страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Слово в день обретения мощей Преподобного Сергия (заботы духовные должны предшествовать мирским [1])

Говорено в Троицкой Сергиевой Лавре 5 июля 1850 г.

Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам. Мф.6,33

Кто имеет неповерхностное внимание к себе и к своей жизни, тот, конечно, замечал, как нередко дела земные и мирские становятся препятствием делу духовному и небесному, делу благочестия и спасения души. Например, чувствует человек внутреннее побуждение нескудною мерою посвятить свое время Богу как жертву добровольную, но времени требуют у него естественные движения и перемены земной жизни, труды для снискания необходимого пропитания, одежды, жилища, дела звания и должности в обществе человеческом, попечения о возвышении и поддержании земного благосостояния, сношения с ближними по нужде, по приязни, по обычаю, наконец занятия приятные и увеселительные. И время расхищается так, что человек не только не приносит из него добровольных жертв Богу, но и похищает у Бога время, которое сам Бог Себе усвоил и освятил заповедью.

Что же делать? Как достигнуть того, чтобы дела земные и мирские не препятствовали делу духовному и небесному? Многие люди разных времен и мест сей вопрос решили согласно, просто и счастливо. Они решительно бросили земные и мирские дела и предались единственно делу духовному и небесному. Для удостоверения, что сие решение вопроса было счастливо, довольно наименовать некоторых из тех, которые приняли сие решение. Таковы были пророк Илия, Иоанн Креститель, апостолы, Антоний Великий и, чтобы не ходить еще далеко, наш Преподобный Сергий. Их решимость оправдывают последствия вековые и вечные.

И не на удачу и не по действию произвольного человеческого мудрования была и может и должна быть счастлива решимость оставить все мирское, но, с одной стороны, по устроению Божию, с другой - по действию ревностного желания следовать воле Божией. Не знаем, как устроился для Илии образ жизни одинокий, нестяжательный, беспопечительный, но что сие было по воле Божией, можно усмотреть из того, что Бог чудесно поддерживал сей образ жизни, определив между прочим врана хлебодаром к человеку, который задолго до Христа начал следовать учению Христову: Не пецытеся, глаголюще: что ямы, или что пием, или чим одеждемся (Мф.6,31). Преемник же духа и образа жизни Илии - Елисей введен был в сей образ жизни очевидно прямым повелением Божиим. Что Иоанн Креститель жил в совершенном отречении от мира по устроению Божию, сие открыто было еще прежде рождения его предречением ангела, что он будет облечен духом и силою Илииною (Лк.1,17). Апостолы оставили все также не по своему произволу, но по владычественному призванию Христову. С тех пор как проповедано и написано Евангелие, избранные подвижники христианские из него слышали глас, призывающий их к совершенному отречению от мира. Так, Антоний услышал в церкви слова Христовы: Аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение Твое и даждь нищим; и имети имаши сокровище на небеси; и гряди вслед Мене (Мф.19,21) - и принял сии слова так, как бы они лично к нему изречены были, и потому, вышед из церкви, продал большую часть своего имения, и роздал нищим. По некотором времени вновь услышал он в церкви слова Христовы: Не пецытеся на утрей (Мф.6,34) - и роздал нищим и остальное и, от сего начав подвижническую жизнь, достиг такой меры духовного возраста, что вся Церковь нарекла и нарицает его Великим.

Из сказанного происходят два заключения: первое - что решимость оставить все для служении Богу для попечения о душе есть вожделенный и превосходный дар Божий, и благо тому, кто сей дар обрел, с чистым расположением принял, хранит верно, употребляет деятельно; второе - что сей дар не для всех, как сие можно видеть и из указанных примеров, и из приведенных слов Христовых. Правило совершенной нестяжательности Господь преподал не в качестве заповеди, безусловно для всех обязательной, но в качестве совета, условно предлагаемого желающему: Аще хощеши совершен быти. И как не от всякого можно надеяться совершенства, так ненадежно было бы советовать всякому, чтобы оставил все. Да и естественное устроение земной жизни таково, что требует занимающихся и земными делами. Если бы все занимающиеся земледелием решились буквально исполнять правило не пецытеся на утрей и, отвергнув попечение о завтрашнем дне, тем паче отвергли попечение о следующем годе и перестали бы пахать и сеять, такое одностороннее направление к жизни духовной разрушило бы жизнь естественную.

Но если таким образом неизбежно, чтобы многие не оставляли занятия делами земными и мирскими, то неизбежно встречается опять прежний вопрос: как достигнуть того, чтобы дела земные и мирские не препятствовали делу духовному и небесному? Более общеупотребительное и для немощи нашей более снисходительное разрешение сего вопроса можем найти в изречении Господнем: Ищите прежде Царствия Божия и правды Его.

Поставление одного дела прежде показывает, что допускается другое дело после. Следственно, в изречении Господнем заключаются две мысли: одна открытая, другая сокрытая в слове прежде. Мысль открытая: должно искать Царствия Божия и правды Его прежде. Мысль сокрытая: не возбраняется искать и некоторых других предметов после. Таким образом, из слова Христова открывается, что есть возможность с успехом упражняться в деле небесном, в искании Царствия Божия и правды Его и без вреда для сего дела заниматься и делами земными, делами необходимыми, как то: снисканием пропитания, одежды, жилища; делами должными, как то: исполнением обязанностей звания и службы в обществе человеческом; делами полезными или хотя только невинными, как то: приобретением и употреблением разнообразных познаний в области природы и искусства - впрочем, так, чтобы с сими египетскими сокровищами не погрязнуть в море житейском, но чтобы мудро и праведно похитить их у египтян и употребить во славу Отца Небесного и во благо земных чад Его. Тайна доброго и беспрепятственного успеха заключается в том, чего вы будете искать прежде, какое дело пойдет у вас вперед других дел, будет первенствовать между всеми делами, господствовать в ваших мыслях, желаниях и стремлениях, или, как изъяснялся один из древних отцев, что будет у вас делом и что поделием [2]. Если вы будете прежде всего искать Царствия Божия и Правды Его, если дело спасения души вашей благодатию и верою, очищения заповедями, усовершения добродетелями будет у вас первенствовать между всеми прочими дедами, господствовать в ваших мыслях, желаниях и стремлениях, если сие только и будете вы почитать делом истинным и важным, а все земные дела только поделием, занятием второстепенным, маловажным, которому некоторая доля внимания уступается после главного дела, - то земные дела не будут у вас препятствием делу небесному, вы можете надеяться обрести Царствие Божие, паче всего искомое, и между тем не иметь недостатка и в том, о чем меньше заботитесь, в потребном для земной жизни по верному обещанию Господню: Сия вся приложатся вам. Напротив того, если вы думаете, что надобно прежде обеспечить себя в делах земных и мирских и потом уже пещись о небесном, если какое-нибудь земное занятие наукою, искусством, художеством, промыслом, исканием выгод, блеска и приятностей жизни сделалось у вас первенствующею мыслию, господствующим желанием, вашим делом по превосходству, а дело благочестия остается у вас только поделием, делом досуга от мирских занятий, - то вы превратили порядок, предписанный словом Господним; вы не на пути к обретению Царствия Божия, да и для обеспечения себя земными благами не знаю, на чем можете утвердить свою надежду, потому что не к вам относится обещание Господне: Сия вся приложатся вам.

И вот, братия, малым, по-видимому, орудием велия испытания сердца (Суд.5,16). Немаловажное орудие самоиспытания есть малый вопрос: что у вас на уме и на сердце прежде всего и паче всего? Когда ты пробуждаешься утром, какая у тебя первая мысль? Говорит ли твое сердце: "Слава Богу, показавшему свет"? Или: "Господи, благослови мне день"? Если так, то это знамение во благо. Но если вместе с твоим пробуждением пробуждается у тебя и увлекает тебя мысль и забота о каком-нибудь земном деле, к которому ты пристрастился, и не дает тебе помянуть Бога и возвеселиться (см.: Пс.76,4), то боюсь за тебя, брат мой: сомнительно, ищешь ли ты Царствия Божия прежде всего. Если ты стоишь в церкви, а мысль твоя уходит в твой дом, или в твою работную храмину, или на торжище, или в место увеселения, не признак ли это, что у тебя мысль, бегствующая от Бога, сильнее мысли, прибегающей к Богу? Поспеши же возвратить бегствующую и соедини мысль и сердце твое в стремлении к Богу.

Сим и подобным сему образом да испытуем каждый свое внутреннее расположение часто и прилежно и да не косним отторгать нашу мысль и сердце от страстной привязанности к земному мирскому, дабы утвердилось сердце наше в Господе, дабы Царствие Божие было постоянною, никогда не теряемою из виду целию нашего стремления.

Поелику же от Господа стопы человеку исправляются (Пс.36,23). Ты, Господи, возвративый плен Сионь от Вавилона, возврати пленение душ наших от преобладающей суеты мира и настави нас даже до Иерусалима небесного, идеже во славе царствуеши Ты и достигшие туда царствуют с Тобою вовеки. Аминь.

Примечание:
1. Название слову дано составителем. - Прим. ред.
2. См.: Древний Патерик. М., 1891. Гл. 10. Ст. 32. С. 163.

© Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Да подражаем его вере. - М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение