастырем и интеллигентным человеком.

Часто посещая Московскую духовную академию, митрополит Филарет хорошо знал проблемы Школы и всегда принимал самое активное участие в их решении. Поэтому не удивительно, что рекомендации московского митрополита касались всех сторон академической жизни. Проявляя заботу о развитии богословской науки в академии, он писал в 1847 г. обер-прокурору Н.А. Протасову: "...кандидатов в ректора МДА и профессора богословских наук не должно искать далее здешней академии и здешних семинарий... В сих местах удобнее довершается академическое образование на службе, при большем против других мест обилии учебных пособий и значительности ученого и образованного общества..." [13]. К обучающимся в академии Митрополит предъявлял следующие экзаменационные требования: "...При испытаниях требуется показать не только хорошую свою память, но и высшие душевные силы, как-то: рассудок, правильность понятий и суждения, остроумие, равно как и приобретенную способность выражать свои идеи с легкостью на письме" (§ 14). "...Вопросы... расположить так, чтобы из ответов явствовало не то, умел ли ученик выучить наизусть, но обнял ли он умом своим то, что он знает, имеет ли он ясные понятия, имеет ли обозрение той науки и может ли дать отчет о своем знании и объявить основание оного" (§ 10). "Дабы лучше достигнуть сей цели, надлежит заставлять испытуемого опровергать сделанные ему возражения, распространять заданные темы или предположения, делать приложения оных, выводить последствия" (§ 11) [14]. Большое значение митрополит Филарет придавал богослужебной практике и духовному состоянию воспитанников. "Как бы кто ни думал, для меня пение студентов в церкви было немаловажною частию их испытания, в котором чрез настроение звуков испытывалось настроение духа и умилением изрекалось одобрение чувства, не менее существенное, как и одобрение мысли" [15].

Многолетние труды митрополита Филарета по развитию научного и духовного уровня Московской академии приносили свои плоды... И об этом лучше всего говорят его собственные отчеты и письма к обер-прокурору Святейшего Синода. В 1820 г. Митрополит пишет: "В протекшие шесть лет... в старших из начальствующих и наставников усматривается и зрелость понятий, и сила действования на дух воспитанников. Младшие большею частию оправдывают надежду, восприятую при их избрании. Круг воспитанников представляется постепенно более сосредоточивающимся в стремлении к общей цели, к истинному образованию духа по законам деятельного христианства" [16]. "Благоустройство сего заведения возвышается, и в образовании воспитанников нынешнего курса примечается более зрелости, в сравнении с предшествовавшими курсами, чего и надлежало ожидать при правильном ходе нового заведения [17].

Эффективность реформы духовного образования не могла зависеть только от правильных предписаний и установок Устава. Нужны были добросовестные исполнители, ясно понимающие дух и задачи проводимых изменений. Митрополит Филарет понимал важность кадровой политики, и умело осуществлял ее в вверенной ему на попечение Московской духовной академии. Именно благодаря московскому иерарху на церковном горизонте появилась фигура архиепископа Филарета (Гумилевского), выдающегося ученого и администратора. Митрополит вовремя заметил даровитость своего младшего современника и поставил его во главе реформ в Московской академии. В донесении Святейшему Синоду о состоянии Академии при ректоре Филарете (Гумилевском) в 1838 г. митрополит Филарет отмечал: "Науки, собственно духовные, преподаются вообще сообразно с целью училища, и преподавание введенных в курс Духовной академии светских наук не представляет ничего противоборствующего направлению наук собственно духовных. На преподавание богословия догматического... обращено было мною особенное внимание. Ректор Академии преподавал оное по собственным урокам... догматы православные изложены в оных верно..." [18].

При следующем ректоре, архимандрите Евсевии (Орлинском), сохраняется та же высокая духовно-научная атмосфера. В 1842 г. Митрополит пишет: "Главный предмет академического учения, богословие догматическое, оказалось преподанным и принятым в духе Православия, с основательностью и силою" [19].

Особо выдающимся ректором Академии в эпоху митрополита Московского Филарета остался протоиерей Александр Васильевич Горский (1814-1875). Годы ректорства Горского (1862-1875) были одним из самых светлых периодов истории Московской духовной академии. Во время его ректорства в 1864 г. был широко отмечен 50-летний юбилей реформированной Академии. Обозревая сделанное за этот срок, митрополит Филарет с удовлетворением констатировал значительное влияние Академии на духовенство Москвы в отчете по Московской епархии за 1863 г.: "Духовенство столицы, составляемое частию из получивших академическое образование... в значительной степени преимуществует пред прочим духовенством епархии как просвещением, так и нравственным характером... и сопровождается соответственным тому влиянием на прихожан..." [20]. В другом документе, посвященном юбилею Академии, Митрополит писал: "Скажу скромно, если скажу, что достоинство Московской Академии никак не ниже в ученом и нравственном отношении и в православном направлении... академии Петербургской" [21].

При А.В. Горском вошел в действие Устав 1869 г. Устав учредил высшим органом Академий Совет Академии во главе с ректором. Важнейшие дела Академии теперь решаются на общих собраниях. Нового преподавателя избирает теперь вся корпорация. Большое значение имело введение обязательной докторской степени для ректора и для профессоров. По новому Уставу было разрешено публиковать лекции, учреждать ученые общества. Академии приобрели право собственной цензуры. Именно при таких условиях развития богословской науки стало возможным осуществление проекта издания творений святых отцов духовными академиями. Московской духовной академии предписывалось начать работу с перевода святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Был создан печатный орган Академии – "Прибавления к творениям святых отцов".

Реформа духовного образования по Уставу 1869 года способствовала оживлению научной деятельности. "Составленные корпорацией ученых в МДА конспекты и программы нередко оказывались лучшими, чем в других Академиях. Так, составленным в МДА программам логики и психологии дано предпочтение перед другими "по ясности изложения, полноте содержания и систематической последовательности", и эти программы разосланы для руководства по университетам. Таким образом, Московская академия в научном отношении стояла выше других и была руководительницею в постановке философских наук в высших светских учебных заведениях" [22]. Ректор Московского университета, воспитанник Академии С.И. Баршев охарактеризовал громадное влияние Академии следующими словами: "Бог видимо благословил ее труд. Повсюду действуют воспитанники Московской духовной академии... Многие из них уже приобрели и почетную известность своими важными заслугами Церкви и науке: одни в сане иерархов, другие в качестве начальников и наставников в учебных заведениях, третьи в звании пастырей... Московский университет радуется ее успеху..." [23].

Оценивая всю деятельность митрополита Филарета по реформированию системы духовного образования, следует отметить, что общее историко-культурное значение этих реформ очень высоко. Как отметил протоиерей Георгий Флоровский: "Ведь именно эта духовно - школьная сеть оказалась подлинным социальным базисом для всего развития и расширения русской культуры и просвещения в XIX веке. Ведь история русской науки и учености вообще самым кровным образом связана и с духовной школой, и с духовным сословием. Достаточно пересмотреть списки русских профессоров и ученых, по любой специальности, - здесь две основных социальных категории: "семинарист" и "иностранец", и сравнительно редкие представители дворянства и чиновничества... И, в общем, к 60-ым годам русский богослов был уже вполне на том же историческом уровне, что и его западные современники" [24].

В настоящее время в Русской Православной Церкви осуществляется реформа духовного образования. Цель реформы – "сохранение и приумножение всего лучшего, что есть в сокровищнице российского духовного образования, укрепление традиций – как дореволюционных, так и советского периода" [25].

Достижению этой цели, бесспорно, могут служить тот опыт и богатство, которые содержатся в "сокровищнице" духовной мудрости святителя Московского Филарета.

В свое время прот. Георгий Флоровский обозначил задачу русской богословской школы: "вперед, к отцам! Этот лозунг парадоксален, как парадоксально и само бытие Церкви: Церковь и ее свидетельство миру тем актуальнее, чем глубже оно укоренено в церковном опыте и предании" [26].

По мнению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, "продвижение реформы вперед возможно только если мы одновременно возвращаемся к корням, к основам церковного предания и церковной жизни" [27].

Примечания:
1. Виноградов В.П. Платон и Филарет, митрополиты Московские. СПб., 1913, с.3.
2. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. I. СПб., 1885, 510 с; Т. II. СПб., 1885, 485 с; Т. III. СПб., 1885, 600 с; Т. IV. М., 1886, 613 с; Т. V-VI. М. 1887, 1033 с; Том дополнительный. СПб., 1887, 679 с.
3. Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Париж. 1983, с. 144.
4. Там же, с. 145.
5. Там же, с. 144.
6. Там же, с. 172.
7. Корсунский И. К истории изучения греческого языка и его словесности в Московской духовной академии. Богословский вестник, 1893. с. 10.
8. Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Париж. 1983, с. 176.
9. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. I. СПб., 1885, с. 151.
10. Журналы и протоколы заседаний Предсоборного Присутствия. Т. IV. Журналы заседаний V отдела. СПб, 1907, с. 45.
11. Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Париж. 1983, с. 231.
12. Бухарев А. О Филарете, митрополите Московском, как плодотворном двигателе развития православно-русской мысли. Православное обозрение. Т. I. М., 1884.
13. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. II. СПб., 1885, с. 177.
14. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. I Ч. II. СПб., 1864, с. 1056.
15. Там же, с. 52.
16. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. II. СПб., 1885, с. 49.
17. Там же, с. 83.
18. Там же, с. 413.
19. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. II. СПб., 1885, с. 116.
20. Сушков Н.В. Записки о жизни и времени святителя Филарета, митрополита Московского. М., 1868, с. 179.
21. Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Собрание мнений и отзывов. Т. V. М., 1885, с. 624.
22. Листовский И.С. Филарет, архиепископ Черниговский. М., 1887, с.41.
23. Сборник, изданный Московской духовной академией по случаю празднования ее пятидесятилетия. М., 1864, с. 40.
24. Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Париж. 1983, с. 231.
25. Святейший Патриарх Алексий II. Выступление на совещании ректоров Духовных учебных заведений Русской Православной Церкви. Москва. 16.04.2002 г.
26. Там же.
27. Там же.

© Образовательный портал Учебного комитета Русской Православной Церкви
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение