страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Святитель Филарет (Дроздов)
Слово в неделю четвертую Великого поста и в день Благовещения Пресвятыя Богородицы, 1845 г.
И рече им: сей род ничимже может изыти, токмо молитвою и постом (Мк.9:29)

По установлению Церковному, освященному примерами, правилами, древностию, мы находимся теперь на поприще поста. Дабы проходить оное благодушно и благонадежно, не нужно ли нам возбудить и направить себя размышлением, для чего введены мы на сие поприще и каково значение, достоинство, сила и цель подвига, нам предложенного?

К размышлению о сем именно ныне располагает нас одно из Евангельских чтений настоящего дня.

И нынешний праздник не будет оскорблен постным словом, поелику и он оказывает уважение посту, разрешая оный только частию, а частию сохраняя. И если духовные цветы, которыми украшается нынешний праздник, суть добродетели Пресвятыя и Преблагословенныя Приснодевы, то и добродетель поста принадлежит к украшениям нынешнего праздника. Ибо что значит, что во время пребывания Пресвятыя Девы при храме Иерусалимском, как сказует благочестивое предание, Ангел приносил Ей пищу? Служебнии дуси, в служение посылаемии за хотящих наследовати спасение (Евр.1:14), не посылаются со светлого Неба на сию темную землю без нужды. Не постящийся, без сомнения, сам попечется для себя о пище, не только необходимой, но и обильной и приятной, и потому не требует Ангельского попечения. Но кто, пренебрегая и отвергая требования плоти, приближается к жительству бесплотных, к тому и бесплотные взаимно приближаются и, дабы подвиг поста не преступил за пределы, полагаемые немощию телесной природы, когда нужно, приходят напомнить подвижнику, что время помочь телу, и предлагают готовую сверхъестественную пищу, вместо не готовой естественной. Таким образом, питание Пресвятыя Девы Ангелом свидетельствует о Ее упражнении в посте. Предание, известное нам чрез блаженного Иеронима и Святителя Димитрия, определяет даже с подробностию, как располагала Она свой день и когда прекращался ежедневный Ее пост. От утра даже до третияго часа дне стояше на молитве; от третияго же даже до девятаго в рукоделии или чтении книг упражняшеся. От девятаго же часа паки начинаше свою молитву, от неяже не преставаше, дондеже являшеся ей Ангел, от егоже рук пищу взимати обыче (Четий Минеи. Ноемврия 21).

Итак, возвратимся к вопросу, для чего пост. К разрешению сего могут вести обратные вопросы: для чего постилась Пресвятая Дева Мария каждый день до вечера? Для чего постился Моисей на Синае три раза по сороку дней? Для чего постился Илия сорок дней на пути к Хориву? Для чего вся жизнь Иоанна Крестителя была не что иное, как непрерывный великий пост? Для чего постился даже Адам в раю? Для чего и сам Господь наш Иисус Христос постился четыредесять дней в пустыне? Для чего правило Апостольское (69) к отлучению от общения церковного присуждает того, кто не постится во святую четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пяток, кроме препятствия от немощи телесныя? Если и не отвечать на сии обратные вопросы, в них уже содержится сильный ответ против вопроса первоначального. Указанные теперь образцы и законодателей подвига только наименовать - значит уже представить достаточное ручательство, что сей подвиг имеет не маловажное значение, не малое достоинство и силу и употребляется как бы нечто необходимое на пути к весьма высоким целям.

Но не откажемся от некоторого рассмотрения предложенных вопросов, каждого порознь.

Для чего ежедневно постилась Дева Мария? Нельзя сказать, что это было для приготовления к высокому званию Матери Господней по Ее намерению, поелику, при Ее вступлении в подвиг поста, сия тайна еще не была Ей открыта, но без сомнения можно сказать, что это было действительное приготовление к званию Матери Господней по устроению Божию. Сама ли собою вошла Дева Мария в подвиг поста, пренебрегая телесное, потому что стремилась к духовному, или введена была в оный сокровенным или открытым внушением Ангела, Ее хранителя, но, конечно, не случайно, а по особенному усмотрению и преуготовлению для служения великой тайне воплощения Сына Божия избрана Дева постящаяся.

Сей пример беспримерен и бесподражателен. Однако мы можем из него вывести для себя верное заключение, что если совершенный пост Пресвятыя Девы Марии был благопотребен и полезен на пути к Ее беспримерно высокому избранию, то наш, хотя несовершенный, пост может быть благопотребен и полезен на пути к обыкновенному для всех истинных Христиан благодатному избранию.

Для чего постился Моисей на Синае? Священные книги сказуют, что он постился сорок дней: в первый раз для принятия от Бога Закона; во второй раз для умилостивления Бога, прогневанного идолопоклонством Еврейского народа и угрожавшего наказать оный совершенным истреблением; в третий раз для высокого благодатного боговидения и для вторичного получения от Бога скрижалей Закона и Завета вместо разбитых.

И сей пример далеко от подражания. Однако и он может нам дать поучительные выводы. Если великий четыредесятидневный пост Моисея был ему споспешником в принятии Закона Божия для целого народа Еврейского, и можно сказать, для всего последующего рода человеческого, то наш, хотя не по достоинству называемый великим, хотя малый пост, может нам быть споспешником в углубленном и живом познании Закона Божия - по крайней мере каждому для себя, так как, напротив, насыщенное чрево, по признанию даже внешних учителей, не благоприятствует учению и мирскому, кольми паче духовному и Божественному. Если соединенный с молитвою пост одного Моисея был успешным ходатаем для испрошения от Бога прощения целому народу в тягчайшем грехе, то не может ли твой благоговейный пост быть полезным ходатаем для испрошения грехов по крайней мере одному тебе? Если протяженный пост Моисея был путем к чудесному боговидению, какое только достижимо для живущего в теле, то наш посильный пост, облегчая сердце от отягощения чувственного, утончая от одебеления плотского, не может ли приготовить нас хотя к начаткам благодатных ощущений?

Для чего постился Илия сорок дней на пути к Хориву? Сей пост мог бы показаться ненамеренным делом случайной необходимости, потому что Пророк путешествовал по местам пустынным. Но Ангел дает нам разуметь, что это было дело не случая, а распоряжения, и притом небесного распоряжения. Пророк, видно, и сам не много заботился о пище и, после того, как иде в пустыню дне путь, не ужинав, ляже, и успе под садом. И се Ангел Господень коснуся ему, и рече ему: востани, яждь и пий. Пророк вкусил ячменного опреснока и воды, приготовленных ему Ангелом, так не много, как свойственно любителю поста, и почувствовал нужду дополнить прерванный сон: Возвратився успе. И что же? Обратися Ангел Господень вторицею, и коснуся ему, и рече ему: востани, яждь и пий, яко мног от тебе путь (3Цар.19:4-7). Что была за надобность будить Пророка, уснувшего тотчас по принятии пищи, и вновь заставлять его принимать пищу? Если Ангел заботился о его пропитании, то мог бы после, благовременнее, на пути явиться ему со своими ячменным опресноком и корчагом воды, если нужно, и не однажды. Видите, что Ангел не пир дает Пророку, а распоряжает пост. Подкрепи, говорит, себя пищею сильнее, потому что тебе долго надлежит остаться без пищи, тебе предлежит четыредесятидневный путь и с тем вместе четыредесятидневный пост. Куда же привел Илию четыредесятидневный путь и четыредесятидневный пост? К чудесному боговидению, подобно как и Моисея.

Таким образом, пост в лице Илии представляется не только добровольным подвигом Пророка, но и непосредственным последованием небесному руководству. Братия! на небесах знают, что делают и для чего повелевают. Видно, есть особенная надобность в посте для особенного приближения к Богу. Можно и нам несколько понять сию надобность. Если, как говорит Премудрый, тело бо тленное отягощает душу (Прем.9:15), то судите, когда она способнее возвышаться к небесному и сообщаться с Божественным - тогда ли, когда тленное отягощающее обильно получает приращение тяжести и тления, или тогда, когда оно, по возможности, облегчается и утончается посредством благоразумно размеренных лишений?

Для чего строго постную жизнь вел Иоанн Креститель? Не погрешим, если скажем, что это была его свободная склонность, ибо никто не принуждал его к посту. Но надобно также вспомнить, что сия склонность его была предвидена, предопределена и предсказана еще до его рождения, и притом в связи с его величием. Будет, говорил Ангел Захарии, велий пред Господем: и вина и сикера не имать пити (Лк.1:15). Ангел удаляет от Иоанна вино и сикеру, как бы предполагая, что они унизили бы наибольшего в рожденных женами, и призывает пост, чтоб сей поддержал его величие. И для чего это? Без сомнения для того, чтобы он достойным образом приготовлен был к высокому служению - быть предтечею Христа, крестителем воплощенного Сына Божия.

Думаете ли, братия, что сей чрезвычайный пример не представляет ничего к подражанию для нашей обыкновенной жизни? Да. Чтобы простерть бренную руку, коснуться главы крещающего во Иордане Сына Божия, тогда как Дух Святый видимо сходит и осеняет Его, - как очищен долженствовал быть Иоанн, дабы не опален был неприступным огнем Божества! И может ли с кем другим встретиться что-либо сколько-нибудь подобное? Не может? Осмотримся, однако. Не приближаешься ли ты непосредственно к Христу, или не приближается ли Он к тебе, не прикасается ли к тебе, не входит ли в тебя, не исполняет ли тебя в причащении Тела и Крови Его? Подумай же, было ли бы то излишне или тяжко, если бы тебя, как Иоанна, постом и молитвою целой жизни приготовляли к сему Божественному общению? Итак, не говорю, не справедливо ли, - не весьма ли снисходительно Матерь-Церковь требует от тебя приготовления к сему великому таинству постом не строгим, в течение не многих дней?

Дохожу до важнейших вопросов: для чего постился Адам в раю? Для чего постился Христос четыредесять дней в пустыне? Соединяю сии вопросы, потому что между ними есть глубокая связь.

Если бы вам сомнительным показалось, подлинно ли Адам в раю постился, то довольно напомнить вам, что вы почитаете постом, и притом не малым, когда вам велят употреблять в пищу только произрастения земли, а мяс и рыб не касаться. Сие самое было постоянным законом райской жизни. Приметьте здесь, что много ли, мало ли, только ближе к райской жизни пост, нежели мясоед.

Но кроме сего, была в раю особая заповедь поста: От древа, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него (Быт.2:17). Не станем пытливо исследовать глубину сей заповеди, то несомненно по слову Божию, что постоянство в ее соблюдении должно было решительно утвердить Адама на пути жизни райской, духовной, небесной; напротив того, прельщение запрещенною идеею, нарушение заповеди дало в нем сильный перевес чувственному над духовным, низвергло его из райской жизни в земную и низринуло бы в ад со всем потомством невозвратно, если бы сего низвержения не остановил и не обратил к возвышению Сын Божий, став семенем жены и в Своем лице вновь поставив человечество в не выдержанное Адамом испытание, сделавшееся более трудным на земле, нежели было в раю. Таким образом, несоблюдение первым Адамом легкого поста в раю надлежало второму Адаму исправить выдержанней на земле строгого поста и с тем вместе отразить и низложить нашего превозмогшего искусителя. И вот почему Иисус ведяшеся Духом в пустыню, дний четыредесять искушаем от диавола: и не яст ничесоже во дни тыя (Лк.4:1,2).

Христиане! Христос как на Голгофе, так и в пустыне искушения пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его (1Пет.2:21). После сего можно ли недоумевать, для чего пост? Он для того, что Христос нам оставил образ поста, да последуем стопам Его. Если пост Христов был звеном в цепи Его Богочеловеческих деяний для спасения всего рода человеческого, то надлежит и у нас посту быть звеном в цепи Христианских деяний, к нашему собственному спасению.

После сего не удивительно и то, что Апостольская Церковь приняла пост в число своих постоянных учреждений, и что Апостольские правила употребление поста тесно связуют с церковною Христианскою жизнию, и тех, которые не хотят соединиться с Церковию в подвиге поста, кроме случаев препятствующей немощи, признают недостойными общения церковного.

Не достанет ми повествующу времене [Евр.11:32], если бы я стал еще указывать на подвиги поста в житиях Преподобных и Святых, которые, не довольствуясь обыкновенным снисходительным правилом поста, разнообразно усиливали сей подвиг до ближайшего уподобления посту Илиину или Иоаннову. Их опытная мудрость, их чудесная жизнь, их прославленная святость свидетельствуют, что их подвиг был как правилен в начинании, так и благотворен для последствий. Важность подвига постного в некоторых особенных случаях открывает нам происшествие, предложенное благоговейному вниманию нашему ныне в Евангелии. Апостолы после того, как Господь даде им силу и власть на вся бесы, и недуги целити (Лк.9:1), после того, как они прохождаху сквозе веси, благовествующе и исцеляюще всюду (Лк.9:6), встретили одержимого мучительным духом немым и не могли освободить страждущего, доколе Господь Иисус не употребил Сам Своей Божественной силы и власти. После чудес, уже обыкновенных для них, внезапная недействительность данной им силы побудила их вопросить Господа, почему не могли они изгнать духа немого. На сие Господь ответствовал: Сей род ничимже может изыти, токмо молитвою и постом [Мк.9:29]. Как важно здесь значение, как велика сила поста, соединенного с молитвою! Не видно, чтобы Господь, давая власть Апостолам изгонять нечистых духов и исцелять недуги, требовал от них поста. Он не возлагал на них строгого поста при Себе, а отлагал оный до времени Своего страдания. Еда можете сыны брачныя, дондеже Жених с ними есть, сотворити поститися? приидут же дние, егда отъят будет от них Жених, и тогда постятся в тыя дни (Лк.5:34). И видно, Апостолы чудодействовали, не употребляя усиленного подвига поста и протяженной молитвы, а просто именем Христовым и данною им властью повелевали, и повеленное исполнялось. Но видно также, в страждущем от духа немого необыкновенно велика была сила зла, и потому для победы над нею потребна была высшая степень силы благодатной и благотворной. Какие же кроме веры, уже действовавшей в Апостолах, могут быть средства и пособия для достижения высшей степени благодатной и благотворной силы? Господь предлагает молитву и пост. Сей род ничимже может изыти, токмо молитвою и постом.

Видите ли благопотребность и пользу поста, соединенного с молитвою? Апостолам он нужен, нам ли не нужен? Чудотворцам он помогает, можем ли мы пренебрегать его помощью? Победе над мучительным и преобладающим духом зла он способствует, не ближе ли способствовать будет к укрощению плоти, воюющей против духа?

Дабы подвизающиеся в посте не погрешали в сем подвиге и немощные в сем подвиге, без чрезмерных усилий, приобретали плод оного, для сего предлагаю вам довольно напитать ваш ум постною, но сладкою и питательною церковною песнию: Постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть не одно уменьшение пищи и пития, но злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, отлучение похотей, оглаголания, лжи и клятвопреступления: сих оскудение пост истинный есть и благоприятный [1]. Аминь.

Примечания
1. Стихира на стиховне. Из последования вечерни в понедельник первой седмицы Великого поста. - Примеч. сост.

Святитель Филарет (Дроздов). Избранные труды, письма, воспоминания. - М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. С.397-403.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение