страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Слово на день обретения мощей Преподобного Сергия (о суете земной и обетованиях веры [1])

Произнесено в период между 1806-1808 гг.

Возсияет во тме свет твой, и тма твоя будет яко полудне, и будет Бог твой с тобою присно, и насытишися, якоже желает душа твоя, и кости твоя утучнеют, и будут яко вертоград напоен и яко источник, емуже не оскуде вода. И кости твоя прозябнут яко трава, и разботеют, и наследят роды родов. И созиждутся пустыни твоя вечныя, и будут основания твоя вечная родом родов. Ис.58,10-12

Тако глаголаше Господь чрез уста Исаии.

Кому глагол сей? Кому сии благословения? Друг Божий! Не тебе ли сие прорицала вера, когда она сопутствовала тебе в дикие некогда и необитаемые места сии? Великое событие дает право отнести и к тебе предсказание великое. Ты сокрылся от света, оставил в нем порок, тобою ненавидимый, но свет добродетелей твоих проник в него из мрака твоего уединения; ты был светильник Церкви по святости, хотя с непреклонною решимостью отрекся быть таковым по состоянию. Твоя душа взыскала и возжаждала к Богу крепкому и живому, и она вкушала присно сладость Его присутствия. Орошаемый струями благодати, ты был яко вертоград напоен и яко источник, емуже не оскуде вода, кропил других росою духовною. Наконец, чтобы течение времени не могло удалить от нас примера твоего, ты, восходя горе, оставил здесь некоторую тень бессмертия, там тебе принадлежащую. Прозябли кости твоя, и останки плоти, еще умерщвленной в животе твоем, кажутся нам живыми по смерти твоей. И созданные тобою пустынные хижины превратились в громаду зданий, постыжающих грады своим великолепием. Века прошли мимо сих памятников и не смели коснуться им, разве для умножения блеска их. Столь знамениты, столь обильны, столь непреложны, столь вечны в самом времени обетования, данные верою! Она едина обещает и не изменяет обещаниям. Она только прорицает истину, когда множество различных обещательных гласов потрясают сердце наше ложным обнадеживанием сделать нас довольными и счастливыми. Насытишися, якоже желает душа твоя - объясним сие.

Насытишися, - говорит плотоугодие, только не простирай взоров твоих далее видимости. Умственное блаженство есть блаженство вымышленное, существенное принадлежит чувствам. Если мы сотворены для счастия, то должны искать его близ себя. Почивай, яждь, пий, веселися - в сем заключается наука быть довольным (см.: Лк.12,19).

Как опасно слушать таковые уроки! Когда коварный змий, подавая нам плод запрещенных удовольствий, обещается нас сделать почти богами, тогда бедственное для нас определение уже подписано - терние, труды, болезни, смерть, помещены в нем. На поле сладострастия и роскоши растут только такие розы, которые по услаждении чувств оставляют в душе острые терны, рано или поздно ее уязвляющие; на нем надобно проливать пот долго для кратковременной жатвы. Посреди слез, больше изнуряющих, нежели удовлетворяющих забот или дряхлая застигает старость, или бедность и немощи, которые еще ближе оной ходят по следам невоздержания. И земля тем скорее требует всего своего долга, чем более у нее занимать старались. Ах! Не сие ли наши легкие умы называют развязной, веселою жизнью! Боже мой! Сии мнимые утехи суть не иное что, как семя горстей; они не пища, но яд для слабого сердца. Если бы не было совсем другого средства к насыщению алчущих желаний, и тогда безрассудно было бы пользоваться сим - лучше томиться бесконечным гладом.

Насытишися, - обещает любостяжание. Умей только пожинать там, где не сеял, собирать там, где не расточал, а когда можешь считать тысящи в руках твоих, призови пышность, покажи другим твои блага и ублажай судьбу тебе благотворную. Горе тому, кто поверит сим прорицаниям златого кумира! Что есть блаженство человека, пристрастного к богатству? В чем состоит бытие его? Положил в груду металла сердце свое столь холодное, как сей металл; собирать вместе с драгоценными безделками проклятия убожества, слезы вдовиц и вздохи сирот; трепетать в ожидании роковой минуты, когда или татие из сокровищниц, или смерть из тела похитит душу его; быть произвольным страдальцем и в море изобилия, подобно одержимым огневицею, с каждым дыханием испускать стон или повторять во внутренности: Жажду!

Насытишися, - твердит честолюбие. Когда возвысишься из круга народа, когда все будет к твоим услугам, когда почтение будет сопровождать тебя - какой тогда можешь почувствовать недостаток? Может ли тот быть несчастливым, от кого многие ожидают счастия? Самая зависть, возбуждаемая знатными в низких, свидетельствует о преимуществе их состояния. О, когда бы сии размышления были столько же истинны, сколько привлекательны! К сожалению, они только льстят надеждою не менее опасною, как лживою. Завидное счастие располагать жребием других есть тяжкое бремя, и стремление к возвышению - неукротимая сила, которая, когда предаются ее влечению, столь мало знает пределы, что ей обладание вселенной представляется еще малым уделом. И должно ли сему дивиться? Если некогда сей адский глад на небесах не мог быть утолен, то найдется ли когда-нибудь для него довольно пищи на сей убогой земле?

Насытишися, - вопиет слава. Нет совершеннейшего благополучия, как всегда стремиться к великому, заслужить внимание современников и обессмертить имя свое в потомстве. Любовь к похвале есть побуждение божественное, ее удовольствие есть ангельское. Вот мысли, которые обыкновенно почитают благородными чувствиями! Что бы, впрочем, ни говорили в пользу сей благородной страсти, но хотя бы она и не была источником вражды и соперничеств, не повергала в опасности, не возмущала тишины общественной, не колебала тронов, однако плод ее все еще был бы сомнителен, удовольствие мечтательно. Не безрассудность ли полагать основания своего благополучия во мнении других, которые или по неведению, или по своим особенным видам часто нам не отдают справедливости? Не исступление ли не иметь во всю жизнь покоя для того, чтобы нескольким праздным людям подать материю к разговорам? Утешаться смертному существу бессмертием имени не значит ли сегодня лишить себя пищи в ожидании заутра?

Насытишися, - учит премудрость мира. Дерзай поднять завесу, скрывающую от взоров непросвещенных истину, возлюби красоту ее, тогда-то познаешь ты удовольствие разумного существа, почувствуешь гармонию природы, предпишешь звездам законы, будешь лобызать следы благости Творческой, поймешь свою цену, соделаешься гражданином всего мира. Какой прекрасный план! Какой пространный путь ко спасению! Так, мудрецы мира! Ваши упражнения были бы самые приятные, ваша участь - самая счастливая, если бы страсти никогда не закрывали единым облаком светлого лица истины, если бы никогда вместо любви к ней не управляли вами тщеславие, соревнование и ненависть, если бы перо никогда не могло действовать так же, как меч. Но когда большую часть вашего знания составляют бесполезные вопросы и неудовлетворительные ответы, сомнения и гибельное искусство обращать в словопрения священнейшие истины, то может ли ваше мнимое просвещение принести сердцу спокойствие? Доколе убо, сынове человечестии, доколе будете любить суету? Доколе будете внимать сим обманчивым предвозвестникам счастия, которых лукавый мир посылает к вам? Доколе сих послушаете студных пророков? Дух лжив во устех их, доколе ненасытные ваши желания будут скитаться без цели и вопрошать: Кто явит нам благая? Вера! Божественная вера! Тебе предоставлено положить конец страданиям человека, ты едина даешь узреть благая, ты едина призываешь свыше благословения, и они нисходят на нас. Будет Бог с тобою присно, и насытишися, якоже желает душа твоя. Се сладчайшее обетование, центр всех желаний, верх блаженства, единственная пища духа! Насыщуся, Господи, внегда явитимися славе Твоей (Пс.16,15)! Насыщуся, когда Ты придешь в сердце смущенное, сотвориши в нем обитель Себе и явиши Себя токмо хотя в зерцале и гадании. Какого счастия мне требовать после сего блаженства?! Какого благодеяния после сего бесценного дара?! Просвещения ли? Ты еси свет, просвещаяй всякого человека (см.: Ин.1,9). Бессмертия ли? У Тебе источник живота (Пс.35,10). Богатства ли? Но Даровавший верной душе возлюбленна Сына в залог щедрот Своих како убо не и с Ним вся дарствует (см.: Рим.8,32)? Чести? Величия? Но какие отличия, какие блистательные титла могут сравниться с сими высокими наименованиями: род избран, царское священие, язык свят, людие обновления (1Пет.2,9), наследницы Богу, снаследницы же Христу (Рим.8,17)?

Благословим... милосердого Царя царей, благоволившего толико почтить непотребных рабов Своих, прославим Бога, ниспославшего нам веру восставить падшего, исцелить страждущих, напитать алчущих, осчастливить несчастных, оживить мертвых, прославить не столько хвалением и песнею, не столько тимпаном и псалтирью, сколько духом и сердцем, ревностию к вере и добродетели, да не всуе благодать сию прияхом. Аминь.

Примечание:
1. Название слову дано составителем. - Прим. ред.

© Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Да подражаем его вере. - М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение