страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Письма к игумении Сергии

Игумения Сергия, к которой адресованы были помещаемые здесь письма митрополита Московского Филарета, была второю игумениею Спасо-Бородинского монастыря, с 1862 по 1871 год.

Первою же настоятельницею и вместе с тем основательницею этой обители была игумения Мария, (в мире Маргарита Михайловна Тучкова, урожденная Нарышкина).

История первоначального основания Спасо-Бородинского монастыря весьма трогательна и поучительна.

Спасо-Бородинский монастырь основан поистине, можно сказать, на крови православных русских воинов. Он служит многознаменательным церковным памятником кровопролитнейшей битвы, - битвы, по выражению одного писателя, исполинов, происходившей 26 августа 1812 г. на Бородинском поле, в 9-ти верстах от уездного города, Московской губернии, Можайска. В этот день, на том самом месте, где стоит нынешний Спасский монастырь, погиб в сражении один из пяти братьев Тучковых, командир Ревельского полка, храбрый генерал-майор Александр Александрович Тучков, супруг Маргариты Михайловны. Пораженная вестью об этом тяжком горе, Маргарита Михайловна поспешила, по отступлении неприятелей из Москвы, на роковое поле битвы, чтобы там, между трупами убитых, отыскать дорогое для нее тело ее супруга: но ее поиски оказались тщетными. Ей удалось только узнать место той батареи, на которой Александр Алексеевич был смертельно поражен: и она тут же положила в своих мыслях построить на этой батарее храм во имя нерукотворенного образа Спасителя [1], с тем, чтобы при нем жили шесть инвалидов и чтобы в нем совершалось поминовение по убитом ее муже. Император Александр Павлович одобрил эту благочестивую мысль и на сооружение предполагаемого храма пожаловал 10.000 руб.: но мысль эта приведена была в исполнение не ранее 1818 года. Апреля 30 дня этого года Московским архиепископом Августином дана была грамата на построение церкви, а в 1820 г. церковь была освящена во имя Нерукотворенного образа Спасова. При этой церкви благочестивая, преогорченная вдова поселилась с своим единственным сыном Николаем (род. 6 апр. 1811 г.) и свою жизнь посвятила молитвенной памяти мужа и воспитанию сына. Лишившись в 1826 г. и этого последнего сокровища своего [2], Маргарита Михайловна внесла 20.000 руб. ассигнациями в сохранную казну на имя Можайского Лужецкого монастыря с тем, чтобы за проценты с этого капитала иеромонахи помянутой обители ежедневно отправляли богослужение в построенной ею церкви. Между тем, около усадьбы Маргариты Михайловны начали строиться кельи добровольных отшельниц от мира, частью из дворянских фамилий, а частью из зажиточных купеческих семейств; к ним приютились бедные вдовы и девицы, готовые на честный труд с молитвою. Таким образом, к 1833 г. таких отшельниц и тружениц собралось до 53 душ. Тогда по просьбе Маргариты Михайловны и представлению Московского архипастыря, митрополита Филарета, святейшим синодом, с Высочайшего соизволения, разрешено из собравшихся сестер устроить общежительную пустынь, под начальством самой Маргариты Михайловны. Вслед за тем, 1 января 1838 г. по Высочайше утвержденному докладу Св. Синода, пустынь эта обращена во второклассный женский монастырь. В 1839 г. была построена и освящена небольшая зимняя церковь во имя праведного Филарета. В 1840 г. 28 июня Маргарита Михайловна пострижена была, в Сергиевой лавре, самим митрополитом в монашество, с наречением имени: Марии, а 29 числа возведена в сан игумении, основанного ею монастыря [3].

К 1851 г. собралось в монастырь до 200 сестер, и существующие церкви оказались невместительными для такого числа подвизающихся в обители и приходящих богомольцев. Поэтому игумения Мария приступила к сооружению нового, в обширных размерах, каменного храма [4]; но ей не суждено было дождаться до окончания построения оного.

При постепенном умножении числа иночествующих в обители, умножались для игумении Марии труды, заботы и огорчения, а все это, при ее преклонных летах, неблагоприятно действовало на ее, и без того не крепкое, здоровье. Наконец от денно-нощных молитвенно-аскетических подвигов, она окончательно изнемогла и 29 апреля 1852 г., на 73 г. от рождения, скончалась, указав пред смертью на преемницу себе в лице вдовой княгини Волконской, жившей около пяти уже лет в ее монастыре.

Княгиня София Васильевна Волконская происходила из рода князей Урусовых. Отец ее Василий Алексеевич Урусов в чине генерал-майора занимал должность Обер-Кригс Коммисара и жил в Ярославле. Мать Анна Ивановна - дочь бригадира Семичева. После домашнего тщательного образования и воспитания. София Васильевна на 18 году от рождения [5] вступила в брак с отставным гусарским майором, князем Александром Андреевичем Волконским. В течении двадцатилетней супружеской жизни, потерявши четверых малолетних детей и наконец лишившись в 1847 г. мужа, она увидела в этих тяжких лишениях перст Божий, указующий ей на уединенную монашескую жизнь. Похоронив в Спасо-Бородинском монастыре своего мужа, она решилась навсегда остаться здесь. Игумения Мария с радушием приняла в свою обитель благочестивую и высокообразованную княгиню вдову. А эта последняя, чрез 40 дней по смерти мужа, облекшись в монастырское послушническое одеяние, со всею ревностью предалась исполнению возлагаемых на нее монастырских послушаний. Строгость жизни, при образованном уме, скоро обратила на нее особенное внимание как настоятельницы, так и сестер обители. Когда скончалась игумения Мария, княгиня София Васильевна призвана была, по избранию сестер, занять ее место и продолжать ее труды по сооружению начатого храма и по внутреннему благоустройству обители. Хотя преосвященнейший митрополит одобрил это избрание, но не спешил делать распоряжение о пострижении княгини Софии в монашество. Не ранее как 4 октября того же 1852 г. она пострижена была в монашество с именем Сергии, и 5 числа самим митрополитом посвящена в сан игумении.

Игумения Сергия, при всех дарованиях своих и высокой образованности, не имела однако ж на первых порах своего начальствования достаточной опытности ни в хозяйственных, ни в административных делах. Поэтому мудрый и попечительный архипастырь, митрополит Филарет, и словесно, при личных с нею свиданиях, и письменно, отечески руководил ее на первых шагах ее начальственного поприща, как видим это из печатаемых нами писем.

Письма эти, в числе 22, обнимают период времени с 1852 по 1859 год. Впрочем начальствование над Спасо-Бородинским монастырем игумении Сергии продолжалось далее 1859 г. Она оставалась там до 1871 г., и в этом году 15-го марта перемещена была в Московский Вознесенский первоклассный монастырь, где и скончалась 29 октября 1884 г., на 76 г. от рождения.

Подлинные, мною издаваемые письма митрополита Филарета к игумении Сергии, получены мною в январе 1890 г. от келейницы покойной игумении, почтенной монахини Зиновии, чрез священника Вознесенского монастыря о. Александра Пшеничникова.

А. Савва [Тихомиров] []
Тверь. Авг. 4 д. 1890 г.

I.

Рабе Божией Софии [6] Божие благословение, и мир, благопоспешество в добром и полезном.

Не малы затруднения в делах Вашей обители: однако укрепляйтесь в молитве к Богу о помощи и в уповании на Его благость. Благословивший начало и существование обители поможет ее благоустроению, если будем верны, тщательны и деятельны со смирением.

Представляющиеся Вам вопросы должны быть разрешены правилами хозяйственного благоразумия. Нуждам настоятельным надобно стараться удовлетворить благовременно, и отсрочить то, что терпит отсрочку.

Общую трапезу надобно обеспечить заготовлением того, чего заготовлению теперь есть благовременность.

О строительных работах храма совещайтесь с архитектором, не прекратить ли их скорее, чтобы не умножить долгов. Да и время благоприятное уже оканчивается.

Уплату за строительные материалы и работы надобно произвести преимущественно тем, которым неудобно ждать, если нельзя удовлетворить всех.

Если недостанет для уплаты всем: доставьте мне счеты уплаченного и неуплаченного. Я поищу способа сделать Вам заем без процентов.

Хорошо ли Вы сделали, что остановили построение деревянного корпуса? Недостроенное не будет ли разрушаться, и не погибнет ли и то, что сделано? Не лучше ли достроить и покрыть, а отложить внутреннее устройство? Совещайтесь о сем с г. Быковским [7], который, как слышу, завтра к Вам отправляется.

В строении неудобно расположенном можно жить: когда дело идет не о лучшем, а о необходимом помещении.

Вы говорите, что колокольня, по словам Виллуана [8], не опасна: а Макария говорить, что по его же словам, она может простоять два года, если будет связана железом. Это не значит, чтобы она была не опасна. И стоит ли труда связывать железом, когда опять предвидятся развалины чрез два года? Совещайтесь о сем с г. Быковским прилежно.

Св. Синод пострижение Ваше разрешил. Думаю, лучше быть сему в Москве. Устроив необходимые дела в обители, приезжайте в конце нынешнего или в начале будущего месяца.

Мир всей обители.

Филарет М. Московский.
Сент. 22. 1852.

II.

Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.

Совершив сегодня полугодовое поминовение предшественницы [9], отвечаю на письмо, вчера от Вас полученное.

Удивляюсь непонимающим, что людей не имеющих законных письменных видов нельзя держать в монастыри. Сие запрещает закон, и за нарушение сего закона в законе же предписано взыскание. Если при Вашей предшественнице допущено было нарушение сего закона: то надобно благодарить Бога, что не было это примечено и не подвергло монастырь нареканию и ответственности; но нельзя сего терпеть и продолжать беспорядок, который чем долее продолжался бы, тем тяжелее была бы ответственность. Я Вам сказывал пример, что суд наложил на причетника тяжелый денежный штраф за держание в доме без правильного письменного вида крестника, из деревни отстоящей только на пять верст от дома сего причетника. Неужели хотят ваши непонимающие, чтобы Ваш монастырь, обремененный долгами, был еще обременен штрафами за держание беспаспортных? С монастыря за нарушение закона строже взыщется, нежели с сельского причетника. Прочитайте сие непонимающим; чтобы вразумились, и не обременяли себя грехом напрасного ропота.

Напомните также, что сказано было начальством вскоре после кончины предшественницы Вашей, именно, как она устраивала монастырь вновь, и при том способами лично ей принадлежавшими, то по сим обстоятельствам имела некоторое право на снисхождение, если распоряжалась более произвольно, нежели строго законно. Теперь дело другое. Монастырь устроился, и нет обстоятельств, которые бы извиняли слабое наблюдение установленного порядка.

Но Вы благодушествуйте и не смущайтесь, если в некоторых замечаете нерассудительное неудовольствие, в котором они, если вразумятся, не могут жаловаться на начальство, которое дало законное предписание, и еще менее могут жаловаться на Вас, когда Вы по необходимости исполняете предписанное начальством.

Мир Вам и мир всем.

Филарет М. Московский.
Окт. 31. 1852.

Пересматривая голоса, поданные относительно избрания настоятельницы, истребованные мною вскоре после кончины игумении Марии, я нашел, что еще тогда старшие монахини, как-то: Мелетия. Тавифа, и пр. избирали Вас. Они должны теперь споспешествовать Вам, вразумлять нерассудительных и утверждать общее спокойствие.

Возвращаю копию свидетельства Заблоцкой. Представьте ее свидетельство ко мне, скажите при том - сколько лет она живет в монастыре, одобрительно ли ведет себя, и просите разрешения. Она останется в монастыре; Вы, делая донесение, будете правы в том, что допущено Вашею предшественницею; мы будем искать способа развязать дело без неприятности.

Подобным образом можно поступить и относительно Потемкиной, о ней, думаю, найдутся сведения в Одигитриевском общежитии [10].

Макария может придти ко мне, если находит нужным.

К облегчению дела о письменных видах примите в соображение следующее:

Не надобно требовать, чтобы у всех были увольнения в монастырь. Можно довольствоваться паспортами, только непросроченными.

Есть у Вас несколько лиц духовного звания из здешней епархии. Сих не нужно удалять, а написать ко мне, чтобы им даны были свидетельства из консистории для проживания.

Есть ли есть такие же из других епархий: пусть просят таких же свидетельств от тамошних начальств.

Особенная осторожность требуется в отношении к людям податного состояния.

Особенно удивительно, если ропщут и на требование, чтобы ходили в церковь. Такие люди пусть не только грозят выходом из монастыря, но и действительно выйдут.

Разве, может быть, не хотят ли увольнения от некоторых церковных служб для успеха в некоторых нужных работах? Это можно разрешить по рассуждении.

Нехождение в трапезу не так важно, как нехождение в церковь. В сем могут быть причины извинения. В сей части восстановлять порядок можно с некоторою постепенностью.

Вы говорите: что будет, если приметесь искоренять худшее? - Но это наипаче искоренять надобно. Что было до Вас, в то без нужды не входите. Но при Вас, если бы случилось то, что хуже нехождения в трапезу, надобно пресекать сильнее, нежели нехождение в трапезу. Надобно по возможности избегать необходимости вдруг сильно действовать на многих: можно открывшемуся беспорядку в одном лице противупоставить умеренные, но твердые меры, чтобы одни исправлялись делом, а другие остерегаемы были примером.

Не изнемогайте от того, что есть трудности. Не удивительно, что на добрые предприятия сердится враг душ; из сего естественно происходят искушения. Но Бог верный исправитель благих намерений. Роптания были иногда и против преподобного Сергия: но он был великодушен и непобедим; и его терпение благословилось благословением непоколебимым. Господь да подкрепляет Вас душевно и телесно на пользу общую, в которой есть польза и вашей души.

Окт. 31 1852.

III.

Преподобной игумении Сергии, сестрам и обители мир.

Благодарю за молитвенное о мне воспоминание. Но с сею мыслью идти Вам в Москву излишне было бы и тогда, если бы это было не в Ваш праздник.

Если какое слово мое послужило Вам, как пишите, к утешению, и следственно можете примечать в нем доброе намерение: то Вы не с скорбью, а с беспристрастным размышлением примите от меня, если случится и такое слово, которое не совсем по мысли Вашей.

Жаль, если Ваши сестры слишком опираются на нетвердую мысль: как было прежде, так и должно быть. Если случилось, что прежде был ослаблен порядок: неужели так и должно быть? - Однако и Вам надобно принять в рассуждение, что немногие охотно выдерживают решительную вдруг перемену, хотя бы то было и от худшего к лучшему. Потому-то от ослабления порядка к точности надобно переходить с некоторою постепенностью. Пороков ненадобно терпеть, но впадших в некоторые порочные действия, если не потеряна еще надежда исправления, надобно с терпением исправлять, а к недостаточности иметь снисхождение.

Монахиня Палладия [11] сама рассказала мне о некоторых своих поступках: и когда я изъяснил ей, как они были неприличны, и как должно было ей, как старшей прежде всех показать пример уважения и послушания начальнице, она признала свою вину. Не вошла ли бы она в порядок, если бы Вы кротко сказали ей: забудем прошедшее, станем поступать, как требуют обстоятельства, по устроению Божию пришедшие; и если бы Вы с своей стороны оказали внимание к ее старшинству? Если тут кроется помысл любоначалия (хотя она также признала свою неспособность к начальствованию): любоначалие может быть побеждено смирением конечно удобнее, нежели сильным оказательством власти, которое тяжело было Палладии, - в чем она и признается.

Серафима [12] ищет места в Москве. Думаю допустить сие, чтобы освободить Вас от нее, и чтобы оказать уважение к покойной предшественнице Вашей, которой она служила.

Тавифа объявила себя больною, но не в больнице. Может быть, это приведет к распоряжению о ней, которое Вас от нее освободит.

Евграфа [13] оставить у Вас просят родственники покойной, представляя, что у него сильна мысль, чтобы умереть при ее гробе. Так или нет, но я думаю, что в состоянии душевного и телесного здоровья, в котором он находится, если поступить с ним круто, это может на него подействовать так неблагоприятно, что надобно будет раскаяться. Между тем Кирилл Михайлович [14], чтобы Евграф и Деворра [15], за которых ходатайствует, не были Вам в тягость в хозяйственном отношении, предлагает 150 р[ублей] с[еребром] в год на их содержание. Советовал бы я Вам понести сие бремя. Деворру, чтобы лучше удержать от беспорядка, можно взять в монастырь. Беспорядки Евграфа можно ограничить надзором; и если он и найдется не в порядке, сие не касается до монастыря.

Скажу Вам вообще: что найдете Вы возможным сделать в уважение к памяти основательницы обители Вашей, то все не будет потеряно, но принесет Вам благословение от Бога и от людей. Сие должно увеличить и доброе к Вам расположение сестер, которые любили ее.

Оброки крестьянам, говорят, и за 1852 г. покойная простила. Если это правда: то трудно сие поправить. А если не правда: то донесите мне о неисполнении ими своей обязанности. Я войду в надлежащие сношения.

О перемене леса на другую землю дела теперь завести нельзя.

Правил Вашего общежития [16] сделайте список и доставьте мне. Юрьевский устав [17] не во всех частях применим к Вашей обители. Если хотите: заметьте в нем правила, которые Вам кажутся нужными, чтобы я мог судить, что сделать из прежних правил и из предполагаемого Вами дополнения. Для сего посылаю экземпляр Юрьевского устава.

Опись монастыря не имел я времени смотреть. Сим спешить не очень нужно.

Поговорив с монахинею Макариею более прежнего, замечаю, что она может быть Вам полезна. Но она со слезами говорит, что располагала себя к уединенной жизни, и только по особенному случаю пришла в Ваш монастырь. На сие надобно обратить внимание. Не приятно одною властью заковать человека в должность, как в оковы, и видеть его действующим с ранами от сих оков. И не принесет всей желаемой пользы такая служба. И не прочна она будет: ибо если Макария ушла и будет проситься из Вашего монастыря, в котором не пострижена, и в который пришла по особенному случаю: трудно будет достаточно убедиться, что это противно послушанию. Что же надобно делать? - Одно уже делается: она представляется к пострижению. Но сего недовольно. Надобно стараться, чтобы она не по неволе только, но и по некоторому убеждению приняла должность. Для сего, думаю, полезнее будет, чтобы Вы обращались с нею не во всем, как с подчиненною, а часто особенно наедине, как с сестрою, и чтобы не всегда только приказывали, но и советовались с нею. Умна пословица: ум хорошо, а два лучше. И слово Божие говорит: спасение во мнозе совете. Надеюсь, что Макария не злоупотребит сего доверия, но из сего может произойти та польза, что когда она будет действовать не по приказу только, но и по собственному убеждению о необходимости действования, мысль и совесть ее будут покойнее, и она удобнее примирится с настоящим своим положением, и не будет рваться в уединение. Так я думаю. Бог да поможет Вам верно усмотреть полезное, и верными путями достигнуть оного.

Филарет. М. Московский.
Дек. 10. 1852.

IV.

Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.

Благодарю за добрые желания на праздник и на новое лето. Да дарует Бог Вам новое лето такое, в которое было бы менее прежнего трудностей и более исходов благих.

На письмо Ваше от 15 декабря желал я отвечать скоро, видя, что Вы не покойны: но недосуги и нездоровье заставили умедлить. Теперь пишу, имея больные глаза: потому что нельзя уже долее откладывать.

Прежде скажем, что нужно, на ваше письмо.

Напрасно Вы принимаете в духе подозрения то, что говорится просто. Это значит самому себе сеять семя беспокойства.

Вы удивляетесь и скорбите о том, что я писал о Палладии и Макарии. Не вижу причины ни удивляться, ни скорбеть.

Палладия сама рассказывала мне, как неприлично она поступила, и прибавила, что лучше бы поступила, если бы Вы были снисходительнее. Я обличил Палладию: а Вам сказал, что может быть, действительно, если бы Вы обошлись с бывшею начальницею с большим вниманием, она не наделала бы глупостей. Что тут удивительного? О чем тут скорбеть?

Макария со слезами говорила мне, что она не располагала себя к молве общественной должности, а желает уединения. Посоветовав ей быть в послушании, я показал Вам, что надобно особенным образом устроить обхождение с нею, чтобы она удобнее победила свое нерасположение к общественной должности, и чтобы из сего происходили мир и польза? Чему тут удивляться? О чем скорбеть?

Когда Вы не расположены были оставить при монастыре Евграфа, и некоторых других: я предложил Вам понести сие бремя с предлагаемым пособием, и прибавил, что сделанное Вами в уважение памяти покойной предшественницы Вашей будет Вам в благословение. Не естественно ли было употребить сию мысль, чтобы подкрепить терпение Ваше в несении бремени Вам неприятного? Чему же тут дивиться? О чем скорбеть? К чему подозревать, будто Вам приписывают неуважение к памяти покойной. Скажу Вам теперь, что мнение некоторых о недовольном уважении Вашем к памяти покойной посторонним путем дошло до меня еще тогда, как Вы в первый раз были в Москве. Но я так невероятным почитал сие, что даже не хотел оскорбить Вас вопросом о сем, и мое действование показало, что я нерасположен внимать клевете и увлекаться подозрениями.

Касательно ранней литургии я Вам не противоречил: но потом, по подобному случаю встретив ропот клиросных в другом монастыре, я подумал, не случилось бы подобного и у Вас. От сего остеречься тем более нужно было, что у Вас уже есть ропщущие, когда Вы восстановляете порядок, прежде ослабленный. Посему формальное представление Ваше о ранней литургии я оставил без действия, оставя сие дело на соглашении Вашем с Лужецким Архимандритом [18], чтобы оно по удобности могло продолжаться, а в случае затруднения могло прекратиться без нового представления.

Теперь о вновь открывшемся случае.

Макария на прошедших днях приходила ко мне два или три раза, но не могла меня видеть по моей болезни. Сегодня подала она прошение о увольнении к родственникам, без подписи Вашего согласия, и это тогда, как сделано представление Св. Синоду о ее пострижении. Как это понять? Если Макария так непостоянна и непокорна: для чего вы одобряли ее мне в высокой степени, и представили к пострижению? Если же Вы справедливо одобряли: от чего такой внезапный взрыв своеволия? Как после сего начальство будет доверять Вашим одобрениям? Желаю избежать неприятности требовать от Вас по сему объяснения чрез Консисторию. Напишите мне приватно, что это значит, и что Вы думаете. Мне же, по моим о ней замечаниям, думается, что хорошо бы сберечь ее для Вашей обители. С нею я не мог говорить, кроме немногих слов при подаче прошения, и не хотел. Желаю, чтобы Вы объяснили мне нечаянность, и сказали, что находите справедливым и полезным.

Филарет М. Московский.
Дек. 30. 1852.

V.

Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.

Забытое прежде скажу теперь.

Вы справедливо заметили, что монахине неприлично зажигать светильник на святом престоле. Монахиня может пользоваться правами диакониссы, входить в предъалтарие к жертвеннику, и в другое предъалтарие [19]: но к престолу прикасаться могут только священнослужители. Прекратите нарушение порядка.

Неожиданна и непонятна открывшаяся перемена расположений Макарии, и отношений между Вами и ею. В описанных Вами поступках ее такая противоположность, что для объяснения сего невольно приходить на мысль, нет ли преувеличения в том, что Вы знаете чрез других. Это случается даже без намерения, когда возникает дух недоверия и подозрения. Что нужно сказать Макарии, я сказал, и еще скажу, если увижу ее. Но не могу не сказать и Вам, что в Ваших словах к ней много власти и суда, и недовольно снисхождения и милости. Огонь не погашается огнем, а водою.

Вы говорите: "враг сильно овладел ею". Это слишком тяжкий суд на ближнего. Если бы Вы в ее поступках старались видеть более недоразумения и ошибки и некоторые действия страсти, а притом не без забот думали бы о том, не допущено ли было ошибки и с Вашей стороны: Вашим смирением и миром удобнее могли бы Вы привести и ее в смирение и мир. Не в сем духе сказаны последние слова Ваши: "вы слишком дерзновенно" и пр. Апостол дает нам наставление и пример обращаться с братиею не подобно властелинам, а подобно кормилице, имеющей на руках младенца. Если он и упрямо раскричится: его не бранью и угрозами, но ласкою и кротостью приводят в покой. Не подумайте, что пишу сие в неудовольствии на Вас. Желаю только показать Вам образ действования, который, по моему мнению, или, лучше, по учению отцов, более надежен.

Возвратить к Вам теперь Макарию мне кажется сомнительно и ненадежно в отношении к миру. Посему изъявив неодобрение за принесение просьбы без благословения настоятельницы, я увольняю ее на два месяца. Молитесь, чтобы Бог дал ей лучшие расположения, и чтобы Вам даровал искусство сохранять Ваш и общий мир.

Филарет М. Московский.
Генв. 14. 1853.

Если по донесению, в котором Вы говорите, что Тавифа не может оставаться в монастыре, то это может произвести неприятное для Вас впечатление в ней и, может быть, и в других. Итак рассудите вновь, может ли она быть оставлена, и если не может, то возвратите мне сие донесение, а если найдете возможным оказать ей снисхождение и оставить ее, то в сем смысле и донесение напишите.

Генв. 21. 1853.

VI.

Божие благословение преподобной игумении Сергии и сподвизающимся.

О долговых бумагах Дмитрия Благонравова [20] справлялся частно в присутственном месте, и узнал, что тех, о которых пишете, в деле нет, и они в присутственное место не поступали, а есть долговые бумаги Г. Колесовой [21], представленные Вашему монастырю. Он узнал, что долгов на 300,000 р[ублей] с[еребром]; что кредиторами первого разряда достанется копейки по две на рубль, а кредиторам второго разряда, к которым причислена Колесова, ничего. Посему и деньги употребленные Вами на гербовую бумагу, кажется, надобно почитать потерянными невозвратно.

Возвращаю Вам бумаги, потому что по ним нет основания действовать. И не думаю, чтобы можно было что-нибудь посему делать, не имея причины сомневаться в полученных сведениях. Если бы предшественница Ваша начала дело ранее: то может быть успела бы возложить свой иск на имение должника, прежде нежели оно переведено в другие руки.

Писал я к Вам о Тавифе и ожидаю Вашего ответа.

Филарет М. Московский.
Генв. 28. 1853.

VII.

Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.

Думал я, что у Вас есть сборная книга на построение храма: а посланная Ваша говорит, что нет. В таком случае ранее надлежало Вам напомнить о сем. Пришлите прошение о выдаче сборной книги, наименовав, кому вверить оную из вашей обители, и обстоятельно изложив надобность. Храмы у вас малы. Построение нового предпринято предшественницею Вашею, опиравшеюся на значительный дар Платона Васильевича [22], и имевшею надежду на другие пособия, которые ожидание однако не довольно оправдали. Упомяните, что сделано, и что начальство уже употребило особенное усилие подкрепить дело займом из другого монастыря. Таким образом в книге может быть сделана надпись, которая заключит в себе и воззвание. Тогда можете вы написать к Константину Васильевичу [23], и, либо копию с надписи на книге к нему послать или самую книгу ему на некоторое время вверить.

Мне хотелось побывать у Платона Васильевича: но с начала года до сих пор почти непрерывно болезненное состояние и другие обстоятельства не позволили доныне.

О неплатящих должного крестьянах можете писать к местному начальству, не останавливаясь затем, что есть о сем дело в Консистории. Дело сие я потребую, чтобы наблюсти за ним.

Филарет М. Московский.
Марта 31. 1853.

При сем посылается Вам на созидание храма сто рублей серебром, с тем, чтобы вся обитель помолилась о здравии и благоденствии рабов Божиих Алексея и Анны. Запишите сей вклад в книгу, и о получении меня уведомьте.

VIII.

Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам обители.

Клавдия и Серафима от Вас выведены. Следственно теперь Вы можете быть спокойны, и спокойно выслушать, что я должен Вам сказать.

Учитесь делать должностные дела в порядке и осмотрительно.

В донесении о Клавдии и Серафиме вы говорите о возмутительном их духе и о дерзости, но не представляете никакого доказательства. Посему строгий порядок требовал бы назначить следствие, которое не могло бы обойтись для вас без неприятностей. Хорошо, что я мог взять основание для решения дела из Вашего письма, из слов Иоанны [24], и особенно из писем Серафимы. Но как это не официально: то другой начальник не основался бы на сем, и подверг бы Вас трудностям следствия.

Обвинение в дерзости одно из слабых обвинений. Дерзко сказал упоминаемый в притче сын отцу: не иду; но когда дело сделал лучше слова, то оправдан.

Легко может показаться, что начальник высоко себя ставит, обвиняя подчиненных в дерзости.

Ваше слово; "перестань тешить беса", не хорошо, если бы и не в церкви сказано было, тем более в церкви. На что Вам поминать о нем без нужды? Только спокойные и кроткие обличения вразумляют людей: жестокие более раздражают, нежели пользуют.

Что монахиня одна подошла прикладываться к образу, это не такой беспорядок, за который бы тотчас надобно было вступиться. Вы больше произвели беспорядка, заведя о сем суд во время богослужения, и употребя вышесказанные слова.

Если бы вы, заметив небольшой беспорядок Клавдии, помолились о нем внутренно, и спокойно продолжали слушать службу, а на другой день сделали ей увещание скромными словами, не поминая беса: то, может быть, дело кончилось бы как должно и с ее стороны.

Приказание Ваше, чтобы Клавдия просила прощения у Вас, - другой начальник не употребил бы. Начальник должен быть выше оскорблений подчиненных, и вступаться за правду, за порядок, за спокойствие других, а не за себя. Один начальник, которому подчиненный в прошении написал обидные слова, дал на сие следующую резолюцию: "объявить просителю, что ежели бы он такие слова написал или сказал не мне, а другому, то я наказал бы его, как обидчика". Мне думается, что такое решение и для начальника спокойнее, и для подчиненного полезнее.

Советую остерегаться резкости в поступках и словах, и управлять слова и действия кротостью и терпением, с которым примите и то, что здесь написано.

Филарет М. Московский.
Гефсиманский скит.
Июня 2. 1853.

IX.

Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии, и сподвизающимся.

Доволен я Вашим письмом от 3 дня сего июля.

Что Вы с миром принимаете мои предостережения, - это успокаивает и меня, и подает благую надежду.

Это не редкость, что внимательный человек в естественном характере своем находит то, что нужно исправить, и что трудно переломить. Правильно то, что человек прибегает к Богу, прося в сем помощи. И если не скоро дается помощь: не надобно унывать, но продолжать ударять в двери милосердия, а с тем вместе и самому подвизаться должно, чтобы удерживать неблагоприятные движения сердца и воли. В минуты негодования и гнева не надобно позволять себе говорить и действовать: а надобно взять время, утишить страсть рассуждением и молитвою, и потом с умеренностью произнести обличение, и с снисхождением определить наказание согрешившему. Плод правды сеется в мире творящим мир (Иак.3:18).

Ваши, возвратившиеся из Петербурга, говорить, что тамошние советуют Вам самим приехать в Петербург. Не спешите склоняться на сию мысль. Польза от сего весьма сомнительна. И время для сего не самое благоприятное.

Впрочем Господь да вспомоществует Вам во всем благом невидимо и видимо.

Филарет М. Московский.
Июля 10. 1853.

Х.

Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.

Относительно продажи дома, подаренного Графом Дмитрием Николаевичем [25] обители Вашей, делается распоряжение, согласное с тем, что Вы пишете.

Долг на Вашем монастыре уже есть: и не желательно, чтобы был другой. Но если необходимо, и если можно занять без процентов, с обеспечением уплаты продажею дома: можете на сие решиться, при уверенности, что сия операция совершится без запутанности.

Если Консистория спрашивает Вас, согласны ли платить купцу Расторгуеву: это вопрос необдуманный. Спрашивать надобно не о согласии, а о том, есть ли справедливая и законная причина платить. Посмотрю дело.

Филарет М. Московский.
В Москве. Октября 2. 1853.

XI.

Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии, и сподвизающимся, на новое лето, и на многия.

Слышу, что Вы продолжаете тяготиться Вашим положением. Рассудите, что искушение перенести можно, яко не даст Господь искуситися паче еже мощи, если мы терпим и на него уповаем; - что перенесенное искушение приносит пользу; а желание избежать искушения не всегда может быть успешно. Некоторые, тяготясь искушениями настоятельской службы, отказывались от нее, и впадали в новые не меньшие, или большие искушения. Напротив того, не далее, как сегодня, видел я одного настоятеля, который много потерпел от немирного состояния братии: но поелику терпел, то наконец победил, и теперь, и он и братия, наслаждаются миром. Вы освободились от некоторых тяжелых Вам людей. Думаю, и распоряжениями начальства достоинство Вашего начальствования поддержано. Должно надеяться, что можете, и будете иметь мир, растворяя действия власти терпением и любовью, по слову Апостольскому, якоже доилица греет своя чада (1Сол.2:7).

Помощь и милость Господня да пребудет с Вами. Мир родительнице Вашей. Мир всем сущим в обители.

Филарет М. Московский.
Генв. 9. 1854.

XII.

Преподобной игумении Сергии с сестрами Божие благословение и мир.

Мир и радость, подаваемые Воскресшим Господом, да пребывают с Вами.

Благодарю за освященный молитвами и священными воспоминаниями хлеб.

Бог благословит Вас за труд любви к отечеству. Корпии и бинты препровождаю к Генерал-Губернатору [26] от имени Вашей обители.

Что касается до займа: мы уже много истратили. Впрочем Ваше дело просить, а наше дело будет подумать, можно ли удовлетворить.

Филарет М. Московский.
Апр. 27. 1854.

Доверенность Г. Благонравову отдана. Он обещал действовать.

XIII.

Божие благословение преподобной игумении Сергии, и сестрам.

Донесение, которым Вы изъясняете нежелание возвратить изгнанных, я отдал в Консисторию, без прекословия. Но не хощу Вас не ведети, что начальство Серпуховского монастыря ни мало не замечало в них беспокойного духа, а замечало только печаль по Вашей обители. Если они исправились: то заслуживаюсь помилование. Если тамошнее начальство умело содержать их в мирном расположении духа: почему не уметь и Вам? Отдаю Вам сие на размышление: но ничего от Вас не требую.

Филарет М. Московский.
Июля 18. 1854.

XIV.

Божие благословение преподобной игумении Серии, и сподвизающимся.

Кажется, без удостоверения могли Вы видеть, что начальство действует по рассуждению, без гнева: потому что оно оставило в действии Ваше мнение, свободно изъявленное, и не предпочло мнения, изъявленного Вами не охотно, хотя с своей стороны более склонялось к последнему. Писанное же Вам письмо не в изъявление неудовольствия, а для Вашего рассуждения, не окажется ли возможным оказать согрешившим, без вреда для других, снисхождение впоследствии времени.

Филарет М. Московский.
Ав. 2. 1854.

XV.

Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам.

Благодарю за доброе воспоминание. Поздравляю Вас с праздником.

Отдал я в консисторию донесение о упате Перервинскому монастырю [27] долга неотсроченного.

Обратите внимание на то, чтобы приходорасходная книга отпущенной из казны строительной суммы ведена была с законною правильностью.

Филарет М. Московский.
Дек. 2. 1855.

XVI.

Преподобной игумении Серии, и сестрам, о Господе радоватися.

Радость Господа воскресшего да пребывает с Вами, и надежда достигнуть благодати Его блаженного воскресения.

Вы просите сборной книги: но ничего не говорите, с какою пользою употреблена прежняя. Ничего не говорите и о том, что происходит и предполагается на сие лето с Вашею церковью, и с данными для нее средствами. Не уклоняйте от внимания начальства того, на что оно обязано обратить внимание.

Ф. М. Московский.
Апр. 30. 1856.

ХVII.

Божие благословение и мир преподобной игумении Сергии и сестрам.

Святейший Синод, усмотрев, что слишком много людей ходит с сборными книгами на церкви и монастыри, и не редко не на важные надобности, что для монастырских иногда соединено бывает с опасностью разорения душ, - дал указ [28], чтобы сборные книги даваемы были только в случае необходимой нужды строить церковь, без которой негде было бы совершать священнослужение.

Точно ли необходима строящаяся у Вас церковь, когда у Вас есть две, хотя небольшие? По сему неудоборешимому вопросу, неудобно решиться дать Вам сборную книгу. Что, если книга придет в Петербург, и там ее отвергнут, как несогласную с указом?

Слава Богу, что здание достроено и покрыто, и следственно без опасности может ожидать внутреннего устройства, можно помедлить, и потом время бездействия употребить в доказательство того, что помощь необходима.

Подумайте о сих соображениях, которые заставили меня на сей раз оставить прошение Ваше без действия.

Филарет М. Московский.
Нояб. 17. 1856.

XVIII

Божие благословение и мир игумении Сергии и сестрам.

Сорадуюсь Вам о милости Благочестивейшей Государыни Императрицы. Господи, спаси Благочестивейших, и благоверные чада их.

Вы дважды уведомили меня о получении 1000 рублей на строение храма: а почему ни однажды не уведомили о получении билета в такую же сумму?

Против каменного пола для новой церкви не спорю.

Но на что двойные рамы, если устроение печей отменяется? Желаю понять это.

Филарет М. Московский.
Мар. 6. 1857.

XIX.

Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам.

Барон Лев Карлович [29] скончался. Его присные желают, чтобы находящаяся у Вас отрасль рода его [30] не была в отсутствии во время погребения его. Думаю, надобно удовлетворить сему желанию родственной любви, дав путешественнице добрую сопутницу.

Филарет М. Московский.
Апр. 28. 1859.

XX.

Божие благословение и мир игумении Сергии и сестрам.

Дать сборную книгу разрешено.

О назначении ликов святых на некоторые места храма издали мне судить трудно. Можете следовать своему рассуждению и совету ближайшего духовенства.

Забота о свечах для храма не должна быть чрезмерна. Высокие и толстые свечи, и умножение их без нужды нередко вредят благообразию храма. Свет свечи должен означать благоговение к святой иконе и давать удобство видеть ее: а большая свеча заграждает ее для зрителя. Должно делать нужное и приличное, а не мечтать о великолепии бесполезном.

Ф. М. Московский.
Июня 12. 1859.
В Г. С.

XXI.

Божие благословение преподобной игумении Сергии и сестрам обители.

Вы, кажется, думаете, что освящение Вашего храма может быть 20 дня, или пред сим. Не удобно сему быть. Около 20 дня ожидается Высочайшее посещение Москвы [31]: и, если бы оно и не продолжилось до 26 дня, во всяком случае в сей день мне должно быть в Москве. И так не спешите к 26, а смотрите на следующие дни. Могу ли я предпринять путешествие, не ручаюсь. Вчера исполнил я церковный долг в Кремле, а 28 дня прошедшего месяца не мог предпринять путешествия в Новодевичий монастырь.

Филарет М. Московский.
Ав. 2. 1859.

XXII.

Божие благословение и мир игумении Сергии с сестрами обители.

Не вините меня, что не был на Вашем торжестве. Мне желательно было общение в молитве с Вами при освящении храма [32], которым довершается устроение Вашей обители. Но Богу угодно было устроить иначе. И в здешних монастырях, двух, празднующих вчера и ныне [33] быть не мог.

Успокоясь от трудов созидания храма вещественного, продолжайте внимательно подвизаться в благоустроении и благоукрашении не вещественных храмов душ Ваших.

Филарет М. Московский.
Сент. 15. 1859.

Примечания:
1. В такое наименование М.М. положила устроить храм по тому побуждению, что у нее остался в руках принадлежавший церкви Ревельского полка храмовый образ Нерукотворенного Спаса, врученный ей на сохранение вместе с другими утварями, ее супругом, при разлучении с нею в пределах Минской губернии, где он находился с своим полком пред отступлением к Смоленску.
2. Николай Александровича Тучков умер 15-ти дет от рождения, не окончивши полного курса учения в Пажеском корпусе.
3. Посвящение Марии во игумению совершено было по древнему чину посвящения во диакониссы, с возглашением слов: повели, повелите.... и: аксиос - 3-жды.
4. Закладку храма совершал преосв. Филофей, епископ Дмитровский, викарий Московский, впоследствии митрополит Киевский († 1882 г.).
5. Она родилась в 1809 г.
6. Письмо это писано игумении до ее пострижения в монашество.
7. Быковский Мих. Доримед., коллежский сов., архитектор при Моск. опекунском совете.
8. Виллуан А.И. - свободный художник †1878 г.
9. Т.е. игумении Марии (Тучковой), сконч. 29-го апр. 1852 г.
10. Одигитриевское общежитие (иначе Зосимова пустынь) в Верейском уезде. Основана в 1826 г. схимонахом Зосимою (из дворян Верховских) †24 окт. 1833 г.
11. Казначея и временно управлявшая монастырем по смерти игумении Марии. О ней см. письма митр. Филарета к архим. Антонию, № 881, стр. 159.
12. Серафима была келейницею у игумении Марии.
13. Евграф - дядька сына покойной игум. Марии, потом монастырский сторож, параличный старик.
14. К.М. Нарышкин - родной брат игумении Марии, ум. в чине генерал-майора 7 янв. 1867 г.
15. Деворра - няня Николая, сына игумении Марии, лютеранка, принявшая православие, затем постриженная в монашество.
16. Правила эти впоследствии напечатаны в 1-м т. Сборника, изд. по случаю празднования 100-летнего юбилея со дня рождения Филарета М. М., прилож. № 7, м. 1883 г.
17. Устав Новгородского Юрьевского монастыря сост. А. Фотием и напеч. в первый раз в 1830 г.
18. Иннокентием.
19. Относительно вхождения в алтарь монахиням см. Кормч. ч. 2, гл. 57, прав. 11 (л. 275), - Номоканон при большом Треб. прав. 66. - Номоканон изд. А. Павловым, Одесса, 1872 г., стр. 83 и сл.
20. Дм. Благонравов - адвокат. См. ниже п. 12.
21. Колесова Варв. Ив. - ревностная сотрудница и помощница игумении Марии.
22. П.В. Голубков, коллежский советник, богатый Моск. купец - благотворитель и издатель иностранных сочинений о России. Он пожертвовал на построение нового храма в Спасо-Бородинском монастыре 15.000 р. - Сконч. 3 апр. 1855 г.
23. К.В. Прохоров - мануфактур советник, Московский 1 гильдии купец (†5 апр. 1885 г.).
24. Иоанна (в мире Любовь Ивановна Флейшер), известная своею строгою, постническою жизнью.
25. Граф Дм. Никол. Шереметев, † 12 Сент. 1871 г.
26. Арс. Андр. Закревскому. † 11 янв. 1866 г.
27. Николо-Перервинский монастырь в 7-ми верстах от Москвы, приписный к Чудову монастырю.
28. Ук. от 30 сент. 1856 г. Указ этот основан на определении Св. Синода от 3 сент., составленном митр. Филаретом. См. дополнит. том собр. мнений и отзывов Митр. Филарета, Сп. 1887 г., № 119, стр. 429 и сл.
29. Барон Л.К. Боде, обер-гофмейетер, президент Московской Дворцовой Конторы, заведовавший Кремлевским дворцом, † 28 апр. 1859 г.
30. Послушница Вера Александровна баронесса Боде, впоследствии монахиня Валерия - родная племянница умершего Барона.
31. Ожидалось (и последовало) прибытие в Москву Государя Императора по случаю обновления восстановленного Романовского дома. См. речь по этому случаю Митр. Филарета в 5 томе его сочинений, стр. 502.
32. Храм, заложенный в 1851 г., освящен 26 августа 1859 г.. в честь Владимирской иконы Божией Матери преосв. Леонидом, еп. Дмитровским, викарием Московским.
33. 13 сентября храмовый праздник в Покровском монастыре, а 15-го числа в Никитском женском монастыре.

Святитель Филарет Московский. Письма к игумении Сергии. М.: Изд-во им. свт Игнатия Ставропольского, б/г. Репринт // Письма Московскаго Митрополита Филарета к игумении Спасо-Бородинскаго монастыря Сергии, изданы архиеписком Тверским и Кашинским Саввою. Тверь. 1890.
Текст приводится с сохранением авторского стиля, но по возможности с соблюдением правил современного русского языка. Части слов, восстанавливаемые из сокращений, заключаются в квадратные скопки.

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение