страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святитель Филарет (Дроздов)

Святитель Филарет (Дроздов)
Слово в день Успения Пресвятыя Богородицы, 1845 г.
Иисусе же, видев Матерь и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се, сын Твой. Потом глагола ученику: се, Мати твоя. И от того часа поят Ю ученик во своя си (Ин.19:26,27)

Теперь уже не ученик распятого Иисуса осиротевшую Матерь Его поят во своя си, в малый дом. Сам Господь Иисус, царствующий на небесах, Преблагословенную Матерь Свою поят во своя си, во многие обители в дому Отца Своего, в блаженное созерцание и причастие славы, юже имел Он у Отца, прежде мир не бысть.

Теперь не одного ученика Своего дает Он Ей в сына, чтобы Она успокоена была его сыновним служением, но всех учеников Своих, всех православно верующих Христиан дает Он Ей в сыны и дщери, чтобы они пользовались Ее материнским попечением.

Отходя в Церковь Небесную, Она чудесно собирает к Себе верховных представителей Церкви, рассеянных по земле, и тем дает знамение, что союз Ее с верующими на земле не только не прерывается Ее отхождением, но еще отселе становится крепче, обширнее и деятельнее и что живущая в Ней благодать, столь долго сокрываемая смирением, должна открыться из Ее гроба и наполнить Вселенскую Церковь Ее славою, по Ее раннему, некогда невероятному, но совершенно верному предсказанию: Ублажат Мя вси роди [Лк.1:48].

Такова судьба Пресвятыя Приснодевы в Ее успении для жизни земной, временной, в Ее пробуждении к жизни небесной, вечной.

Каким путем достигнуто до такой высоты блаженства и славы? Сей вопрос предложить и рассматривать может не одна праздная любознательность, но и любовь к учению спасительному. Ибо, хотя судьба Пресвятыя Богородицы в своем особенном виде и степени беспримерна, но вообще, как судьба души совершейнейшей и блаженной, она есть следствие тех сил, расположений, действий и подвигов, которыми пролагается и совершается общий человеков путь спасения.

Нелегко было обозреть весь путь жизни Пресвятыя Девы, большею частою закрытый и Ее безмолвием, и молчанием Евангельской истории. Впрочем, некоторые следы оного мы неоднократно указывали вниманию и подражанию, верующих, при подобных настоящему торжествах. На сей раз остановимся на одном возвышенном месте сего пути, открытом в Евангелии, чтобы обозреть хотя некоторую часть сего пути, открывающуюся с сего возвышения.

Высота, на которую возвожу вашу мысль, есть гора Голгофа. Там в часы, спасительные для всего рода человеческого, но вместе страшные для всего сотворенного, - тогда как совершаемое всеобщее спасение не было сознаваемо даже избранными из человеков, а всеобщий страх чувствовали даже камни, тогда как, по выражению Пророка, был Живот человека висящ пред очами [Втор.28:66] человека, но человек видел только страдание и смерть при зрелище, от которого и чуждые оному, и враги отходили растерзанные состраданием - биюще в перси своя возвращахуся [Лк.23:48], - там при кресте распятого Иисуса стояла Его Преблагословенная Матерь.

Какой чудный свет на Ее внутреннюю жизнь проливают сии мрачные Голгофские часы!

Вспомним, что время страданий Христова было время опасности для всех, к Нему близких. Сие видно из собственных Его слов, которыми Он, предавая Себя в руки врагов, устранял подобную опасность от учеников Своих: Аще убо Мене ищете, оставите сих идти [Ин.18:8]. Но как Он мог истребовать пощаду Своим ученикам от тех, которые не щадили Его Самого? Всепокоряющею силою Своего Божественного слова, которую на сей конец, непосредственно пред сим чудесно явил, низложив спиру [1] и скопище на землю единым словом: Аз есмь [Ин.18:4-8]. Евангелист, повествуя о сем происшествии, присовокупляет, что Господь ранее предсказал оное, и оно исполнилось согласно с предсказанием. Да сбудется слово, еже рече, яко ихже дал еси Мне, не погубих от них никогоже [Ин.18:9; см. Ин.17:12]. Это значит, что близкие к Господу во время страдания Его не только находились в опасности, но и погибли бы, если бы Он сего не отвратил особенным провидением. От сей опасности, от сей близкой погибели ученицы вси оставльше Его бежаша [Мф.26:56] - вси, не исключая Петра, который потом отважился было вступить за Иисусом во двор архиереев, но не выдержал испытания; не исключая Иоанна, которому, впрочем, вскоре любовь возвратила мужество и повела его за возлюбленным Учителем до креста. Но Матерь Господню не видим ни в страхе, ни в бегстве, а видим стоящую при кресте Иисусове [Ин.19:25]. Итак, не видите ли, что Она стоит в духе, выше всеобщего страха, выше Своей личной опасности, выше Апостольского мужества?

Кто сказал бы, что Пресвятой Деве свойственно было паче всех устремляться в близость к Своему страждущему Сыну по естественной материнской любви, тот показал бы себя слабым истолкователем Ее Голгофского стояния. Если взять в рассуждение одну естественную материнскую любовь, то чего надлежало бы ожидать для Ее сердца, чувства, жизни от страданий Сына Ее, при виде которых и чуждые били себя в перси, и земля трепетала, и камни, вздыхая, разрывались, и солнце было в обмороке? Нет, естественная любовь не столько изъясняет, сколько делает непонятным то, каким образом Пресвятая Дева могла стоять при кресте, не поражаясь страхом, не предаваясь нетерпеливой скорби, не повергаясь в безжизненное изнеможение. Чем же может быть изъяснено сие высокое мужество и крепость духа? Не иным чем, как Ее глубокою преданностию судьбам Божиим, Ее верою в Божественную силу Своего Сына, известную Ей более всех, из явных и тайных чудес всей земной жизни Его, Ее познанием Христовых тайн, которые всех ранее Она постигла и всех совершеннее соблюдала в сердце Своем. Вера, упование паче упования, любовь, не естественная только, но верою возвышенная в духовную и Божественную, питали в Ней внутренний животворный свет, которого не объят тма [Ин.1:5], и смерть, и ужасы Голгофские и с которым неколеблющеюся стопою достигла Она открытый свет и радость Христа воскресшего.

Прииди, Христианская душа, всмотрись прилежно в следы Царицы Небесной, ибо следы Ее суть указание пути к Богу и для тебя, по реченному: Приведутся Царю девы вслед Ея [Пс.44:15].

Не убегай от мысли о страдании Христовом ни по невниманию, ни по своемудрию, ни по малодушию, ибо нет иного пути к спасению, как чрез Голгофу и Крест.

Приближайся к распятому Господу верою, упованием, любовию и твердо пред Ним поставляй себя благоговейным размышлением и молитвою. В сем найдешь свет для твоего пути и силу для твоего шествия.

Если опасность, бедствие, скорбь, непосредственно или в лице присных тебя постигающая, колеблют твое мужество, истощают твое терпение, помяни Матерь Господа, стоявшую при кресте Его, и рассматриванием Ее безмерной и безвинной скорби и непобедимого мужества и терпения возбуди себя к мужеству и терпению в твоих, по сравнению, конечно, малых и, вероятно, не безвинных скорбях, прося в то же время от Нее пособия из талантов благодатной духовной крепости, у Нее преизобильно умноженных верным и благословенным деланием.

Посмотрим еще, как с высоты Голгофы открывается некоторая низшая, но тем не менее достопоследовательная часть пути, которым текла Преблагословенная Мария к вечной славе.

Евангелие повествует, что Спаситель наш, видев при кресте Своем Свою Матерь и возлюбленного ученика Своего Иоанна, глагола Матери Своей: Жено, се сын Твой. Потом же глагола ученику: се Мати твоя. В сих изречениях видим любовь Божественного Сына к земной Матери, которую Он хощет не просто утешить в лишении Сына, но как бы возвратить Ей Себя в другом лице, и чтобы почтить Ее девство и вместе наградить девство возлюбленного ученика, избирает девственника Иоанна в нареченного сына Приснодевы. Но мы не догадались бы, что в особенности заключается в оных изречениях Господних, если бы возлюбленный ученик, без сомнения, лучше всех понимающий сердце и мысль своего Учителя, не изъяснил оных исполнением. Каким исполнением? От того часа поят Ю ученик во своя си. Из сего открывается, что усыновление Иоанна Пресвятой Деве призывало его, между прочим, к тому, чтобы обеспечить Ее жилищем и потребностями жизни временной, и что, следственно, собственного в сем обеспечения Она не имела. Должно думать, что Ее любовь и вера к Божественному Сыну побуждала Ее быть всегда, сколь можно, близко к Нему в Его непрерывном странствовании по градам, весям и пустыням, и потому как Он чужд был братии [Пс.68:9] Своей, так и Она; как Он не имел, где главы подклонити [Мф.8:20], так и Она.

Так Пресвятая Дева, шествуя во внутренней жизни путем веры и совершенной преданности в волю Божию, в жизни внешней шла путем отрешения от земных привязанностей, от земных благ и удовольствий, путем простоты, нестяжательности, добровольных лишений, приносимых в жертву вере и Богу.

Взирай, Христианин, на сии благословенные следы и будь внимателен, чтобы путь твоей жизни был, по крайней мере, не слишком удален от оных.

Поят Ю ученик во своя си. Видишь ли? Матерь Царя Небесного не в чертогах, не в великолепии, не среди множества служащих и ждущих мановения; Она пешешествует по стогне в сопровождении одного рыбаря, чтобы обитать в малом и то чужом доме, без славы, без блеска, в тишине, в простоте, чтобы пользоваться только таким успокоением и служением, какое может быть Ей принесено благоговейным усердием бедного и одинокого рыбаря.

Взирай на сие и учись невысоко ценить богатство, не алкать удовольствий, не гоняться за славою, не прельщаться блеском, любить простоту и тихую посредственность, не презирать нищеты, когда встречаешь ее у других, не страшиться ее, если она тебя посетить хочет, не стыдиться ее, если она уже поселилась с тобою.

Не отнимаем у тебя земных благ, если Провидение дает их тебе; пользуйся ими с благодарностию к Богу, с благотворительностию к ближним, со смирением, но внимай себе и своему сердцу, чтобы оно не прилеплялось к ним, а всячески отрешалось от них.

Если ты находишься на пути к Небу, как и должно быть, то не обременяй себя много добровольно землею, чтобы не пасть в расслаблении на неоконченном пути.

Прекрасный, но и страшный и, без сомнения, вполне истинный закон судьбы нашей открыл нам Спаситель наш, когда сказал: Идеже есть сокровище ваше, ту и сердце ваше будет [Мф.6:21]. Сокровищем назвал Он то, чем пленяется наша мысль, к чему с превозмогающею силою стремится господствующая в нас склонность. Посему мы сами определяем нашу судьбу, мы носим ее в себе, в господствующей в нас склонности. Если наше сокровище, предмет господствующего в нас желания, находится и останется на земле, в земных благах, стяжаниях, удовольствиях, славе, то здесь долу останется и наше сердце, а где наше сердце, там наша жизнь, там наш жребий, и потому он не найдется на Небе. Изберем же и уготовим себе лучший жребий, расположим себя так, чтобы не на земле было наше сокровище. Скрывайте себе сокровище на небеси, туда непрестанно переносите ваши мысли, ваши желания, вашу любовь, и будет там ваше сердце, ваша жизнь, ваша радость, ваше блаженство, благодатию и щедротами Отца и Сына и Святаго Духа во веки. Аминь.

Примечания
1. Спира, спейра - пеший отряд воинов (греч.). - Примеч. сост.

Святитель Филарет (Дроздов). Избранные труды, письма, воспоминания. - М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. С.408-412.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение