страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Пролог в поучениях

Месяц Апрель. 22-й день.

По наружным действиям нельзя судить о человеке
(Слово о преподобнем Виталии монасе, како остави келию свою и иде в Александрию, и многи спасе блудницы)

Мы большею частью судим о человеке по наружным его действиям. Сделал человек в наших глазах худое, мы и говорим, что он худой человек, да еще, для прикрасы речи, и от себя выдумаем на него что-нибудь, и вот худая молва пошла о нем. А так судить нельзя, потому что внутренних побуждений человека сделать то или другое мы не знаем, а не зная и осуждать его не можем. Например, избегая славы людской, человек делает добро тайно, а мы, не видя его раздающим милостыню явно, говорим, что он скупец. Праведно ли, судим? Конечно, нет. Человек от природы молчалив и любит добро не на словах, а на деле. А мы, не зная об его добродетелях и основываясь на одной его неразговорчивости, называем его бессердечным. Справедливо ли судим? Опять нет. Человек, не желая явиться пред людьми постящимся, вкушает в обществе сладкие снеди; а мы, не зная того, что он дома не вкушает досыта и черного хлеба, называем его ядцею и винопийцею. Не ошибочно ли наше суждение? Без сомнения, да. Могут быть и другие случаи. Возьмем следующий.

Преподобный отец наш Виталий, после шестидесятилетних подвигов в келии святого Спиридона, пришел в Александрию и начал там жить, как сказано в житии его, "человеком на соблазне". Желая избежать славы человеческой, он поступал так: днем нанимался на работу и получал за свои труды по сребренику на день; из этих денег он покупал себе в пищу на самую ничтожную сумму бобов, а затем уходил вечером в дома падших женщин. Там, отдавши им заработанные днем деньги, он умолял женщин бросить порочную жизнь, а потом все ночи проводил у них в пении псалмов и молитве. Уходя же, он всегда брал с падших слово никому не говорить о том, зачем он ходит к ним. Между тем жители города, не знавшие настоящей цели его посещений, повседневно укоряли его и говорили: "ступай, окаянный, тебя ждут твои блудницы". Или: "уж лучше бы ты женился, чем срамить чин монашеский!" Виталий не оправдывался и, утаив добродетель, продолжал свой подвиг до конца, а многих из падших спас. Его дело открылось только после его смерти, когда от прикосновения к его телу исцелилась бесноватая и мнози, как сказано, "хромыи и слепыи исцелеша".

Ну вот и еще ясное доказательство того, что по наружным действиям судить о человеке нельзя, потому что легко можно ошибиться. А отсюда, само собою, следует еще и то, что если по видимым действиям человека в суждении о нем ошибиться можно и следовательно, судить не следует, то тем более не следует судить по слухам или наговорам от других. А если уже и по слухам, и по наружным действиям нельзя судить, то лучше совсем не судить, если не призваны к тому должностью. Ничтоже, говорит слово Божие, судите прежде времене, дондеже приидет Господь, Иже во свете, приведет тайная тмы, и объявит советы сердечныя: и тогда похвала будет комуждо от Бога (1 Кор. 4. 5). От осуждения предостерегает и ап. Иаков, говоря: Един Законоучитель и Судия, Который может спасти и погубить, а ты кто, который судишь другого? (Иак. 4, 12). Тому же учит и ап. Павел: Ты кто еси, - говорит он, - судяй чуждему рабу? своему Господу стоит или падает (Римл. 14, 4). И Сам Господь глаголет: не судите и не судят вам, и не осуждайте, да не осуждены будете (Лук. 6, 37). Аминь.

Предыдущий материал | Содержание | Следующий материал

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение