страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Слово в день Благовещения Пресвятыя Богородицы

Говорено в Чудовом монастыре, 1831 г.

Низложи сильныя со престол и вознесе смиренныя. Алчущия исполни благ, и богатыя отпусти тщи. Лк.1:52

Сколько раз говорено и говорится в Церкви против любви к миру, против привязанности к его преимуществам и удовольствиям, против рабского последования его суетным обычаям! Но слова обличения не изгнали еще из христианского мира любви к миру; напротив того, шумом сует мирских едва ли не больше и больше со дня на день заглушается голос истины, больше и больше упиваются живущие на земле от вина любодеяния любодейцы великия (Откр.17:1-2) - преобладающей любви к миру!

Итак, кажется не лишнее то будет, если еще нечто скажем против любви к миру. Не истрезвится ли хотя кто-нибудь от опасного пьянства? Или же когда день пьянства пройдет однажды навсегда, то есть когда кончится жизнь временная по образу мира и плоти, страждущие огненною жаждою без отрады и без конца пусть не жалуются, зачем их не истрезвили благовременно.

В рассуждение же о нелюблении мира введу вас, братия, таким путем, каким вводят меня в оное священные воспоминания настоящего дня.

Ангел является Деве избранной от Бога для введения в беспримерно высокий сан Богоматери, следственно беспримерно достойной из всего рода человеческого. Радуйся, Благодатная, - говорит он, но Благодатная вместо радости ощущает страх. Ангел старается удалить страх ее: Не бойся, Мариам. Но Мариам все еще не смеет радоваться. Действие Благовещения началось в Ней смущением и страхом, а кончилось смирением и послушанием: радости совсем не видно. Поскольку же надобно было, чтобы никакой глагол небесный не возвратился тощ к пославшему Его, то, наконец, пророческая радость праведной Елисаветы проникает в душу Пресвятой Девы и из глубины ее смирения возводит всеянную словом Ангела высокую божественную радость. Возрадовася дух мой о Бозе Спасе Моем, - восклицает она, - яко призре на смирение рабы Своея, - к благочестивой радости о Боге и к благодарной радости о себе присоединяя человеколюбивую радость о боящихся Бога, о Израиле. Между побуждениями своей радости поставляет [Она] и то, что Бог низложи сильныя со престол и вознесе смиренныя, алчущия исполни благ и богатящияся отпусти тщи.

В сих словах есть что-то непонятное. Понятно, почему Пресвятая Дева радуется о том, что Бог возносит смиренных: так должно быть по Ее собственному смирению. Понятно, почему радуется Она о том, что Бог исполняет благами алчущих: так должно быть по Ее человеколюбию. Но почему радуется Она и о том, что Бог низвергает сильных с высоты их могущества и славы, что почитавшихся богатыми отпускает ни с чем? Как согласить сию суровую радость с кротостью Девы и с человеколюбием Благодатной? Непонятно.

Дабы разрешить сие недоумение, надлежит вникнуть, что значит изречение Мариино: Низложи сильныя со престол. Не то же ли может быть, что изречение Христово: Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон (Ин.12:31). В этом случае понятна радость Матери Спасителя нашего. Радуется она о том, что духи лжи и злобы, прельстившие первых человеков, поработившие род человеческий, господствующие над алтарями идольскими и оттуда простирающие свое владычество на престолы и царства языческие, светом истины Христовой должны быть обличены, силою духа Христова - побеждены, да обратятся человеки от тьмы во свет и от области сатанины к Богу (Деян.26:18). Впрочем, трудно утверждать решительно, что такое значение слов Марииных есть ближайшее и единственное, хотя и можно допустить оное как сокровенный разум оных. Нечто другое, более близкое открывается при сличении Ее изречений, одного с другим. Сильные низложенные суть кто-то такие, вместо коих вознесены смиренные; богатые оставленные тощими суть кто-то такие, вместо коих взяты и напитаны алчущие. Но как смиренные и алчущие без сомнения суть человеки, то между человеками же должно искать сильных, коих Бог низлагает, и богатых, коих Он отсылает тощими. Итак, не тем ли сильным угрожает низложением Смиренная Дева, коим еще ранее Сам Бог угрожал через Пророка: Горе крепким во Израили; Не престанет бо ярость моя на противныя; - и почему? - потому что князи твои, Иерусалим, не покоряются, общницы татем, любяще дары гоняще воздаяние, сирым не судящии и суду вдовиц не внимающии? (Ис.1:23). Не таким ли богатящимся возвещает лишение бедная Дева, против коих и прежде вопиял Пророк: Горе совокупляющим дом к дому и село к селу приближающим, да ближнему отымут что? (Ис.5:8). Да, теперь понятен, очевидно, праведный Суд Божий на сильных и богатых притеснителей и беззаконников, но в этом случае опять не совсем понятна радость Пресвятой Девы о их падении. Пророк строгих времен закона с жалостью произносит на них горе, а благодатная Предначинательница дней благодати радуется при виде их бедствий, впрочем, такою радостью, которую нельзя осмелиться осудить, потому что радость сия есть Боговдохновенная. Тайна сей не довольно, по-видимому, человеколюбивой радости о падении нечестивых заключается в чистой любви к Богу и к человекам и в соразмерном чистоте сей любви нелюблении мира прелюбодейного и грешного. Мир с его мудрованием, ложным и безумным, с его страстями, похотями, пороками, злодеяниями пред очами души Чистой представляет такое отвратительное, такое ужасное зрелище, от которого страждет Она иногда почти как от ада, как именно сказано о душе Лота, что видением и слухом праведный, живый в содомлянах, день от дне душу праведну беззаконными делы мучаше (2Пет.2:8), страждет Она внутренно, за истину отвергаемую, за добродетель изгоняемую, за славу Божию оскорбляемую, за души человеков взаимно растлеваемые и в погибель влекомые. Посему, напротив, зрелище предстоящего суда Божия над миром не столько ужасает чистую Деву, сколько разрешает от долговременного Ее ужаса и даже возбуждает в Ней святую радость о том, что правда и спасение Божие для праведных наконец является и что самые грешники, быв остановлены на пути греха, по крайней мере перестанут увеличивать свое будущее осуждение. Не одна Матерь Господа подает нам пример такой радости о Господе, Судии мира. Он Сам поучает всех нас такой же радости. Начинающим сим бывати, то есть, когда явятся знамения приближающегося пришествия и суда Христова, восклонитеся, повелевает Он, и воздвигните главы ваша (Лк.21:28), то есть взирайте на сие не с робостью и печалью, но со вниманием, надеждою и радостью.

Христиане и по сему званию сущие не от мира, если не напрасно называемся христианами. Испытаем око сердца нашего, так ли взирает оно на мир, как взирали на него святые, как взирать на него повелел Господь наш. Болит ли душевное око твое от нечистого дыма, смежается ли, отвращается ли от крутящегося вихря мирских сует? Болезнует ли сердце твое от видения и слуха дел беззаконных, не по гневу за неправду против тебя самого, которую должно переносить с терпением, не по зависти к утехам неправды, в которых не должно ревновать лукавнующим, но по ревности за правду, закон и славу Божию, оскорбляемые неправдами и беззакониями человеческими, по состраданию к бедствиям ближних страждущих от неправды других и от собственных дел беззаконных. Способно ли сердце твое радоваться, когда преходит образ мира сего и суд его приближается? Или напротив, тусклый блеск суеты привлекает легкомысленные взоры твои, крутящийся вихрь сует без упорства с твоей стороны увлекает и уносит тебя с собою? Не желая быть в сонме нечестивых, ни остаться навсегда в числе грешных, не идешь ли ты, однако, иногда путем нечестивых, не останавливаешься ли на пути грешных, потому что путь сей слишком открыт и кажется довольно общим? Страшась одной мысли сделаться чем-нибудь похожим на губителей или хульников святыни, поругателей добродетели, не садишься ли ты, не осмотрясь, на их седалище для нецеломудренного зрелища, для неблагочестивого чтения, для игры, тебе может быть только забавной, а другому, которому твой пример представит ее извинительною, точно губительной. Где-то в чужой земле какой-нибудь блудный сын, расточающий имение отца, какая-нибудь юродивая дева, не умеющая привлечь жениха украшением души, стараются дать себя заметить и поставить в образец другим часто изменяемыми новостями в одежде и убранстве, обыкновенно бесполезными, часто неприличными; не слишком ли много между вами таких, для которых сие иностранное легкомыслие сделалось не только приятным, но и важным занятием и непреложным законом, которые наблюдают сей закон тщательнее, нежели царский и Божий, которые охотнее платят дань прихотям иноплеменным, нежели нуждам Отечества.

"Чего же он хочет? - скажут о мне миролюбцы, если они слышат или услышат мои слова. - Разве нам бежать из мира или разве сделаться странными и юродствующими в мире?" Не спешите подозревать, что потребуют от вас нелепого или неправильного, когда не можете отвергать, что есть причины обличать вас в неправильном и нелепом. Христос и Евангелие не гонят вас из мира. Не молю, - глаголет Господь к Отцу Своему в молитве за христиан, - не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни (Ин.17:15). Что касается до опасения сделаться странными и юродствующими в мире, признаюсь, что сие опасение не слишком ужасает меня, не побуждаю никого к сему юродству, но не могу не напомнить, что были люди, которые не боялись и не стыдились сего юродства, даже хвалились оным, и сии люди были святые Апостолы. Мы буи Христа ради (1Кор.6:10) - объявляют они устами Павла. Не требую так много, но с другим Апостолом приглашаю вас к тому, меньше чего нельзя требовать: Не любите мира, ни яже в мире (1Ин.2:15), бегите не из мира, но от сущия в нем похоти плотския, похоти очей и гордости житейския, не покушайтесь усилиться хитростью и неправдою, возвыситься делами низкими: сего ради сильные низложатся со престол; не умножайте богатства притеснением бедных, не делайте оного пищей ненасытной роскоши и бесконечных прихотей сего рода: богатящиися отпусти тщи. Не предпочитайте игры и забавы делу честному и полезному. Не убегайте от церкви на бесполезные и бесстыдные зрелища, дней радости Господней или святой печали по Бозе не похищайте на увеселения, которые чужды Божества и разум изобрел для язычников. Остерегайтесь, чтобы не повредить воображения, чтобы не дать ложного направления уму посредством писаний, коих новое, свободным провозглашаемое мудрование в том только состоит, что не признает над собой владычества вечной истины, и проповедует необузданное буйство страстей; если же вы не хотите и сих и подобных сим умеренных правил, то подумайте сами, чего вы хотите и что по желанию вашему иметь можете. Евангелие сказано и не переменит своих слов: не любите мира, ни яже в мире; аще кто любит мир, несть любве отчи в нем. И: мир преходит и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки (1Ин.2:15,17). Итак, выбирайте одно из двух, ибо двух вместе иметь не можете: или не любить мира, или не иметь в себе любви Отца Небесного; или вслед за преходящим миром и похотью его прейти в вечную погибель, или с творящими волю Божию пребывать во веки в блаженстве и славе. Аминь.

ОПИГИМ. Ф. 301. Ед. хр. 3. Л. 28-38.

Журнал Московской Патриархии, № 12-2002, сс.62-65. Публикуется без комментариев публикатора.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение