страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

С. Беляев
"В память вечную будет праведник..."
Обретение мощей святителя Московского Филарета, святителя Московского Иннокентия и архимандрита Антония

В советский период нашей истории безбожниками разрушались не только храмы и монастыри - варварскому уничтожению подвергались могилы и даже целые кладбища. По милости Божией врагам Церкви не всегда удавалось доводить до конца свои замыслы осквернения «отеческих гробов». Об обретении таких поруганных святынь и пойдет речь в нашей статье, подготовленной по материалам отчета о проведении археологических раскопок в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре 10-14 октября 1994 года.

>Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы, нижеподписавшиеся, свидетельствуем, что 10-14 октября 1994 года были произведены раскопки к югу от церкви Сошествия Святого Духа на месте церкви Филарета Милостивого, снесенной в 1938-1940 годах. На тех местах, с которыми письменные свидетельства и церковное предание связывают погребение святителя Иннокентия (Вениаминова) и наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрита Антония (Медведева), действительно были обнаружены могильные сооружения (склепы). Но они были полуразрушены и опустошены. На месте, где, по свидетельству разного рода источников, должна была находиться могила митрополита Филарета (Дроздова), была обнаружена яма неправильной формы, суживающаяся книзу. Примерные размеры: глубина около 2,7 м от уровня современной поверхности, по линии В-3 - около 2,5 м, по линии С-3 - около 1,5 м. Яма была заполнена строительным мусором и землей, среди которых находились человеческие останки, святительское облачение и гробовые доски с ручками трех типов. 12 октября из нее были извлечены останки трех человек: черепа, большие кости, ребра и ряд других фрагментов. 13 октября обнаруженные костные останки были омыты по чину омовения мощей и разложены по порядку. После анализа останков и сопоставления их с портретами митрополита Филарета (Дроздова), митрополита Иннокентия (Вениаминова) и архимандрита Антония (Медведева), находящимися в Патриарших покоях, была признана принадлежность останков святителю Иннокентию, митрополиту Филарету и архимандриту Антонию. В дальнейшем справедливость этого утверждения, равно как и правомерность отнесения определенных останков конкретным лицам, была подтверждена специалистами-антропологами. Большинство из найденных фрагментов облачения принадлежит митрополиту Филарету (Дроздову). Принадлежность деревянной панагии пока не определена. Черная мантия принадлежала, по-видимому, архимандриту Антонию.

Достоверность происшедших событий и соответствие им изложенного свидетельствуем:
от Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:
архимандрит Феогност (Гузиков), наместник Лавры
архимандрит Кирилл (Павлов)
архимандрит Георгий (Тертышников)
архимандрит Матфей (Мормыль)
архимандрит Наум (Байбородин)
эконом игумен Георгий (Данилов)
иеромонах Викентий (Мазур)
иеромонах Иоасаф (Подгоров)
от Московской Духовной академии и семинарии:
архимандрит Макарий (Веретенников), первый проректор доцент
архимандрит Сергий (Соколов), инспектор
протоиерей Николай (Резухин), зам. ректора
И.В. Воробьев, доцент, помощник инспектора
А.В. Казмирчук, студент II курса МДА
В.А. Питько, воспитанник 3-го класса МДС

С.А. Беляев, историк-археолог, проводивший по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Священноархимандрита Троице-Сергиевой Лавры Алексия II эти работы
иеродиакон Иоанн (Макаров), производивший фотофиксацию и разборку облачений.

***

Раскопки в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре были проведены по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Раскопки проводились к югу от Духовской церкви на том месте, где некогда стояла церковь во имя праведного Филарета Милостивого. Их целью были поиски могил святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского Филарета (Дроздова) и наместника Лавры архимандрита Антония (Медведева). Во время раскопок были обнаружены святые мощи святителя Иннокентия и мощи митрополита Филарета и архимандрита Антония. Они были внесены в церковь Святого Духа и приведены в порядок. Мощи находятся там и поныне. 13 октября Святейший Патриарх Алексий осмотрел место раскопок и поклонился обнаруженным святыням. Иеродиакон Иоанн (Макаров), клирик Патриаршего подворья в Переделкине, производил фотофиксацию и в течение двух недель занимался разборкой и идентификацией найденных фрагментов облачений; архитектурные обмеры выполнены архитекторами Лавры; архивные фотографии разграбления могилы митрополита Филарета (Дроздова) предоставлены архитектором-реставратором С.В. Демидовым; фотографии отпечатаны С. Самохиным. Обмерный чертеж Духовской церкви с пристройками предоставлен (через Лавру) архитектором-реставратором В.В. Балдиным.

Церковь во имя праведного Филарета Милостивого была построена в 1867 году, причем с самого начала предполагалось, что она будет служить местом упокоения приснопамятного московского святителя. И действительно, когда митрополит Филарет скончался (19 ноября ст. ст. 1867 года), тело его нашло упокоение в этом храме - около южной стены. Но Богу было угодно, чтобы рядом с ним покоились и те, с кем святитель был связан глубокими духовными узами - митрополит Иннокентий (Вениаминов), которого Владыка Филарет постригал в монашество и который стал его преемником на московской кафедре, и архимандрит Антоний (Медведев), которого митрополит Филарет в 1831 году призвал на наместничество в Лавре и который стал ближайшим другом и духовником святителя и его помощником по управлению Лаврой. Святитель Иннокентий скончался 31 марта 1879 года, архимандрит Антоний - 12 мая 1877 года (обе даты указаны по старому стилю). Оба были похоронены в Филаретовском храме поблизости от могилы митрополита Филарета. Так, соединенные узами духовной близости в жизни, они и по смерти оказались рядом. Митрополит Иннокентий был погребен напротив митрополита Филарета - около северной стены церкви (то есть у южной стены храма Святого Духа), а архимандрит Антоний - в притворе к северу от входа. Точная привязка мест погребения к стенам Филаретовской церкви основана на свидетельствах участников и очевидцев похорон и многочисленных описаниях могил. Эти свидетельства приводят многие издания, в частности:
1. Список погребенных в Троицкой Сергиевой Лавре от основания оной до 1880 года (с. 24, № 221-223).
2. Горский А.В. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. М., 1890. С. 26-27. Прим. 3. С. 26.
3. Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий и созданная им Троицкая Лавра. М., 1892. С. 181-182.
4. Муравьев А.Н. Впечатления кончины и погребения митрополита Московского Филарета // Дополнения к письмам о богослужении Восточной Кафолической Церкви. СПб., 1833. С. 130-155.

В 1938-1940 годах все пристройки вокруг Духовской церкви были разобраны «по причине их аварийного состояния» (Трофимов И.В. Памятники архитектуры Троице-Сергиевой Лавры. М., 1961. С. 64). О судьбе, постигшей могилы при разборе Филаретовской церкви, в существующей литературе и доступных архивных фондах никаких сведений обнаружить не удалось. Однако среди верующего народа сохраняется предание о том, что все три могилы были разорены, но при разорении глава митрополита Филарета была обнаружена нетленной и человек, допустивший святотатство, вскоре погиб. Поэтому перед началом раскопок наместник Лавры архимандрит Феогност обратился с вопросом о судьбе могил к одному из участников реставрационных работ в Духовской церкви В. В. Балдину. 10 марта 1994 года от него был получен официальный ответ, в котором говорилось: «При устройстве выстилки вокруг Духовской церкви захоронения митрополита Филарета специально не искали и не вскрывали - это я свидетельствую как участник проводившихся здесь до августа 1941 года работ», и «есть все основания полагать, что могила митрополита Филарета не нарушена».

Уже после раскопок ко мне в руки попали архивные фотографии, на которых поэтапно фиксировано разрушение могилы митрополита Филарета. На последней фотографии представлено содержимое гроба, включая нетленную главу святителя. Народное предание не ошиблось. Время надругательства над могилами на фотографиях не указано, и мне оно не известно, однако есть основания полагать, что разорение произошло в период разрушения церкви во имя Филарета Милостивого. На это указывает, во-первых, чертеж южной стены Духовской церкви в уже упомянутой книге И. В. Трофимова, на котором воспроизведена та часть фундамента, где должна была находиться могила святителя Иннокентия (и где при проведении раскопок действительно были обнаружены остатки могилы); на чертеже эта часть фундамента показана уже без могилы. Во-вторых, думается, что после возрождения в Лавре монашеской жизни в 1945 году такое надругательство было невозможно, тем более что, как явствует из фотодокументов, оно было совершено после разбора стен Филаретовской церкви. В действующем монастыре на виду у всего народа сделать это, на наш взгляд, было бы невозможно, да и обстановка в стране в это время была совершенно иная, чем в тридцатые годы. На снимках же Лавра совершенно пустая, безлюдная. Правда, когда раскопки начинались, эти фотографии еще не были известны, и можно было опираться лишь на существующую литературу и народную память.

После удаления Филаретовской церкви и других пристроек пространство вокруг Духовского храма превратилось в ровную, ничем не застроенную площадь, покрытую до недавнего времени асфальтом, а в настоящее время вымощенную небольшими бетонными плитами. Никаких видимых следов ни от Филаретовской церкви, ни тем более от могил не осталось. Таким образом, на первом этапе работы задача сводилась к локализации никак не обозначенных на современной поверхности контуров Духовской церкви и находящихся в ней могил. Ее решению очень помогли существующие описания мест захоронения и предоставленный В. В. Балдиным обмерный чертеж Духовской церкви.

Раскопки начались 10 октября 1994 года и продолжались до 14 октября. За это время были произведены земляные работы и первоначальная разработка обнаруженных материалов; работа над облачениями и их фотофиксация продолжалась еще две недели. Исходя из имеющихся данных были выбраны три места раскопок, соответствующие могилам святителя Иннокентия, митрополита Филарета и архимандрита Антония, естественно, с некоторым допуском. Могилы действительно оказались в границах намеченных участков, и расширения площади раскопок не потребовалось.

11 октября духовник Лавры архимандрит Кирилл (Павлов) отслужил в Духовской церкви литию по погребенным. Во время раскопок литии и панихиды совершались регулярно по нескольку раз в день братией Лавры и священнослужителями Духовной академии и семинарии. Утром 11 октября по старой лаврской традиции в Духовской церкви началось непрестанное чтение Псалтири (до закрытия Лавры неусыпная Псалтирь читалась именно в Духовской церкви), и это чтение не прекращалось до окончания работ.

Земляные работы велись одновременно на четырех участках - в предполагаемых местах расположения трех могил с наружной стороны южной стены Духовской церкви и внутри Духовской церкви, около ее южной стены, - там, где находится гробница митрополита Филарета.

Первой была обнаружена могила архимандрита Антония - именно там, где и ожидалось, исходя из известных литературных источников. Были также раскрыты фундаменты стен притвора Филаретовской церкви и самого храма. Кроме того, чтобы исключить малейшую ошибку, была раскопана дополнительная площадь к югу от могилы, где не было никаких фундаментов. На этой площади никаких могильных сооружений не найдено - только земляная насыпь. Северо-восточный край могилы отстоит от пилястра Духовской церкви всего на 25 см, а верхний край кирпичной кладки склепа - всего на 20 см ниже современной поверхности. Перекрывающая могилу прослойка толщиной 20 см состоит из чистого песка и щебня.

Стены склепа архимандрита Антония, выложенные из большемерного кирпича толщиной в один кирпич, довольно хорошо сохранились. Три стены - восточная, северная и западная, - по-видимому, сохранились в полную высоту (1,3 м) и состоят из 12 рядов кирпича, и только часть южной стены немного разрушена в центре (высотой на 1-2 кирпича). Размер могилы (по внутренним параметрам): длина (по линии восток-запад) - 2,5 м, ширина (по линии север - юг) - 1 м, высота - 1,3 м. Дно могилы песчаное, возможно, оно также было выложено кирпичом, но при разграблении могилы он был удален. Перекрытие полностью отсутствует. Обычно в монастырских могилах такого типа перекрытие делается в виде кирпичного свода, в могиле же митрополита Филарета оно состоит из плит. Надо полагать, что в могиле архимандрита Антония перекрытие тоже было либо плитовое, либо сводчатое.

Могила архимандрита Антония оказалась на всю высоту засыпана строительным мусором, однородным по плотности и составу. Грунт засыпи - земля темно-коричневого цвета, возможно, с незначительной примесью глины. Гроба в могиле не нашли, только на самом дне были обнаружены фрагменты гробовых досок, два из них - с металлическими ручками. При расчистке дна могилы в западной части найден деревянный параманный крест.

Никаких сомнений в том, что обнаружено захоронение именно архимандрита Антония, нет, причем совершенно очевидно, что оно было осквернено и разграблено. Однако ничего, что хотя бы косвенно указывало на время разграбления, - обрывков газет, монет или каких-либо иных предметов - найдено не было.

Могила святителя Иннокентия, вернее то, что от нее осталось, была обнаружена в месте, которое полностью соответствует указаниям в имеющихся описаниях. По конструкции она полностью совпадает с могилой архимандрита Антония. На ее плохую сохранность могли повлиять два обстоятельства. Во-первых то, что она расположена ближе к современной поверхности, и, во-вторых, то, что она оказалась рядом с вновь построенным южным крыльцом Духовской церкви и даже частично под ним. А это означает, что при восстановлении крыльца кирпичные стены могилы могли оказаться помехой и были разобраны.

От могилы святителя Иннокентия сохранились части западной торцовой и южной продольной стен, а также кирпичная кладка около южного фундамента Духовской церкви - возможно, часть северной стены могилы, хотя не исключено, что это просто остатки фундамента Филаретовской церкви, вплотную примыкавшего к фундаменту Духовской церкви. Видимая длина могилы - 2 м, причем захоронение частично уходит под южное крыльцо Духовской церкви, которое разбирать не стали, поскольку ничего принципиально нового это не дало бы. На глубине 0,86 м от современной поверхности в центральной части могилы сохранилась кирпичная вымостка; ее длина - 1,35 м (по линии восток-запад), ширина (по линии север-юг) - 1 м. По-видимому, это остатки дна склепа.

Могила на всю высоту была засыпана строительным мусором. Никаких останков в ней не оказалось.

С захоронением митрополита Филарета все оказалось сложнее. Раскопки, как и в двух предыдущих случаях, начались на том месте, которое было определено по описаниям и плану, предоставленному В.В. Балдиным. Однако при первых же ударах лопаты выяснилось, что в западной части этого участка проходит современная теплоцентраль; впоследствии удалось установить, что она была сооружена в 1956-1957 годах.

Доведя раскопки до глубины около 0,3-0,4 м, мы поняли, что никаких остатков погребального сооружения найти не удастся - могила была полностью уничтожена.

Примерно на этом же уровне стали выявляться контуры ямы. Ее границы довольно четко прослеживались по характеру заполнения: раскапываемая площадь была заполнена строительным мусором, включающим битый кирпич, куски асфальта, отески камней, куски извести и другие строительные материалы, а грунт вокруг состоял из довольно чистой земли темного цвета с небольшой примесью глины. Отличались эти грунты и по плотности: грунт в яме был относительно рыхлый, а вокруг нее - плотный, слежавшийся, с примесью глины и без каких-либо включений.

Примерно на глубине 0,4-0,5 м стали попадаться человеческие кости, доски от гробов, а также куски облачений. Это продолжалось до самого дна ямы. Человеческие останки находили в виде отдельных костей и небольших групп костей. В одном случае удалось зафиксировать кисть руки с правильным расположением всех малых костей, сохранивших не только правильное анатомическое положение, но и идеально выдержанный порядок взаимного расположения, к тому же эта кисть находилась почти в строго вертикальном положении. Совершенно ясно, что человек так расположить кости не мог. Объяснить этот факт можно только тем, что кисть была сброшена в яму нетленной.

Многие доски были с металлическими ручками; в процессе раскопок было найдено три разных типа таких ручек.

В двух случаях на досках от гроба были большие пробоины. Ниже досок с пробоинами были обнаружены большие камни, а под ними - выбитые части досок. Это может свидетельствовать только об одном: камни с силой бросали в яму, когда в ней уже лежали сброшенные человеческие останки и доски от гробов. Всего в яме было найдено 14-15 таких камней, из них по крайней мере 3-4 камня весом не менее 100 кг - четверо сильных мужчин еле-еле подняли их наверх.

В толще мусорного слоя на разной глубине было обнаружено два разбитых черепа, причем осколки одного из них позднее были найдены на самом дне ямы. В восточной части ямы на самом дне оказался череп с хорошо сохранившимися на затылочной части волосами, который еще до расчистки был идентифицирован как принадлежавший митрополиту Филарету. Впоследствии это полностью подтвердилось.

В западной части яма частично заходила под теплоцентраль, но с соблюдением всех мер предосторожности и этот участок был расчищен.

Дно ямы оказалось песчаным, три стенки - восточная, северная и южная - земляными, а южная - кирпичной, но это не стена могилы, а кирпичный фундамент Филаретовской церкви. В верхней части яма имеет размеры 2,25х1,6 м, книзу сужается, и размеры ее по дну значительно меньше верхних. Глубина ямы от современной поверхности составляет около полутора метров.

Разборка нижней части раскопа, где было обнаружено большинство человеческих останков, досок и епископских облачений, пришлась на вторую половину дня 12 октября 1994 года. Братия Лавры и учащиеся Духовных школ все время находились рядом. Особенно много народу собралось к вечеру того дня, когда количество находок стало увеличиваться. После окончания вечерней службы к братии и учащимся присоединились еще и богомольцы, так что общее число пассивных участников раскопок достигало порядка 200 человек.

Все находимые в яме доски и части архиерейских облачений (последние иногда вместе с комьями земли, от которых их подчас было трудно отделить) переносились в Духовскую церковь. Там все это раскладывалось в строгом порядке по определенным местам. Что же касается человеческих останков, то, вынув из мусорного заполнения ямы, их клали на разостланную у края ямы чистую простынь; в храм уносили только мелкие кости.

По мере углубления и нахождения все большего количества мощей становилось ясно, что обнаружена значительная часть трех человеческих скелетов, являющихся святыми мощами святителя Иннокентия и мощами митрополита Филарета и архимандрита Антония. На это указывало и наличие архиерейских облачений, и ряд других признаков. В частности, глава митрополита Филарета была как бы завернута и неотделима от одежды фиолетового цвета, которая во время раскопок была принята за архиерейскую мантию, а впоследствии оказалась подрясником.

Когда стало ясно, кому могут принадлежать обнаруженные мощи, началось непрерывное совершение заупокойных служб - литий и панихид. Службы совершались попеременно духовенством Лавры и Академии. Богослужение продолжалось все последние два часа раскопок. Во время кратких перерывов пел народ.

После того как показалась глава митрополита Филарета, я попросил принести блюдо, покрытое воздухом, и, после соответствующей расчистки, глава была вынута и на приготовленном блюде передана братии Лавры. Это была последняя находка. Затем инспектор Московской Духовной академии архимандрит Сергий (Соколов) с хором воспитанников и всем собравшимся народом совершил последнюю литию перед лежащими на краю ямы только что обретенными мощами.

По окончании литии мощи были подняты и, сопровождаемые всенародным радостным пением «Святый Боже», перенесены в Духовскую церковь, где и были положены в центре на заранее приготовленный щит, покрытый покрывалом.

Одновременно с раскопками могил вне Духовской церкви были проведены раскопки внутри ее, у южной стены, в том месте, где находилась беломраморная плита с надписью, посвященной митрополиту Филарету. Целью этих раскопок было выяснить, была ли плита в свое время установлена на данном месте произвольно, просто, чтобы увековечить память приснопамятного святителя, или для этого имелись иные причины.

После удаления мемориальной плиты, плиток пола и слоя песка было обнаружено находящееся в грунте сооружение прямоугольной формы, вытянутое по оси храма (длиной около 1 м, шириной около 0,7 м), сложенное из современного кирпича.

После необходимой фиксации были разобраны кирпичное перекрытие и западная торцовая стенка, за которыми оказался фанерный ящик примерно вдвое больше стандартного посылочного ящика, обитый парчой с нашитым на верхней крышке крестом из галуна. Снова была проведена фиксация, теперь уже местоположения ящика.

После совершения литии ящик вынули с большими предосторожностями, поскольку фанера была очень ветхой и буквально рассыпалась.

Затем была снята крышка, под ней обнаружили черную мантию с малиновыми скрижалями, в которую были завернуты две большие кости ног (от колен до стопы) и деревянная панагия с изображением на лицевой стороне Богоматери «Знамение» и Креста с орудиями страстей - на тыльной. Панагия хорошо сохранилась, утрачено только ушко. Мантия, хоть и ветхая, оказалась по большей части сохранной: уцелели две нижние скрижали, галуны от верхних и довольно большой фрагмент ткани.

Тот факт, что мощи были завернуты в мантию архимандрита, дал основания предположить, что они принадлежат архимандриту Антонию, что впоследствии и подтвердилось (хотя узнать, на каком основании, не удалось).

Во время извлечения ящика и разборки его содержимого высказывались различные предположения относительно времени, способа и обстоятельств появления этого тайника и его содержимого, однако действительно обоснованное объяснение можно было дать только по окончании раскопок ямы с основными мощами.

Когда яма была расчищена до дна и выяснилось, что в ней находились честные мощи, ранее покоившиеся в Филаретовской церкви, стало совершенно очевидно, что при прокладке теплоцентрали в Духовскую церковь на захоронение наткнулись и затронули его верхний слой. Что при этом обнаружили рабочие, в настоящее время с определенностью сказать невозможно. Проводить какие-либо поиски или исследования в то время было невозможно. Тогда, по-видимому, и были вынуты обнаруженные человеческие останки и сооружен тайник в Духовской церкви, куда поместили честные мощи. А о том, что все это было сделано в тайне, свидетельствует то, что ни старожилы Лавры, ни старожилы музея ничего не знали ни о находке, ни о каких-либо работах в Духовской церкви.

Удалось установить и время, когда это могло быть сделано, - не позже октября 1957 года, когда состоялась епископская хиротония наместника Лавры, будущего Патриарха, архимандрита Пимена (Извекова).

13 октября 1994 года после литии архимандритом Наумом (Байбородиным) и иеромонахом Викентием (Мазуром), ризничим Лавры, был совершен чин омовения мощей.

В Духовскую церковь были приглашены те насельники Лавры и воспитанники Духовных школ, которые имели медицинское образование. Особенно следует отметить монаха Гавриила (Богачихина) и воспитанника Семинарии Сергея Забелича, которые внесли существенный вклад в дело определения и идентификации мощей; ими же впоследствии было составлено описание мощей.

К этому времени из Патриарших покоев в Духовскую церковь были принесены портреты всех трех лиц, похороненных в Филаретовской церкви.

После омовения мощей приступили к их отождествлению с конкретными лицами. Начали с черепов. Череп митрополита Филарета был уже идентифицирован до этого. С Божией помощью удалось правильно определить и другие.

Следующим этапом было отождествление останков. Здесь все оказалось сложнее. Быстрее и легче других были идентифицированы мощи митрополита Филарета, поскольку он, как известно, был маленького роста, и это, естественно, сказалось на размерах костей. Сложнее оказалось определить святые мощи святителя Иннокентия и мощи архимандрита Антония. Но и с этим, слава Богу, справились.

К концу дня эта часть трудов была закончена. Отождествленные мощи клались на тот же расположенный посередине храма на возвышении и покрытый пеленой щит, на который их поместили после внесения в храм и с которого потом сняли для омовения.

Мощи располагались в правильном анатомическом порядке по лицам: слева - архимандрита Антония, в центре - митрополита Филарета, справа - святителя Иннокентия. Потом мощи святителя Иннокентия и митрополита Филарета были покрыты архиерейскими мантиями, мощи архимандрита Антония - архимандричьей, а главы - белыми воздухами. Затем были возжены лампады, свечи на поставленных в изголовье подсвечниках и кадильницы с благовониями.

Поздно вечером, около 22 часов, Духовскую церковь посетил Священноархимандрит Лавры Святейший Патриарх Алексий. Святейший Патриарх сначала осмотрел раскопанные гробницы и яму, из которой были извлечены честные мощи. Потом он вошел в храм и выслушал подробный рассказ о проделанной работе. После этого была пропета «Вечная память» митрополиту Филарету и архимандриту Антонию и «Величание» святителю Иннокентию. Так первый раз после многих десятилетий глумления были прославлены святые мощи святителя Иннокентия и мощи митрополита Филарета и архимандрита Антония.

Однако, хотя никто из присутствовавших не сомневался в принадлежности обретенных мощей святителю Иннокентию, митрополиту Филарету и архимандриту Антонию и в том, что мощи правильно идентифицированы, для большей убедительности следовало пригласить специалистов-антропологов. Святейший Патриарх дал на это свое благословение.

Тогда я обратился к члену-корреспонденту Российской Академии наук Татьяне Ивановне Алексеевой, возглавляющей антропологическую лабораторию МГУ и антропологическую лабораторию в Институте археологии РАН. Т.И. Алексеева любезно согласилась провести экспертизу, и дважды - 25 октября и 2 ноября - приезжала в Лавру с группой специалистов, среди которых была кандидат биологических наук, заведующая лабораторией реконструкции лица Института этнологии РАН Г.В. Лебединская, правнучка митрополита Московского Леонтия (Лебединского), скончавшегося в 1893 году.

Перед антропологами были поставлены две задачи: во-первых, на основании сопоставления найденных мощей и имеющихся портретов высказать аргументированное суждение о принадлежности обнаруженных мощей изображенным на портретах лицам и, во-вторых, проверить правильность соотнесения черепов и скелетов. На оба вопроса антропологи дали положительные ответы. Лишь около 10% костей были переидентифицированы.

Оставалось еще привести в порядок обнаруженные части облачений и досок. Эту кропотливую работу тщательно и аккуратно, ничего не повредив, выполнил в течение двух недель иеродиакон Иоанн (Макаров), клирик Патриаршего подворья в Переделкине. Иногда куски облачений вынимались прямо с землей, ткань была сырая, очень хрупкая, и обращаться с ней приходилось крайне осторожно. Кроме того, зачастую фрагменты облачений были чрезвычайно малы и требовалось большое внимание, чтобы определить, к чему именно они относятся. Отец Иоанн блестяще справился с этой задачей.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что сохранилась большая часть облачения митрополита Филарета (естественно, в виде фрагментов). Суждение это основано на сходстве рисунка и фактуры найденных деталей с изображением облачения митрополита Филарета во гробе на гравюре из Патриарших покоев Лавры. Сохранились части саккоса, омофора, епитрахиль, поручи, подсаккосник и другие фрагменты. Из других облачений была обнаружена только одна епитрахиль, причем определить, принадлежала ли она святителю Иннокентию или архимандриту Антонию, в настоящее время не представляется возможным.

По форме ручек и структуре дерева удалось определить принадлежность досок от гроба. Фигурные бронзовые (или латунные) ручки принадлежали гробу митрополита Филарета, сделанному из кипарисовых досок. Вторые ручки, по-видимому, являются деталью второго наружного гроба митрополита Филарета, который был сделан из дуба; еще одни ручки - от гроба святителя Иннокентия. Так, путем кропотливой работы удалось установить принадлежность большинства находок.

Когда была обнаружена яма и начались ее раскопки, взору присутствовавших предстала жуткая картина надругательства над дорогими каждому верующему человеку мощами: мощи трех угодников Божиих были перемешаны, забросаны мусором, трудно было понять, какая часть из них сохранилась, и слабо верилось в то, что раскопки завершатся благополучно. Но, слава Богу, почти все находки удалось идентифицировать.

Еще три святыни возвращены Русской Православной Церкви. Это воистину милость Божия. Слава Богу!

&copу; Журнал Московской Патриархии №12-1996
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение