страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Пролог в поучениях

Месяц Апрель. 16-й день.

Три друга
(Повесть Варлаама старца о трех друзьях)

Хотя Господь и учит нас искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Матф. 6, 33); хотя и уверяет, что если будем искать Его, то и все необходимое для жизни временной приложится нам; но мы как-то мало слушаем слов Спасителя и вместо того, чтобы для достижения Царства. Небесного обогащать себя добродетелями, более всего заботимся о приобретении благ временных и тленных, и в них полагаем всю свою надежду. "У меня, говорит большая часть из нас, - есть жена и дети. С чем они останутся после меня; чем будут кормиться, если я не обеспечу их?" И начинает человек думать об одних деньгах и деньгах, и спит и видит одни деньги, о них одних мечтает, в них полагает главное благо. А попечение о едином па потребу, о совести и душе бессмертной, об украшении себя добродетелями считает, если только считает, самым последним предметом своих попеченей. А между тем, чем же все это кончается? Умирает деньголюбец, и деньги его остаются по сию сторону гроба. На том свете они ему не понадобятся; там всего нужнее для него и полезнее было бы то, на что он при жизни менее всего обращал внимания и что, на самом деле, должно бы быть первым предметом его попечения.

"Были, - говорит в одной из своих притчей преподобный Варлаам, - у одного человека три друга. Первых двух он особенно любил и до самой смерти готов был жертвовать для них всем, а к третьему относился с небрежением и питал к нему мало расположения. Но вот случилось, что к этому человеку являются от царя воины и с угрозами велят ему скорее прибыть к царю, чтобы дать отчет в долге кому-то в десять тысяч талантов серебра. Не имея ничего, чем бы мог заплатить столь большой долг, он пошел искать помощи у своих друзей. Приходит к первому, рассказывает о своей беде и просит помощи. Но друг, которого он столь любил, говорит: "Я тебе не друг и не знаю, кто ты; у меня теперь без тебя много друзей, и я иду с ними веселиться; а когда этих не будет, другие явятся. На вот тебе, пожалуй, два рубища, оденься в них, а более от меня ничего не жди". Видя, что тут ничего больше не получишь, человек тот пошел к другому своему другу, которого тоже очень любил, и сказал: "друг, вспомни, как я всегда дорожил твоею дружбою, и какой ты от меня сподоблялся чести; теперь я нахожусь в скорби и в великой беде, помоги мне". Сей отвечал: "сегодня я занят, да и сам нахожусь в горе, - пожалуй провожу тебя немного до царя, но больше ничего от меня не жди". И воротился человек с пустыми руками от обоих самых близких друзей. Пошел к третьему другу, которым он доселе почти пренебрегал. Вошел к нему с унылым и пристыженным лицом и сказал ему: "не смею и уста раскрыть, чтобы говорить с тобою, потому что никакого добра я тебе не сделал и никакого почтения никогда не оказал; но пришло и ко мне горе великое и не к кому обратиться, кроме тебя, за помощью. Был у двоих друзей, те отказали мне; если можешь, помоги сколько-нибудь и забудь мое пренебрежете к тебе". Друг этот отвечал ему: "что же, я, подлинно, почитаю тебя близким ко мне человеком и, помня малое твое добро, сделанное мне, теперь с лихвою возвращу оное тебе. Не бойся и не ужасайся; я умолю за тебя царя, и он не предаст тебя в руки врагов твоих; мужайся, мой возлюбленный, и не скорби". Тогда человек тот со слезами воскликнул: "Увы мне! что вперед начну оплакивать: то ли, что втуне я оказывал почтение и любовь неблагодарным друзьям, или небрежение, которое, по неразумию, я показал сему истинному и нелицемерному другу?"

Что значит притча сия? Первый друг есть пагубная алчность к наживе и самое богатство тленное, которое оставляет человека при смерти и дает ему только два рубища на погребение - срачицу и саван. Второй друг - это семейные и друзья, которых мы часто любим до забвения Бога; но и от них при смерти - мало пользы, ибо они проводят только человека до могилы, а потом среди своих забот и попечении также позабудут его. Третий же друг - это добрые дела наши, которые несомненно станут, так сказать, ходатаями за нас пред Богом, по разлучении души от тела, умолят за нас Бога и помогут свободно пройти мытарства воздушные. Они-то, следовательно, и суть истинные друзья наши, помнящие и малое наше благотворение и с лихвою за оное воздающие.

Итак, не забудем, что все земное должно остаться по сию сторону гроба и что вслед за нами пойдут одни дела наши и добрые из них составят истинное сокровище наше на небесах. Поэтому не будем прилепляться к тому, что рано или поздно должны будем оставить навсегда; будем заботиться обогащать себя тем, чем будем жить целую вечность. "Блажен человек есть той, говорит святитель Димитрий Ростовский, иже все свое уповайте на Бога возлагает, иже сокровиществует на небеси, - идеже ни червь, ни тля тлит, идеже татие не подкапывают, ни крадут. Идеже бо сокровище ваше, тамо и сердце ваше будет, глаголет Господь (Мф. 6, 20 и 21). Не прилагай же сердца твоего, продолжает святитель, к настоящим вещам; ибо не вдолзе твоя от тебя отыдут. Презирай дольняя, яко да горними обогатишися. Презирай мимотекущая, яко да вечная примеши, и присносущных благ сподобишися о Христе Иисусе Господе нашем" (Св. Дим., ч. I, л. 389). Аминь.

Предыдущий материал | Содержание | Следующий материал

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение