страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Пролог в поучениях

Месяц Август. 29-й день.

В скорбях не должно малодушествовать
(Слово от старчества)

В скорбях мы часто двоимся. С одной стороны, прибегаем к Богу с мольбою о помощи и горячо просим Его избавить нас от постигшей беды; и в это время всегда чувствуем духовное утешение и облегчение скорби. Но, лишь кончилась наша молитва, как сейчас же и к непозволительным средствам начинаем прибегать, чтобы миновать горе, и готовы бываем на обман и на хитрости. И тут, конечно, лишаясь благодатной помощи Божией, впадаем в мучительную тоску, и беспокойство, и скорби наши усиливаются. Отсюда мы и должны поставить себе за непременное правило: когда придет скорбь, то искать облегчение от нее в молитве, а к непозволительным средствам не прибегать, ибо они отнимают от нас и то утешение, которое мы стяжали в молитве, и скорбь не облегчают, а усиливают.

Некоторый инок однажды был в чем-то обвиняем старцами, и, в этой скорби, стал особенно усердно молиться Богу. Но в то же время ему очень тяжким и горьким казалось принять осуждение, и он стал всеми способами стараться, как бы избегнуть наказания, в чем и успел, уговорив одного брата принять на себя его грех и дать в нем начальнику ответ. В ту же ночь после сего, когда он, после обычных пения и молитвы, заснул, увидал он во сне некоторую птицу, которая ходила по земле и не могла летать, потому что не имела крыльев. Эта птица взошла на некоторое чудное дерево, и начала петь так восхитительно, что ее пение удивило инока. Усладившись пением, он стал внимательно смотреть на птицу и увидал, что она составляла как бы половину целой птицы, так что виделся только нос и ноги ее. Инок подумал: хотя птица и злообразна, но зато пение ее весьма усладительно. После этого он проснулся и, под влиянием слышанного пения, исполнился, с одной стороны, всякой радости и умиления, а вместе с тем от того, что видел пришел в страх и трепет, и, горько заплакав, сказал: "виденная мною птица есть образ моего лишения, как и сказано про некоторых: на половину они вышли из мира и на половину остались в мирском и плотском мудровании. Поскольку я молился: Господи, даждь ми смирение! Господь послал исцелить тщеславную мою душу а поскольку нетерпеливым оказался, вот и скорблю... И, так укоряя себя, инок продолжал плакать.

Что говорит относительно себя инок, то должно разуметь о себе и всем нам. Ибо и большая часть из нас в скорбях поступает не лучше его, а потому и плачет также не меньше, а пожалуй и больше инока. Поэтому, чтобы избегнуть, на будущее время, этих горьких и бесполезных слез в печалях и скорбях, - оставляйте искать утешение в непозволительных и греховных средствах, а лучше всего, когда томительная скорбь будете тяготить душу вашу, всецело предайтесь Тому, Кто печется о насте несравненно более, нежели мы сами. Узрите Бога верою, приблизьтесь к Нему надеждою, обнимите Его любовью, и вас никакое горе не возмутит, никакая нужда не обременит, никакая потеря не обеспокоит. Да, мы не оттого в жизни бедствуем, что беды нас окружают; а оттого, что в них мы часто Бога забываем, забываем в Нем одном искать, и от Него одного ожидать утешения. Аминь.

Предыдущий материал | Содержание | Следующий материал

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение